Т.К. ПРИМАК,
кандидат юридических наук, доцент, докторант Академии управления МВД России
С.А. СТАРОСТИНА,
кандидат юридических наук,  доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Калининградского юридического института МВД России
 
Церковь играет значительную роль в истории русского государства. В постсоветской России влияние церкви, религиозных норм и ценностей на жизнь общества заметно усилилось, что связано с изменением условий жизнедеятельности и подходов к религии как важнейшей интегрирующей силе и фактору духовно-нравственного возрождения народа.
 
Вопросу взаимоотношений церкви и государства посвящено немало научных работ[1]. Большинство исследователей пытаются раскрыть взаимоотношения церкви и государства, опираясь на анализ конкретной исторической ситуации, однако некоторые из них лишь комментируют мнения по этому вопросу других авторов, зачастую не высказывая своих. В науке отсутствуют четкие позиции по вопросу о том, какой должна быть форма взаимоотношений государства и церкви в современных условиях — условиях свободы, демократии, формирования гражданского общества.
В православной традиции сформировалось определенное представление об идеальной форме взаимоотношений между церковью и государством. Попытки выработать такую форму были предприняты в Византии, где принципы церковно-государственных отношений нашли свое выражение в канонах и государственных законах империи, отразились в святоотеческих писаниях. В совокупности эти принципы получили название «симфония церкви и государства». Суть их составляют сотрудничество церкви и государства, взаимная поддержка и взаимная ответственность, невторжение одной стороны в сферу исключительной компетенции другой.
В России государственность складывалась под сильным влиянием Византии, где светская и духовная власть не противостояли, а дополняли друг друга[2]. Близкой к православному идеалу «симфонии церкви и государства» можно считать взаимоотношение церковной и государственной власти в русской древности, в допетровской Руси, хотя и в тот период имели место отступления от канонических норм (правление Ивана Грозного, столкновение царя Алексея Михайловича с патриархом Никоном в XVII веке). В истории отношений государства и церкви немало драматических страниц соперничества и противоборства, периодов, когда церковная власть стремилась подчинить себе власть государственную, когда государство подвергало церковь жестоким гонениям.
Правление Петра I положило конец «симфонии церкви и государства». Сформировавшаяся в период его царствования абсолютная монархия исказила церковную жизнь в стране, сделав Русскую православную церковь одним из государственных ведомств. До Петра I ни один из правителей не претендовал на главенство в церкви. Петр I поставил себя верховной властью в области как гражданских, так и церковных дел. Синод был государственным учреждением, он стал кабинетом Петра I по церковным вопросам наравне с Сенатом по гражданским делам. В то же время нельзя было почитаться настоящим православным, не будучи верноподданным Петру I. От церкви требовалось отлучение каждого, кто оспаривал действия светской власти. Церковная реформа Петра I оказалась необыкновенно прочной и устойчивой, глубоко укоренившейся в России в XVIII—XIX веках.
Православие служило самодержавию вплоть до свержения династии Романовых и ликвидации монархии в результате февральской революции 1917 года. Сложившееся сотрудничество между церковью и Временным правительством на начальном этапе февральской революции впоследствии было прервано. Служители церкви не хотели признавать, что революция требует принципиальных изменений в церковно-государственных отношениях.
Становление советского государства основывалось на марксистском положении о сломе старой государственной машины, что предполагало ликвидацию политических связей государства и церкви. В.И. Ленин разделял эти взгляды и полагал, что государству не должно быть дела до религии, религиозные общества не должны быть связаны с государственной властью. Эти теоретические положения легли в основу политики советского государства и получили закрепление в ряде его первых актов, в том числе в декрете «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» 1918 года. В дальнейшем этот принцип нашел закрепление во всех советских конституциях.
Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» лишил церковь экономической основы, установив, что все церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Имущество этих организаций объявлялось народным достоянием и переходило в государственную собственность. Местные и центральные органы государственной власти могли предоставлять религиозным обществам здания и предметы, предназначенные для богослужения, лишь в пользование. Советская власть лишила религиозные объединения и общества прав юридического лица. Отменялись религиозные клятвы, или присяги. В юридической сфере у церкви было изъято право регистрировать акты гражданского состояния.
Большое значение для судьбы церкви имело противостояние патриарха Тихона и советской власти. К этому противостоянию патриарх был вынужден прибегнуть откровенно провокационными действиями власти, которая в 1919—1920 гг. провела кампанию осквернения мощей. Было произведено 63 «вскрытия», обставленных как «разоблачение церковной лжи», в том числе таких почитаемых русским народом святых, как Сергий Радонежский, Тихон Задонский, Савва Звенигородский.
Провозглашенный светский характер государства превратился по существу в воинствующий атеизм. Русской православной церкви и другим конфессиям пришлось пережить настоящий террор: храмы и другие здания, предназначенные для богослужения, разрушались; иконы и религиозная литература сжигались или вывозились за рубеж; уничтожались высшие религиозные иерархии и рядовые верующие. Особым гонениям подвергалось православие, очевидно как государственная в прошлом религия. Известно секретное письмо Ленина, в котором предлагалось воспользоваться страшным бедствием страны — голодом 1921—1922 гг. для грабежа церквей и расправы над священнослужителями. Одновременно рекомендовалось расстреливать как можно больше представителей духовенства и реакционной буржуазии[3].
Попытки патриарха Тихона найти компромисс с властями были жестко пресечены. Результатом стало кровавое подавление сопротивления верующих, которые пытались отстоять церкви от осквернения.
С лета 1922 года, когда ВЦИК издал постановление об обязательной регистрации всех общественных организаций, церковь, отнесенная к общественным организациям, не только фактически, но и юридически находилась вне закона. Ситуация несколько изменилась после ее регистрации в 1927 году. Однако 1930-е годы были в истории Русской православной церкви временем тяжелых испытаний. Но именно тогда высшие церковные иерархи, руководимые митрополитом Сергием, справились с обновленческим расколом, отказались от позиции несотрудничества и не проявляли склонности к противостоянию государственной власти. Церковь уцелела, выстояла и, как в синодальные времена, заняла по отношению к государству подчиненное положение[4].
В годы Великой Отечественной войны с учетом большой патриотической деятельности церкви произошла определенная нормализация отношений между нею и государством. Постепенно урегулировались отношения государства со всеми другими крупными конфессиями — мусульманской, буддистской, иудейской, римско-католической и др.
Принципиально новый этап в отношениях церкви и государства начался в период «перестройки» и продолжается до настоящего времени. Конституционно Россия провозглашена светским государством, гарантирующим свободу совести и вероисповеданий.
В соответствии с Основами социальной концепции Русской православной церкви нельзя понимать принцип светского государства как означающий радикальное вытеснение религии из всех сфер жизни народа, отступление религиозных объединений от участия в решении общественно значимых задач, лишение их права давать оценку действиям властей. Этот принцип предполагает лишь известное разделение сфер компетенции церкви и власти, невмешательство их во внутренние дела друг друга. Церковь не должна брать на себя функции, принадлежащие государству, и в то же время может обращаться к государственной власти с просьбой или призывом употребить власть в тех или иных случаях, однако право решения этого вопроса остается за государством. Государ-ство не должно вмешиваться в жизнь церкви, в ее управление, вероучение, литургическую жизнь, духовническую практику и т. д., равно как и вообще в деятельность канонических церковных учреждений, за исключением тех сторон, которые предполагают деятельность в качестве юридического лица, неизбежно вступающего в соответствующие отношения с государством[5].
За последние годы произошли серьезные изменения в государственно-конфессиональных отношениях по сравнению с советским периодом. После возвращения в 1990 году религиозным объединениям статуса юридического лица Русская православная церковь, мусульманская община, организации иудеев, буддистов и другие конфессии активно интегрируются в правовое поле страны и выполняют свои социальные функции в обществе.
Главное достижение последних лет — создание правовых условий для деятельности религиозных объединений и получение ими статуса юридического лица. В России приняты нормативные правовые акты, регламентирующие в духе веротерпимости деятельность религиозных организаций. Базовым стал Закон СССР от 01.10.1990 № 1989-1 «О свободе совести и религиозных организациях». В дальнейшем были приняты Закон РСФСР от 25.10.1990 № 267-1 «О свободе вероисповеданий» и заменивший его Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ
«О свободе совести и религиозных объединениях», а также поправки к Налоговому кодексу РФ, предоставляющие льготы религиозным объединениям при осуществлении ими культовой деятельности. Отменены нормы, которые ограничивали права верующих или религиозных организаций. Кроме того, ряд указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ были приняты в связи с необходимостью регламентации возвращения религиозным объединениям отобранного у них в советский период культового имущества. Совершенствуется механизм судебных решений по жалобам верующих и религиозных организаций на неправомерные действия государственных органов и должностных лиц.
В России пути сотрудничества государства и религиозных объединений до конца не определены, так как государственная концепция взаимоотношений государства и религиозных объединений находится в стадии становления. Помимо общей нормативно-правовой формы регламентации с начала 1990-х годов государство стало использовать договорную форму регулирования отношений, связанных с деятельностью традиционных для России конфессий. Между религиозными организациями и государством стали заключаться договоры о сотрудничестве, первый из них — между Московской патриархией и федеральными органами исполнительной власти. Позднее подобные договоры заключены с представителями других конфессий, но преимущественно на региональном уровне.
Соглашения заключаются на основе законодательства и конкретизируют некоторые его положения, восполняют пробелы, создавая недостающую правовую базу для совместной деятельности церкви и государства в областях, представляющих взаимный интерес. Независимо от направления сотрудничества, основная задача соглашений — духовно-нравственное воспитание народа, где стороны принимают на себя определенные обязательства по реализации таких задач. Церковь берет на себя непосредственные труды по религиозно-нравственному воспитанию, а исполнительные органы оказывают имущественную и финансовую поддержку церкви. По мнению некоторых правоведов, подобные соглашения можно отнести к разновидности административного договора[6].
Россия — светское государство, поэтому необходимо реально оценивать возможности религии, так как социальное и нравственное возрождение возможно только при общих усилиях и сотрудничестве государства и религиозных объединений. Нормальное развитие гражданского общества может осуществляться лишь при условии культурного подъема, формирования широкого кругозора у граждан при сочетании различных мировоззренческих взглядов и лояльном отношении к воззрениям инакомыслящих.
В России созданы необходимые условия для удовлетворения религиозных потребностей верующих и функционирования религиозных объединений. По всем основным вопросам жизнедеятельности религиозных объединений приняты соответствующие законы, заложившие основы демократических, партнерских взаимоотношений государства и церкви. Определены следующие приоритетные направления государственной политики в сфере взаимоотношений государства и религиозных объединений:
· обеспечение конституционного положения об отделении церкви от государства и школы от церкви;
· равноправие всех действующих конфессий и право граждан на свободу совести;
· содействие религиозным организациям в реализации их уставных задач[7].
Государственно-конфессиональные соглашения о сотрудничестве являются адекватной формой государственного управления в сфере взаимодействия государства с религиозными объединениями, поскольку позволяют и государству, и религиозным объединениям согласовывать свои действия в решении общих задач, лежащих в плоскости духовно-нравственного воспитания населения, социального и культурного служения.
Наше государство стремится к реализации основных принципов демократического общества, поэтому государственно-конфессиональные соглашения — наиболее перспективная форма государственного управления в области взаимодействия с религиозными объединениями. При демократическом режиме, в условиях существования гражданского общества отношения между государством и церковью могут быть построены только на основе договора, который способен стать современным выражением «симфонии церкви и государства».
 
Библиография
1 См., например: Тихомиров Л.А. Христианство и политика. — М., 1999; Бычков С. Русская церковь и императорская власть. — М., 1998; Стефанович П.С. Боярство и церковь в домонгольской Руси // Вопросы истории. 2002. № 7; Шахназаров О. История развития общества: русский путь // Общество и экономика. 2000. № 2.
2 См.: Государство, религия, церковь в России и за рубежом // Информационно-аналитический бюллетень. 2001. № 2.
3 См.: Морозова Л.А. Государство и церковь: особенности взаимоотношений // Гос-во и право. 1995. № 3. С. 90.
4 См.: Цимбаев Н.И. Русская православная церковь в годы испытаний (1900—1941) // Вопросы философии. 2001. № 5. С. 40.
5 См.: Основы социальной концепции Русской православной церкви. — М., 2001. С. 19—20.
6 См.: Писенко К.А. Соглашения о сотрудничестве между религиозными объединениями и исполнительными органами государственной власти Российской Федерации как разновидность административного договора // Гос-во и право. 2004. № 3. С. 71—78.
7 См.: Володина Н.В., Кулиев И.О. Взаимоотношения государства и религиозных объединений: опыт России и Азербайджана // Гос-во и право. 2002. № 9. С. 71.