УДК 347.44

Страницы в журнале:  88-93 

 

А.В. Никитин,

кандидат юридических наук, зам. руководителя правовой службы ЗАО «Олипс» Россия, Екатеринбург alexey-nikitin@mail.ru

 

Рассматриваются правовые аспекты ситуации неиспользования подарочного сертификата его приобретателем либо иным держателем в установленный срок. Автор, опираясь на учение о новации как об основании прекращения обязательств, анализирует вопрос о том, какие правовые отношения возникают между приобретателем сертификата и его продавцом в данном случае. Изучается правовая природа срока действия подарочного сертификата. Рассматривается динамика возникающих в связи с приобретением подарочного сертификата правовых отношений и основание прекращения одного из данных правоотношений, складывающегося по поводу подтвержденного сертификатом имущественного права.

Ключевые слова: подарочный сертификат, новация, договор дарения, имущественное право, срок существования гражданского права.

 

Введение. В последние годы все большее распространение получает практика дарения разнообразных сертификатов и карт определенного номинала, предоставляющих возможность оплатить ими приобретенные у конкретного продавца товары, работы или услуги. При этом нередко данные сертификаты (карты) предусматривают некоторый срок действия, в течение которого существует такая возможность. Возникает вопрос о том, как расценить данное «условие» с правовой точки зрения. Нужно отметить, что специальных исследований, посвященных данной тематике, найти не удалось, и настоящая работа призвана в определенной степени восполнить этот пробел.

Заметим, что, по нашему мнению, подарочные сертификаты, как правило, не имеют каких-либо принципиальных отличий от подарочных карт, поэтому все, что будет далее сказано в отношении подарочных сертификатов, справедливо и для подарочных карт.

Позиция Министерства финансов Российской Федерации. Начать рассмотрение проблемы целесообразно с упоминания о позиции Министерства финансов Российской Федерации по данному вопросу, изложенной в письме от 25.04.2011 № 03-03-06/1/268. Согласно абз. 9 п. 1 названного письма, в случае если по истечении оговоренного сторонами срока подарочный сертификат не был предъявлен покупателем, сумма оплаты сертификата, полученная продавцом, является безвозмездно полученным имуществом и учитывается в целях налогообложения прибыли.

Таким образом, Минфин расценивает указанную ситуацию как вполне приемлемую, соответствующую предписаниям норм права.

Оценка правовых отношений, возникающих при приобретении подарочного сертификата. Мы полагаем, что между продавцом подарочного сертификата и его приобретателем возникает обязательственная правовая связь, а именно договор купли-продажи. Предметом такого договора выступает вещь (товар) особого рода, предоставляющая своему обладателю имущественное право – использовать сертификат в качестве средства оплаты товаров, работ, услуг. Таким образом, речь идет не только о приобретении вещи, но и о подтвержденном этой вещью имущественном праве.

В случае следования такому подходу стороны договора купли-продажи, устанавливая срок действия подарочного сертификата, оговаривают то, что в будущем предъявитель сертификата сможет получить по нему исполнение только в течение определенного периода. Напомним, что согласно п. 1 ст. 1 и ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ) к основным началам российского гражданского законодательства относится принцип свободы договора. Один из аспектов этого принципа заключается в том, что стороны могут определить условия договора по своему усмотрению, за исключением случаев, когда содержание соответствующего условия предусмотрено императивной нормой закона (п. 4 ст. 421 ГК РФ) [9, с. 248—249]. Однако при более внимательном рассмотрении данного подхода неожиданно начинают появляться «подводные камни».

Во-первых, выходит, что покупатель подарочного сертификата соглашается на то, что уплаченные им за данный товар денежные средства по истечении некоторого периода времени по существу превратятся в его «дар» продавцу, поскольку сертификат станет всего лишь листом бумаги и никакое встречное предоставление товаров/услуг в обмен на его предъявление полагаться не будет. Данная ситуация, с учетом того, что обычно подарочный сертификат приобретает физическое лицо (гражданин)  у лица, на постоянной основе осуществляющего предпринимательскую деятельность, выглядит несколько странно.

Во-вторых, императивная норма п. 2 ст. 9 ГК РФ говорит о том, что отказ от осуществления гражданских прав не влечет прекращения этих прав. Изъятия из данного правила могут быть установлены только законом, но никак не договором.

Возможность новации в договор дарения. Рассмотрим первый из названных спорных пунктов. Отсутствие встречного предоставления как будто бы позволяет говорить о том, что договорное обязательство между продавцом подарочного сертификата и его приобретателем в определенный момент своего развития становится договором дарения. Такое суждение кажется тем более справедливым с учетом того, что в настоящее время договор дарения определен законодателем достаточно широко. Дарением, в частности, будет являться освобождение одаряемого от обязанности перед дарителем или перед третьим лицом [10, с. 15].

В этой связи следует сказать о том, что договор одного типа может быть модифицирован в договор другого типа посредством новации (ст. 414 ГК РФ). Однако, как справедливо отмечает Е.Р. Аминов, главным признаком новации как способа прекращения обязательства является то, что стороны соглашения о новации имеют намерение прекратить первоначальное обязательство путем установления нового обязательства (animus novandi) [1, с. 13]. Ничего подобного в рассматриваемой ситуации не наблюдается. Более того, представляется, что сама идея такой «отложенной» (то есть возникающей при наступлении определенного юридического факта или системы таких фактов) новации далеко не бесспорна. Думается, что новация всегда должна быть актуальной в том смысле, что стороны не заранее, а именно сейчас, в данный момент, в силу каких-то конкретных обстоятельств и соображений хозяйственного либо правового порядка [4, с. 236] решают новировать первоначальное обязательство. Ведь для новации, по весьма удачному выражению Д.И. Мейера, требуется «намерение обновления» существующего обязательства [8, с. 342]. Если же решение о новации принимается сторонами в момент, когда первоначальное обязательство еще не существует (только возникает), то сомнительно, что в такой ситуации у них уже может иметься animus novandi.

Нужно также сказать о том, что для основанной на свободном обмене товаров рыночной экономики [7, с. 70] безвозмездные договоры, в том числе договор дарения, представляют собой исключение из правил. Ведь такие договоры, в силу отсутствия в них встречного предоставления, не могут расцениваться как правовая форма товарообмена.

Думается, что дарение, особенно в отношениях, одной стороной которых является  физическое лицо, отвечающее признакам потребителя, а другой – субъект, на постоянной основе осуществляющий предпринимательскую деятельность, может иметь место только тогда, когда гражданин совершенно определенно, ясно и недвусмысленно выражает свое намерение одарить другого участника отношения. Применительно к консенсуальной модели договора дарения подобное правило закреплено в законе (п. 2 ст. 572 ГК РФ).

Такое намерение у приобретателя подарочного сертификата в момент заключения договора наверняка отсутствует. При этом обычно лицо, отчуждающее подарочный сертификат, не осведомляет приобретателя о том, что произойдет с уплаченными за сертификат денежными средствами, если последний не будет использован в установленный срок.

Следовательно, если исходить из того, что внесенные за подарочный сертификат денежные средства по истечении срока его действия «дарятся» его отчуждателю, то вполне возможно говорить о том, что в договор включаются несправедливые договорные условия. Под такими условиями Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) в абз. 2 п. 9 постановления от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» понимает условия, являющиеся явно обременительными для контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон. В данном случае говорится об условиях, включенных в подготовленный одной стороной проект договора, представленный другой стороне этого договора. При этом последняя сторона находится в положении, затрудняющем согласование иного содержания отдельных условий договора, то есть оказывается слабой стороной договора.

Согласно указанному разъяснению ВАС РФ в упомянутой ситуации суд может применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договоре присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию стороны, оказавшейся слабой.

Таким образом, концепция о модификации уплаченных за подарочный сертификат денежных средств в «дар», выраженная в вышеупомянутом письме Минфина, с юридической точки зрения выглядит достаточно спорной.

Срок действия подарочного сертификата с точки зрения его правовой природы. Для ответа на вопрос о том, какой подход может быть предложен для верной оценки рассматриваемой ситуации, представляется целесообразным вернуться к ранее высказанной идее о том, что отчуждение подарочного сертификата представляет собой договор купли-продажи. По этому договору отчуждается специфический товар – вещь, подтверждающая наличие у ее предъявителя имущественного права (возможности оплатить сертификатом товары, работы, услуги), а также само это имущественное право.

Как уже было отмечено выше, по общему правилу отказ лиц от осуществления принадлежащих им гражданских прав не влечет прекращения этих прав. В то же время в теории гражданского права выделяют сроки осуществления гражданских прав, одним из которых является срок существования гражданского права [2, с. 282]. Как отмечает В.П. Грибанов, сроком существования гражданского права является срок действия этого права во времени. С истечением этого срока действие права прекращается, следовательно, утрачивается и возможность его осуществления [3, с. 255, 258].

Анализируя срок действия подарочного сертификата, необходимо признать, что это установленный сторонами договора приобретения сертификата срок осуществления подтвержденного им имущественного права. С истечением названного срока держатель сертификата утрачивает возможность осуществления этого права. Данные выводы позволяют утверждать, что срок действия подарочного сертификата есть не что иное, как срок существования подтвержденного им имущественного права.

Правовые отношения, возникающие при приобретении подарочного сертификата. Предтавляется уместным далее кратко рассмотреть динамику возникающих с приобретением подарочного сертификата правовых отношений.

Итак, приобретатель такого сертификата связывает себя договорным правоотношением с его продавцом. Сам подарочный сертификат обычно удостоверяет имущественное право любого его предъявителя оплатить им товары, работы, услуги в размере номинальной стоимости сертификата. Поскольку в отечественной цивилистике наиболее распространена точка зрения о том, что существование субъективного права вне правоотношения невозможно [5, с. 295; 12, с. 225],  необходимо заключить, что, помимо договора купли-продажи подарочного сертификата, в данном случае возникает еще одно правоотношение – по поводу вытекающего из данного сертификата имущественного права. В таком правоотношении обладателю подарочного сертификата противостоит продавец сертификата или иное уполномоченное на исполнение по сертификату лицо.

Нужно отметить, что, в зависимости от ситуации, должников в такой правовой связи может быть несколько (ведь нередко подарочные сертификаты реализуются крупными торговыми сетями).  Скорее всего, данные должники будут являться солидарными, поскольку кредитор (предъявитель сертификата) может потребовать исполнения от любого из них как полностью, так и в части (хотя не все подарочные сертификаты поддаются «дроблению», тогда частичное исполнение невозможно).

Последующая передача подарочного сертификата приобретателем является одновременной переменой лица в обязательстве по поводу подтвержденного сертификатом имущественного права. Основанием такой перемены обычно является сделка (например, договор дарения). Далее, если подарочный сертификат предъявляется для оплаты товаров, работ, услуг, то  указанное обязательство прекращается исполнением. Если же срок действия подарочного сертификата истекает, то субъективное право прекращается, а вместе с ним прекращается и вся правовая связь.

Важно, однако, отметить, что для прекращения названного правоотношения недостаточно только лишь истечения срока действия подарочного сертификата. Требуется еще одно, отрицательное действие (волеизъявление) [6, с. 100] – неосуществление права по сертификату. Таким образом, можно прийти к выводу о том, что основанием прекращения рассматриваемого правоотношения будет юридический состав, состоящий из двух юридических фактов:

1) истечение срока действия подарочного сертификата. По мнению М.Я.Кирилловой, истечение срока в рамках классификации юридических фактов следует квалифицировать в качестве события [10, с. 272];

2) отрицательное действие – неосуществление в течение установленного срока держателем подарочного сертификата подтвержденного им права.

В данном случае не возникает никакого противоречия с ранее упомянутым положением п. 2 ст. 9 ГК РФ. Ведь речь идет не о том, что гражданское право прекращается лишь в связи с его неосуществлением (отказом от осуществления). Вторым необходимым юридическим фактом для прекращения подтвержденного подарочным сертификатом имущественного права является истечение установленного сторонами договора купли-продажи сертификата срока его действия (срока предъявления сертификата к исполнению).

О компенсации за неиспользование сертификата. Таким образом, приобретая подарочный сертификат, лицо получает как вещь, подтверждающую наличие имущественного права ограниченного срока действия (т.е. собственно сертификат), так и само названное право. Следовательно, данный договор купли-продажи, даже по истечении срока действия подарочного сертификата, не превращается в безвозмездный. Ведь неосуществление подтвержденного подарочным сертификатом имущественного права никоим образом не говорит о том, что покупатель по договору купли-продажи сертификата не получил никакого встречного предоставления. В первую очередь, указанным предоставлением как раз и будет являться имущественное право с ограниченным сроком действия (существования).

Если же вернуться к ранее высказанному суждению о том, что передача подарочного сертификата первоначальным приобретателем другому лицу влечет перемену лица в соответствующем обязательстве, то это означает, что правопреемник получает подтвержденное сертификатом имущественное право на тех же условиях, что и первоначальный приобретатель. Следовательно, для него имеет силу условие о сроке действия подарочного сертификата, и если подтвержденное сертификатом имущественное право не было им осуществлено в течение установленного срока, то оно прекращается.

В силу этого упомянутый держатель подарочного сертификата вряд ли может притязать на какую-либо компенсацию со стороны обязанного по сертификату лица (лиц) либо лица, передавшего ему данный сертификат, даже если в последнем случае отчуждение сертификата являлось возмездным. Ведь вопреки высказанному в ранее названном письме Минфина мнению, приобретая подарочный сертификат, лицо не вносит предварительную плату за некие будущие товары, работы или услуги, а приобретает имущественное право, для которого установлен ограниченный срок существования. Следуя же вышеназванному подходу, нужно признать, что по истечении срока действия подарочного сертификата и при условии его неиспользования уплаченные за сертификат денежные средства:

— либо «дарятся» его продавцу (такова позиция Минфина);

— либо становятся неосновательным обогащением продавца. В силу же п. 1 ст. 1102 ГК РФ неосновательное обогащение по общему правилу подлежит возврату тому лицу, за счет которого оно возникло.

Выводы. Резюмируя высказанные выше соображения, следует заключить, что условие договора по поводу приобретения подарочного сертификата, устанавливающее определенный срок его действия, не противоречит основным началам российского гражданского законодательства. Опираясь на одно из таких начал, а именно на принцип свободы договора, продавец подарочного сертификата вправе установить названный срок, который по своей сути будет являться сроком существования подтвержденного сертификатом имущественного права. Аналогично, базируясь на принципе свободы договора, намеревающееся приобрести такой сертификат лицо вправе сделать выбор, заключать ему договор на подобных условиях или нет.

Но если договор заключен (подарочный сертификат куплен), то его условия становятся для сторон обязательными (как говорили древние римские юристы, pacta sunt servanda, т.е. «договоры должны исполняться»). Поэтому если подарочный сертификат не будет использован в указанный срок, этот факт, по общему правилу, будет влечь за собой прекращение подтвержденного сертификатом имущественного права без какой-либо компенсации как для приобретателя сертификата, так и для иного его держателя (при наличии последнего).

При этом нужно подчеркнуть, что последний вывод не следует расценивать как посягающий на права и охраняемые законом интересы указанных субъектов. Ведь лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, участвуют в гражданских отношениях на основе автономии воли и имущественной самостоятельности, по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Поэтому приобретателю либо иному держателю подарочного сертификата, осведомленным об ограниченном сроке его действия, надлежит принять адекватные и своевременные меры, направленные на получение по нему исполнения. Если же такие действия названными лицами не совершены, то вполне справедливо полагать, что именно они должны нести все связанные с таким поведением риски, в том числе риск невозможности получения исполнения.

 

Список литературы

 

1. Аминов Е.Р. Новация в российском гражданском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. —  Екатеринбург, 2011.

2. Гражданское право: учеб. для вузов / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.: Проспект, 1997. Ч. 2.

3. Грибанов В.П. Сроки в гражданском праве // Осуществление и защита гражданских прав. — М.: Статут, 2001.

4. Иоффе О.С. Обязательственное право // Из-бранные труды: в 4-х т. — СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004. Т. 3.

5. Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР // Гражданское право. Избранные труды («Классика российской цивилистики»). — М.: Статут, 2009. Ч. 1.

6. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. — М.: Госюриздат, 1958.

7. Курс экономической теории: учеб. пособие / под ред. А.С. Богданова [и др.]. — Киров, 1993.

8. Мейер Д.И. Русское гражданское право: в 2-х ч. — М.:  Статут, 1997. Ч. 2.

9. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. — М.: Статут, 2009.

10. Сизова Н.В. Договор дарения в российском гражданском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — СПб, 2004.

11. Советское гражданское право: учеб. для вузов / под ред. О.А. Красавчикова. — М.: Высшая школа, 1985. Т. 1.

 

12. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. — М.: Юридическая литература, 1974.