УДК 341.9

Страницы в журнале:  149-154

 

К.О. Тринченко,

аспирант кафедры международного частного права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина, консультант отдела многостороннего сотрудничества и международных организаций Международного департамента Минобрнауки России Россия, Москва 13k86ksundel@mail.ru

 

Несмотря на то что процедура трансграничного усыновления может быть успешно завершена в соответствии с законом как государства происхождения, так и принимающей страны, признание данного решения все еще является актуальным вопросом. Уполномоченные органы, а иногда даже непосредственно суд принимающего государства должны подтвердить, что решение об усыновлении, вынесенное в государстве происхождения, является законным. Иногда необходимо пройти процедуру переусыновления. И только после этой процедуры ребенок наделяется правом наследования и правом на подачу заявления о предоставлении гражданства принимающего государства. Также рассматриваются правовые последствия усыновления и аналог данной формы устройства детей в исламских государствах — кафала.

Анализ судебной практики демонстрирует, что по-прежнему имеет место множество столкновений интересов как между иностранными усыновителями и правовой системой государства происхождения ребенка, так и между усыновляемыми и правом принимающего государства.

Ключевые слова: трансграничное усыновление, признание, кафала, переусыновление, общество, решение, закон, законодательство, государство.

 

Признание трансграничного усыновления является серьезной проблемой современного общества; коллизионные проблемы усыновления появляются даже в случаях, когда усыновитель и усыновленный имеют гражданство одной страны, а само усыновление происходит в другом государстве. Еще более сложными для рассмотрения являются дела, в которых усыновитель и усыновленный имеют гражданство разных стран, в особенности когда они не являются гражданами и не имеют постоянного места жительства в государствах, присоединившихся к Гаагской конвенции о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления 1993 года (далее — Конвенция 1993 года) [3].

Уполномоченные органы страны, которые занимаются вопросами усыновления, вынося соответствующее решение, используют действующие законы страны, которые могут отличаться от законов других государств. В случае усыновления ребенка гражданином другого государства предписывается руководствоваться законодательством стран усыновителя, усыновленного, а кроме того необходимо учесть законы страны, в которой будет производиться усыновление, если усыновление происходит в третьем государстве, т. е. государстве, которое не является страной гражданства ни одного из участников процесса.

Повсеместно используется норма римского права, которая гласит, что «усыновление подражает природе» [28]. Именно из-за этого усыновитель обязан быть существенно старше усыновляемого. По общему правилу в России усыновителю должно быть 18 лет (ст. 127 Семейного кодекса РФ) [11], а разница в возрасте — 16 лет (ст. 128); во Франции усыновителю — 28 лет (ст. 343 Гражданского кодекса Франции) [26], разница в возрасте — 15 лет (ст. 344); в Италии усыновителю — 35 лет, разница в возрасте — 18 лет (ст. 291 Гражданского кодекса Италии) [27]; в Великобритании возрастной ценз — 25 лет, в Швейцарии, Франции, Австрии — 40 лет, а в Испании такой возраст вообще 45 лет. При этом, например, по российскому законодательству по причинам, которые могут быть признаны судом уважительными, данная возрастная разница может сокращаться, а при усыновлении мачехой или отчимом возрастная разница не учитывается (ст. 128 CK РФ).

Законодательство отдельных стран содержит неодинаковые правила о возможности усыновления при наличии разных гражданств у усыновителя и ребенка. К примеру, ГК Франции (ст. 345) [19, р. 23] разрешает усыновлять гражданам своей страны иностранцев и наоборот. В некоторых государствах усыновление иностранцами разрешено только в случае невозможности усыновления сироты внутри страны, к примеру, в Российской Федерации, Китае, Индии.

Законодательство Российской Федерации при усыновлении ребенка—гражданина Российской Федерации иностранцами на территории России, отсылая их к законодательству усыновителя, постановляет в ст. 165 СК РФ соблюдение требований законодательства Российской Федерации, включая согласие усыновляемого на усыновление и согласие заинтересованных лиц (статьи 129—130). Однако при усыновлении ребенка — гражданина Российской Федерации на территории другой страны соблюдение данных условий необязательно. Так, исходя из п. 4 ст. 165 СК РФ данное усыновление может быть признано в Российской Федерации, если оно производилось компетентными органами другой страны при соблюдении ее законов, и при условии, что было получено предварительное разрешение от компетентного органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого усыновляемый или его родители (один из них) проживали до выезда за пределы России.

Вызывает интерес такая форма устройства ребенка в исламском мире, как кафала. Данная форма устройства ребенка закреплена в Конвенции о правах ребенка 1989 года [7] и обозначает передачу ребенка на воспитание по исламскому праву. Эта форма устройства ребенка признается также Конвенцией о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей 1996 года [8] и Конвенции 1993 года [3].

Специально назначенный гражданин (кафил) помогает родителям (или одному из родителей) ребенка, в первую очередь выделяя денежные средства на содержание ребенка. Кроме регулярных финансовых пособий, проект предполагает также неденежные формы поддержки, а также оказание при необходимости различных видов услуг [20].

Данная форма устройства детей признается в странах западного мира, вместе с тем возникают проблемы с правовыми последствиями данной формы устройства ребенка.

Яркой иллюстрацией возникающих трудностей является дело Харудж против Франции (Аpplication no. 43631/09, 04.10.2012). Гражданка Франции, проживающая в Алжире, в соответствии с религиозными обычаями этой страны взяла под опеку, а именно кафалу, ребенка, родители которого были неизвестны. По истечении 3 лет гражданка Франции вернулась на родину, где обратилась в суд с просьбой вынести решение об усыновлении ребенка, однако ее прошение было отклонено ввиду того, что государство происхождения ребенка не приемлет такую форму устройства детей. Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ) посчитал действия суда во Франции правомерными, поскольку во французском праве данная форма устройства ребенка является законной наравне с иными. Вместе с тем кафала не создает «потомственных обязательств» (filialbonds), не обеспечивает право наследования, право получить гражданство опекуна и в случае смерти опекуна до достижения ребенком совершеннолетия по закону происхождения он возвращается соответственно в страну происхождения. Вместе с тем в соответствии с французским законодательством усыновление ребенка, подпадающего под юрисдикцию мусульманского права, допустимо, если он был рожден и постоянно проживает во Франции. Более того, ребенок, подпадающий под юрисдикцию исламского права, не может претендовать на получение французского гражданства до истечения срока 5 лет постоянного проживания во Франции, находясь при этом под опекой гражданина Франции.

ЕСПЧ в вынесенном решении не усмотрел нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года  [6], ввиду того, что как таковая семейная связь гражданки Харудж и ребенка признавалась государственными органами Франции. Однако ее форма имплементировалась, исходя из норм международного частного права, а именно в соответствии с законом государства происхождения ребенка. Более того, решающим фактором послужило признание данной формы ухода за ребенком международными договорами. В соответствии с гражданским законодательством гражданка Харудж имеет возможность включить любое лицо в свое завещание. А также по истечении 5 лет постоянного пребывания на территории Франции подать от имени ребенка заявление на получение французского гражданства. ЕСПЧ посчитал, что данная норма не нарушает прав заявительницы, а наоборот, способствует поддержанию культурного плюрализма и устанавливает справедливое равновесие между публичным интересом и нуждами заявительницы.

Возникают проблемы с признанием усыновления, которое было произведено за границей. Интересным для рассмотрения является дело гражданина П. и вынесенное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 05.04.2005 № 83-Г05-3 [11]. Решением суда г. Темпио Паузания Итальянской Республики от 23.02.2004 признан факт усыновления П. (25 апреля 1960 года рождения) со стороны Э. (1 января 1941 года рождения). Решение суда вступило в законную силу 27 марта 2004 г. и исполнено в Италии.

П. обратился в Брянский областной суд с ходатайством о признании и исполнении на территории Российской Федерации указанного решения суда, однако ему было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ при вынесении определения руководствовалась следующими основаниями.

В силу ч. 1 ст. 409 Гражданского процессуального кодекса РФ решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации. Российская Федерация (как правопреемник СССР) и Итальянская Республика являются участниками Конвенции между СССР и Итальянской Республикой о правовой помощи по гражданским делам 1979 года, вступившей в силу 8 августа 1986 г. (далее — Конвенция 1986 года). В соответствии со ст. 20 Конвенции 1986 года решения о признании выносятся судами договаривающейся стороны, на территории которой судебное решение должно быть признано. Вместе с тем ст. 414 ГПК РФ допускает отказ в признании решения иностранного суда, которое не подлежит принудительному исполнению, при наличии оснований, перечисленных в пунктах 1—5 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ. В частности, п. 3 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ предусматривает такое основание к отказу в признании решения иностранного суда, как исключительная подсудность дела суду Российской Федерации.

Статья 403 ГПК РФ определяет категории дел, относящиеся к исключительной подсудности судов в Российской Федерации: суды в Российской Федерации рассматривают дела особого производства в случае, если гражданин, в отношении которого подается заявление об усыновлении (удочерении), является российским гражданином или имеет место жительства в Российской Федерации.

В соответствии с нормами Конвенции 1986 года и п. 3 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ рассмотрение дела о признании факта усыновления П. гражданином Итальянской Республики Э. относится к исключительной подсудности суда Российской Федерации, поскольку П. — гражданин Российской Федерации.

Данный вывод соответствует и положениям ст. 24 Конвенции 1986 года, устанавливающей компетентность судов договаривающихся сторон. Пунктом 2 ст. 24 Конвенции 1986 года предусмотрено, что по делам, касающимся личного статуса лица, считается исключительно компетентным суд договаривающейся стороны, гражданином которой на день предъявления иска являлось это лицо. К таким делам следует отнести дела об усыновлении, так как судебное постановление об усыновлении гражданина влечет за собой изменение правового положения усыновленного.

В Италии до недавнего времени было необходимо вынесение соответствующего решения в итальянском суде. До наступления этого факта усыновляемый не имеет прав на получение итальянского гражданства и наследование имущества усыновителей [17, р. 50].

В некоторых штатах США (Айова, Род-Айленд, Виржиния) [23] усыновляемому выдается специальная виза. Усыновление является законченным только после рассмотрения усыновления в суде соответствующего штата [22, р. 28—31, 160—161]. Соответственно, происходит процесс «переусыновления» ребенка. В Швейцарии процедура усыновления такая же [21, s. 279].

В связи с возможностью различных типов усыновления с иностранным элементом можно выделить следующие варианты признания:

1) признание усыновления, произведенного в стране, гражданином которой является усыновитель, страной, гражданином которой является ребенок;

2) признание усыновления, которое было осуществлено в стране ребенка, государством, гражданином которого является усыновитель;

3) признание усыновления, которое было произведено в третьем государстве (к примеру, в государстве, в котором постоянно проживают усыновители или ребенок), государством, гражданином которого является усыновляемый, и государством гражданства усыновителя.

Проблема признания многократно рассматривалась в специализированной литературе [9]. Под признанием решений иностранных судов, в частности, понимается «признание за ними качеств, которыми обладает решение местного суда, а именно неопровержимости и исключительности» [4, с. 7]. Признание должно быть осуществлено без какого-либо производства. Проводится проверка соблюдения условий, которым должно удовлетворять решение. Для проверки существует специальная процедура — экзекватура. В Испании для признания усыновления нужно осуществить регистрацию ребенка в центральных органах ЗАГСа. Данное мероприятие осуществляется либо в Испании, либо в отделе ЗАГС, который расположен на территории государства происхождения ребенка.

Исходя из этого, регистрация усыновления происходит на основании записи о рождении ребенка, которая была сделана в свидетельстве о рождении до усыновления. Соответственно, вне зависимости от указаний, которые были сделаны в решении суда государства происхождения ребенка, создается регистрационная запись на основании первого свидетельства о рождении. После этого вносится запись об усыновлении ребенка на основании решения об усыновлении, которое выдано судом государства происхождения.

Позже данные записи аннулируются, и создается запись о рождении ребенка, которая основана на свидетельстве о рождении, выданном после усыновления. Исходя из этого, в новом свидетельстве усыновители выступают как биологические родители ребенка. Данная повторная запись создается с целью сохранить информацию о биологических родителях усыновленного. Таким образом, соблюдается право усыновленного на информацию о своем настоящем происхождении [18, р. 137].

Усыновление считается действительным после вынесения решения российским судом, а не с момента регистрации в испанских органах ЗАГС. В соответствии с этим вне зависимости от даты регистрации данный акт признается законами Испании сразу же после признания акта усыновления в соответствии с законодательством государства происхождения ребенка. Этот факт имеет большое значение. Так, Б.П. Флорит, директор испанской организации по усыновлению (удочерению) детей «Infancio and Future», приводит следующий пример. Испанской супружеской парой был усыновлен ребенок из России. После прибытия в Испанию до момента регистрации его приемная мать скончалась. Ребенок был признан законным наследником своей приемной матери, хотя усыновление не было зарегистрировано. Но данный пример является скорее исключением, чем устоявшейся практикой.

Важно заметить, что признание возможно только в тех решениях, в которых окончательно ликвидированы любые спорные моменты между участниками данного процесса и исключена возможность нового рассмотрения [12, с. 116].

Гораздо более проблематичная ситуация с признанием решений об усыновлении в Великобритании. Как известно, до издания Закона Великобритании об усыновлении (далее — Закон об усыновлении)  [14] во внутреннем праве Англии не было института усыновления. Исходя из этого, усыновление, которое было установлено в другой стране, не признавалось в Великобритании в силу того, что оно создавало статус, неизвестный британскому праву. Сейчас иностранные усыновления не могут быть признаны, если суд Великобритании обладает юрисдикцией на издание приказа об усыновлении. Компетенция британского суда регламентирована § 17 Закона об усыновлении.

Исходя из этого, суд Великобритании может издать соответствующий приказ в двух случаях:

1) если усыновитель или один из них — гражданин Соединенного Королевства или же они домицилированы в Англии, или являются гражданами государства—участника Конвенции о юрисдикции и применимом праве, признании решений в области иностранного усыновления 1965 года (далее — Конвенция 1965 года);

2) если усыновляемый — подданный Соединенного Королевства или государства—участника Конвенции 1965 года, или постоянно проживает в Англии, или в другом государстве— участнике Конвенции. При этом усыновляемый не может состоять в браке.

Что касается признания, то автоматически в Англии признаются усыновления, установленные в Ирландии, Северной Исландии, о. Мэн и островах Канала. Признание иностранных усыновлений сохранено в § 81 (е) Закона об усыновлении [25]. Признание производится, если усыновители или один из них был гражданином страны, где проходило усыновление. Практика признает иностранные усыновления, если усыновитель был домицилирован в соответствующем иностранном государстве при условии, что усыновление совершено в соответствии с законом обоих домицилиев (усыновителя и усыновленного). Существует исключение, когда отец усыновляет своего незаконного ребенка. В таком случае не нужно обращаться к личному закону ребенка. Вероятно, нет необходимости, чтобы ребенок имел гражданство этой же страны.

Любое усыновление, признанное в Англии, имеет такую же силу, что и усыновление, произведенное в Англии. Однако усыновление, произведенное британским судом, более эффективно для получения гражданства Великобритании [24, с. 92].

Интересно то, что если усыновитель из Германии, домицилированный в Великобритании, но постоянно проживающий в ФРГ, усыновляет в ФРГ гражданина Соединенного Королевства, который постоянно пребывает на территории Великобритании, то данное усыновление, по мнению М. Вольфа, не может быть признано в Англии. Однако усыновителю предоставляется возможность подать ходатайство о выдаче британского приказа об усыновлении, если выполнены условия, предписываемые английским правом [2, с. 429—430].

В соответствии с внутренним законодательством [14] дети, в отношении которых вынесены решения об усыновлении в странах, не присоединившихся к Конвенции 1993 года [3], и не входящих в Перечень государств, предусмотренных Приказом об усыновлении 1973 года [25], признаваемых английским законодательством, должны проходить процедуру «переусыновления».

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что система трансграничного усыновления имеет большое количество подводных камней. В основном это связано с законодательными и культурными различиями. Процесс создания единой системы затрудняет трансграничное усыновление, поскольку процедура усыновления во многих странах значительно отличается. В некоторых странах требуется соглашение об усыновлении, которое заключается между усыновителем и ребенком или его законными представителями; необходимо утверждение усыновления судом или другим органом власти.

Кроме того, уважение к культуре ряда стран, в которых усыновление противоречит религиозным нормам, не позволяет усыновлять детей из стран Ближнего Востока и стран Магриба [5]. Часть стран западного мира намеренно вводят ограничение на усыновление иностранных детей ввиду специализированной миграционной политики. Данная проблема в настоящее время является особенно острой для многих стран Европейского союза.

Список литературы

 

1. Бюллетень ВС РФ. 2004. № 9. URL: http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php (дата обращения: 22.05.2015).

2.  Вольф М. Международное частное право. М.: Иностранная литература, 1948.

3. Гаагская конвенция о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей 1993 года // Международное частное право. Сборник документов. М.: БЕК, 1997. С. 712— 720 (подписана на основании распоряжения Президента РФ от 26.06.2000 № 241-рп).

4. Евсеев П.Н. Международно-правовое регулирование признания и исполнения решений иностранных государств: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1972.

5. Книпп К., Дельфинов А. Франция и ислам: между республикой и религией. DeutscheWelle, 08.01.2015. URL: http://inosmi.ru/world/ 20150110/225442091.html (дата обращения: 24.05.2015).

6. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) // Собрание законодательства РФ. 2001.  № 2. Ст. 163.

7. Конвенция о правах ребенка 1989 года // Сборник международных договоров СССР. 1993. Вып. XLVI.

8. Конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей 1996 года // Собрание законодательства РФ. 2013. № 32. Ст. 4297.

9. Лунц Л.А. Международное частное право: в 3 т. / под ред. Л.А. Лунца, Н.И. Марышевой. М.: Спарк, 2002. С. 899— 939.

10. Раапе Л. Международное частное право. М.: Иностранная литература, 1960. С. 362—365.

11. Семейный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 20.04.2015) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

12. Флорит Б.П. Основные аспекты испанского законодательства по вопросам международного усыновления // Международное усыновление: проблемы правового, психолого-педагогического сопровождения детей — граждан Российской Федерации в семьях иностранных граждан. М., 2001.

13. Adoption (Intercountry Aspects) Act 1999. URL: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/1999/ 18/contents (дата обращения: 16.03.2015).

14. Adoption of Children Act 1926. URL: http://hansard.millbanksystems.com/acts/adoption-of-children-act-1926 (дата обращения: 16.03.2015).

15. Adoption of Children Act 1949. URL: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/Geo6/12-13-14/98/contents (дата обращения: 16.03.2015).

16. Adoption of Children (Regulation) Act 1939. URL: http://hansard.millbanksystems.com/acts/

adoption-of-children-regulation-act-1939 (дата обращения: 16.03.2015).

17. Baratta R. La giurisdizione italiana in materia di adozione di minori // Riv. Di. Dirittointem. Milano, 1988. Vol. 71.

18. Castan Vasquez J.M. Luces y sombras de adopción en España // Razón y fe. Madrid, 1988. № 1072.

19. L'adoption d'enfants étrangers / Sous la direction de Foyer J., Labrusse-Riou C., Avec la collaboration de Bischoff J.M., et al. P.: Economica, 1986.

20. Moving Forward Implementing the Guidelines for Alternative Care. URL: http://www.crin.org/docs/Moving-Forward-implementing-the-guidelines-for-alternative-care.pdf (дата обращения: 22.05.2015).

21. Siehr K., Tejura L. Anerkennung auslandischer Adoptionen in der Schweiz // Schweiz. Juristenztg. Zurich, 1993.

22. Silani K. «Intercauntry Adoptions», Cecilia P. Crosman and Delia P. Inigo «Procedure for the Adoption» Intercauntry adoptions: Laws a. perspectives of «sending» countries. Nijhoff, 1995.

23. State Recognition of Intercountry Adoption Finalized Abroad. URL: https://www.childwelfare.gov/pubPDFs/intercountry.pdf (дата обращения: 22.05.2015).

24. Ston P. The Conflict of laws. Longman, L. and N.Y., 1995.

25. The Adoption (Designation of Overseas Adoption) Order 1973. URL: http://www.legislation.gov.uk/uksi/1973/19/schedule/made (дата обращения: 16.03.2015).

26. URL: http://legifrance.gouv.fr/content/download/1950/13681/version/3/file/Code_22.pdf (дата обращения: 13.05.2015).

27. URL: http://loc.gov/law/find/pdfs/2012-007612_RPT_website.pdf (дата обращения: 13.05.2015).

28. URL: http://web-local.rudn.ru/web-local/uem/ido/rim_p/G6.htm (дата обращения: 13.05.2015).