(по результатам изучения судебной практики Республики Мордовии)
 
УДК 342.56
М.А. УСТИМОВ,
кандидат юридических наук, судья Верховного cуда Республики Мордовии, 
А.А. ВАСЯЕВ,
адвокат, аспирант юридического факультета Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева
 
Подсудимый, являясь участником судебного разбирательства и ключевой фигурой уголовного процесса, наделен широким кругом прав для защиты своих интересов (которые должны быть обеспечены судом (ч. 1 ст. 243 УПК РФ)). Самым распространенным способом реализации предоставленных УПК РФ прав является дача подсудимым показаний посредством его допроса. 
 
В результате анализа судебной практики за период 2003—2007 гг., а именно 500 протоколов судебных заседаний, рассмотренных Верховным судом Республики Мордовии, Ленинским, Октябрьским, Пролетарским районными судами г. Саранска, Рузаевским районным судом Республики Мордовии, выявлен  ряд «острых углов» в процессе дачи подсудимым показаний в ходе судебного следствия, которые непосредственно влияют на применение подсудимым предоставленных УПК РФ прав (ст. 47 УПК РФ).
Допрос подсудимого производится в предусмотренном законом порядке (ст. 275 УПК РФ) и имеет своей целью получение полной и достоверной информации для решения вопроса о виновности или невиновности подсудимого. Он состоит из двух взаимообусловленных частей. Вначале председательствующий предлагает подсудимому дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела. После этого судьи и участники судебного разбирательства задают подсудимому вопросы для уточнения, проверки и углубления его показаний. Как свидетельствует анализ уголовных дел, судья задает вопросы тогда, когда от сторон обвинения и защиты вопросов не поступает. Такой порядок допроса поддерживается в 82% изученных нами уголовных дел, в том числе и при допросе потерпевших, свидетелей, эксперта, законных представителей и др., с единственной, пожалуй, разницей, что перед допросом потерпевшего и свидетеля суд выясняет у допрашиваемых отношение к подсудимому.
В 18% изученных дел первым задает вопросы председательствующий, затем стороны, после чего сторона, по чьей инициативе проводится допрос, просит допрашиваемого (4%) дать показания по поводу известных ему обстоятельств дела. Так, по уголовному делу № 2-22/05, рассмотренному Верховным судом Республики Мордовии, председательствующий первым задавал вопросы подсудимому С., после чего последнему задавались вопросы сторонами защиты и обвинения. Возможность дать показания по поводу известных по делу обстоятельств подсудимому не представилась. Следует признать незаконной, как противоречащую ч. 3 ст. 275 УПК РФ, практику, когда при допросе подсудимого суд начинает задавать вопросы первым. В то же время представляется, что вопросы уточняющего характера могут задаваться председательствующим и судьями в любой момент допроса. В связи с этим следует изложить ч. 3 ст. 275 УПК РФ в следующей редакции: «Суд задает вопросы подсудимому после его допроса сторонами, однако вопросы уточняющего характера могут задаваться судом в любой момент допроса».
Тем не менее положение, при котором подсудимому не предоставляется возможность свободно изложить известные ему обстоятельства по делу, ставит суд в заложники интересов сторон, поскольку в результате судья получает чрезвычайно ограниченную информацию по обстоятельствам дела с подачи допрашиваемых сторон. Без свободного рассказа подсудимого суду сложнее сориентироваться как в вопросах, задаваемых сторонами, так и в ответах подсудимого. Тем более если он изменяет в суде показания, которые давал на предварительном следствии.
Следует также помнить, что свободный рассказ подсудимого — это еще и средство его защиты (в случае если подсудимый желает давать показания), и потому лишение последнего этого права является нарушением требований ст. 16 УПК РФ. Отсутствие в ст. 275 УПК РФ прямого указания на свободный рассказ подсудимого дозволяет суду, как показывает изучение уголовных дел, не применять свободный рассказ подсудимого на практике. Вследствие этого представляется правильным изложить ч. 1 ст. 275 УПК РФ в следующей редакции: «При согласии подсудимого давать показания первым сторона, по инициативе которой происходит допрос, предлагает подсудимому дать показания по поводу известных ему обстоятельств дела. После этого его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения. Председательствующий отклоняет наводящие и не имеющие отношения к уголовному делу вопросы».
Независимо от признания или отрицания вины, от полноты и последовательности показаний представляется недопустимым перебивать подсудимого во время рассказа или задавать ему вопросы. Свободный рассказ подсудимого может быть прерван только тогда, когда подсудимый уклоняется от существа дела и освещает обстоятельства, не имеющие к нему отношения.
После свободного рассказа подсудимого допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения. Суд задает вопросы подсудимому после его допроса сторонами (ч. 3 ст. 275 УПК РФ).
Постановка подсудимому вопросов преследует цель уточнить или углубить его объяснения, но не сводится к воспроизведению данных им на предварительном следствии показаний. В изученных нами делах большинство заданных допрашиваемым вопросов носит уточняющий (думается, для усиления эффекта сказанного допрашиваемым ранее), вопросительный и напоминающий характер. Также можно разделить вопросы обвинительные, задаваемые стороной обвинения, и оправдательные, задаваемые стороной защиты.
Поскольку постановка вопросов допрашиваемому лицу преследует цель уточнить или углубить показания, то лишение участников процесса права задавать вопросы существенно ограничивает равенство прав сторон в судебном разбирательстве на участие в исследовании доказательств (ст. 244 УПК РФ). В связи с этим представляется незаконным и недопустимым отклонение судом заданных сторонами процесса вопросов, помимо наводящих и не имеющих отношения к уголовному делу вопросов.
Постановлением судьи Инсарского районного суда Республики Мордовии от 30.03.2006  уголовное дело в отношении Ш., А. и К. прекращено на основании ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ в связи с примирением потерпевшего с обвиняемыми.
Так, из протокола судебного заседания следует, что в процессе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя были оглашены показания подозреваемого К., данные в ходе предварительного расследования, которые противоречили  показаниям, данным им в судебном заседании. После этого прокурором был задан вопрос подсудимому о причинах изменения показаний, который был снят председательствующим судьей с пояснением, что подсудимый вправе давать любые показания. Такие действия суда не соответствуют требованиям ст. 15 УПК РФ, а выяснение причин изменения показаний участниками судебного разбирательства является обязанностью суда. Материалы дела свидетельствуют о том, что К. в ходе следствия и в суде давал крайне противоречивые показания об обстоятельствах совершенного преступления, о лицах, участвовавших в избиении потерпевшего, об изъятии денег у Д. и их распределении среди участников преступления. Лишение судом права стороны обвинения выяснить причины изменения показаний является существенным нарушением, а отсутствие надлежащей оценки противоречий в показаниях участников процесса, имеющих значение для установления истины по делу, является основанием для отмены судебного решения. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовии от 17.05.2006 № 22-495/06 постановление суда отменено.
Как показал анализ судебной практики, незаконным следует признать не только отклонение судом заданных сторонами процесса вопросов подсудимому, но и невыяснение отдельных вопросов у последнего, связанных с установлением всех обстоятельств совершенного преступления. В процессе изучения судебной практики был определен следующий перечень вопросов, которые, на наш взгляд, должны выясняться во всех случаях при допросе подсудимого (перечень приводится без вопросов, необходимых при установлении обстоятельств, характеризующих личность подсудимого):
1. Признаете ли Вы себя виновным в совершенном преступлении?
2. Ваше отношение к предъявленному обвинению.
3. Когда (время), где (место) и при каких обстоятельствах преступление было совершено? Способ и средство его осуществления.
4. Были ли у Вас соучастники и кто именно?
5. Когда и как возникло решение совершить преступление (каково прошлое подсудимого, давно ли он стал на преступный путь)?
6. Повод и время возникновения мотива и цели преступления (что послужило поводом для возникновения умысла, мотива и цели преступления, в какое время они возникли, и каков был план их реализации).
7. Какие обстоятельства способствовали преступлению?
8. Какие цели Вы преследовали при совершении преступления (достигнута ли преступная цель, какую конкретно выгоду получил подсудимый от преступления (и соучастники, если они имеются); если цель не достигнута, то в силу каких причин)?
9. Какие подготовительные действия Вами были совершены (подыскание объекта совершения, приобретение орудий преступления)?
10. Перечислите действия по реализации своих намерений для достижения задуманного.
11. Где Вы были в момент совершения преступления?
12. Где находятся вещественные доказательства по делу? Каковы их подробные приметы?
13. Кому известно о совершенном преступлении и его участниках?
14. Ваши взаимоотношения с другими участниками процесса.
15. Что Вы оспариваете в части предъявленного обвинения? Почему отрицаете вменяемые Вам в вину мотивы совершенного преступления?
16. Имеются ли в Ваших действиях смягчающие обстоятельства?
17. Известно ли Вам о характере и размере ущерба, причиненного преступлением?
18. Являются ли принадлежащие Вам деньги, ценности, иное имущество, орудие, оборудование полученными в результате совершения преступления, или доходы от этого имущества использовались или предназначались для использования в качестве орудия преступления?
19. Возместили ли (пытались ли возместить) Вы материальный ущерб?
20. Раскаиваетесь ли Вы о содеянном?
21. Способствовали ли Вы раскрытию преступления (если да, то как)?
22. В каком состоянии (физическом, психическом) Вы находились в момент совершения преступления?
23. Были ли Вы больны в момент совершения преступления?
24. Применялось ли в отношении Вас физическое давление (как в момент совершения преступления, так и при его расследовании)?
25. Присутствовал ли при Ваших допросах адвокат?
26. Нарушались ли следователем (дознавателем) Ваши права на следствии по поводу переводчика?
27. Как Вы относитесь к искам потерпевших?
Указанный выше перечень вопросов носит  рекомендательный характер, поскольку применим не во всех случаях допроса подсудимого, но, как представляется, его использование должно служить дальнейшей унификации складывающейся судебной практики ввиду того, что он порожден самой практикой.