А.А. ВОРОНОВ,

адвокат Воронежской областной коллегии адвокатов

 

В  Уголовно-процессуальном кодексе РФ закреплен конституционный принцип состязательности уголовного судопроизводства. Он предусматривает новую расстановку сил, воздействующих на процесс доказывания обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, и подтверждает равенство сторон обвинения и защиты.

Закрепленные в УПК РФ правовые нормы органично вписываются в рамки проводимой судебно-правовой реформы, направленной на укрепление независимой сильной судебной власти. В Кодексе содержится немало новаций, повышающих роль суда (контроль за действиями и решениями органов дознания, следователя, прокурора, дача разрешений для применения ряда мер процессуального принуждения на этапе предварительного расследования и т. д.). Вместе с тем в УПК РФ есть и такие нормы, которые с трудом можно охарактеризовать как справедливые, например нормы, регламентирующие права граждан на получение юридической помощи на профессиональной основе.

В практике встречаются случаи, когда обвиняемый ходатайствует о допуске к участию в деле в качестве защитника одного из своих близких родственников или иного лица. Участие в уголовном производстве в качестве защитника лица по ходатайству обвиняемого имеет свои особенности. Согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитника по уголовным делам допускаются адвокаты, но по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Исключением из этого правила является производство у мирового судьи по делам частного обвинения, где близкий родственник или иное лицо могут быть допущены в качестве защитника и вместо адвоката, и наряду с ним.

Преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ, затрагивают частные интересы граждан и имеют значение прежде всего для самих потерпевших или их законных представителей. Они самостоятельно определяют преступность деяния, его общественную опасность и принимают решение о возбуждении уголовного дела. Это уголовные дела частного обвинения, так как возбуждаются по заявлению потерпевшего или его законного представителя путем подачи заявления мировому судье. В случае примирения потерпевшего и обвиняемого в судебном заседании, но до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора дело подлежит прекращению в связи с примирением сторон (ч. 2 ст. 20, ч. 1 ст. 318 УПК РФ).

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132, ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст. 145, ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК РФ, считаются уголовными делами частно-публичного обвинения, возбуждаются по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением

потерпевшего и обвиняемого не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст. 76. Производство по таким делам ведется в общем порядке (ч. 3 ст. 20, ч. 1 ст. 147 УПК РФ). Остальные уголовные дела считаются уголовными делами публичного обвинения и возбуждаются органом дознания, дознавателем или следователем с согласия прокурора, а также прокурором при наличии для этого повода и основания (ч. 5 ст. 20, ч. 1 ст. 146 УПК РФ).

К участию в уголовных делах публичного и частно-публичного обвинения в качестве защитника допускаются только адвокаты. По ходатайству обвиняемого судом могут быть допущены в качестве защитника наряду с адвокатом близкий родственник обвиняемого или иное лицо. Участие близкого родственника обвиняемого или иного лица вместо адвоката по делам публичного и частно-публичного обвинения закон не допускает.

В ходатайстве о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица суд вправе отказать. Этот вопрос неоднократно обсуждался Конституционным судом РФ по жалобам граждан на нарушение их конституционных прав положением ч. 2 ст. 49 УПК РФ.

Отказывая в принятии к рассмотрению жалобы М.Е. Попова, Конституционный суд РФ в определении от 22.04.2004 № 160-О указал следующее: «Статья 45 Конституции Российской Федерации, на которую в обоснование своих требований ссылается М.Е. Попов, предусматривает право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Приглашение по ходатайству обвиняемого для участия в судебном заседании в качестве его защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников или иного лица прямо предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством как один из способов защиты от предъявленного обвинения. Поскольку такой способ защиты не только не запрещен, но и прямо предусмотрен в законе, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться им может иметь место лишь при наличии существенных к тому препятствий, в том числе в связи с наличием предусмотренных уголовно-процессуальным законом обстоятельств, исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу. Во всяком случае решение по вопросу о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица, об участии которых ходатайствует обвиняемый, не может быть произвольным, не учитывающим требований закона, обстоятельств конкретного дела и особенностей личности приглашаемого в качестве защитника лица».

В определении от 22.04.2005 № 208-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корковидова Артура Константиновича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 49 и частью седьмой статьи 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» Конституционный суд РФ отметил: «...конституционное право каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения является одним из проявлений более общего права — на получение квалифицированной юридической помощи и поэтому не предполагает обеспечение подозреваемому или обвиняемому возможности выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению. Определение критериев, соблюдение которых свидетельствовало бы о должном уровне квалификации лиц, допускаемых к оказанию юридической помощи по уголовным делам в качестве защитников подозреваемых и обвиняемых, относится к компетенции федерального законодателя».

Обоснованный отказ обвиняемому в его ходатайстве о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица не нарушает конституционное право обвиняемого на защиту.

Определение или постановление суда об отказе обвиняемому в ходатайстве о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица должно быть обоснованным, мотивированным, а не произвольным. Необоснованный (произвольный) отказ в ходатайстве должен рассматриваться как нарушение права обвиняемого на защиту. Участие при производстве по уголовному делу в качестве защитника наряду с адвокатом близкого родственника обвиняемого или иного лица по ходатайству обвиняемого  прямо предусмотрено УПК РФ как способ защиты от предъявленного обвинения. Произвольно лишать обвиняемого возможности воспользоваться таким правом недопустимо.

Обоснованный отказ обвиняемому в его ходатайстве о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица не лишает права обвиняемого заявить новое ходатайство о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом другого близкого родственника или другого иного лица.

Подозреваемый, обвиняемый и подсудимый вправе пригласить несколько защитников (ч. 1 ст. 50 и ч. 6 ст. 247 УПК РФ). В качестве таковых допускаются только адвокаты как реальная гарантия того, что обвиняемый получит квалифицированную юридическую помощь. При этом право обвиняемого на участие по его ходатайству в деле в качестве защитника наряду с несколькими адвокатами одного из его близких родственников или иного лица остается неизменным.

В ч. 1 ст. 49 УПК РФ законодатель указал на два вида деятельности адвоката-защитника при его участии в уголовном деле: 1) защита прав и интересов подозреваемых и обвиняемых в порядке, установленном УПК РФ; 2) оказание подозреваемым и обвиняемым юридической помощи.

На первый взгляд может показаться, что оба перечисленных вида являются одной и той же деятельностью защитника в производстве по уголовному делу — юридической помощью на профессиональной основе. Однако это два самостоятельных вида деятельности, как отличающиеся друг от друга, так и неразрывно связанные между собой.

Доказательством того, что деятельность адвоката-защитника в форме оказания юридической помощи своему подзащитному имеет самостоятельное значение, может служить право защитника, участвующего в производстве следственного действия, давать подзащитному в присутствии следователя краткие консультации (ч. 2 ст. 53 УПК РФ). Это право реализуется не в рамках защиты прав и интересов подозреваемого, обвиняемого, а в рамках оказания ему юридической помощи. Однако защитник в случае нарушения в его присутствии прав и интересов его подзащитного со стороны следователя не может заявить ходатайство об отводе, принести жалобу на действия следователя прокурору или в суд и использовать иные не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты. Нередко краткая консультация или совет подзащитному во время его допроса следователем может принести больше пользы, чем ходатайство, отвод или жалоба прокурору или в суд.

В исключительных случаях судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории России и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу (ч. 5 ст. 247 УПК РФ). Участие адвоката-защитника в судебном разбирательстве, проводимом в отсутствие подсудимого, обязательно. При этом защитник может быть приглашен самим подсудимым, а также другими лицами по его поручению или с его согласия или без его поручения и согласия. Подсудимый может иметь несколько защитников.

Если приглашенный подсудимым защитник отсутствует, суд принимает меры по назначению защитника (ч. 6 ст. 247 УПК РФ). Защитник может не иметь ни свиданий с подзащитным, ни возможности общаться с ним каким-либо другим способом из-за незнания места его нахождения или нежелания самого подсудимого общаться с адвокатом. Защита подсудимого будет заочной, и защитник обязан осуществлять защиту исключительно прав и интересов отсутствующего подсудимого в установленном законом порядке без оказания ему лично юридической помощи в виде советов, рекомендаций, консультаций, разъяснений и т. п.

Не могут быть исключены случаи, когда при судебном разбирательстве уголовного дела в отсутствие подсудимого защитнику стало известно о месте нахождения его подзащитного, более того, они нашли приемлемый способ общаться между собой при помощи современных средств электронной связи. Вправе ли при таких обстоятельствах адвокат-защитник отсутствующего подсудимого сохранить в тайне эти сведения или обязан официально сообщить суду о месте пребывания подзащитного? Эти сведения связаны с оказанием адвокатом юридической помощи отсутствующему подсудимому, а объективная сторона дела не исключает добровольной явки подсудимого в суд. Следовательно, адвокат вправе не только сохранить в тайне вышеуказанные сведения, но и воздержаться от их разглашения, чему обязывает адвокатская тайна.

В случае устранения обстоятельств, указанных в ч. 5 ст. 247 УПК РФ, приговор или определение, вынесенные заочно, по ходатайству осужденного или его защитника отменяются в порядке, предусмотренном главой 48, т. е. в порядке надзорного производства. Судебное разбирательство проводится в обычном порядке.

Заочная защита подсудимого допускается также положением ч. 4 ст. 247 УПК РФ: «Судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть допущено в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие». В Кодексе нет каких-либо указаний об обязательном участии защитника, но, если суд удовлетворил ходатайство подсудимого о рассмотрении уголовного дела без его участия, участие защитника (по соглашению или по назначению) должно быть обязательным. В противном случае разбирательство уголовного дела в отсутствие подсудимого и его защитника противоречило бы назначению уголовного судопроизводства.

Уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ). Уголовное судопроизводство не может замыкаться на деятельности одного лишь судьи, единолично отправляющего правосудие по конкретному уголовному делу, а предполагает участие в деле защитника в лице адвоката, осуществляющего гарантированное Конституцией РФ право каждому на квалифицированную юридическую помощь (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Отказ по инициативе отсутствующего подсудимого от помощи защитника в судебном разбирательстве допустим, но такой отказ для суда не является обязательным.

Деятельность адвоката-защитника в порядке защиты прав и интересов подозреваемого и обвиняемого определена его полномочиями (ст. 53 УПК РФ) и проявляется в конкретных действиях и мерах по реализации этих полномочий, направленных на устранение обстоятельств, нарушающих права и интересы подозреваемого и обвиняемого. К такой деятельности защитника относятся:

· право заявлять ходатайства и отводы без каких-либо ограничений;

· приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом;

· собирать и представлять доказательства, необходимые для защиты от предъявленного обвинения;

· заявлять ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства;

· приглашать по своей инициативе свидетелей защиты и специалистов в суд и ходатайствовать об их допросе (суд не вправе отказать в удовлетворении таких ходатайств на основании ч. 4 ст. 271 УПК РФ).

Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» определяет адвокатскую деятельность как квалифицированную юридическую помощь, оказываемую на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном этим законом, физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (ст. 1). Эта деятельность имеет непосредственное отношение к деятельности адвоката-защитника в пределах прав и правил, установленных ч. 1 ст. 49 УПК РФ. Отличается эта деятельность тем, что в Кодексе отсутствует слово «свобода», ради которой и осуществляет свою деятельность адвокат-защитник по уголовному делу в интересах подзащитного.