УДК 341:347.97/99
 
М.С. ШАВАРИН,
аспирант сектора сравнительного права Института государства и права РАН
 
Статья посвящена малоисследованному в России вопросу судебного федерализма в США, а именно проблеме разграничения юрисдикции федеральных судов и судов штатов. Рассмотрены способы разграничения юрисдикции, научные концепции, разработанные для решения этой проблемы.
Ключевые слова: дуализм, юрисдикция, конкурирующая юрисдикция, суды США, судебный федерализм, конституция США, клаузула о верховенстве.
 
Dualism of judicial system in USA
 Article by Shavarin M.S. deal with scantily explored in Russia area of investigation — judicial federalism in USA, the better say the problem of distribution jurisdiction between federal and states courts. Also author had investigated methods of distribution jurisdiction; conceptions proposed in science for resolve this problem.
Keywords: dualism, jurisdiction, concurrent jurisdiction, courts USA, judicial federalism, Constitution USA, Supremacy Clause.
 
Судебным системам большинства других государств неизвестен характерный для США принцип дуализма. В специальной литературе, рассматривая федеративные государства в целом и не акцентируя внимания на судебных системах, выделяют четыре современных концепции федеративного государства: монистическую, дуалистическую, триалистическую (или плюралистическую) и интегративную[1].
Еще различают федеративные государства, где действует принцип монизма судебных органов[2]. К ним относятся, например, США, Индия и Россия, в судах общей юрисдикции которых рассматриваются уголовные, гражданские, административные, трудовые и другие споры, нет специальных административных, ювенальных, военных судов. Есть также государства, где принят принцип полисистемности, множественности разновидностей судов[3]. В таких федерациях (среди них Бразилия, Германия) действуют несколько видов судебных систем, каждая из которых завершается своим высшим судебным органом.
Среди многообразия организации судебных систем в федерациях США можно отнести к децентрализованному типу, так как по большинству вопросов только штаты занимаются отправлением правосудия. Но по более значимым общенациональным определенным вопросам федерация осуществляет исключительное правосудие. Считается, что широкая область судебной юрисдикции штатов — это пережиток их прошлой обособленности, но в любом случае существует правило, что установление судебной системы штата находится в ведении штата.
Одной из причин многообразия судебных систем и условий сохранения существующего положения является то, что каждый штат и федерация в целом имеют собственные правовые системы. В некоторых областях (например, в статутном праве) эта особенность менее заметна, во многом благодаря принятию унифицированных актов. Но штат может отвергнуть частично или полностью унифицированный акт, принятый же становится частью статутного права штата. В основном эти акты по понятным причинам регулируют хозяйственные отношения. А в других областях (общее право) различие более заметно, но следует сказать, что в настоящее время в общей структуре правового регулирования основное место отведено статутному праву[4].
Одним из ярких доказательств существования дуализма судебной системы США и проблем в этой области является то, что по многим делам суды штатов активно игнорируют доктрины Верховного суда США и фактически Верховный суд провоцирует их на это[5].
Конституционно-правовые акты, определяющие иерархическую структуру судебной системы, очень консервативны. Федеральная судебная система в своих основных чертах не подвергалась существенным изменениям со времен принятия в 1789 году Закона о судоустройстве (An act of establish Judicial court of U.S.). Современная редакция этого статута в § 1257 раздела 28 предусматривает возможность пересмотра дел, рассмотренных в суде штата, в которых затрагиваются федеральная конституция, договоры, статуты, за исключением дел, основанных на федеральном общем праве, которое, по некоторым данным, все еще существует.
Одной из фактических причин дуализма судебной системы США является закрытый перечень дел для федеральных судов, содержащийся в Конституции 1787 года. Раздел 28 Свода законов США («Судоустройство и судопроизводство») — это судебный кодекс США, принятый в 1911 году, включенный в Свод законов в 1948 году. Основа для учреждения штатами своих судов — десятая поправка к Конституции США.
Если вкратце описать распределение юрисдикции, установленное конституционными нормами, то к исключительной федеральной юрисдикции будут относиться:
1) дела, связанные с торговлей, затрагивающей несколько штатов;
2) налоговые споры;
3) дела, связанные с почтой;
4) дела о банкротстве;
5) адмиралтейские дела;
6) патентное и авторское право;
7) дела, касающиеся отношений, регулируемых законодательством об обороте ценных бумаг и антимонопольным законодательством.
Если обобщить уголовные дела, которые рассматривают федеральные окружные суды, то это преступления против Соединенных Штатов, совершенные на территории округа, где такой суд действует (эта норма закона о судоустройстве 1789 года, действующая и сегодня, обросла подробным перечислением федеральных преступлений). К таким уголовным делам относятся также преступления, ответственность за которые предусмотрена федеральными статутами (например, угон автомобиля подсуден суду штата, кроме тех случаев, когда на угнанном автомобиле пересекли границу двух штатов), а также в некоторых случаях преступления, совершенные федеральными должностными лицами, ответственность за которые предусмотрена законами штатов.
Но список этот толкуется расширительно, он не исчерпывающий. К тому же тот факт, что дело затрагивает национальный интерес, не обязательно говорит о том, что оно должно быть рассмотрено в федеральном суде.
Компетенция между центром и штатами разделена в пользу последних, имеющих значительную самостоятельность и независимость. Основную часть законов, в соответствии с десятой поправкой к Конституции США, принимают легислатуры штатов. В них существуют собственные судебные системы, основы которых частично заложены еще в период до объединения штатов. Суды штатов правомочны
решать дела по искам по традиционному общему праву (судебными прецедентами). Попытки ограничить федеральные полномочия при помощи десятой поправки обычно безрезультатны, поскольку эта поправка не проясняет окончательно, что делегировано федерации, а что нет. В таком случае утверждение «полномочия, не предоставленные настоящей Конституцией Соединенным Штатам… сохраняются соответственно за штатами или за народом»[6] выглядит аморфным. Далеко не в последнюю очередь такой вывод обусловлен тем, что Верховный суд США расширил конституционные полномочия федерации.
Взаимоотношения между федеральными судами и судами штатов были осложнены целым рядом фактов, хотя бы тем, что были учреждены федеральные суды… Такое положение дел сохраняется и сейчас — во многом благодаря тому, что между ними нет окончательного и определенного разграничения юрисдикции. Существует так называемая конкурирующая юрисдикция (concurrent jurisdiction или overlapping jurisdiction) — когда юридический вопрос может решить как суд штата, так и федеральный суд. Эта характерная черта американской судебной системы проявляется также в том, что зачастую предоставляет каждому право выбора между судом штата и федеральным судом. Окончательной определенности в критериях, которым должно удовлетворять дело, чтобы быть рассмотренным в федеральном суде или штата, нет. Общепризнано, что дела, в которых затрагивается «общенациональный» или «федеральный» интерес, рассматривают федеральные суды, но соответствующее понятие, являющееся основой этого критерия, можно, очевидно, истолковать по-разному.
Существующую юрисдикцию федеральных судов, предусмотренную в разд. 2 ст. 3 Конституции США, можно подразделить на две основные группы дел, в зависимости от предмета спора и субъектов спора.
В соответствии с критерием предмета спора федеральные суды рассматривают:
1) дела, возникшие на основании Конституции 1787 года, федеральных законов, международных договоров США;
2) морские дела (касающиеся судоходства в открытом море), адмиралтейские дела (касающиеся морских перевозок, рыболовства, портов и т. п.).
По критерию субъектов спора федеральные суды рассматривают дела в отношении:
1) послов и иных полномочных представителей иностранных государств;
2) федерации (там, где стороной являются США);
3) граждан и постоянных жителей различных штатов, иностранных государств и их граждан.
Фактически в соответствии с последними изменениями федеральные суды рассматривают только те дела, в которых сумма иска превышает 50 тыс. долл. (раньше сумма была 10 тыс. долл., а до этого еще меньше). К этой же категории относятся иски между гражданами одного штата, где предметом спора является земля, вещные права на которую возникли по законам другого штата. На деле федеральные суды чаще всего рассматривают из этой категории гражданские споры между гражданами разных штатов, причем, что самое интересное, федеральные суды в таких делах решения основывают на праве штатов;
5) споры между двумя и более штатами.
Десятая поправка исключила из федеральной юрисдикции дела, в которых одной стороной являются граждане какого-либо штата или иностранного государства, а другой — штат. Кроме того, уголовные дела, ответственность по которым предусмотрена общим правом (судебными прецедентами), рассматриваются в судах штатов.
В ряде статутов рассмотрение некоторых дел отнесено к компетенции федеральных судов: это иски против федеральных служащих, военнослужащих; дела о банкротстве; дела, касающиеся международного регулирования банковской системы, МВФ или МБРР; дела, касающиеся арбитражных соглашений; дела, где одной из сторон является почтовая служба; иски против иностранных государств. В то же время ряд статутов запрещает передачу дела в федеральные суды (например, иски, основанные на Акте о ценных бумагах 1933 года).
 
Таким образом, остальные дела фактически отнесены к судам штатов, так как они обладают «остаточной» юрисдикцией. В связи с этим выдвинута доктрина «перечисленных» («закрепленных», «названных») полномочий (enumerated powers). Правда, иногда ее называют доктриной делегированных полномочий (delegated powers), имея в виду суверенитет народа и делегирование им своих полномочий как федерации, так и штатам.
Статья конституции, описывающая юрисдикцию федеральных судов, была истолкована Верховным судом США так, что не исключала рассмотрение перечисленных в ней дел судами штатов. Это одно из объяснений существования конкурирующей юрисдикции в США.
Другое объяснение: постепенно развитие экономики сломало барьеры между штатами и регионами страны. Федеральная юрисдикция стала расширяться. Конгрессом были приняты законы в областях гражданского и уголовного права, торговли и налогообложения. Каждый новый закон предусматривал для сторон новые основания обращения в федеральный суд. В то же время штаты также занимались законотворчеством. Все это привело к появлению к началу XX века конкурирующей юрисдикции, когда дело могло быть рассмотрено как судом штата, так и федеральным судом. Но в общем штаты перестали рассматривать некоторые категории дел, например те, в которых затрагивалась общенациональная политика (федеральная юрисдикция первоначально обосновывалась ссылкой на то, что такие дела проистекают из общенациональных статутов и Конституции США). За штатами осталось право рассмотрения многочисленных частных дел (private law cases). Фактически штаты рассматривают гражданские дела как по своему законодательству, так и по федеральному и законодательству других штатов, а также подавляющее большинство уголовных дел.
Разумеется, оба объяснения появления конкурирующей юрисдикции не исключают друг друга, а скорее всего взаимно дополняются.
В разд. 3 § 332 Кодекса законов США указаны случаи конкурирующей юрисдикции. Первое условие — превышение суммы иска
75 тыс. долл.; вторым условием могут выступать: 1) участие граждан различных штатов;
2) участие граждан США и иностранцев;
3) участие граждан различных штатов США и иностранцев в качестве третьих и иных лиц (очевидно, это частный случай первого пункта); 4) участие иностранного государства, предъявляющего иск к гражданину или гражданам штата.
Частичную ясность в такое положение дел вносит федеральная конституция, установившая в ст. 6 § 2 клаузулу о верховенстве (Supremacy Clause): «настоящая Конституция и законы Соединенных Штатов, изданные в ее исполнение… и все договоры… являются высшими законами страны, и судьи в каждом штате обязуются к их исполнению, даже если в Конституции и законах какого-либо штата встречаются противоречащие положения»[7]. Это положение подкрепляется другими частями документа. Толкователи этого положения делают свои выводы, фактически расширяя компетенцию федерации. Так, если противоречия федеральной нормы и права штата существуют в сфере конкурентной компетенции федерации и субъекта, приоритет отдается федеральной норме[8]. Верховным судом США создан не один прецедент, расширяющий юрисдикцию федеральных органов. Так, в знаменитом деле Martin vs Hunter’ Lessee Верховный суд решил, что пересмотр Верховным судом решений судов штатов необходим для достижения целей конституционных положений, распространяющих федеральную юрисдикцию на федеральные вопросы, т. е. для обеспечения федеральных прав и обеспечения единства федеральных законов. И в то же время суд подтвердил, что федеральные суды не могут пересматривать дела, основанные на праве штатов. Но если даже права штата достаточно для обоснования приговора, Верховный суд может пересмотреть дело, ссылаясь на федеральный вопрос, если основания по праву штатов зависимы от федеральных[9]. В качестве обоснования этого положения приводится дело Delaware vs Prouse. Логично, что суды штатов не вправе искажать право штата для того, чтобы вывести стороны из-под действия федерального права. В связи с подобными делами была выработана доктрина достаточных правовых оснований в праве штата для вынесения итогового процессуального решения. Согласно этой доктрине если такие основания относятся к материальному праву, то дело не затрагивает федерального вопроса и не может быть пересмотрено в федеральном суде, что нельзя сказать о процессуальных основаниях.
Клаузула о верховенстве имеет и другие последствия для судов. В соответствии с ней суды штатов обязаны принимать иски, подпадающие под исключительную федеральную юрисдикцию, но они же обязаны передавать их после этого в окружные федеральные суды[10]. Верховный суд в решении Testa vs Katt установил, что суды штатов обязаны рассматривать иски, основанные на федеральных нормах, а именно относящиеся к неисключительной федеральной юрисдикции.
Еще одним важным правилом разграничения юрисдикции между судами штатов и федеральными судами является принцип преимущественного права (preemption): «когда конгресс принимает законодательство по какому-либо вопросу, предполагается, что штаты не будут осуществлять ни законодательную, ни судебную власть в той же самой области»[11].
Дуализм связан именно с принципом федерализма, поэтому в связи с действием принципа preemption большое значение имеет существующий в США способ распределения законодательной компетенции[12]. По этому вопросу в литературе содержатся разные мнения, хотя зачастую отмечают примат федеральной власти[13]. Считается, что, с одной стороны, существует «исключительная компетенция субъектов федерации, в которую федеральные органы не могут вмешиваться»[14]; с другой стороны, в США исключительные полномочия закреплены «за федеральными органами или за федерацией в целом, причем остаточная компетенция закрепляется за субъектами федерации»[15], при этом отмечается, что проблемы, требующие разрешения на федеральном уровне, обусловили активно используемую Верховным судом США теорию «подразумеваемых полномочий», фактически расширяющую компетенцию федеральных органов. Концепция «подразумеваемых полномочий» в своей основе имеет положения конституции «о необходимом и уместном». В соответствии с этой нормой Конгресс США имеет право издавать все законы, которые будут необходимы и уместны для реализации полномочий центрального правительства. В то же время сами полномочия центрального правительства в конституции сформулированы достаточно абстрактно, что позволяет использовать нормы «о необходимом и уместном» для расширения полномочий центрального правительства.
Последний подход больше согласуется с концепцией судебного дуализма, так как фактически исходит из существования «двойного» федерализма, а не популярного в последнее время «кооперативного» федерализма. Вкратце смысл такого разграничения полномочий между федерацией и штатами (даже если учитывать «предусмотренные полномочия») в том, что «федеральные власти занимаются только теми вопросами, которые предписаны (и подразумеваются для них) Конституцией»[16]. Вместе с тем специалисты отмечают, что «дуалистическая концепция в тенденции отвечает лишь конъюнктурным интересам отдельно взятого субъекта федерации»[17]. И это неспроста: она основана на том, что центральные федеральные органы по конституции фактически «правомочны осуществлять только те полномочия, которые переданы им субъектами федерации»[18].
Безусловно, федеральные суды не являются вышестоящими по отношению к судам штатов. И только недовольство какой-либо стороны процесса решением никак не может быть основанием для пересмотра решения суда штата в федеральном суде.
Каждый штат имеет свое законодательство, отражающее разные политические и социальные традиции штата, соответственно суды штата по-своему толкуют статутное право штата. Через деятельность судов нормы статутного права получают жизнь, иногда видоизменяются. Поэтому считается, что общее право — почти всегда право конкретного штата. Кроме того, демократические институты зачастую лучше развиты на местном уровне, чем на федеральном, — например, выборность многих должностных лиц (тех же судей), референдумы, законодательная инициатива. Факт наличия конкурирующей юрисдикции заставляет многих должностных лиц соревноваться, зарабатывая большую популярность у населения.
Существование дуализма судебной системы не могло не иметь конкретных практических последствий. Афроамериканцы, например, долгое время предпочитали обращаться в федеральные суды для защиты своих прав, потому что легислатуры некоторых (особенно южных) штатов игнорировали или обходили молчанием их равные права с белыми. Кроме того, они иногда не участвовали в выборах судей штатов. По этим же причинам остальное население предпочитало какое-то время суды штатов федеральным судам.
Еще одним последствием дуализма судебной системы было то, что трактовка федерального законодательства часто отличалась от штата к штату, в том числе и судебная трактовка. Таким образом, общие правовые нормы получали разное толкование разными судами, что усложняло работу судебной и правовой систем. В чем-то разная трактовка обусловлена отличающимся общественным мнением и отношением публики к схожим правовым проблемам, особенно если в конкретном штате судьи выборные. Различное толкование также могло быть следствием желания судов штатов более эффективно применять существующие нормы в соответствии с реалиями практики. В любом случае разногласия в официальной доктрине следует признать главным образом результатом существования отдельных судебных систем. В итоге становится невозможным, например, кратко описать правовые системы всех штатов. Дуализм судебной системы также является основой для противоречий между решениями федерального правительства и правительств штатов, так как эти решения находят защиту в судах соответствующего уровня. Правительства штатов используют суды штатов для выхода из подчинения федеральному судебному, зачастую казуальному, толкованию некоторых спорных положений. Так они позволяют государственным органам штата сохранять большую независимость, чем те имели бы в случае единой судебной системы.
Таким образом, толкование судами, составляющими не подчиненные отдельные системы, определенных норм косвенно может затрагивать вопрос о разграничении компетенции между штатами и федерацией, что является проявлением политической роли судов в США.
 
Библиография
1 См.: Королев С.В., Чиркин В.Е. Федерализм. Теория института отношения (сравнительно-правовое исследование). — М., 2001. С. 45.
2 Там же. С. 118.
3 Там же.
4 См.: Лафитский В.И. США: конституционный строй и роль штатов в структуре американского федерализма. — М., 1993. C. 84.
5 Frederic M. Bloom. State courts unbound // Cornell Law Review March, 2008. P. 501.
6 Маклаков В.В. Конституции зарубежных государств: Великобритания, Франция, Германия, Италия, Европейский союз, Соединенные Штаты Америки, Япония, Индия. — М., 2006. С. 365.
7 Маклаков В.В. Указ. раб. С. 363.
8 См.: Шумилов В.М. Правовая система США: Учеб. пособие. — М., 2006. C. 56.
9 См.: David P. Currie, Harry N. Wyatt. Federal jurisdiction in a nutshell. St. Paul. Minn., 1990. P. 49.
10 В других государствах (например, в России) нет такого положения, в чем-то приближающего правосудие к населению, зато нормативно запрещены споры о подсудности между судами.
11 Егоров С.А. Судебные системы западных государств. — М., 1991. C. 61.
12 См.: Королев С.В., Чиркин В.Е. Указ. раб. С. 119.
13 См.: Конституция США: История и современность / Под. ред. А.А. Мишина, Я.Ф. Язькова. — М., 1988. C. 267.
14 Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. — М., 2007. C. 185.
15 Автономов А.С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учеб. — М., 2006. C. 233.
16 David E. Engdahl Constitutional federalism in a nutshell // sec. ed. // St. Paul., Minn., 1987. P. 11.
17 Королев С.В., Чиркин В.Е. Указ. раб. С. 46.
18 Егоров С.А. Конституционализм в США: политико-правовые аспекты. — М., 1993. С. 194.