Н.Ю. РЕКШИНСКАЯ,

студентка 2-го курса юридического факультета Саранского кооперативного института Российского университета кооперации (филиал)

Научный руководитель: заведующая кафедрой истории и теории государства и права, кандидат юридических наук, доцент Н.Г. Тараканова

 

Учреждение, имеющее целью достижение и признание правды в обществе, должно быть само верно правде.

К. Победоносцев

 

Введение

Институт судебных приставов в России имеет глубокие корни, но основной вехой на пути его развития стало принятие Судебных уставов 1864 года, существенно повлиявших на судебную систему Российской империи. Осознавая, что самое лучшее судопроизводство может быть извращено, если не будет хорошего исполнения судебных решений, реформаторы учредили особый институт судебных приставов, возложив на него принудительное исполнительное производство.

Данное нововведение обусловило необходимость законодательного закрепления неотъемлемого элемента правового статуса судебных приставов — юридической ответственности. В Учреждении судебных установлений 1864 года юридической ответственности судебных приставов была посвящена отдельная глава. В Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, Уставе уголовного судопроизводства, Уставе гражданского судопроизводства подробно описывался порядок предания суду должностных лиц судебного ведомства, к которым относились приставы; прописывались порядок рассмотрения дел и круг правомочий уголовных и дисциплинарных судов в отношении дел о преступлениях и проступках судебных приставов; особое внимание было уделено процедуре осуществления следствия по должностным преступлениям и проступкам.

Были проработаны система временного отстранения от занимаемой должности, восстановление в должности, процедура приведения приговоров по должностным проступкам и преступлениям в исполнение.

В ходе реформирования судебной системы Российской империи первоочередной целью законодателя была сбалансированность функций, полномочий и ответственности лиц судебного ведомства. При условии соблюдения объема возложенных на приставов полномочий и пропорционально установленных меры и степени ответственности законодательство в области исполнения судебных решений будет эффективным на практике. Вместе с этим реализация законодательных норм выступала важным инструментом профилактики и предупреждения преступлений, совершаемых судебными приставами. 

В этой связи изучение исторического опыта в сфере правового регулирования юридической ответственности судебных приставов представляется достаточно актуальным и может сыграть положительную роль в совершенствовании современных механизмов обеспечения законности исполнительного производства.

Цель работы: на основе изучения законодательных и иных источников сформулировать научно обоснованные выводы относительно становления института юридической ответственности судебных приставов в России во второй половине XIX — начале XX века и его преемственности в обеспечении современного механизма исполнения судебных решений.

Задачи работы: изучить особенности правового регулирования юридической ответственности лиц судебного ведомства в пореформенной России; проанализировать виды юридической ответственности судебных приставов по законодательству второй половины XIX века; рассмотреть особенности правового механизма привлечения к юридической ответственности судебных приставов общих и мировых судов; раскрыть проблемные аспекты реализации  мер наказания в отношении судебных приставов в дореволюционной России; выявить факты, указывающие на преемственность правового регулирования ответственности судебных приставов в дореволюционный и современный периоды.

Объект исследования  — правовые отношения в сфере юридической ответственности должностных лиц.

Предмет исследования — правовое регулирование и практика привлечения к юридической ответственности судебных приставов в дореволюционной России.

Научную основу работы составили труды дореволюционных и современных ученых, занимающихся исследованием развития института судебных приставов в России, в частности работы В.А. Волконского, Я. Городыского, В.В. Захарова, П.М. Курдюка, Е.А. Волосатых, Г.Л. Вербловского.

В основу исследования положены принципы историзма, системности, комплексности, объективности, а также диалектический, формально-юридический, сравнительно-правовой методы научного познания правовой действительности.

 

1. Виды юридической ответственности лиц судебного ведомства по Судебным уставам 1864 года

До Судебной реформы 1864 года в силу неразделенности административных и судебных функций вопросы юридической ответственности лиц судебного ведомства решались в общем контексте ответственности должностных лиц. Реформа, выделив судебную власть в отдельную ветвь власти, придала институционную самостоятельность и особый профессиональный статус лицам, связанным с осуществлением правосудия (судьям, следователям, адвокатам, прокурорам, судебным приставам), наделив их процессуальной независимостью в рамках законной компетенции.

Вместе с тем важность возложенной миссии требовала от судебных чиновников особой ответственности, высокой профессиональной дисциплины, что должно было обеспечиваться и соответствующими мерами принудительного характера. При этом механизм юридической ответственности должен был соответствовать их новому статусу, чтобы самостоятельность их действий в области отправления правосудия не претерпела ни малейшего ущерба, чтобы они не попали в прямую или косвенную зависимость от органов надзора.

За свои неправильные действия лица судебного ведомства подлежали дисциплинарной, уголовной и гражданско-правовой (в определенной степени) ответственности.

Порядок привлечения к ответственности лиц судебного ведомства был закреплен в нормах главы второй раздела восьмого Учреждения судебных установлений (УСУ)2. Статья 261 УСУ предусматривала два вида юридической ответственности для должностных лиц судебного ведомства (в том числе и для судебных приставов): дисциплинарную и уголовную1. Первая налагалась в порядке дисциплинарного производства, вторая — по приговору уголовного суда в соответствии с Уставом уголовного судопроиз-водства3 и Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года4.

В ст. 262 УСУ четко оговаривались и виды взысканий, которые могли быть наложены на судей и приравненных к ним лиц судебного ведомства, а именно:

1) предостережение;

2) замечание;

3) выговор без внесения в послужной список;

4) вычет из жалования на основании статей 458, 459 и 460 Уложения о наказаниях;

5) арест не более чем на семь дней;

6) перемещение на низшую должность.

Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года были установлены правила замены одного взыскания (наказания) другим, менее суровым. В справочном практическом пособии, составленном председателем Съезда мировых судей 2-го округа Радомской губернии князем В.А. Волконским, приводится таблица, иллюстрирующая данные правила замены4 (см. с. 37).

Если в ходе рассмотрения дела в порядке дисциплинарного производства имелись достаточные основания для привлечения к уголовной ответственности, то дисциплинарное производство прекращалось и подсудимый предавался уголовному суду5.

Должностные лица судебного ведомства, предаваемые суду во время нахождения на службе, могли быть временно устранены или вовсе удалены от должности  в порядке ст. 1100 Устава уголовного судопроизводства. Данная мера пресечения могла применяться только с разрешения соответствующего учреждения.

Согласно решению Гражданского кассационного департамента от 15 апреля 1874 г. восстановление в должности временно отстраненного вследствие предания его суду происходило только после вступления в законную силу оправдательного приговора суда6.

Положительным примером развития законодательства о дисциплинарной ответственности должностных лиц судебного ведомства является закрепление института давности привлечения к дисциплинарной и уголовной ответственности. Например, если с момента совершения дисциплинарного проступка прошел год и более, то в отношении должностного лица судебного ведомства дисциплинарное производство не возбуждалось.

 

Срок давности по уголовным и дисциплинарным противоправным деяниям должностных лиц судебного ведомства составлял в зависимости от вида взыскания до 5 лет.

Некоторые вопросы контроля и надзора за работой судебных органов были доработаны и тем самым выведены на новый уровень в контексте обособленности, независимости судебных инстанций. Законодательством предусматривались специальные виды наказаний предупредительного и карательного характера, которые могли быть применены как к отдельным лицам судебного ведомства, так и ко всему судебному органу.

Судебные уставы 1864 года содержали целый ряд статей, посвященных вопросам надзора за должностными лицами судебного ведомства и судебной властью в целом.

Выделялись следующие виды надзора:

1) нижестоящие судебные инстанции и служащие были подотчетны вышестоящим инстанциям;

2) внутриорганизационный надзор, осуществляемый непрерывно председателями судов;

3) прокурорский надзор, наблюдение;

4) общий надзор со стороны министра юстиции[7].

Основные цели надзора — наблюдение, контроль и подотчетность определенному надзорному органу, следование установлениям закона должностными лицами судебных ведомств, не нарушая требований правовых актов, а также реорганизация нарушенного порядка (при наличии подобных нарушений). Последующий контроль выражался лишь в рассмотрении жалоб на действия (бездействие) судебного пристава.

В случае невиновности должностного лица в возникновении нарушения функция надзора была направлена на возбуждение преследования в дисциплинарном или уголовном порядке против истинно виновного лица. 

СТАТЬЯ БОЛЬШАЯ, ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ