УДК 340.1 

А.Р. КАНЮКАЕВА,

аспирант кафедры теории и истории государства и права Самарского государственного экономического университета

 

Настоящая статья посвящена анализу сложившихся в российской юридической доктрине подходов к разграничению процессуальных форм защиты прав и законных интересов, их оценке на соответствие действующему законодательству Российской Федерации, представляет собой попытку поиска объективных критериев разграничения процессуальных форм защиты и построения на их основе системы процессуальных форм защиты, соответствующей российской правовой реалии.

 

Ключевые слова: процессуальная форма защиты, классификация, система процессуальных форм защиты.

 

Соблюдение законности, поддержание правопорядка являются общегосударственными задачами, в связи с чем перед юридической наукой стоит задача дальнейшего совершенствования правовых норм, регламентирующих работу суда, государственных органов и других участников процессуальной деятельности по рассмотрению возникающих споров, правовых конфликтов, по осуществлению прав, законных интересов и по предупреждению правонарушений. Одной из важнейших гарантий соблюдения и обеспечения прав и законных интересов является развитая система процессуальных форм защиты прав и законных интересов[1]. Построение любой системы, в том числе системы процессуальных форм защиты прав и законных интересов, возможно на основе четкого и ясного критерия. В этой связи необходимо выявить, какие именно критерии должны быть положены в основу классификации многообразия форм, в которых осуществляется защита прав и законных интересов.

В юридической литературе существует несколько классификаций процессуальных форм защиты прав и законных интересов. Это вполне объяснимо, поскольку ученые используют различные критерии, положенные в основу разграничения процессуальных форм защиты. Думается, критерии классификации процессуальных форм защиты следует искать как в характере подлежащих защите прав и законных интересов, так и в природе субъекта, уполномоченного осуществлять их защиту.

Множественность процессуальных форм защиты прав и законных интересов объективно необходима, это обуславливается спецификой подлежащих защите прав и законных интересов. Разнообразие общественных отношений, регулируемых нормами материального права, вызывает необходимость в дифференцированных подходах к их регулированию, соответственно потребность в наличии многообразия процессуальных форм защиты. Так, С.М. Пелевин полагает, что «…различие юридических интересов и служит критерием в разграничении процессуальных форм защиты права»[2]; «…именно субъективные материальные права определяют процессуальные формы и соответственно юрисдикционные органы, уполномоченные на применение права, цель которых состоит в защите или охране законных прав и интересов. Отношения, складывающиеся в различных процессуальных формах, точнее их возникновение, носит не самостоятельный, а производный характер, так как они теряют всякий смысл вне связи с материальными правоотношениями и становятся беспредметными в той мере, в какой сам процесс оказывается бесцельным вне защиты прав и интересов»[3].

Несомненно, законодатель, закрепляя многообразие процессуальных форм защиты, учитывает специфику подлежащих защите прав и законных интересов, выявляет, в каких формах защита будет осуществлена наиболее эффективно, и в зависимости от этого уполномочивает те или иные субъекты осуществлять защиту.

В зависимости от характера защищаемого интереса процессуальные формы защиты, думается, можно разграничить на:

1) процессуальные формы защиты частных интересов — осуществляется защита личных прав и законных интересов конкретного лица;

2) процессуальные формы защиты публичных интересов — осуществляется защита в основном прав и законных интересов государства либо общества в целом, когда невозможно выделить конкретного лица, чьи права и законные интересы защищаются;

3) процессуальные формы защиты частно-публичных интересов — данная форма представляет собой своеобразный синтез процессуальных форм защиты частных и публичных интересов; в этой форме осуществляется защита прав, законных интересов большой группы лиц, когда, с одной стороны, можно их персонифицировать, то есть выявить конкретные лица, чьи права и законные интересы защищаются, а с другой стороны, в силу множественности этих лиц защита приобретает уже общественный характер.

В основном ученые при выборе критерия, положенного в основу классификации процессуальных форм защиты, ориентируются на субъект, осуществляющий защиту прав и законных интересов. В зависимости от сложности или простоты познания правоотношений и подлежащих защите прав, законных интересов их защита, возлагается на те или иные субъекты права.

А.П. Сергеев различает две основные формы защиты — «юрисдикционную» и «неюрисдикционную». Под юрисдикционной формой автор понимает деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых субъективных прав;  в рамках юрисдикционной формы защиты выделяются общий (судебный) и специальный (административный) порядок защиты. В некоторых случаях применяется смешенный, то есть административно-судебный порядок. В этом случае потерпевший, прежде чем предъявить иск в суд, должен обратиться с жалобой в государственной орган. Неюрисдикционная форма защиты охватывает  действия граждан и организаций по защите прав и законных интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным и иным компетентным органам[4]. В данном случае происходит смешение двух самостоятельных форм защиты. Установление обязанности осуществления защиты прав и законных интересов сначала в административном порядке, затем в судебном не дает оснований для объединения указанных форм защиты в единую форму, поскольку характер, порядок деятельности государственных органов и суда по защите прав и законных интересов от этого не меняется, не образуется качественно новой формы защиты. Устанавливается лишь дополнительное условие для обращения за защитой прав и законных интересов в суд. Это условие является своеобразной гарантией от загруженности судов делами, разрешение которых может быть осуществлено и во внесудебном порядке.

В.П. Воложанин все формы защиты делит на «судебные» и «несудебные»[5]. Указанная классификация противопоставляет все существующие процессуальные формы защиты прав и законных интересов судебной форме защиты. Объединение в несудебную форму многообразия процессуальных форм защиты прав и законных интересов, в которых осуществляется деятельность различных органов, уполномоченных на защиту, не представляется оправданным, поскольку деятельность различных органов, отличных от суда, направленная на защиту прав и законных интересов, облечена в определенную форму, обладающую присущими только ей признаками, особенностями. Так, порядок осуществления защиты прав и законных интересов третейскими судами, думается, невозможно объединять в одну классификационную группу с административной формой защиты, поскольку каждая из них обладает своей спецификой, выделение общих черт указанных процессуальных форм защиты не представляется возможным. Полагаем, неосуществление защиты прав и законных интересов судом не является достаточным основанием для объединения всех остальных процессуальных форм защиты в единую группу. Таким образом, классификация процессуальных форм защиты прав и законных интересов, предложенная В.П. Воложаниным, представляется некорректоной.

С.В. Курылев, классифицируя формы защиты прав и законных прав в зависимости от природы органов, осуществляющих защиту, выделяет «государственную и общественную формы»[6] защиты прав и законных интересов. Необходимо отметить, что классификация, предложенная ученым, является неполной. Так, не учитываются случаи, когда защита прав и законных интересов осуществляется органами, которые невозможно отнести ни к государственным, ни к общественным, например, осуществление защиты прав и законных интересов нотариусами, занимающимися частной практикой, либо третейскими судами, создаваемыми для разрешения конкретного спора. Также в рамки данной классификации не укладывается осуществление защиты прав и законных интересов самим лицом, чьи права и законные интересы оспариваются, нарушаются либо когда создается угроза их нарушения.

Другие авторы предлагают более дифференцированный подход, разграничивая процессуальные формы защиты прав и законных интересов по видам субъектов, уполномоченных осуществлять защиту. М.Д. Чечот выделяет судебную, административную, арбитражную, нотариальную и общественную[7]  формы защиты прав и законных интересов. Ю.К. Осипов различает «государственную, общественную, смешанную и третейскую формы. Государственная форма подразделяется на административную, арбитражную и судебную, общественная — на профсоюзную, колхозную и кооперативную, смешенная — на паритетную и совместную, третейская — на разрешение дел судом, образованным по соглашению между гражданами и по соглашению между организациями»[8]. Необходимо учитывать, что приведенные классификации процессуальных форм защиты прав и законных интересов были разработаны в соответствии с положениями советского законодательства, действующего в тот период времени.

В отличие от большинства ученых, А.К. Кац выделяет претензионный порядок[9] защиты прав и законных интересов.

Ряд ученых критикуют отнесение претензионного порядка защиты к формам защиты, считая, что рассмотрение претензии является лишь «предпосылкой в случае отрицательного ответа или истечении установленного для рассмотрения претензии срока для разрешения спора компетентным органам»[10].

Анализируя положения действующего законодательства Российской Федерации, полагаем, претензионный порядок следует считать одной из процессуальных форм защиты прав и законных интересов. Например, претензионная форма защиты является обязательной при нарушении прав и законных интересов, вытекающем из перевозки грузов. Так, Кодекс внутреннего водного транспорта РФ[11], Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации[12], Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта[13] предусматривают порядок предъявления и рассмотрения претензий. Кроме того, существуют отдельные нормативно-правовые акты, регулирующие претензионный порядок защиты прав и законных интересов. Например, Правила предъявления и рассмотрения претензий, возникших в связи с осуществлением перевозок грузов железнодорожным транспортом[14], довольно подробно описывают порядок предъявления претензии перевозчику, сведения, обязательные для указания в претензии, документы, которые должны быть приложены к ней, сроки предъявления претензии, порядок их исчисления, возможность принятия претензии при пропуске сроков предъявления, случаи возврата претензии, сроки рассмотрения претензий и другое.

Претензионная форма защиты прав и законных интересов может быть предусмотрена сторонами и в договоре. Включая претензионную процессуальную форму защиты прав и законных интересов в классификацию, в основу которой положен субъект, осуществляющий защиту прав и законных интересов, данную процессуальную форму защиты можно охарактеризовать как форму защиты, осуществляемую посредством деятельности одной из сторон правового конфликта, без привлечения уполномоченных органов.

Ряд ученых не выделяют в качестве самостоятельной формы защиты прав и законных интересов нотариальную форму защиты, полагая, что «нотариат не может защищать нарушенные права»[15]. С этим нельзя согласиться. В соответствии со ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариат в Российской Федерации призван обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариальных действий. Для совершения нотариальных действий устанавливается определенный порядок, то есть процессуальная форма их совершения, что дает основания говорить о нотариальной форме защиты в качестве процессуальной. Нотариат защищает права и законные интересы, связанные с установлением очевидных фактов. Для нотариальной формы защиты свойственна бесспорность, то есть нотариус не рассматривает спор по существу — решение нотариуса о защите прав и законных интересов основывается на очевидных фактах и обстоятельствах. Так, обязательным условием совершения нотариусом исполнительной надписи является предоставление документов, подтверждающих бесспорность задолженности или иной ответственности должника перед взыскателем.

Большинство ученых выделяют такую процессуальную форму защиты прав и законных интересов, как общественная. Необходимо отметить, что в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации выделение общественной формы защиты является достаточно спорным. Несмотря на то, что Конституция РФ[16] провозглашает право каждого на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов, общественные объединения не наделены реальными полномочиями по защите прав и законных интересов, законодательством не установлен определенный порядок деятельности общественных объединений, направленной на защиту, им лишь предоставлено право обращения за защитой в компетентные органы.

Так, согласно Федеральному закону «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»[17], в случаях нарушения законодательства о труде профессиональные союзы вправе по просьбе членов профсоюза, других работников, а также по собственной инициативе обращаться с заявлениями в защиту их трудовых прав в органы, рассматривающие трудовые споры. Профессиональные союзы наделяются правом принимать участие в разработке государственных программ занятости; предлагать меры по социальной защите членов профессиональных союзов; участвовать в урегулировании коллективных трудовых споров, в формировании социальных программ, направленных на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, в разработке мер по социальной защите работников, определении основных критериев жизненного уровня, размеров индексации заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и компенсаций. Для защиты социально-трудовых и других гражданских прав и профессиональных интересов своих членов профессиональные союзы могут создавать юридические службы и консультации. Анализируя положения Трудового кодекса Российской Федерации[18] также можно прийти к выводу, что профессиональные союзы лишь наделены правом обращаться с требованиями в защиту прав и законных интересов работников, рассмотрение трудовых споров профессиональными союзами не осуществляется. Аналогичный вывод можно сделать, и изучив положения Закона РФ «О защите прав потребителей»[19].

Некоторые ученые к общественной форме защиты прав и законных интересов относят осуществление защиты постоянно действующими третейскими судами. Согласно статье 3 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации»[20] постоянно действующие третейские суды образуются торговыми палатами, биржами, общественными объединениями предпринимателей и потребителей, иными организациями.

Анализируя приведенное положение, можно прийти к выводу о возможности отнесения к общественной форме защиту прав и законных интересов, осуществляемую постоянно действующими третейскими судами. Однако создание постоянно действующего третейского суда общественными объединениями не является достаточным основанием для отнесения этой формы защиты прав и законных интересов к общественной форме. Постоянно действующий третейский суд является самостоятельным органом, уполномоченным на защиту прав и законных интересов. Отличительной особенностью этой формы защиты является то, что спор может быть передан на разрешение третейского суда только при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения. Полагаем, третейскую форму защиты необходимо выделить в качестве самостоятельной процессуальной формы защиты прав и законных интересов.

Таким образом, действующее законодательство Российской Федерации не предусматривает общественную процессуальную форму защиты прав и законных интересов, закрепляя лишь право общественных объединений обращаться с требованиями о защите прав и законных интересов к компетентным органам.

Обобщая изложенное, полагаем возможным в зависимости от субъекта, осуществляющего защиту прав и законных интересов, выделять следующие процессуальные формы защиты: судебную; арбитражную; третейскую; административную; нотариальную; паритетную (защита осуществляется органом, состоящим из равного количества членов заинтересованных сторон, например, комиссией по трудовым спорам, примирительной комиссией); совместную (защита осуществляется органом, состоящим из представителей заинтересованных сторон с привлечением органа государственной власти, например, трудовым арбитражем); претензионную; самозащиту; защиту, осуществляемую с привлечением посредника.

Думается, перечисленные процессуальные формы защиты прав и законных интересов можно сгруппировать, используя критерии, разработанные А.А. Павлушиной для классификации юридического процесса и связанные «с необходимостью использования специального процедурного механизма, который может заключаться:  а) в различных видах самостоятельного урегулирования спора…; б) во включении в особое «спорное» правоотношение третьего субъекта, наделенного правомочием рассмотреть, разрешить его»[21].

Таким образом, можно выделить две группы процессуальных форм защиты, в которых защита осуществляется самостоятельно лицом, чьи права и законные интересы оспариваются, нарушаются, либо за защитой обращаются к третьим лицам, уполномоченным на осуществление защиты, последнюю группу можно еще более дифференцировать на «разрешение спора третьим органом с властными полномочиями» и «урегулирование разногласий с участием третьих лиц без властных полномочий»[22].

Представляется возможным проводить разграничение процессуальных форм защиты также «по субъектам, осуществляющим правовое регулирование, по «юридической силе» создаваемой нормы, процессу правообразования может быть представлен как публичное, частно-публичное и частное правообразование»[23]. Можно выделить «публичные» процессуальные формы защиты, установленные органами государственной власти, «частно-публичные», установленные «совместно — субъектом, облеченным публичной властью и частным субъектом права»[24], и «частные», установленные соглашением, договором сторон.

В литературе существует классификация форм защиты прав и законных интересов в зависимости от того, допускается ли обязанное лицо к участию в рассмотрении заявленного к нему требования. По указанному критерию выделяют спорный и бесспорный порядок принудительного обеспечения прав и законных интересов. Спорным порядок защиты прав и законных интересов признается в тех случаях, где обязанному лицу предоставляется право участвовать в рассмотрении дела, защищаться от предъявленного требования. Бесспорный порядок имеет место тогда, когда обязанное лицо не участвует в рассмотрении дела, и его мнение по поводу правомерности либо неправомерности предъявленных к нему требований не имеет никакого значения[25].

Полагаем, в основу такого разграничения процессуальных форм защиты прав и законных интересов должен быть положен критерий рассмотрения спора по существу, а не возможность участия обязанного лица в рассмотрении заявленного к нему требования. Необходимо отметить, что в данном случае критерием служит именно рассмотрение спора по существу, а не наличие либо отсутствие спора, поскольку о защите прав и законных интересов может идти речь лишь тогда, когда права, законные интересы нарушаются, оспариваются либо существует реальная угроза их нарушения, что предполагает наличие спора о праве. Бесспорность в данном случае означает наличие очевидных фактов и обстоятельств, установление которых возможно и без рассмотрения спора по существу. Примером защиты прав и законных интересов в бесспорном порядке может служить взыскание денежных сумм или истребование имущества от должника на основании исполнительной надписи нотариуса либо защита прав и законных интересов посредством выдачи судебного приказа. Таким образом, в основу классификации процессуальных форм защиты прав и законных интересов могут быть положены различные критерии.

Основным критерием классификации, полагаем, следует считать субъект, уполномоченный осуществлять защиту прав и законных интересов, поскольку именно этот критерий положен законодателем в основу разграничения форм защиты. Дифференциация форм защиты прав и законных интересов в зависимости от субъекта, наделенного полномочиями по их защите, позволяет составить правильное представление о месте, которое они занимают в правовом регулировании общественных отношений.

 

Библиография

1 Под процессуальной формой защиты прав и законных интересов автор понимает установленный нормативно-правовыми актом, договором порядок деятельности управомоченных лиц либо компетентных органов, направленный на осуществление прав и законных интересов при их нарушении, оспаривании либо реальной угрозе их нарушения.

2 Пелевин С. М. О критерии разграничения процессуальных форм защиты права // Проблема защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. / Под ред П. Ф. Елисейкина. — Ярославль, 1979. С. 121.

3 Там же. С. 118.

4 Сергеев А.П. Защита гражданских прав / Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. —М., 2007. С. 338—339.

5 См.: Воложанин В.П. Уточнение некоторых категорий (понятий) искового производства. // Вопросы теории и практики гражданского процесса. Межвузовский сборник. Вып. 1. Саратов, 1976. С. 18-22.

6 Курылев С.В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск // Труды Иркутского государственного университета. Т. XXII. Вып. 3. Иркутск, 1957. С. 168.

7 Чечот Д. М. Избранные труды по гражданскому процессу. — СПб., 1968. С. 63.

8 Осипов Ю. К. Подведомственность юридических дел. — Свердловск, 1973. С. 98-99.

9 Кац А. К. Формы защиты гражданских прав и их эффективность // Вопросы эффективности судебной защиты субъективных прав. — Свердловск, 1978. С. 12—22.

10 Осипов Ю. К. Указ. соч. С. 101—102.

11 Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 07 марта 2001 г. № 24-ФЗ (с изм. от 30 декабря 2008 г.) // СЗ РФ. 2001. № 11. Ст. 1001.

12 Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ (с изм. от 30 декабря 2008 г.) // СЗ РФ.1999. № 18. Ст. 2207.

13 Федеральный закон от 08 ноября 2007 г. № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта» // СЗ РФ. 2007. № 46. Ст. 5555.

14 Приказ Министерства сообщения Российской Федерации от 18 июня 2003 г. № 42 «Об утверждении правил предъявления и рассмотрения претензий, возникших в связи с осуществлением перевозок грузов железнодорожным транспортом» // Российская газета. 2003. № 148.

15  Арефьев Г. П. Понятие защиты субъективных прав // Процессуальные средства реализации конституционного права на судебную и арбитражную защиту: Межвузовский  сборник. —Калининград, 1982. С. 16.

16 Российская газета. 1993. № 237.

17 Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ (с изм. от 31 декабря 2008 г.) // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148.

18 Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ (с изм. от 30 декабря 2008 г.) // СЗ  РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 3.

19 Закон РФ от 07 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (с изм. от 23 июля 2008 г.) //СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140.

20 Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3019.

21 Павлушина А. А. Теория юридического процесса: итоги, проблемы, перспективы развития. С. 276.

22 Там же. С. 288.

23 Там же. С. 244.

24 Там же. С. 244.

25 См.: Курылев С. В. Указ. соч. С. 168.