УДК 347.44 

Страницы в журнале: 56-62

 

В.В. ШИРОБОКОВ,

аспирант Московской финансово-юридической академии

 

Рассматриваются правовые аспекты договорного регулирования водоснабжения: дано понятие договора водоснабжения, раскрываются особенности его заключения, изменения и расторжения.

Ключевые слова: договор водоснабжения; заключение, изменение и расторжение договора.

 

Contractual regulation of water supply

 

Shirobokov V.

 

The given article deals with law aspects of contractual regulation of water supply; it gives definition of the contract, features of it conclusion, change and cancellation.

Keywords: water supply contract; conclusion, change and cancellation of the contract.

 

В  цивилистической литературе насчитывается не так много работ, посвященных практике договорного регулирования. В этой связи, пожалуй, стоит прежде всего упомянуть работу Б.И. Пугинского, который одним из первых обосновал самостоятельность договора как ненормативного правового средства регулирования общественных отношений[1].

Рассмотрим следующие аспекты договорного регулирования водоснабжения:

— понятие и структура договора водоснабжения;

— законодательство о договоре водоснабжения;

— заключение, изменение и расторжение договора водоснабжения;

— исполнение договора водоснабжения.

Многие могут не согласиться с таким подходом к рассматриваемому вопросу, относя к договорному регулированию водоснабжения лишь порядок заключения, расторжения и изменения договора. Однако, по нашему мнению, без выяснения понятия и структуры договора водоснабжения, законодательства о договоре, порядка его исполнения исследование данного вопроса было бы неполным.

Определение понятия «договор» в настоящее время содержится в ст. 420 ГК РФ, где предусмотрено, что договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Понимание договора как соглашения сторон, порождающего обязательство между ними, сложилось в российской правовой науке около века назад и является общепринятым в большинстве национальных правопорядков[2].

Так, пункт 12 ст. 1-201 Единообразного торгового кодекса США устанавливает, что договор — это полное обязательство, вытекающее из соглашения сторон в соответствии с данным кодексом и иными подлежащими применению нормами права. Статья 1101 Французского гражданского кодекса предусматривает, что договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются в отношении одного или нескольких других лиц дать что-либо, сделать что-нибудь или не делать чего-нибудь[3].

Трактовка договора как юридического соглашения, порождающего обязательство между его участниками, устоялась в отечественной правовой науке и до последнего времени не подвергалась сомнению. В цивилистической литературе, пишет Д.Н. Сафиуллин, договор «единодушно характеризуется как соглашение двух или более лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Это принципиальное положение — договор суть соглашение — имеет нормативную основу…»[4]. О.А. Красавчиков подчеркивает: «Договор, напомним еще и еще раз, — соглашение сторон»[5].

Договор всегда представляет собой соглашение сторон, причем такое, которое служит непосредственным основанием для возникновения обязательства. Он перетекает в обязательство, в целом совпадая с ним по содержанию[6].

Наряду с квалифицирующими признаками, закрепленными в определении понятия договора, законом предусмотрен еще ряд требований к нему. Для выполнения своего основного предназначения — порождения обязательства — соглашение в силу п. 1 ст. 432 ГК РФ должно быть достигнуто по всем существенным условиям договора.

Таким образом, под договором нами будет пониматься соглашение сторон, включающее в себя все существенные пункты (условия) и направленное на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей.

Законодательное определение договора водоснабжения как таковое отсутствует. В пункте 11 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденных постановлением Пра-вительства РФ от 12.02.1999 № 167 (далее — Правила), лишь указывается, что отпуск (получение) питьевой воды и (или) прием (сброс) сточных вод осуществляются на основании договора энергоснабжения, относящегося к публичным договорам (статьи 426, 539—548 ГК РФ) и заключаемого абонентом (заказчиком) с организацией водопроводно-канализационного хозяйства (ВКХ).

Как и любой договор, договор водоснабжения — это соглашение, заключенное между снабжающей организацией (организацией ВКХ) и абонентом (потребителем). Предметом данного договора является отпуск питьевой воды абоненту. Вместе с тем договором можно считать такое соглашение, в котором сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям. При этом при толковании существенных условий договора прежде всего стоит исходить из определения данных условий (ст. 432 ГК РФ).

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Перечень существенных условий договора водоснабжения, при недостижении соглашения по которым договор водоснабжения будет считаться незаключенным, содержится в п. 13 Правил. К существенным условиям, в частности, относятся предмет договора, которым является отпуск (получение) питьевой воды и (или) прием (сброс) сточных вод, режим отпуска воды, лимиты на отпуск питьевой воды.

На основании изложенного выше можно сделать вывод, что договор водоснабжения представляет собой соглашение, заключенное между снабжающей организацией (организацией ВКХ) и абонентом (потребителем), предметом которого является отпуск потребителю питьевой воды и в котором сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, перечень которых указан в п. 13 Правил.

Будучи целостным, договор водоснабжения, как и любой договор, обладает определенной структурой. Под структурой принято понимать образующие объект элементы и связи между ними[7].

Определение структуры позволяет охарактеризовать договор как особый, самостоятельный правовой объект, выявить его свойства и отличия от других сходных объектов. При этом следует исходить из того, что системообразующими элементами договора выступают люди и организации, прежде всего — являющиеся участниками, сторонами договора[8].

Из-за игнорирования методологических требований термин «элемент договора» получил многозначное и весьма неопределенное значение.

Так, В.В. Меркулов относит к элементам договора субъектный состав, оферту и акцепт, содержание и экономическую цель договора[9].

А.Д. Корецкий называет элементами договора соглашение сторон об установлении взаимных прав и обязанностей, субъективную выполнимость договора и намерение сторон исполнять договор[10].

Анализ структуры договора предполагает выявление связей между его участниками, которые:

— порождаются соглашением контрагентов, их согласованным волеизъявлением;

— носят правовой характер, будучи выражены в виде взаимных прав и обязанностей сторон;

— направлены на достижение намеченной сторонами цели.

Поскольку установленные соглашением субъективные права и юридические обязанности традиционно признаются в науке договорным обязательством, можно утверждать, что основная связь между элементами (сторонами) договора строится как договорное обязательство. На главную характеристику обязательства как связи между двумя лицами справедливо указывал Е. Годэмэ[11].

Таким образом, частями структуры договора следует признавать прежде всего элементный состав в виде участников договора и возникающую между ними в результате заключения договора связь в виде совокупности субъективных прав и юридических обязанностей, образующих содержание договорного обязательства.

Следовательно, под частями структуры договора водоснабжения можно понимать элементный состав в виде участников договора (субъектов), которыми выступают организация ВКХ и абонент (потребитель) — физическое или юридическое лицо, а также содержание договора водоснабжения, выражающееся в совокупности взаимных прав и обязанностей организации ВКХ и абонента (потребителя).

Рассмотрим законодательство, регулирующее договор водоснабжения.

Так, А.Ю. Кабалкин пишет, что договоры представлены в ГК РФ в виде взаимосвязанных различных по объему совокупностей норм, охватывающих общие положения о договоре и об отдельных видах обязательств[12].

Совокупность норм, входящих в подраздел 2 «Общие положения о договоре» раздела 3 части первой ГК РФ традиционно определяют как институт гражданско-правового договора. Наряду с этим достаточно развернуто представлены институты и субинституты, закрепляющие типы, виды и подвиды договоров, предусмотренных ГК РФ[13].

Нормы закона, относящиеся к определению сторонами условий договора, в целом выражают дозволительный метод правового регулирования и соответствуют принципу свободы договора.

По выражению А.Н. Танаги, принцип свободы договора входит в общенормативный каркас договорного права[14].

Правовые нормы, регламентирующие договорную деятельность, существенно отличаются по своему характеру и направленности от норм, относящихся к другим сферам законодательного регулирования[15].

Ведущее значение для договорного регулирования имеют правовые нормы дозволительного характера, которые создают основания для дифференцированного, учитывающего интересы и возможности сторон подхода к выработке условий заключаемых договоров.

Нормы права могут предписывать сторонам включать в договор те или иные условия. Закрепление в законе предписываемых условий позволяет добиться от субъектов согласования положений, необходимых для соответствующего вида договора, при сохранении самостоятельности и усмотрения в определении их конкретного содержания[16].

Нормы права могут указывать на возможность решения тех или иных вопросов в договоре самими сторонами. Такие установления относительно возможных условий договора называются управомочивающими[17].

М.И. Брагинский называет данный вид норм факультативными, что едва ли верно, поскольку в них содержится прямое указание на возможность установления в договоре соответствующего порядка[18].

Широко применяются в законодательстве о договорах диспозитивные положения, выполняя роль рекомендаций, «подсказок» относительно построения соответствующих условий; причем рекомендаций, учитываемых либо отвергаемых сторонами.

В юридической литературе отмечалось, что, в отличие от императивно определенных норм, диспозитивные нормы не оказывают решающего влияния на волю контрагентов при определении содержания договорных условий. Вместе с тем, выполняя восполнительную функцию, диспозитивные предписания играют важную роль в обеспечении определенности во взаимоотношениях сторон[19].

Анализ норм, регулирующих порядок выработки субъектами прямых условий договора, позволяет разделить их на две основные группы: во-первых, дозволительные и управомочивающие нормы и, во-вторых, императивные и императивно-дозволительные нормы права, побуждающие проявить инициативу по самостоятельному определению условий договора под угрозой признания договора незаключенным либо недействительным[20].

Можно согласиться с мнением М.Ф. Казанцева, что императивные нормы права не конкретно устанавливают, а лишь предопределяют содержание договорных условий[21].

Суммируя возможности сторон по определению прямых условий договора, можно утверждать, что субъекты вправе по собственному усмотрению включать в договор разнообразные правила взаимосвязанной деятельности, исходя при этом из своих интересов, особенностей взаимоотношений и возможностей исполнения[22].

Воздействие закона на содержание договора может порождаться не только положениями соответствующего договорного института. Оно может возникать из относящихся к взаимоотношениям сторон норм публично-правового характера, предусмотренных нормативным актом. Реакция на требования публичного законодательства, таким образом, обусловливается уже определившимися целями и выработанным содержанием договора. Такая реакция может состоять в необходимости корректировки сформулированных условий либо в дополнении договора новыми пунктами, отражающими требования норм публичного законодательства, а также в учете положений публичного законодательства в процессе исполнения договора[23].

В этой связи представляется важным определение целей нормативного регулирования содержания договоров.

Законодательное воздействие на содержание договоров представляет собой вмешательство государства в частные дела. Вместе с тем такое вмешательство призвано служить обеспечению интересов государства и общества или даже самих контрагентов, предлагая им оптимальную формулировку договорного условия.

Можно выделить следующие цели законодательного регулирования содержания договора:

— очерчивание общей модели, «схемы» договора или отдельного его условия. Такое регулирование служит созданию необходимого единообразия в договорной работе при соблюдении принципа свободы договора;

— обеспечение прав и законных интересов потребителя или другой слабой стороны договора;

— исключение вероятных ошибок и нечеткостей в определении сторонами отдельных условий договора, наиболее часто применяемых на практике и имеющих существенное значение[24].

Говоря о законодательстве, регулирующем договор водоснабжения, следует отметить, что ГК РФ впервые комплексно урегулировал отношения по снабжению электрической и тепловой энергией через присоединенную сеть, определив порождающий их договор энергоснабжения как разновидность купли-продажи (§ 6 главы 30 ГК РФ). Другие ресурсы (товары), такие как газ, нефть, нефтепродукты и вода, вынесены за пределы отношений энергоснабжения, хотя, как указано в п. 2 ст. 548 ГК РФ, правила о договоре энергоснабжения применяются к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства. Анализ специальных нормативных актов показывает, что регулирование обязательств по снабжению через присоединенную сеть иными товарами отходит от правил, установленных ГК РФ[25].

В пункте 10 Правил устанавливается, что отношения, не урегулированные Правилами, с учетом дополнительных требований, предусматривающих местную специфику и особенности пользования системами водоснабжения и канализации, определяются договором между сторонами в соответствии с общими положениями главы 30 ГК РФ.

Таким образом, специальный акт ограничивает субсидиарное применение иных норм гражданского права к отношениям водоснабжения и водоотведения общими положениями о купле-продаже. Однако § 6 главы 30 ГК РФ также содержит указание на регулирование интересующих нас отношений. Пункт 2 ст. 548 ГК РФ указывает: «К отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть... водой... правила о договоре энергоснабжения (статьи 539—547) применяются, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства».

Следовательно, в настоящее время приоритет в применении имеют нормы Правил, а затем — нормы об энергоснабжении (§ 6 главы 30 ГК РФ) и только потом — общие положения о купле-продаже (§ 1 главы 30 ГК РФ)[26].

Утвердив Правила, законодатель тем самым оказал регулирующее воздействие на отношения сторон при заключении договора водоснабжения и защитил слабую сторону, которой в договоре является потребитель.

Далее рассмотрим, каким образом происходит заключение, изменение и расторжение договора водоснабжения.

Заключение договора представляет собой особо значимый участок договорной работы. В процессе установления договорных связей обеспечивается раскрытие регулятивного потенциала договора, реализация его возможностей как правового средства решения задач.

Группа норм, входящих в главу 28 «Заключение договора» ГК РФ, фактически сводит все множество существующих способов установления договорных связей по заключению договоров и их содержание к примитивной схеме «оферта — акцепт». Данная схема далека от совершенства[27].

Порядок заключения договора состоит в том, что одна из сторон направляет другой стороне свое предложение о заключении договора (оферту), а другая сторона, получив оферту, принимает решение заключить договор (п. 2 ст. 432 ГК РФ).

Обычно выделяют следующие стадии заключения договора:

— преддоговорные контракты сторон (переговоры);

— оферта;

— рассмотрение оферты;

— акцепт.

В случае же установления взаимоотношений по водоснабжению законодательством предусмотрен различный порядок заключения, изменения или расторжения договора, в зависимости от того, кто выступает в качестве абонента (потребителя): физическое лицо или юридическое лицо.

В зависимости от субъекта, устанавливающего с организацией ВКХ правоотношение, договор проходит все четыре стадии заключения (юридическое лицо) или только две обязательные стадии (физическое лицо)[28].

Поскольку договор водоснабжения является публичным, к нему применяются правила ст. 445 ГК РФ о заключении договоров в обязательном порядке. При этом правила, предусмотренные данной статьей, действуют для двух различных ситуаций: когда обязанная сторона (организация ВКХ) выступает в роли лица, получившего предложение заключить договор, и когда она сама выступает инициатором заключения договора. В большинстве случаев действует второе правило.

По результатам рассмотрения письма абонента организация ВКХ должна либо направить абоненту извещение об акцепте оферты, т. е. акцептовать договор на условиях, предложенных абонентом, или  об акцепте оферты на иных условиях, т. е. направить абоненту, предложившему заключить договор, подписанный экземпляр договора с протоколом разногласий, либо известить абонента об отказе от заключения договора, если отсутствует техническая возможность присоединения к системам водоснабжении и канализации.

В случае акцепта оферты на условиях, предложенных абонентом, договор водоснабжения будет считаться заключенным с момента получения лицом, предложившим заключить договор, извещения об акцепте (п. 1 ст. 433 ГК РФ).

В ином случае контрагент по договору имеет право передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение соответствующего суда в течение 30 дней со дня получения извещения об акцепте оферты на иных условиях (п. 1 ст. 445 ГК РФ).

Соблюдение порядка заключения договора водоснабжения избавит организацию ВКХ от возмещения убытков, вызванных уклонением от заключения договора.

В том случае, если инициатором заключения договора водоснабжения выступает сама организация ВКХ, т. е. сторона, обязанная заключить договор, и ей в течение 30 дней будет направлен протокол разногласий к проекту договора, она обязана в течение 30 дней со дня получения протокола разногласий известить другую сторону о принятии договора в ее редакции либо об отклонении протокола разногласий.

При отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в указанный срок сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда (п. 2 ст. 445 ГК РФ).

Указанный порядок заключения договора водоснабжения применяется в том случае, когда абонентом выступает юридическое лицо.

В случае же, когда абонентом по договору водоснабжения выступает гражданин, который использует воду в бытовых целях, договор будет считаться заключенным с момента фактического подключения абонента в установленном порядке к сетям водоснабжения и канализации (п. 1 ст. 540 ГК РФ).

Порядок изменения и расторжения договора регулируется главой 29 «Изменение и расторжение договора» ГК РФ.

Стороны вправе изменить и расторгнуть договор водоснабжения в течение срока его действия только по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством или соглашением сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ).

Основаниями для изменения или расторжения договора водоснабжения в течение срока его действия являются:

— соглашение сторон;

— существенное изменение обстоятельств;

— существенное нарушение договора одной из сторон.

Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях (ст. 451 ГК РФ).

Основанием для изменения и расторжения договора организацией ВКХ в одностороннем порядке является существенное нарушение абонентом условий договора (статьи 523 и 546 ГК РФ), а именно:

— неоднократное нарушение абонентом сроков оплаты отпущенной ему питьевой воды и принятых сточных вод;

— неоднократная невыборка товаров (неоднократное уменьшение объема потребления питьевой воды из системы коммунального водоснабжения по сравнению с объемами, предусмотренными договором).

В указанном выше случае договор водоснабжения считается измененным или расторгнутым с момента получения абонентом уведомления об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон (п. 4 ст. 523 ГК РФ)[29].

Норма п. 1 ст. 523 ГК РФ может применяться и без указания на случаи, когда нарушение договора предполагается существенным (п. 3 ст. 523 ГК РФ). Важно, чтобы для данного вида договора нарушение определенного условия считалось существенным.

Некоторые авторы считают, что при толковании ст. 523 ГК РФ существенным нарушением закон признает лишь нарушение сроков оплаты[30].

По мнению С.М. Корнеева, применительно к договорам о снабжении товарами (продукцией) через присоединенную сеть, в том числе и к договору водоснабжения, существенным нарушением, дающим право снабжающей организации в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора, является не только неоднократное нарушение сроков оплаты товара (продукции), но и существенное нарушение других условий, в том числе условия об обеспечении абонентом надлежащего технического состояния и безопасности эксплуатируемых сетей, приборов и оборудования, а также о соблюдении установленного режима потребления товара (продукции)[31].

Остановимся вкратце на исполнении договора водоснабжения.

Договор требует от его участников исполнения принятых на себя обязательств и в этом отношении служит инструментарием обеспечения стабильности взаимосвязанной деятельности субъектов.

По справедливому замечанию И.Е. Замойского, заключение договора — это только предпосылка, хотя и важная, успешного выполнения договорных обязательств. Необходима настойчивая работа по обеспечению выполнения договорных обязательств[32].

И.В. Цветков обоснованно пишет об огромном объеме правовых действий и мероприятий, которые требуют квалифицированного, четкого и своевременного выполнения в целях обеспечения высокого уровня договорной дисциплины и достижения максимальной экономической эффективности[33].

В исполнении договоров могут быть выделены следующие функциональные аспекты: организационный, исполнительный и контрольный.

Организационный аспект деятельности по исполнению договоров заключается в том, что после заключения договора должны быть определены конкретные подразделения и работники, ответственные за практическое исполнение договора.

Исполнительный аспект, т. е. действия непосредственных исполнителей, направленные на выполнение условий договора, вообще не рассматривался в правовой науке. Вместе с тем этот аспект является центральным в решении задачи надлежащего исполнения договоров.

Контроль исполнения договора состоит в обеспечении соответствия работы организации и ее подразделений требованиям, изложенным в договоре[34].

В целях контроля исполнения договоров контрагентами организация ВКХ должна:

— осуществлять систематическую проверку выполнения контрагентами важнейших условий договора водоснабжения;

— незамедлительно применять к неисправному должнику по договору водоснабжения меры оперативного воздействия.

Только при подобном всестороннем и оперативном контроле становится возможным даже в обстановке развала договорной дисциплины предупреждать нарушения договоров контрагентами и отрицательные последствия нарушений, существенно сокращать возможные потери[35].

В заключение изложим ряд выводов.

Во-первых, договор водоснабжения представляет собой соглашение, заключенное между снабжающей организацией (организацией ВКХ) и абонентом (потребителем), предметом которого является отпуск потребителю питьевой воды и в котором сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, перечень которых указан в п. 13 Правил.

Во-вторых, под частями структуры договора водоснабжения можно понимать элементный состав в виде участников договора (субъектов), которыми выступают организация ВКХ и абонент (потребитель) — физическое или юридическое лицо, а также содержание договора водоснабжения, выражающееся в совокупности взаимных прав и обязанностей организации ВКХ и абонента (потребителя).

В-третьих, законодательство, регулирующее договор водоснабжения, включает в себя в настоящее время Правила пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, имеющие приоритет, нормы об энергоснабжении (§ 6 главы 30 ГК РФ) и общие положения о купле-продаже (§ 1 главы 30 ГК РФ).

В-четвертых, поскольку договор водоснабжения является публичным, к нему применяются правила ст. 445 ГК РФ о заключении договоров в обязательном порядке.

В-пятых, договор водоснабжения расторгается и изменяется согласно общим правилам изменения и расторжения договора, содержащимся в главе 29 «Изменение и расторжение договора» ГК РФ, с учетом специфики, описанной выше.

В-шестых, исполнение договора водоснабжения включает в себя три функциональных аспекта: организационный, исполнительный и контрольный.

 

Библиография

1 См.: Пугинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. — М., 2008.

2 Там же. С. 2.

3 Там же. С. 3.

4 Сафиуллин Д.Н. Теория и практика договорного регулирования хозяйственных связей в СССР. — Свердловск, 1990. С. 123.

5 Красавчиков О.А. Гражданско-правовой договор: понятие, содержание, функции // Гражданско-правовой договор и его функции: Межвуз. сб. науч. тр. — Свердловск, 1980. С. 10.

6 См.: Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 6.

7 См.: Овчинников Н. Структура // Философская энциклопедия. — М., 1970. Т. 5. С. 140—141.

8 См.: Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 10.

9 См.: Меркулов В.В. Гражданско-правовой договор в механизме регулирования товарно-денежных отношений. — Рязань, 1994. С. 19—26.

10 См.: Корецкий А.Д. Теоретико-правовые основы учения о договоре. — СПб., 2001. С. 28.

11 См.: Годэмэ Е. Общая теория обязательств. — М., 1948. С. 21.

12 См.: Комментарий к ГК РФ (части первой) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. — М., 2004.

13 См.: Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 76.

14 См.: Танага А.Н. Принцип свободы договора в гражданском праве России. — СПб., 2003. С. 10.

15 См.: Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 79.

16 Там же. С. 80.

17 См.: Вахнин И.Г. Нормативные ограничения усмотрения сторон по договору // Вестн. Моск. ун-та. Серия 11 «Право». 1999. № 3. С. 79.

18 См.: Брагинский М.И. Гражданский кодекс. Часть первая. Три года спустя // Хозяйство и право. 1998. № 1. С. 16.

19 См.: Сафиуллин Д.Н., Хохлов С.А. Договоры на реализацию продукции. — Свердловск, 1980. С. 38.

20 См.: Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 85.

21 См.: Казанцев М.Ф. Договорное регулирование. Цивилистическая концепция. — Екатеринбург, 2005. С. 293.

22 См.: Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 86.

23 Там же. С. 87.

24 Там же. С. 89.

25 См.: Блинкова Е.В. Гражданско-правовое регулирование снабжения товарами через присоединенную сеть: теоретико-методологические и практические проблемы единства и дифференциации: Дис. … д-ра юрид. наук. — Рязань, 2005. С. 48.

26 Там же. С. 50.

27 См.: Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 131.

28 См.: Блинкова Е.В. Договор водоснабжения в российском гражданском праве: Дис. … канд. юрид. наук. — Рязань, 2001. С. 63.

29 Взаимоотношения водоканала с абонентами // Сб. материалов: Договор на отпуск питьевой воды и прием сточных вод (оказание услуг водоотведения). — М., 2007. С. 15.

30 См.: Гражданское право: Учеб. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 1997. С. 93.

31 См.: Гражданское право: Учеб.: В 2 т. Том II. Полутом I. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. — М., 1997, С. 324.

32 См.: Замойский И.Е. Предотвращение нарушения договорных обязательств на предприятии. — К., 1978, С. 17.

33 См.: Цветков И.В. Договорная дисциплина в хозяйственной деятельности предприятия: теория и практика. — М., 2006.С. 357.

34 См.: Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 175.

5 См.: Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 176.