Т.А. ТАНКОВА,

соискатель ученой степени кандидата юридических  наук (Воронежский государственный университет)

 

В статье освещаются аспекты деятельности Комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав в судебных инстанциях. Акцент делается на проблематику правоотношений в данной сфере. Основу статьи составляет практический опыт работы на указанном уровне  и его анализ.

Ключевые слова: судебные органы, права ребенка, ювенальная юстиция, социальные службы, профилактика, индивидуальная работа, противоправное деяние, систематизация.

 

Issues of commissions for minors and protection of their rights at the court level

 T. Tankova.

 

In this article it is shown aspects of activities of commissions for minors and their rights at the courts. The emphasis is on the legal issues in this sphere. The article bases on practical experience at a specified level and it's analysis.

Keywords: judiciary, child rights, juvenile justice, social services, prevention, personal work, the wrongful act, systematization.

 

Вступление России в Совет Европы и подписание соответствующих международных соглашений способствовало развитию законодательства о правах ребенка. Между тем, на лицо и несовершенство действующих нормативно-правовых актов, затрагивающих права и интересы несовершеннолетних, например, более пятнадцати  лет назад Россия ратифицировала Конвенцию ООН о правах ребенка, но содержащиеся в ней требования до сих пор не выполняются в полном объеме. Нормативно закрепленные положения о правах детей носят, в основном, декларативный характер, поскольку отсутствуют механизмы их реализации[1].  В своем докладе 21 января 2005 года Генеральный прокурор РФ В.В. Устинов отмечал,  что «подростки сегодня самая беззащитная часть российского общества».  Тогда по официальным данным на 1 июня 2005 г. в России свыше 7 миллионов детей стали жертвами нарушения их прав[2].

Сложившаяся ситуация свидетельствует как о недостаточной эффективности системы предупреждения правонарушений несовершеннолетних, так и о существенных недостатках правосудия по делам несовершеннолетних[3].

Доцент кафедры конституционного, административного и муниципального права СФУ Людмила Мицкевич отметила, что правовой статус Комиссии, как основного органа по защите прав несовершеннолетних и работе с ними[4], является неоднозначным: комиссия действует и как общественный орган, и как государственный — наделенный властными полномочиями принимать обязательные к выполнению решения, при этом, официальное, юридическое наделение комиссии функциями государственного органа не закреплено в федеральном законодательстве и решения такой структуры довольно часто отменяются в судах.

В свою очередь, судебный орган как одно из немаловажных звеньев в системе работы по линии несовершеннолетних, профилактической деятельности, проводимой с ними и их семьями, формально представляет собой  мощную, весомую сфера воздействия государственной власти, однако, реально, является лишь машиной, вершащей человеческие судьбы по заданному шаблону[5]. 

К сожалению, российская судебная система в отношении несовершеннолетних зачастую не только не несет в себе эффективности, но, иногда, и является губительным переломным моментом в жизни подростка, оставляя на нем отметину преступника, которого общество, в свою очередь, уже не готово принять как полноценного члена, а, напротив, воспринимает его как «опасный элемент», требующий отчуждения в целях самосохранения[6].  Случается и так, что неадекватно «мягкое» решение в отношении несовершеннолетнего преступника, формирует и развивает в нем чувство безнаказанности, неуязвимости, тем самым в дальнейшем утверждая и укрепляя его склонность к совершению действий противоправного характера[7].

Разбирательство по делам несовершеннолетних не редко ограничивается лишь формальным изучением материалов, т.е. официальных формулировок и сухих статистик, что не может обеспечить полноту восприятия конкретной ситуации, индивидуального подхода, рационального грамотного решения, что представляется необходимой составляющей в указанном случае[8]. 

Как показывает практика, на судебные заседания далеко не всегда приглашаются представители Комиссии по делам несовершеннолетних, органов внутренних дел, опеки и попечительства, органов образования, социальных служб и т.д[9]. Из данного факта следует, что на судебном процессе отсутствуют лица, непосредственно занимающиеся проблемой несовершеннолетнего, осуществляющего индивидуальную работу с ним, проводящего профилактические мероприятия  и способные дать наиболее объективную характеристику подростка и оценку его действиям, что представлялось бы вполне логичным подходом. Исходя из того, что, судьи имеют лишь юридическое образование, владеют только нормами права, но не обладают никакими специальными знаниями, умениями и навыками в области педагогики, психологии, в том числе и детской, которые необходимы для  реализации контакта с подростком, профилактического либо иного (например, психологического) воздействия на него, следует, что образуется вакуум в непосредственном общении с несовершеннолетним нарушителем закона, тем самым, создавая дополнительные трудности в ходе судебного процесса[10].  В таком случае, закономерно возникает вопрос о том, на сколько адекватно решение, принимаемое в суде?

Анализируя приведенную логическую цепочку, можно сделать вывод о глубокой разобщенности в деятельности органов судебной власти и системы органов профилактики, об их движении параллельно друг друга, а иногда и в противоположных направлениях.

Среди проблемных моментов практика также отмечает и то, что судьи не всегда знакомы с деятельностью различных социальных, профилактических организаций, призванных помочь трудным подросткам, неблагополучным семьям[11].  К таковым, например, можно отнести некоторые интернатные  учреждения, подведомственные социальным центрам помощи семье и детям, Центры временного содержания несовершеннолетних при управлениях внутренних дел (ЦВСНП), где подростку оказывается квалифицированная помощь специалистов: психологов, педагогов, правоведов и т.д.[12] Основанием для помещения в такие учреждения служит постановление суда[13], однако судьи (иногда по неведению) не редко сторонятся решений, где в качестве меры профилактического воздействия, возможно прибегнуть к обращению в такие учреждения, и эти специализированные объекты остаются вне поля зрения.

Как показывает практика, по материалам по лишению родительских прав представителям Комиссии, органам по опеки и попечительству в судопроизводстве весьма трудно добиться каких- либо сдвигов[14].  Случается так, что слушание в отношении нерадивой мамаши несколько раз откладывается, а затем, в очередной раз выносится решение об оставлении ребенка с ней (иногда, даже если у ребенка есть потенциальные опекуны), тем самым не удовлетворив ходатайство истца, в лице органов системы профилактики. Мотивируются такие решения, как правило тем, что лишение родительских прав является крайней и нежелательной мерой[15]. Несомненно, следует согласиться с тем, что данный аргумент достаточно весомый, однако, сделаем акцент и на том, что суд не входит в состав органов системы профилактики, не участвует в проводимой индивидуальной работе, которая не прекращается после оглашения приговора, а, следовательно, не обладает достаточно объективным, а, главное полным спектром информации в отношении того или иного  субъекта судопроизводства, что в пропорциональной мере отражается на принимаемом решении.

Такое положение вещей не делает чести не только органам, вовлеченным в такое лжевзаимодействие, но и указывает на недостатки, пробелы в деятельности органов судебной власти в целом, обнажая их на примере сотрудничества с учреждениями системы профилактики и непосредственной работы с несовершеннолетними и их семьями[16].

В качестве возможной альтернативы, решения указанной наболевшей проблемы представляется возможным рассмотрение и в дальнейшем введение в практическую деятельность такого института как ювенальная юстиция, о котором в рамках современных реалий ведутся обширные дискуссии[17]. Такая тенденция вызвана изобилием интерпретаций данной структуры, большим наличием сторонников и противников.

Необходимо отметить, что даже среди наиболее квалифицированных ученых и специалистов в области разработки законодательства о несовершеннолетних все еще нет единого мнения о том, что же такое ювенальная юстиция и насколько она необходима для России[18].  Однако во всех случаях подход к созданию ювенальной юстиции основывается на двух идеях: первое — подростки в силу своего развития еще не способны в должной мере осознавать свои поступки и нести за них ответственность и второе — несовершеннолетние подвержены влиянию и их можно перевоспитать, с тем, чтобы в будущем у них не было побуждений совершать какие-либо правонарушения.  А это означает, что ювенальная юстиция меняет систему ценностей судебного процесса, где несовершеннолетний правонарушитель становится важнее, чем само правонарушение.

Следует акцентировать внимание на том, что именно пересмотр действующих механизмов, систематизация, некое объединение органов системы профилактики, которые являются членами Комиссии по делам несовершеннолетних, и судебных органов может обеспечить качественный эффективный результат совместной деятельности, что выведет профилактическую работу по линии несовершеннолетних, которая несет в себе массу проблемных моментов, в том числе и на судебном уровне на новую ступень правоотношений. Данный аспект во многом может способствовать устранению разногласий, возникающих, в настоящее время.

Неоднократно председатели, ответственные секретари Комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав различных уровней отмечали то, что уже давно назрела необходимость перевода работы КДН и ЗП на новый, более системный уровень , говоря о недостаточном применении социального проектирования, отсутствия систематического контроля за выполнением межведомственных регламентов, настроек механизмов информирования комиссии о нарушениях прав детей и т.д.    

Представляется, что именно в рамках реализации реформаторского подхода в стране, сегодня как никогда важно, прежде всего, на законодательном уровне проработать весь комплекс вопросов, связанных с созданием надежной, разно уровневой в территориальном отношении системы защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, принципиально отличной от действующей в настоящее время.

 

Список использованной литературы

 1. Закон РФ от 21 мая 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» // Российская газета. 1999. 30 июня. С. 4 — 6.

2. Байбарин А.А. Уголовно-правовая дифференция возраста. — М.: Высшая школа, 2009.С. 20-21.

3. Дедюхина И.Ф. Проблемы установления и реализации уголовной ответственности с учетом признаков потерпевшего: автореф. дис. канд. юрид. наук. — М., 2008. С. 9.

4. Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. -М., 1974. С.111.

5. Крутецкий В.А. Психология обучения и воспитания школьников. -М., 1976. С.122; Кон И.С. Психология старшеклассника. — М, 1980. С. 147.

6.  Kyстoeвa M.B. Проблемы функционирования специальных органов по делам о правонарушениях несовершеннолетних // Правоведение. — 1993 — № 3.

7. Назарова А.С. Организационно-правовые и криминологические проблемы создания системы ювенальной юстиции в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. —Ря-зань, 2004. С. 131.

8. Новикова Т.Ю. Административно-правовая организация защиты прав несовершеннолетних органами ювенальной юстиции: Дис.  канд. юрид. наук. — Хабаровск, 2003. С. 118.

9. Потоцкий Н., Ченцова Л. Некоторые вопросы организации ювенальной юстиции в России // Право и жизнь. 2001. № 41.

10. Предеина И.В. Правовые и теоретические основы развития ювенальной юстиции в России : Дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 2005. 259 с.

11. Сараев Н.В. Общественно опасное поведение подростков, не достигших возраста уголовной ответственности, постановка проблемы // Концептуальные основы научных исследований докторантов, адъюнктов и соискателей: Сб. науч. трудов. — Р-в н/Д, 2003. С. 64-66.

12. Смирнова Н.В. Комиссии по делам несовершеннолетних и их роль в борьбе с беспризорностью и бездарностью несовершеннолетних//Российский следователь. — 2005. — № 3. С. 47.

13. Тер-Акопов А.А. Уголовная  политика Российской Федерации. — М., 1999. С. 8.

14. Федькушова Ю. Ювенальная юстиция// Энциклопедия «Кругосвет»: http://www.krugosvet.ru/articles/103/1010331/1010331a3.htm.

15.  Шабаршов А.: В группе риска — несовершеннолетние// Щит и меч. 2010. № 24 (1232).  С. 1—2.

16. Доклад Генерального прокурора РФ Устинова В.В. на расширенном заседании Коллегии Генеральной прокуратуры РФ. Москва, 21 января 2005 г. // Официальный Интернет-сайт Генеральной прокуратуры РФ, http://genproc.gov.ru/img/uploaded/dokusti№ov.doc

17. Профилактика безнадзорности и правонарушений школьников // Вестник классного руководителя, 2009. — № 2. C.10/

18. Материалы заседания Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в МВД Росссии/ электронный ресурс. Официальный сайт Министерства внутренних дел России// http://www.mvd.ru/news/24845/