В.А. ЕГОРОВ,

доцент, начальник кафедры финансового,  банковского и налогового права Саратовского юридического института МВД России

 

Объективные процессы внедрения информационных технологий почти во все сферы жизнедеятельности явились мощным толчком к бурному развитию информационного права, которое наблюдается в последние годы во всех цивилизованных государствах. Результатом этого процесса стало совершенствование и дальнейшее развитие не только информационного права как отрасли, но и системы основных правовых институтов. Само развитие информационных отношений, видоизменение их субъектов привели к глобальной проблеме пересмотра базисных категорий информационного права и, соответственно, предмета и характера отношений, регулируемых его нормами. Сложная задача правового обеспечения эффективного функционирования государства оказалась зависимой от понимания и трактовки таких базисных категорий, как «информация», «информационные правоотношения», «субъекты информационных отношений», и от нового понимания предмета информационного права.

В последние годы все четче проявляются разногласия ученых относительно двух вопросов:

1) какие именно действия над информацией требуют правового регулирования?

2) где начинаются и заканчиваются границы государственного регулирования деятельности субъектов информационных отношений и что должно охватываться предметом информационного права? Особенно актуален спор о том, включать или не включать в предмет информационного права отношения, возникающие в процессе образования новых знаний.

Большое значение для развития информационного права имеет определение его системы. Информационное право как совокупность правовых норм — одна из самых молодых отраслей права, обладающая обширным объемом предмета правового регулирования и разнообразием охватываемых отношений. Поэтому систематизация норм отрасли получает еще большее значение.

Систематизация норм информационного права зависит от особенностей и взаимосвязей регулируемых отношений и может быть проведена по различным основаниям. При этом должны соблюдаться два требования: во-первых, чтобы систематизация исходила из объективного наличия и объективной дифференциации норм и, во-вторых, чтобы она приносила определенную пользу науке и практике, поскольку право не только отражает общественные отношения, но и обязано регулировать и активно воздействовать на них.

Следовательно, система информационного права — это объективно обусловленное системой общественных информационных отношений внутреннее его строение, объединение и расположение информационно-правовых норм в определенной последовательности.

Нормы, объединяемые информационным правом, следует прежде всего разделить по признаку возможных масштабов применения. Как правило, ученые выделяют общую и особенную части информационного права. И если в отношении содержания общей части разногласий нет, то правовые институты особенной части представляются авторами по-разному.

В общую часть включаются общие положения и принципы информатизации, юридические формы и методы информационной деятельности государства, проблемы информационной безопасности государства и связанных с ним структур, а также вопросы формирования информационно-правового пространства.

К системе особенной части информационного права существует несколько подходов. Так, А.Б. Агапов предлагает включать в особенную часть правовую охрану объектов информационной интеллектуальной собственности, правовое регулирование регистрационных отношений в сфере информатики, систему специализированных федеральных органов исполнительной власти, информационное обеспечение высших федеральных органов законодательной и исполнительной власти, регламентацию информационных отношений в сфере деятельности органов государственной безопасности, законодательное и информационное обеспечение информатизации в сфере культуры, информационно-правовое обеспечение деятельности общественных объединений[1].

В.А. Копылов включает в систему информационного права законодательство об интеллектуальной собственности, о средствах массовой информации, о формировании информационных ресурсов, о подготовке информационных продуктов, о предоставлении информационных услуг, о поиске, получении, передаче и применении информации, о создании и применении информационных систем, их сетей, информационных технологий и средств их обеспечения, об информационной безопасности[2]. Эту точку зрения поддерживает и М.М. Рассолов[3].

В целом приведенные позиции разделяет и Ю.Г. Просвирнин, но добавляет, что при определении системы особенной части информационного права следует учитывать сложившуюся систему информационного законодательства, которое включает следующие институты:

· управление в сфере информации и информатизации, информационные ресурсы;

· пользование информационными ресурсами;

· информатизацию и информационные системы, технологии и средства их обеспечения;

· средства массовой информации;

· рекламу;

· информационную безопасность, защиту информации и прав субъектов в области информационных процессов и информатизации.

В особенную часть информационного права, на наш взгляд, следует также включить такие институты, как судебные акты по вопросам информатизации, формирование международных информационных ресурсов, правовое регулирование всемирной телекоммуникационной сети Интернет[4].

Такой подход, по нашему мнению, имеет ряд недостатков. В частности, проблемы защиты информации выделяются в отдельные институты и содержатся как в общей, так и в особенной части. Было бы логичнее общие принципы обеспечения безопасности и защиты информации включить в общую часть, а вопросы, отражающие специфику защиты информации при реализации отдельных информационных процессов, рассматривать в особенной части. В вариантах, которые предлагают перечисленные ученые, нет разграничения между действиями над информацией и особенностями их технологического осуществления, что не позволяет создать четкую структуру правовых институтов.

Полагаем, в структуре информационного права следует выделить общую, особенную и специальную части. В общую часть включаются общие положения об информации и информационных процессах, формы и методы информационной деятельности государства; проблемы информационной безопасности и защиты информации. Особенная часть включает следующие правовые институты: создание информации и порядок закрепления права собственности; представление и преобразование информации; формирование, хранение и использование информационных ресурсов; организацию обмена информацией. К специальной части следует отнести общие проблемы информатизации, информационные системы, информационные сети, информационные технологии и средства, информатизацию общественной жизни, формирование и использование государственных информационных ресурсов, средства массовой информации, рекламу.

Систематизация норм информационного права имеет существенное теоретическое, практическое и познавательное значение. Нормы особенной и специальной частей не должны противоречить нормам части общей, а в случае возникновения такого противоречия должны действовать нормы общей части.

Данная структура информационного права создает методологическую базу для кодификации нормативных актов и является основанием для развития и совершенствования норм, регулирующих отношения, которые возникают в информационной сфере. Например, хранение информации и информационных ресурсов может осуществляться на бумажных, электронных, биологических и иных носителях. В каждом случае существуют особенности хранения и использования информации, которые уже имеют определенный порядок или способны к расширению правовой базы. В случае использования бумажных носителей информации имеют место правовое регулирование архивного дела, библиотечного дела, особенности хранения информации ограниченного доступа: государственной, коммерческой, банковской и семейной тайны.

Порядок правового регулирования обмена информацией также зависит от того, в какой форме представлена информация и каков режим использования этой информации. Так, если обмен осуществляется на бумажных носителях, то для обмена информацией применяются почтовая связь и фельдъегерская служба. Если информация записана на электронном носителе, то для ее передачи могут использоваться проводные, радио-, радиорелейные, оптические, оптоволоконные и спутниковые телекоммуникационные системы. Каждый вид используемого канала связи имеет свои особенности и порядок регулирования отношений, возникающих между источником, организатором обмена и потребителем информации, поскольку информация может быть представлена в аналоговом или цифровом виде, может быть закодированной или открытой и включать иные особенности преобразования и доступа.

В настоящее время приоритетным направлением развития информационных технологий является широкое использование компьютеров и электронных средств обмена информацией. Новые общественные отношения настоятельно требуют должного правового регулирования, поскольку затрагивают интересы широкого круга участников электронного обмена информацией: граждан, организаций и государственных органов. Поэтому исследование особенностей отношений в сфере электронного обмена информацией и формирование методологической базы их правового регулирования представляют несомненный научный интерес и имеют практическую значимость.

 

Библиография

1 См.: Агапов А.Б. Основы государственного управления в сфере информатизации в Российской Федерации. — М., 1997. С. 301—316.

2 См.: Копылов В.А. Информационное право. — М., 1997. С. 64—130.

3 См.: Рассолов М.М. Информационное право: Учеб. пособие. — М., 1998. С. 29—30.

4 См.: Просвирнин Ю.Г. Информационное законодательство: современное состояние и пути совершенствования. — Воронеж, 1999. С. 368.