УДК 340.131:342.9
 
Б. ТУЛИНОВА,
аспирант сектора административного права ИГП РАН
 
В статье рассматривается принцип законности как ключевая категория административного судопроизводства; высказывается мысль о том, что феномен законности проявляется через действие ряда конституционных принципов, которые «работают» на законность.
Ключевые слова: принцип законности, конституционные принципы, административное судопроизводство.
 
In article is considered a principle of legality as a key category of administrative court proceeding. The author suggests an idea that legality phenomenon is shown through action some constitutional principles, which «work» on legality.
Keywords: principle of legality, constitutional principles, administrative court proceeding.
 
Законность — главный принцип судопроизводства по административным и иным судебным делам. Законность необходима в отношении соблюдения процессуальной формы, а также судебного признания и охраны материальных прав; точного применения надлежащего закона; следования судом всем процессуальным правилам и обеспечения процессуальных гарантий каждого участника дела. Законность — требование и формального (процессуального), и материально-правового, содержательного порядка.
Критерий законности должен учитываться при каждом шаге движения административного дела (процессуальное действие, судебная процедура), при любом переходе, стадийном, инстанционном, во всех судебных документах. Ценность законности — в ее социальном назначении гаранта устойчивого правового порядка как основы нормальной жизнедеятельности человека и отношений в обществе вопреки любым превратностям и катаклизмам. Законность — фактор консолидации общества в преодолении деструктивных проявлений.
Административное судопроизводство — это юридически строгий порядок движения, разрешения и проверки акта правосудия по административному делу, по общему правилу, вышестоящим судом. Алгоритм судебного движения дела как системы процессуальных действий и отношений, порядок совершения, содержание и последовательность судебных процедур определены законом. Нарушение порядка и предписаний федерального процессуального законодательства влечет определенные последствия вплоть до отмены состоявшегося решения по административному или гражданскому делу (статьи 361—365, 387 ГПК РФ, статьи 270, 288, 304 АПК РФ).
Судья следит за тем, чтобы ни в стадии подготовки, ни в судебном разбирательстве процесс не загромождался действиями, заведомо не относящимися к данному делу, произвольными; не допускает подмены требования к участнику обосновать позицию фактами и доказательствами общими рассуждениями апелляцией к субкультуре и прочим суррогатам.
Административное судопроизводство протекает в виде безальтернативной последовательности стадий: возбуждения дела, подготовки к судебному разбирательству, судебного разбирательства по делу, принятия решения. Последняя стадия традиционно относится к судебному разбирательству, что имеет свои основания. Существует ряд фактов, которые позволяют полагать: принятие решения не есть заурядная процедура. Такими фактами являются беспрецедентные успехи в развитии информатики и теории принятия решений; сложность состава норм и процедур, относящихся к институту судебного решения и выделенных в главы процессуальных кодексов; существование корреляции между актом обращения в суд (предъявлением иска, подачей заявления) и ответом на него (решением).
Возбуждение дела, процедура более простая, выделено в отдельную стадию. В то время как несопоставимое с актом обращения в суд ни в процедурном, юридико-техническом аспекте, ни по социально-правовому смыслу и значению, принятие именем Российской Федерации решения суда — главного итогового документа дела — «присоединено» кодексами к судебному разбирательству. Это едва ли верно. Решение формируется на основе судебного разбирательства, но темпорально — после него и за его пределами. Оно только оглашается и разъясняется в судебном заседании. Но этот фрагмент — не судебный разбор, а подведение итогов судопроизводства по административному делу.
Акт правосудия по административному делу — живой ориентир реального действия закона. Сопоставление различающихся решений по однотипным делам дает представление о вариантах подхода. Различия могут соответствовать закону (диспозитивные правила типичны для гражданских правоотношений и в меньшей степени характерны для правил, регулирующих споры, возникающие из административных иных публичных правоотношений).
При всей специфике отраслей процессуального права им присуща общность основополагающих принципов. Особое место среди принципов и в административном праве, и в судопроизводстве, и во всех отраслях процессуального и материального права, больше того, — во всей российской правовой системе, — принадлежит законности. Это предопределено сущностью феномена российского правового государства. Законность — основа жизнедеятельности всех структур государства, институтов, всех субъектов права, должностных лиц, организаций независимо от их назначения, функций, форм, профиля и иных признаков.
Законность в административном судопроизводстве укрепляет доверие общества к основам конституционного строя. Особенно важно, чтобы каждый судебный процесс соответствовал положениям статей 2, 7 и 18 Конституции РФ. Реально уровень законности определяется систематической практикой правоприменения, судебного и несудебного. Законность — основа позитивных юридически значимых отношений между гражданами, а также контактов между различными субъектами права, свободного осуществления и распоряжения своими правами. Законность — незаменимый компонент деятельности всех властей правового государства, основной ресурс правового и общественного порядка.
В обеспечении законности — залог социального прогресса общества, осмысленной жизни человека, его самоохраны, самодисциплины, а также при необходимости — его правовой охраны и защиты прав. Законность — режим, обеспечивающий государству и его структурам, институтам гражданского общества и гражданину возможность достойно выполнять, каждому — свои конституционные обязанности. Законность — основа, цель и критерий приемлемости процессуальных средств, судебных процедур и институтов. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ). Из этого правила видна приоритетная и обеспечительная роль законности в ряду других принципов, в том числе в сопоставлении с принципом свободы оценки доказательств судом.
Законность имеет ряд аспектов: законность образования судов; обеспечение самостоятельности судов и гарантии независимости судей; законность суда и процесса, включая законность элементарных и сложносоставных процессуальных действий; закономерность движения дела в пределах стадии; предопределенность (нормами процессуального кодекса) перехода из стадии в следующую; порядок инстанционного прохождения дела; движение дела после отмены решения суда «по новому кругу»; правильность квалификации материально-правовых отношений; законное и обоснованное решение дела на основе правильного толкования и применения надлежащего регулятивного (материального и формального (процессуального) закона.
Законность — основа всех отраслей, включая административное право и процесс как судебный, так и несудебный. Законность — мера оценки юридически значимых актов субъектов административно-правовых отношений, критерий, определяющий судьбу проверки правомерности нормативного или ненормативного правового акта. Законность непрерывно пульсирует в судебном процессе, воплощается в актах правосудия, требования ее соблюдаются при совершении процессуальных действий. Законность — режим, предопределяющий структуру процесса, его функции, в которых продвижение вперед сочетается с проверкой правомерности пройденного судебного пути, совершенных ранее процессуальных действий и решений. Целями обеспечения и доступности проверки законности процесса и судебных актов объясняются требования, предъявляемые в силу закона к судебным протоколам, постановлениям и иным документам, к их структуре, точности, достоверности и проверяемости.
Особенность законности состоит в том, что имеется еще ряд прозаконных принципов, т. е. принципов, через которые материализуется идея законности, образующих определенное системное единство и вместе с тем имеющих свой собственный объект защиты. В структуре таких принципов, выражающих императив законности, особое место занимают конституционные начала. В их формулировках отсутствует термин «законность». Таковы формулы о Российской Федерации как правовом государстве; о человеке, его правах и свободах как высшей ценности; о признании, соблюдении и защите прав и свобод человека и гражданина как обязанности государства (ст. 2 Конституции РФ). Данная статья, как пишет В.А. Кикоть в комментарии к ней, «вводит в действие в нашей стране высшие правовые принципы, выработанные демократическими движениями и закрепленные конституционным опытом» многих стран[1]. Надо согласиться с автором в том, что это важнейшая основа конституционного строя. Данному положению не могут противоречить какие бы то ни было нормы законов. Гуманистический смысл данного конституционного положения в том, что государство признает, соблюдает права гражданина и считает своей обязанностью их адекватную эффективную защиту.
Не претендуя на полноту, назовем нормы Конституции РФ, в которых закреплены прозаконные принципы:
— разделения государственной власти и самостоятельности органов каждой из них (ст. 10);
— верховенства Конституции и федеральных законов на всей территории Российской Федерации (ч. 2 ст. 4);
— высшей юридической силы, прямого действия и применения Конституции на всей территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 15);
— недопустимости противоречия законов и иных правовых актов Конституции РФ;
— всеобщей обязанности соблюдения Кон-
ституции РФ и законов (ч. 1 ст. 15);
— признания и гарантированности прав человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ (ч. 1 ст. 17);
— неотчуждаемости основных прав и свобод, принадлежащих каждому от рождения
(ч. 2 ст. 17);
— недопустимости осуществления прав и свобод человека и гражданина с нарушением при этом прав других лиц (ч. 3 ст. 17);
— признания прав и свобод непосредственно действующими, определяющими смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и подлежащими обеспечению правосудием (ст. 18);
— равенства всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19);
— права граждан участвовать в отправлении правосудия (ч. 5 ст. 32);
— гарантии государственной защиты прав и свобод, а также права каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45);
— общесубъектной гарантии судебной защиты прав и свобод;
— права обжаловать в суд решения и действия органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (части 1, 2 ст. 46);
— права на осуществление правосудия законно установленным судом (ч. 1 ст. 47);
— гарантированности права на квалифицированную юридическую помощь, а в случаях, предусмотренных законом, — бесплатно (ч. 1 ст. 48);
— презумпции невиновности (ст. 49), теперь уже действующей также и в административном праве и процессе (ст. 1.5 КоАП РФ);
— отсутствия обратной силы закона, устанавливающего или отягчающего ответственность;
— применения нового закона в случае устранения или смягчения ответственности за правонарушение после его совершения (ст. 54);
— приоритета действия федерального закона в случае противоречия между ним и иным актом, изданным в Российской Федерации (ч. 5 ст. 76);
— осуществления правосудия только судом (ч. 1 ст. 118);
— отсутствия ответственности за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением;
— независимости судей и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону (ч. 1 ст. 120)[2];
— принятия решения судом на основании закона в случае установления несоответствия акта государственного или иного органа закону (ч. 2 ст. 120).
Таким образом, на наш взгляд, суть феномена законности в его полном, обширном смысле раскрывается в совокупности указанных принципов.
 
Библиография
1 См. об этом: Кикоть В.А. Комментарий к ст. 2 Конституции РФ // Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Л.В. Лазарева. — М., 2009. С. 20.
2 См. об этих принципах: Самостоятельность и независимость судебной власти Российской Федерации / Под ред. В.В. Ершова. — М., 2006; Абросимова Е.А. Суд в системе разделения властей: российская модель (конституционно-теоретические аспекты). — М., 2002.