УДК 343.9:343.326 

Страницв в журнале: 100-103

 

А.А. ХУМИГОВ,

соискатель Саратовской государственной академии права, судья Шалинского городского суда Чеченской Республики shali-g-sud@mail.ru

 

Автор, установив наиболее эффективный вариант системного подхода в пределах общей теории систем, адаптирует его к базовому понятию системы противодействия терроризму.

Ключевые слова: понятие, система, функциональный, структура, терроризм, противодействие, оптимальный, результат.

 

Basic Сoncept of Сounter-terrorism

 

Humigov A.

 

In this article the author determines the most effective version of the systems approach within the general theory of systems, to adapt it to the base of the concept of counter-terrorism.

Keywords: concept, system, function, structure, terrorism, resistance, optimal, result.

 

В  последние годы многие отечественные и зарубежные исследователи процесса противодействия терроризму обращаются к системному подходу[1]. Однако употребляя категорию «система», выстраивая различные структуры системы противодействия терроризму, авторы не выделяют из всего многообразия концептуальных решений, сформулированных в пределах общей теории систем, метод системного подхода, на который они опираются в решении конкретно научных задач. Это существенно ограничивает их работы как в теоретическом, так и в прикладном аспекте, а главное — не позволяет выстроить научно обоснованную концепцию оптимизации процесса противодействия терроризму. Поэтому в данной статье мы попытаемся решить две основные задачи: во-первых, установить наиболее эффективный вариант системного подхода в пределах общей теории систем; во-вторых, по результатам решения первой задачи сформулировать базовое понятие системы противодействия терроризму.

Как показывают многочисленные исследования, системный подход имеет глубокие исторические корни[2]. Тем не менее «как своеобразная методология познания и способ организации практической деятельности» системный подход развивается в начале XX века, «возникают соответствующие теоретические конструкции»[3].

В результате появилась первая дефиниция системы, сформулированная Л. Берталанфи как «комплекс элементов, находящихся во взаимодействии»[4]. С этого времени термин «общая теория систем» утвердился в литературе, а дефиниция системы легла в качестве основы в словари и справочники. В то же время, как показано рядом критиков, определение, данное Л. Берталанфи, не охватывало даже всех биологических систем. Поэтому теория Л. Берталанфи, ориентирующаяся на его определение, не была признана общей теорией систем: «в лучшем случае это общая теория взаимодействий»[5].

П.К. Анохин, ознакомившись подробно со всеми публикациями Общества общей теории систем, утверждал: «теоретическая неопределенность, отсутствие связи с конкретными научными дисциплинами и неконструктивность основных положений непосредственно для исследовательской работы являются следствием игнорирования основной проблемы системологии — раскрытия системообразующего фактора. Без определения этого фактора ни одна концепция по теории систем не может быть плодотворной»[6].

Исправить положение попытались многие исследователи, в результате чего появилось большое количество разнообразных понятий системы. Только В.Н. Садовский проанализировал более 30 таких дефиниций[7]. А.И. Уемов считает: «Возникает впечатление, что существует столько разных системных подходов, сколько и авторов, употребляющих слово “система”»[8]. Все они страдали одним и тем же дефектом — отсутствием системообразующего фактора. Именно в этом пункте имеется коренной недостаток в подходах авторов к понятию системы.

В связи с этим обстоятельством П.К. Анохин предложил в проблему определения понятия системы ввести некоторые дополнительные аспекты, «которые придали бы этому понятию конкретные механизмы организованного целого, детерминистически достоверного и логически понятного». Точнее говоря, необходимо «вскрыть те детерминирующие факторы, которые освобождают компоненты системы от избыточных степеней свободы»[9].

Проведя обстоятельное исследование в этом отношении, П.К. Анохин в качестве системообразующего фактора выделил фокусированный полезный результат, который, являясь неотъемлемым и решающим компонентом системы, инструментом, создающим упорядоченное взаимодействие между всеми другими ее компонентами, способен «изменить неорганизованное множество в организованное». Исходя из этих соображений, П.К. Анохин сформулировал понятие системы как «только такой комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия компонентов на получение фокусированного полезного результата». А сам подход он назвал функциональной системой[10].

На сегодняшний день уже накоплен определенный научный опыт в проектировании подхода П.К. Анохина на предметные системные исследования. Например, Ф.А. Вестов применил метод функциональной системы к построению системы правового государства[11]; А.Д. Шминке — системы права[12]; А.Ю. Агахаджиев[13],

В.Д. Исмаилов — системы исправления осужденных к лишению свободы[14]; А.В. Сидоров — системы борьбы с тяжкими и особо тяжкими преступлениями[15]; В.М. Сагрунян — системы целей уголовного наказания[16]; Л.И. Мурзина — системы криминологических мероприятий и уголовно-правовых мер, направленных на снижение преступных посягательств матери в отношении новорожденного ребенка[17].

Итак, признавая метод функциональной системы оптимальным вариантом применения системного подхода к противодействию терроризму в условиях построения демократического правового социального государства и создания в России нового правового порядка, мы можем адаптировать, точнее, спроектировать понятие функциональной системы, сформулированное П.К. Анохиным, к базовому понятию системы противодействия терроризму.

Проектирование системы — это сложный процесс, по выражению Дж. ван Гига, по своеобразному наведению мостов «между общей теорией систем… — и ее инструментом — системным подходом к решению практических задач»[18]. В нашем случае — между понятием функциональной системы, сформулированным в пределах общей теории систем, и базовым понятием системы противодействия терроризму.

С этой целью из многообразия разработанных методов проектирования[19] следует установить наиболее приемлемые для проектирования функциональной системы на наши предметные исследования. Исследователи правовых процессов и явления в ходе проектирования концепции функциональной системы применяют совокупность общенаучных методов. Например, В.Д. Исмаилов к таковым относит анализ, метод сравнения, синтез, метод аналогии и др.[20] Конечно, в ходе процесса проектирования возможно применение и других методов, разработанных в пределах общей теории систем[21] и не противоречащих концептуальным положениям П.К. Анохина.

В соответствии с данными методами дефиниция функциональной системы раскладывается на части, эти части анализируются, сопоставляются с элементами предполагаемой базовой дефиниции системы противодействия терроризму, проектируются по аналогии, а затем синтезируются в процесс формулирования базового понятия системы противодействия терроризму[22]. При этом следует учитывать положение П.К. Анохина, что смысл функциональной системы «состоит именно в том, что элемент или компонент функционирования не должен пониматься как самостоятельное и независимое образование. Он должен пониматься как элемент, чьи оставшиеся степени свободы подчинены общему плану функционирования системы, направляемому получением полезного результата. Компонент должен быть органическим звеном в весьма обширной кооперации с другими компонентами системы»[23].

Следуя в этом направлении, мы, во-первых, должны разложить дефиницию П.К. Анохина на части. Здесь можно выделить две основные составляющие: «избирательно вовлеченные элементы (компоненты)» и «фокусированный полезный результат». Во-вторых, следует определить, какие элементы (компоненты) войдут в предполагаемую систему противодействия терроризму, и сформулировать фокусированный полезный результат данной системы. Поскольку именно фокусированный полезный результат создает упорядоченное взаимодействие между всеми другими элементами (компонентами) системы, то его формулирование становится приоритетным по отношению к определению элементов (компонентов) предполагаемой системы противодействия терроризму.

Фокусированный полезный результат предполагаемой системы противодействия терроризму формулируется в соответствии с уголовно-правовой политикой государства на том или ином этапе развития, Федеральным законом от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (далее — Закон № 35) и Концепцией противодействия терроризму в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 5 октября 2009 года; далее — Концепция). На сегодняшний день в качестве фокусированного полезного результата уголовно-правовая политика определяет максимально возможное ограничение проявлений преступности[24], соответственно, преступности террористического характера; Закон № 35 и Концепция — профилактику терроризма и борьбу с ним, минимизацию и (или) ликвидацию последствий проявлений терроризма; защиту основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение национальной безопасности Российской Федерации. Исходя из этого, фокусированный полезный результат предполагаемой системы противодействия терроризму можно сформулировать как оптимизацию проявлений преступности террористического характера.

Что касается элементов (компонентов) предполагаемой системы противодействия терроризму, то также можно выделить в соответствии с Законом № 35 и Концепцией уголовно-правовые меры, криминологические и оперативные мероприятия.

Таким образом, структуру базового понятия системы противодействия терроризму составят: избирательно вовлеченные элементы (компоненты) — комплекс уголовно-правовых мер, криминологических и оперативных мероприятий; фокусированный полезный результат — оптимизация проявлений преступности террористического характера. Отсюда, руководствуясь дефиницией функциональной системы, можно сформулировать базовое понятие системы противодействия терроризму: это комплекс уголовно-правовых мер, криминологических и оперативных мероприятий, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия на оптимизацию проявлений преступности террористического характера.

Итак, посредством анализа становления и развития системного подхода в форме теоретической концепции под названием «общая теория систем», во-первых, удалось установить наиболее эффективный его вариант — метод функциональной системы. Во-вторых, понятие функциональной системы, сформулированное П.К. Анохиным в пределах общей теории систем, адаптировано к предметным исследованиям, в результате чего было сформулировано базовое понятие системы противодействия терроризму. При этом следует иметь в виду, поскольку мы сформулировали базовое понятие системы противодействия терроризму, которое может корректироваться в ходе дальнейшего исследовательского процесса, элементы данной системы и фокусированный полезный результат выделены условно.

 

Библиография

1 См., например: Пешков М.С. Меры безопасности в системе противодействия терроризму: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Красноярск, 2006. С. 13—14; Алексеев Ю.С. О формировании в Российской Федерации новой отрасли законодательства — антитеррористического законодательства // Вестник национального антитеррористического комитета. 2010. № 2. С. 71—74; Справочник по уголовно-правовым мерам противодействия терроризму. Серия справочников по уголовному правосудию. — Нью-Йорк, 2009. С. 3—126.

2 См., например: Спицнадель В.Н. Основы системного анализа: учеб. пособие. — СПб., 2000. С. 11—12, 25; Сурмин Ю.П. Теория систем и системный анализ. — К., 2003. С. 13; Агошкова Е.Б., Ахлибининский Б.В. Эволюция понятия системы // Вопросы философии. 1998. № 7. С. 173; Кальной И.И., Сандулов Ю.А. Философия для аспирантов: учеб. / под ред. И.И. Кального. 3-е изд., стереотип. — СПб., 2003. С. 12.

3 См.: Философия / под ред. В.Н. Лавриненко. 3-е изд., исп. и доп. — М., 2007. С. 276.

4 Bertalanffy L. Problems of Life. — NY., 1960. P. 148.

5 Уемов А.И. Л. Фон Берталанфи и параметрическая общая теория систем // Системный подход в современной науке. — М., 2004. С. 39.

6 Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. — М., 1975. С. 25.

7 См.: Садовский В.Н. Основания общей теории систем. — М., 1974. С. 92—102.

8 Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. — М., 1978. С. 118.

9 Анохин П.К. Указ. соч. С. 30—31.

10 Там же. С. 34, 35.

11 См.: Вестов Ф.А. Правовое государство, власть и личность: историко-политический и правовой аспекты. — Саратов, 2010. С. 111, 114.

12 См.: Шминке А.Д. Эволюция понятия системы права // Вестник СГАП. 2010. № 1 (71). С. 31.

13 См.: Агахаджиев А.Ю. Оптимизация общественного воздействия на осужденных к лишению свободы: моногр. —Грозный, 2010. С. 115—149.

14 См.: Исмаилов В.Д. Модернизация института исправления осужденных к лишению свободы: моногр. — Грозный, 2012. С. 92—153.

[15] См.: Сидоров А.В. Системный подход в борьбе с тяжкими и особо тяжкими преступлениями // Проблемы безопасности личности в современной России: сб. ст. / под ред. Б.Т. Разгильдиева. — Саратов, 2010. С. 101—105.

[16] См.: Сагрунян В.М. Цели уголовного наказания и их реализация как единая система: моногр. — Белгород, 2012. С. 70—143.

[17] См.: Мурзина Л.И. Убийство матерью новорожденного ребенка: уголовно-правовые и криминологические проблемы: дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2008. С. 158—174.

[18] Гиг Дж. ван. Прикладная общая теория систем: пер. с англ. / под ред. Б.Г. Сушкова, В.С. Тюхтина: в 2-х кн.  — М., 1981. Кн. 1. С. 11.

[19] См. напр.: Джонс Дж. К. Методы проектирования: пер. с англ. Т.П. Бурмистровой, И.В. Фриденберга / под ред. В.Ф. Венды, В.М. Мунипова. 2-е изд., доп. — М., 1986. С. 16—319; Курбатов В.И., Курбатова О.В. Социальное проектирование. — Ростов н/Д., 2001. С. 18—20; Гиг Дж. ван. Указ. соч. С. 137—332.

20 См.: Исмаилов В.Д. Указ. соч. С. 110—111.

21 См., например: Джонс Дж. К. Указ. соч. С. 16—319; Гиг Дж. ван. Указ. соч. С. 137—148.

22 См.: Исмаилов В.Д. Указ. соч. С. 111.

23 Анохин П.К. Указ. соч. С. 44.

 

24 См.: Клейменов М.П., Пронников А.В. Понятие и цели уголовно-правовой политики // Российская юстиция. 2006. № 12.  С. 58—59.