УДК 342.742.3

Страницы в журнале: 32-37

 

А.И. Орловская,

юрист Центра исследования проблем российского права «Эквитас» Россия, Москва OrlovskayaAnna@yandex.ru

Ю.А. Шурыгина,

кандидат юридических наук, юрист Центра исследования проблем российского права «Эквитас» Россия, Москва  Bulka-80@yandex.ru

 

Определяется актуальность исследования вопросов, касающихся теоретико-правовых основ правового статуса резервиста в Российской Федерации; обосновывается авторская классификация запретов и ограничений резервистов; анализируются ограничения и запреты, возникновение которых зависит от военно-служебных отношений.

Ключевые слова: правовой статус, элементы статуса, классификация, запреты, ограничения, статус, резервист, мобилизационный людской резерв.

 

О  необходимости создания обученного резерва Президент РФ Владимир Путин упоминал еще в 2012 году в программной статье «Быть сильными: гарантии национальной безопасности России». «Такие резервисты — как это принято во многих других странах — должны будут проходить регулярную, а не от случая к случаю, как сейчас, переподготовку, сборы, быть готовы пополнить ряды боевых частей» [17]. Отсутствие концепции национального резерва Вооруженных Сил РФ подчеркивает актуальность затронутой темы — определение статуса резервиста. 7 мая 2012 г. Президент РФ своим указом № 604 «О дальнейшем совершенствовании военной службы в Российской Федерации» поручил Правительству РФ обеспечить в 2012 году создание новой системы подготовки и накопления мобилизационных людских ресурсов Вооруженных Сил РФ. В связи с этим 30 декабря 2012 г. был принят Федеральный закон № 288-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания мобилизационного людского резерва» (далее — Закон № 288-ФЗ), который определил правовые основы создания и функционирования новой системы подготовки и накопления мобилизационных людских ресурсов. Нормативный акт содержит отсылочные нормы по вопросам порядка поступления в резерв, пребывания в резерве, исключения из резерва и правового статуса резервиста.

Федеральное законодательство закрепляет понятие статуса военнослужащего, а именно п. 1 ст. 1 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее — Закон № 76-ФЗ) гласит: «Статус военнослужащих есть совокупность прав, свобод, гарантированных государством, а также обязанностей и ответственности военнослужащих, установленных настоящим Федеральным законом, федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации» [16].

Вместе с тем п. 2 ст. 1 Закона № 76-ФЗ определено, что «особенности статуса военнослужащих, проходящих военную службу в военное время, в период мобилизации, во время исполнения обязанностей военной службы в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах регулируются федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации». Из этого положения следует, что особенности правового статуса резервиста должны быть нормативно определены в отдельном документе, в качестве которого можно предложить федеральный закон «О статусе резервиста», в котором следует детально регламентировать основные права, обязанности, гарантии реализации статуса и иные существенные положения, требующие закрепления именно на федеральном уровне.

Ограничения и запреты являются составляющими элементами правового статуса как личности в общем, так и резервиста в частности. Вместе с тем Конституция РФ предусматривает возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Тема введения ограничений для государственных чиновников актуальна не только в настоящее время. Так, о необходимости введения ограничений для государственных чиновников говорилось многими дореволюционными учеными. А.Д. Градовский считал: «Нахождение на службе сопряжено... с ограничениями некоторых частных прав... Ограничения эти вытекают главнейшее из того соображения, что власть, сопряженная с должностью, не должна быть обращаема в средство извлечения каких-либо частных выгод и что должностное лицо должно ставить себя выше всяких подозрений в этом отношении...» [3, c. 106]. А.М. Добровольский полагал: ограничивать военнослужащих в политических правах необходимо исходя «из двух оснований: 1) из принципа охраны общегосударственных интересов: обеспечения свободы осуществления выборного права и устранения армии от политической роли в государстве и 2) из принципа охраны специальных интересов армии и охраны в ней дисциплины и воинского правопорядка» [4, c. 6]. В советский период некоторые ученые выступали с позиции равноправия военнослужащих с другими гражданами, т. е. распространения на военнослужащих всех общегражданских прав и свобод [19, c. 242].

Как правовая категория запрет — это:

1) способ правового регулирования, который представляет собой государственно-властное веление, указывающее на недопустимость определенного поведения под угрозой наступления ответственности, закрепляющее юридическую невозможность реально возможного поведения, причиняющего ущерб интересам личности и государства [2];

2) один из способов правового воздействия, выражающийся в предписании: «Так нельзя себя вести и поступать...» [17];

3) способ правового регулирования, смысл которого в возложении на лицо обязанности воздерживаться от определенного поведения, от совершения тех или иных действий [5].

Запреты как наиболее древние регуляторы человеческого поведения еще в первобытном обществе стали первыми прообразами современных правовых норм. «Устанавливая запрет на совершение определенных действий, законодатель тем самым возлагает на гражданина обязанность воздерживаться от запрещенных действий… По своей сущности запреты — такие государственно-властные сдерживающие средства, которые под угрозой ответственности должны предотвращать нежелательные, противоправные деяния» [10, c. 251]. Таким образом, функциональным назначением запретов является предотвращение возникновения определенного рода отношений, но не их непосредственное регулирование. Запрещающие нормы существуют для того, чтобы в установленных законом случаях субъекты права не превращались в субъектов правоотношения. То есть по своей сути юридические запреты — это правовые обязанности пассивного характера, обязанности воздерживаться от действий определенного рода. Непосредственная цель запрета — удержать от неправомерного поступка, не допустить его и тем самым способствовать поддержанию нормального состояния общественных отношений.

Очевидна следующая связь: нарушение юридических запретов влечет реализацию юридической ответственности, иных средств государственного принуждения, которые локализуют, блокируют противоправное поведение.

Глагол «ограничить» означает «поставить в какие-нибудь рамки, в какие-нибудь границы». Ограничение — это:

1) правило, ограничивающее какие-нибудь действия, права [12, с. 380; 13];

2) вытекающие из законов и других нормативных актов, из решений государственных органов пределы, границы, за которые не должна выходить деятельность субъектов [20].

Мы согласны с мнением В.А. Козбаненко, полагающего, что для правильного понимания сущности рассматриваемого правового явления необходимо учитывать: правовые ограничения — это установленные законом пределы, выйти за которые нельзя, но в которых могут совершаться любые действия либо только те, которые предписаны, а все остальные (т. е. непредписанные) запрещены; правовые запреты устанавливаются нормами права и выражаются в категоричной форме посредством возложения прямой юридической обязанности не совершать какие-либо действия в условиях, предусмотренных правовой нормой [6, c. 94].

Таким образом, очевидно, что понятие «ограничения» шире понятия «запреты». Ограничения, определенные ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, могут вводиться в отношении не только всего населения страны, но и отдельных категорий граждан, например резервистов.

По мнению ряда ученых, вводимые и применяемые органами государственной власти ограничения прав и свобод должны соответствовать принципам и концептуальным установкам международной практики и Конституции РФ [9, c. 158].

Согласно Всеобщей декларации прав человека 1948 года (ст. 29) и Международным пактам о правах человека 1966 года существуют следующие основания и условия возможных ограничений:

1) они могут вводиться только на основании закона;

2) применяются исключительно с целью соблюдения и уважения прав и свобод других людей и постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав;

3) вводятся в интересах удовлетворения справедливых требований морали, обеспечения и охраны государственной безопасности, общественного благосостояния. Анализ положений ч. 3 ст. 55 Конституции РФ позволяет сделать вывод об их соответствии международным правовым нормам о необходимых и допустимых в демократическом обществе ограничениях.

На органы и организации, в которых предусмотрена военная служба, возложен основной объем мероприятий по реализации конституционной обязанности по подготовке к вооруженной защите и защите Отечества. Специфика военной службы состоит в защите основ конституционного строя, прав и законных интересов общества, обороны страны и безопасности государства, что обусловливает необходимость ограничения резервистов в отдельных правах и свободах.

Пунктом 7 ст. 10 Закона № 76-ФЗ определены правоограничения (запреты), которые соответствуют основным ограничениям, установленным для государственных служащих Федеральным законом от 27.05.2003 № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации». Их назначение состоит в том, чтобы обеспечить эффективную служебную деятельность военнослужащих; установить препятствия возможному злоупотреблению военнослужащих; создать условия для независимости служебной деятельности от какого-либо влияния, не связанного со службой [8, c. 374].

Для глубокого и всестороннего познания такого правового явления, как ограничения и запреты резервиста, большое значение имеет его классификация, представляющая собой формально-логический метод исследования, позволяющий увидеть специфику явлений, их разнообразие, свойства, связи и зависимости, общее и специфическое, и посредством этого вникнуть в их сущность.

Для определения закономерных связей между различными видами ограничений, применяемых в отношении резервистов, представляется уместным проведение классификации по различным основаниям. Такая систематизация представляет интерес с точки зрения теоретической значимости для науки военного права, так как дает возможность установления связей между различными видами ограничений, что создает определенную базу для дальнейших научных исследований, тем самым содействуя движению науки военного права со ступени эмпирического накопления знаний на уровень теоретического синтеза, обобщая, развивая и дополняя научные знания теории указанной отрасли права.

Ограничения, применяемые к резервистам, возможно классифицировать по нескольким основаниям.

1. По степени персонификации резервиста:

а) общие — те, которые неизменны в своем нормативном содержании для всех резервистов;

б) индивидуальные — связаны с объемом служебных прав и обязанностей, с особенностями административно-правового положения резервиста в конкретных правоотношениях и на конкретной должности.

2. По возможности временного ограничения:

а) абсолютные — отмена которых не допускается ни при каких обстоятельствах;

б) относительные — которые при определенных обстоятельствах могут быть отменены или приостановлены.

3. В зависимости от возникновения военно-служебных отношений:

а) связанные с поступлением на службу в мобилизационные людские резервы Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов (далее — мобилизационный резерв);

б) действующие во время нахождения в мобилизационном резерве;

в) сохраняющиеся после увольнения из мобилизационного резерва.

4. По сферам общественных отношений:

а) политические;

б) экономические;

в) ограничения свободы слова и печати;

г) связанные с особым характером военной службы.

Как представляется, наибольший интерес у правоприменителя может возникнуть в отношении предложенной системы деления ограничений и запретов в зависимости от возникновения военно-служебных отношений.

Так, выделенная первая группа ограничений (связанных с поступлением на службу в мобилизационный резерв) распространяет свое действие уже при поступлении лица в мобилизационный людской резерв, когда потенциальный кандидат в резервисты еще не приобрел соответствующего статуса.

Так как правовой статус резервистов основан на общем правовом статусе военнослужащих [15], на первый взгляд, логично и целесообразно установление в законе следующих требований, связанных с поступлением в мобилизационный людской резерв: по гражданству; по возрасту; по состоянию здоровья; по уровню образования, профессиональной и физической подготовке; по морально-психологическим качествам.

Так, п. 4 ст. 57.4 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее — Закон № 53-ФЗ) определяет, что не может быть заключен контракт о пребывании в резерве с гражданином:

а) имеющим отсрочку от призыва на военную службу по мобилизации или освобождение от военных сборов;

б) в отношении которого ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которого передано в суд;

в) имеющим неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления;

г) который отказался от прохождения процедуры оформления допуска к государственной тайне либо которому отказано в оформлении допуска к государственной тайне, если исполнение им должностных обязанностей по воинской должности, по которой гражданин может быть приписан к воинской части (может быть предназначен в специальное формирование) для призыва на военную службу по мобилизации, связано с использованием сведений, составляющих государственную тайну;

д) имеющим гражданство (подданство) иностранного государства [11].

Таким образом, законодатель закрепил пять оснований, по которым гражданин, желающий поступить на службу в мобилизационный резерв, может быть ограничен в своем праве заключить контракт о пребывании в резерве.

Тем не менее существует мнение, что сохранение отдельных ограничений, связанных с поступлением в мобилизационный резерв и освобождающих граждан от прохождения военных сборов, может препятствовать его полноценному комплектованию [14].

Вторая группа ограничений установлена в форме запретов в период исполнения резервистами служебных обязанностей и реализации ими служебных прав. В основном указанные ограничения содержатся в Законе № 76-ФЗ и других федеральных законах.

Согласно ст. 57.1 Закона № 53-ФЗ граждане, пребывающие в запасе, могут поступить в мобилизационный резерв на добровольной основе путем заключения контракта о пребывании в резерве, т. е. добровольно взять на себя обязательства иметь права и обязанности, устанавливаемые Законом № 53-ФЗ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Служба в резерве начинается с момента вступления в действие контракта о пребывании в резерве.

Контракт о пребывании в резерве вступает в силу со дня его подписания соответствующим должностным лицом и прекращает свое действие в случаях и порядке, установленных ст. 57.8 Закона № 53-ФЗ.

Добровольно заключенный контракт предусматривает выполнение обязанностей резервиста в течение всего срока действия [11]. Таким образом, действие контракта не зависит от того, проходит резервист военные сборы или нет.

Нельзя не согласиться с мнением А.В. Кудашкина, который указывает, что по совокупности признаков гражданин, призванный на военные сборы, в полной мере соответствует статусу военнослужащего и, следовательно, проходит военную службу [7], Л.Л. Попов, Ю.И. Мигачев, С.В. Тихомиров разделяют эту точку зрения [1, с. 279].

Таким образом, очевидно: резервист проходит службу в резерве в течение всего срока действия контракта и, следовательно, ограничения к нему должны применяться независимо от прохождения военных сборов. (Например, запрет на свободу передвижения).

Таким образом, рассмотрев ограничения и запреты, применяемые к резервистам, можно сделать следующие выводы:

— они установлены федеральным законодательством, регулирующим военную службу и статус военнослужащих;

— ограничения некоторых прав и свобод резервистов, гарантированных гражданам Конституцией РФ, обусловлены особенностями военной службы;

— ограничения и запреты должны вводиться только законом и быть соразмерны охраняемому общественному интересу, основываться на принципе запрета чрезмерных ограничений прав и свобод резервистов;

— статус резервиста позволяет применять отдельные ограничения и запреты и при прохождении военных сборов, и при нахождении в мобилизационном людском резерве, а в некоторых случаях даже после исключения из мобилизационного людского резерва.

Ограничения, применяемые к резервистам, можно классифицировать по нескольким основаниям:

— по степени персонификации резервиста;

— по возможности временного ограничения;

— в зависимости от возникновения военно-служебных отношений;

— по сферам общественных отношений.

Список литературы

1. Административное право России: учеб. / под общ. ред. Л.Л. Попова. М.: Проспект, 2010. С. 279.

2. Большой юридический словарь / под ред. А.В. Малько. По изданию 2009 года. URL: http://determiner.ru/dictionary/880/word/zapret

3. Градовский А.Д. Начала русского государственного права. Спб., 1881. Т. 2. С. 106.

4. Добровольский А.М. Особенности положения военнослужащих в области публичного права. Спб., 1913. С. 6.

5. Кожевников С.Н. Государство и право. Краткий словарь терминов и разъяснений по правоведению. По изданию 2009 года. URL: http://determiner.ru/dictionary/1019289/word/zapret

6. Козбаненко В.А. Правовой статус гражданских государственных служащих: структура и содержание: моногр. М.: ИПКгосслужбы, 2003. С. 94.

7. Комментарий к Федеральному закону «О статусе военнослужащих» / под ред. А.В. Кудашкина, К.В. Фатеева. Доступ из СПС «Гарант».

8. Кудашкин А.В. Военная служба Российской Федерации: теория и практика правового регулирования: моногр. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 274—374.

9. Лукашева Е.А. Общая теория прав человека. М.: Норма, 1996. С. 158.

10. Малько А.В. Теория государства и права: учеб. М.: Юрист, 2001. С. 251.

11. О воинской обязанности и военной службе: федер. закон от 28.03.1998 № 53-ФЗ (ред. от 15.02.2016) // Собрание законодательства РФ. 1998. № 13. Ст. 1475.

12. Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1986. С. 380.

13. Ожегов С.И. Толковый словарь. По изданию 1953 года. URL: http://что-означает.рф/%D0%

BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5

14. Орловская А.И. Ограничения и запреты как элементы правового статуса резервиста // Военное право: электронный журнал. 2015. Вып. 4. URL: http://http://www.voennoepravo.ru/node/5950 (дата обращения: 20.12.2015).

15. Орловская А.И. Теоретико-правовые основы правового статуса резервиста при нахождении в мобилизационном людском резерве в мирное время // Военное право: электронный журнал. 2014. Вып. 1. URL: http://www.voennoepravo.ru/node/5439 (дата обращения: 20.12.2015).

16. О статусе военнослужащих: федер. закон от 27.05.1998 № 76-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. № 22. Ст. 2331.

17. Радько Т.Н. Теория государства и права в схемах и определениях: учеб. пособие. М., 2011. URL: http://determiner.ru/dictionary/1064/word/zapret

18. Российская газета. 2012. 17 февр. 

19. Серегин В.П. Военное право. М., 1988. С. 242.

20. URL: http://vslovare.ru/slovo/juridicheskiij-slovar/ogranichenija/550207 (дата обращения: 10.11.2015).