УДК 347.965 

Страницы в журнале: 103-106

 

И.В. ВОРОНЦОВА,

кандидат юридических наук, доцент, докторант кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права

 

Рассматриваются проблемы оказания юридической помощи иностранными адвокатами по гражданским делам в судах общей юрисдикции; анализируются нормы Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» на предмет наличия в них ограничений на право представления иностранными адвокатами интересов своих клиентов.

Ключевые слова: представитель, иностранный адвокат, иностранные граждане, реестр иностранных адвокатов.

 

Foreign lawyers in the Russian civil procedure

 

Voroncova I.

 

The article is devoted to the problems of foreign lawyers’ legal aid in the civil procedure in common law courts. The article examines the rules of the law “About lawyers’ activity and the Bar in the Russian Federation” if there are any restrictions of foreign lawyers’ right to represent their clients’ interests.

Keywords: representative, foreign lawyer, foreign citizens, a register of foreign lawyers.

 

Судебное представительство есть не что иное, как предусмотренный правовыми нормами способ (механизм) реализации участником судебного разбирательства своих процессуальных прав и обязанностей в случаях отсутствия у него гражданской процессуальной дееспособности или иной невозможности осуществлять собственными действиями процессуальные права и обязанности стороны или третьего лица[1].

В действующем законодательстве предусмотрены некоторые ограничения в институте представительства, и касаются они иностранных граждан. Иностранные граждане в Российской Федерации могут поручить представлять свои интересы Иностранной юридической коллегии (Инюрколлегии), которая осуществляет представительство по делам с участием иностранцев, или иной юридической фирме, обладающей соответствующей лицензией. Следует согласиться, что наиболее квалифицированную помощь иностранец может получить через адвоката, хотя, анализируя законодательство, можно прийти к выводу, что интересы иностранного гражданина может представлять также любой дееспособный иностранный гражданин.

Следует отметить, что деятельность адвоката иностранного государства в России закреплена законодательно. В статье 2 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон) сказано, что адвокаты иностранных государств, осуществляющие адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации, регистрируются федеральным органом исполнительной власти в области юстиции в специальном реестре, порядок ведения которого определяется Правительством РФ. Без регистрации в указанном реестре осуществление такой деятельности на территории нашей страны запрещается.

Во исполнение требований указанной статьи было принято постановление Правительства РФ от 19.09.2003 № 584 «Об утверждении Положения о ведении реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации», в котором содержится порядок ведения реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории России.

Кроме того, согласно п. 5 ст. 2 Закона адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства; а в соответствии с ч. 2 п. 5 ст. 2 Закона адвокаты иностранных государств не допускаются к оказанию юридической помощи на территории Российской Федерации по вопросам, связанным с государственной тайной Российской Федерации.

По мнению Н.А. Васильчиковой, в делах с участием иностранных граждан в качестве представителей должны выступать только адвокаты. Участие иностранных граждан в процессе имеет свои особенности, и только адвокаты могут оказать квалифицированную юридическую помощь[2]. В связи с этим, как отмечает Н.А. Васильчикова, в делах с участием иностранных лиц в качестве представителей должны выступать только адвокаты, что должно найти отражение в ГПК РФ путем дополнения ст. 49 частью второй следующего содержания: «Представителями в суде иностранных лиц могут быть только адвокаты»[3].

Следует заметить, что автор не детализирует, о каких адвокатах идет речь: о тех, которые получили статус адвоката в Российской Федерации, или о тех, которые получили этот статус в другом государстве? Логично было бы предположить, что речь следует вести об адвокатах вообще. Однако это не совсем так.

Часть 2 п. 5 ст. 2 Закона закрепляет правило о том, что адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства. Толковать данное нормативное положение можно по-разному:

1) иностранный адвокат после регистрации в реестре иностранных адвокатов помимо оказания любой юридической помощи, в том числе представления интересов своих клиентов в судах Российской Федерации, может оказывать помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства;

2) иностранный адвокат после регистрации в реестре иностранных адвокатов может только оказывать помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства.

Из содержания ст. 49 ГПК РФ, согласно которой представителями в российском суде могут быть любые дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в законе, а не только адвокат, можно сделать вывод о том, что и иностранные адвокаты, и иные оказывающую юридическую помощь лица могут быть представителями в судах общей юрисдикции. Каких-либо ограничений на сей счет федеральное законодательство не содержит. Однако по прошествии двух лет с момента принятия Закона Совет Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации принял решение от 22.04.2004 (протокол № 5) «О приобретении статуса адвоката иностранными гражданами и адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации» (далее — решение ФПА), в котором разъяснил, что возможность приобретения статуса адвоката Российской Федерации в соответствии с п. 6 ст. 9 Закона предоставлена иностранным гражданам и лицам без гражданства в порядке, установленном данным Законом.

Таким образом, адвокат иностранного государства может вести адвокатскую деятельность по вопросам права только того государства, гражданином которого он является (с обязательной регистрацией в специальном реестре). Приобретение статуса адвоката Российской Федерации лицом, являющимся одновременно адвокатом иностранного государства, действующим законодательством не предусмотрено.

Иностранные граждане и лица без гражданства вправе приобрести статус адвоката в установленном порядке, если при этом они не являются адвокатами других государств[4].

Следует согласиться с А.А. Кольцовым, который отмечает не совсем логичную ситуацию, когда адвокат иностранного государства вправе выступать в арбитражном суде в качестве представителя только по делу, касающемуся вопросов права данного государства при наличии регистрации в специальном реестре, а иное иностранное оказывающее юридическую помощь лицо — по всем делам, не обязательно затрагивающим вопросы применения иностранного права[5]. Указанный автор считает, что у иностранных адвокатов тем не менее есть выход — получение статуса адвоката в Российской Федерации после сдачи соответствующего квалификационного экзамена в соответствии со статьями 9—12 Закона. Однако разделить его предложение, сформулированное им еще до принятия указанного решения ФПА, уже нельзя.

Следует также поддержать мнение А.И. Муранова, который отмечает, что данное решение парадоксально: «по мысли совета, оказывается так, что тот, кто адвокатом никогда не был, более достоин стать российским адвокатом, нежели тот, кто с практической точки зрения в юриспруденции, как правило, более сведущ»[6].

В законопроекте «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» также регулируется порядок оказания юридических услуг иностранными гражданами и лицами без гражданства, которые не имеют приобретенного на территории Российской Федерации статуса адвоката, нотариуса или патентного поверенного. Предполагается, что такие лица будут допускаться к оказанию квалифицированной юридической помощи на территории России только в случаях, предусмотренных международными договорами и федеральными законами, и только по вопросам международного права и права тех государств, на территории которых они в установленном порядке признаны субъектами юридической помощи[7].

Однако не совсем понятно, чем вызвано желание компетентных органов ограничить участие иностранных адвокатов по делам своих клиентов в судах Российской Федерации. По мнению А.И. Муранова, очевидно, что данное решение является скорее политическим, нежели юридическим. Указание в решении ФПА на невозможность приобретения статуса российского адвоката иностранцами могло быть продиктовано желанием не допустить их через получение такого статуса к оказанию юридической помощи на территории России по вопросам, связанным с государственной тайной (недаром в решении ФПА есть упоминание о такой тайне). Но, как представляется, в большей степени данное решение обусловлено неправильно истолкованными отдельными корпоративными интересами, и в свете этого оно вполне объяснимо, хотя, если разобраться в вопросе о мнимой угрозе интервенции иностранных адвокатов, оно все равно ошибочно с точки зрения и политики, и указанных интересов[8].

Не касаясь деталей перечисленных и других причин, отметим, что мотивы таких ограничений остаются непонятными и потому, что действия государства направлены на расширение зоны экономического пространства, на взаимодействие с другими государствами в различных сферах общественной жизни, в связи с чем заключаются договоры, создаются рекомендации. В качестве примеров можно привести Рекомендации по осуществлению адвокатами и адвокатскими образованиями Российской Федерации международной адвокатской деятельности в странах—членах Европейского союза от 2 марта 2006 г.; Методические рекомендации об организации работы по исполнению международных обязательств Российской Федерации в сфере правовой помощи от 31 июля 2008 г.

Любопытен также и тот факт, что законодатель, ограничивая право иностранных адвокатов в осуществлении деятельности, одновременно в п. 8 ст. 2 Закона предусмотрел право адвоката представлять интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами Российской Федерации. Таким образом, считаем уместным предложение о том, что подобные вопросы следует оговаривать в международных договорах об оказании юридической помощи; а пока этого не предвидится, следует внести в главу 43 «Общие положения» раздела V «Производство по делам с участием иностранных лиц» ГПК РФ статью «Представительство иностранных граждан», в которой отразить исключения из ст. 49 ГПК РФ.

Следует отметить, что это согласуется с международными требованиями. Положения международного права не запрещают государствам на своей территории устанавливать ограничения по допуску иностранных адвокатов к оказанию юридической помощи. VIII Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями принял Основные принципы, касающиеся роли юристов (Гавана, 27 августа — 7 сентября 1990 г.), закрепив в них положение, согласно которому правительства, профессиональные ассоциации юристов и учебные заведения обеспечивают отсутствие дискриминации в ущерб какому-либо лицу в отношении начала или продолжения профессиональной юридической практики по признаку расы, цвета кожи, пола, этнического происхождения, религии, политических или иных взглядов, национального или социального происхождения, имущественного, сословного, экономического или иного положения, за исключением того, что требование, согласно которому адвокат должен являться гражданином соответствующей страны, не рассматривается как дискриминационное.

 

Библиография

1 См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. — М., 2003. С. 257.

2 См.: Васильчикова Н.А. Право иностранных граждан в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 1997. С. 12.

3 См.: Она же. Производство по делам с участием иностранных лиц в российских судах: теория и практика: Дис. … д-ра юрид. наук. — СПб., 2003. С. 108.

4 См.: Вестн. Федеральной палаты адвокатов РФ. 2004. № 2(5). С. 6—7.

5 См.: Кольцов А.А. Участие иностранных лиц в российском арбитражном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2004. С. 113.

6 Муранов А.И. Российское регулирование отношений с иностранными элементами: некоторые аспекты правового статуса и деятельности иностранных адвокатов. — М., 2006. С 26.

7 См.: Позднеева Т. Скоро все станем адвокатами? // Новое законодательство. 2009. № 1. С. 20.

8 См.: Муранов А.И. Указ. раб. С 26.