УДК 349.2:347.6 

Страницы в журнале: 141-144

 

С.В. ПОЛЕНИНА,

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, главный научный сотрудник Института государства и права РАН,

 

Е.В. СИДОРОВА,

юрист 1-го класса, консультант отдела уголовного законодательства и законодательства о безопасности Департамента конституционного законодательства Минюста России

 

Рецензия на : Социально-юридическая тетрадь (СюрТе). Актуальные проблемы социальной направленности цивилистики и смежных областей юриспруденции: Сб. науч. тр. / Под ред. Н.Н. Тарусиной. — Ярославль: ЯрГУ, 2011. — 172 с.

 

Социальное и трудовое право сегодня опять находятся в центре пристального внимания юридической общественности, ввиду принятия федеральных законов, регулирующих и активизирующих общественные отношения в сфере социальной защиты населения. Среди научных работ в русле развития идей о трудовом и социальном праве в Европейском союзе[1] стоит выделить работы Е.А. Ершовой[2], В.В. Ершова[3] и др.

Социально-юридическая тетрадь, подготовленная под руководством Н.Н. Тарусиной, имеет непосредственное отношение к рассмотрению проблем социального, семейного, трудового, земельного и жилищного права, законодательства и создания в Ярославском государственном университете им. П.Г. Демидова новой кафедры, которая занимается социальным и семейным законодательством. В первом тематическом сборнике, посвященном рассматриваемым вопросам, участвовало двенадцать авторов, которые постарались заострить внимание читателей на проблемах социальной направленности цивилистики и смежных областей юриспруденции. 

Предваряет сборник содержательная статья А.М. Лушникова, М.В. Лушниковой «Социальное право: многообразие понимания и версия Европейского Союза», в которой проводится аналитический обзор различных трактовок социального права. Авторы выделяют четыре направления обоснования социального права.

Согласно первому направлению социальное право определяется как всеобъемлющая категория права, как «право интеграции».

В соответствии со вторым направлением социальное право представляет собой сферу пересечения частного и публичного права, их взаимодействие порождает социальное право (с. 8). Это соображение отражено в работах по вопросам конвергенции частного и публичного права[4]. При изучении представленной тематики исследования фактор комплексности, на наш взгляд, можно рассмотреть как одно из последствий конвергенции частного и публичного права. В рамках данного направления социальное право рассматривают также в качестве надотраслевого правового образования, стоящего в одном ряду с частным и публичным правом (Ю.А. Тихомиров). Данная концепция интересна и благотворно может сказаться на развитии идеи о комплексных правовых образованиях в подсистеме социального права.

Согласно третьему направлению социальное право противопоставляется индивидуальному праву и созвучно  понятию «коллективное право» (с. 10). Так, О.Ф. Гирке помимо традиционного частного, а также публичного права выделяет социальное право, т. е. совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, связанные с деятельностью союзов, отделенных от государства[5]. В настоящее время этот подход перекликается с делением нашего общества на государственный, частный секторы и сектор некоммерческих организаций.

В соответствии с четвертым направлением социальное право рассматривается авторами сборника как комплекс издаваемых государством законов, которые защищают население (с. 12). Сторонники данного подхода связывают социальное право с социальной функцией государства, выделяя отрасли, обеспечивающие решение социальных вопросов. С одной стороны, этот подход фактически сводится к формированию комплексной отрасли права  (социальное право), объединяющей различные отрасли и институты российского права, которые имеют общее назначение (цель) (С.А. Иванов, И.А. Ледях, М.И. Лепихов)[6]. Вместе с тем такая точка зрения получает развитие и в другой концепции социального права, согласно которой социальное право должно выступать некоей надотраслью права (О.А. Парягина, М.В. Филиппова)[7], содержащей отрасли социальной направленности. А.М. Лушников и М.В. Лушникова считают, что следует акцентировать внимание на развитии социального законодательства (а не права), и отмечают его комплексный характер. Социальное право рассматривается ими как суперотрасль, включающая в себя трудовое законодательство и законодательство социального обеспечения.

Рассмотренные в статье различные трактовки социального права, на наш взгляд, вызывают понимание и поддержку, но нуждаются в унификации. В настоящее время процесс формирования единого мнения ученых по данному вопросу еще не завершен.

Важно значение вопросов, исследуемых Н.Н. Тарусиной в статье «Социальная направленность цивилистики и смежных областей юриспруденции: предпосылки, гипотезы и некоторые констатации». Автор обращает внимание на социальный аспект отраслей права и законодательства, в том числе комплексных институтов (с. 22). Этот принципиальный подход к пониманию содержания социального применительно к праву и законодательству свидетельствует, во-первых, об иных признаках деления права на отрасли, во-вторых, о формировании комплексных правовых образований в системе права и системе законодательства.

В другой статье Н.Н. Тарусиной — «Семейное право и семейное законодательство: экспертиза на соответствие занимаемой должности социального служения» — автор занимает крайнюю позицию, считая, что одним из векторов актуализации социальной направленности семейного законодательства является построение барьеров против коммерческой «экспансии гражданского права», его атаки на классические социально ориентированные семейно-правовые технологии (с. 75). Данный вывод представляется спорным, поскольку в настоящее время законодатель уделяет внимание процессу гармонизации публичного и частного права, в том числе в семейно-правовой сфере.

Далее Н.Н. Тарусина исследует социальную составляющую семейного законодательства, которая проявляется в институтах семейного права, в частности, в институте брака, родительства и детства, институте попечения детей, институте алиментных обязательств. Предлагается законодательно закрепить понятийную конструкцию «статус ребенка» (с. 64). Кроме того, во второй части статьи автор обращается к гендерному аспекту семейных отношений и предлагает пути их оптимизации. Третья часть статьи посвящена судебной защите прав и интересов детей, родителей, попечителей, супругов, нуждающихся в помощи членов семьи. Автор размышляет о социальном контексте взаимодействия семейного права и гражданского процесса, в частности о социализации и специализации правосудия по семейным делам. Так, Н.Н. Тарусина вполне справедливо, на наш взгляд, сожалеет, что идея о специальных семейных судах вновь «задыхается» под спудом финансовых проблем (с. 72).

В рецензируемый сборник включена статья А.Ю. Поваренкова «Методология исследования социального риска», в которой исследуется особая разновидность риска — социальный риск. Достаточно подробно, с привлечением нового законодательства об обязательном социальном страховании и судебной практики, освещено понятие социального риска, его признаки. Заслуживает внимания идея автора о том, что различным формам социального риска должны соответствовать различные инструменты его компенсации (с. 53).

О.И. Сочнева в статье «О “детском праве” как комплексном нормативно-правовом блоке социального законодательства» справедливо отмечает, что в Российской Федерации продолжается формирование законодательной базы в сфере обеспечения и защиты прав и интересов ребенка. Рядом ученых была предложена концепция детского права как новой подотрасли международного гуманитарного права (с. 77). В своем современном состоянии это комплексная отрасль (подотрасль социального законодательства), которая имеет различную отраслевую принадлежность и ориентирована на решение специфических задач по поводу обеспечения и защиты прав и интересов ребенка. В статье представлено авторское видение вопросов особенностей ряда правомочий детей, в том числе их права жить и воспитываться в семье, права на защиту, на имя, права выражать свое мнение.

А.В. Вошатко в статье «Индивидуальное и семейное начало в системе оснований наследования» предлагает вниманию читателей обзор литературных и законодательных источников и некоторые сопутствующие обобщающие выводы, направленные на выяснение поставленного вопроса. Принципиальным является вывод автора о том, что семейное начало ставится на первое место в наследственном праве, хотя распоряжение наследодателя обладает бесспорным приоритетом по сравнению с порядком наследования по закону (с. 107).

О.Г. Миролюбова написала для сборника две статьи — «О социальном контексте земельного законодательства» и «О социальной направленности жилищного права и законодательства». Автор исследует в основном публичную составляющую земельного права, а также подчеркивает его имущественный характер, что соответствует устоявшимся положениям Конституции РФ, ЗК РФ и ГК РФ по поводу земельных отношений.

Кроме того, О.Г. Миролюбова представляет перечень проблем, касающихся жилищной сферы, которые имеют существенное значение для практики. Надеемся, что О.Г. Миролюбова продолжит исследование этой проблематики и добьется новых творческих успехов.

Ознакомление с научной статьей Е.А. Исаевой «Гендерная составляющая социальной политики Европейского Союза: идеи законодателя и толкование правоприменителя» (с. 125) позволяет составить полное представление о влиянии европейского права и правосудия на достижение гендерного равенства в странах Евросоюза. В статье приведены примеры из европейского законодательства и правоприменительной практики по вопросам защиты прав женщин и лиц с семейными обязанностями. Проводится сопоставление со статусом российских женщин и вообще всех граждан Российской Федерации с семейными обязанностями.

Интересна включенная в сборник публикация Т.Ю. Барышниковой, Ю.А. Кузнецова «О разграничении полномочий публичных образований по финансированию мер социальной поддержки населения: пробелы законодательства и практика их преодоления». В статье рассматриваются вопросы возмещения убытков,  возникших в результате отсутствия возмещения затрат коммерческих организаций на предоставление социальных услуг.  Продолжая научную дискуссию о содержании понятия «социальное государство», авторы считают вполне оправданным возможность рассматривать его в узком аспекте как наличие определенных благ, предоставляемых человеку системой специальных услуг. Значение этой стороны деятельности государства ученые видят в том, что построение социального государства невозможно без финансового его участия. В таком контексте социальное государство понимается ими как корпоративная модель, которая предполагает механизм ответственности предприятий и организаций за материальное положение и судьбы своих работников (с. 142). Признавая прямое закрепление БК РФ правила о том, что обязанным лицом по оказанию мер социальной поддержки является соответствующее публично-правовое образование, авторы приходят к выводу, что в основу обеспечения мер социальной поддержки бюджетным финансированием могут быть положены специальные нормы ответственности за несвоевременное возмещение затрат организациям, предоставляющим социальные услуги.

Завершая рецензию, хотелось бы отметить, что сборник, подготовленный авторским коллективом кафедры социального и семейного законодательства Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова, отличается острой актуальностью исследуемых вопросов. Работа охватывает большое число нерешенных проблем социального, семейного, земельного и жилищного права и законодательства, а также намечает вероятные пути их рационального и последовательного решения в данной сфере, обогащая юридическую науку и практику.

 

Библиография

1 См.: Кашкин Ю.С. Развитие идей о трудовом и социальном праве в Европейском Союзе // Право. 2009. № 4. С. 71—82.

2 Ершова Е.А. Трудовое право в России. — М., 2007; Она же. Нормативные правовые акты работодателя, содержащие нормы трудового права // Трудовое право. 2009. № 1. С. 61—72.

3 См.: Высшее юридическое образование и трудовое право в России: актуальные вопросы теории и практики: Интервью  В.В. Ершова // Там же. 2010. № 4. С. 73—76.

4 См.: Поленина С.В. Институт брака — международно-правовой, национальный и культурный аспект // Диалог культур и партнерств цивилизаций: становление глобальной культуры: X Международные Лихачевские научные чтения, 13—14 мая 2010 г. — СПб., 2010. С. 409—411; Коршунов Н.М. Конвергенция частного и публичного права: проблемы теории и практики. — М., 2011.

5 См.: Gierke O. F.  Deutsches Privatrecht. — Leipzig, 1905. S. 26—33; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву (серия «Классика российской цивилистики»). — М., 2000. С. 104—105, 145—148.

6 См.: Защита прав человека в условиях перехода к рынку (материалы круглого стола) // Государство и право. 1993. № 6. С. 15—46; Лепихов М.И. Право и социальная защита населения (социальное право). — М., 2000. С. 9—11.

7 См.: Парягина О.А. Правовые проблемы социальной политики. — Иркутск, 2001. С. 58; Право социального обеспечения / Под ред. М.В. Филипповой. — М., 2006. С. 87.