УДК 343.13
 
Е.Г. ШАДРИНА,
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права РГПУ им. А.И. Герцена
 
В последние годы действия УПК РФ дознание как форма предварительного расследования подверглось существенным изменениям, превратившись де-факто в предварительное следствие по определенной категории уголовных дел. В целях сохранения упрощенной формы расследования в статье обосновывается ряд предложений по изменению законодательства.
 
Last years actions УПК the Russian Federation inquiry as the form of preliminary investigation has undergone to essential changes, having turned de-facto to preliminary inquest on a certain category of criminal cases. With a view of preservation of the simplified form of investigation in article a number of offers on legislation change is proved.
 
 
Федеральным законом от 06.06.2007 № 90-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее — Закон) дознание как форма предварительного расследования подверглось существенным корректировкам, которые коснулись вопросов подследственности, момента приобретения лицом процессуального статуса подозреваемого, последствий избрания к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу и т. д.
В соответствии со ст. 47 УПК РФ обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительный акт. Постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого является первоначальным актом обвинения; оно выносится при расследовании уголовного дела в форме предварительного следствия (ст. 171 УПК РФ). Обвинительный акт имеет двойственное значение: во-первых, он аккумулирует в себе признаки постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, поскольку в нем формулируется обвинение и определяется статус лица, привлекаемого к уголовной ответственности; во-вторых, он обладает признаками обвинительного заключения, поскольку является итоговым документом по уголовному делу, расследуемому в форме дознания (ст. 225 УПК РФ).
Согласно уголовно-процессуальному закону в рамках производства предварительного расследования меры пресечения применяются к лицу, имеющему статус обвиняемого. В соответствии с ч. 1 ст. 100 УПК РФ в исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого. При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется.
В ч. 3 ст. 224 УПК РФ определены процессуальные последствия применения меры пресечения в виде заключения под стражу в ходе расследования уголовного дела в форме дознания: если в отношении подозреваемого была избрана названная мера пресечения, то обвинительный акт должен быть составлен не позднее 10 суток со дня заключения подозреваемого под стражу. При невозможности составить обвинительный акт в указанный срок подозреваемому предъявляется обвинение в порядке главы 23 УПК РФ, после чего производство расследования продолжается в форме дознания либо мера пресечения отменяется.
По смыслу ч. 3 ст. 224 УПК РФ в рассматриваемом случае дознаватель должен выполнить весь комплекс действий, связанных с предъявлением обвинения: вынести постановление
о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171), разъяснить обвиняемому право пригласить защитника или ходатайствовать о его назначении (ч. 2 ст. 172), принять меры по обеспечению явки обвиняемого (ч. 3 ст. 172), предъявить данное постановление обвиняемому в присутствии защитника с разъяснением сущности предъявленного обвинения и вручить им копию постановления (части 5—9 ст. 172). В соответствии со ст. 173 УПК РФ следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления обвинения. Относится ли названная обязанность следователя в данном случае к дознавателю? На первый взгляд ответ прост: нет, поскольку, как отмечает И.Н. Чеботарева, допрос обвиняемого не охватывается предъявлением обвинения, а является элементом правового института привлечения лица в качестве обвиняемого[1]. Но, поскольку с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого подозреваемый приобретает процессуальный статус обвиняемого, он наделяется всеми правами и обязанностями, предусмотренными ст. 47 УПК РФ, в том числе правом возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний (п. 3). Следовательно, дознаватель после предъявления обвинения должен допросить обвиняемого в соответствии со ст. 173 УПК РФ.
В ч. 3 ст. 224 УПК РФ определено, что после предъявления обвинения расследование уголовного дела продолжается в форме дознания. Если следовать буквальному толкованию норм УПК РФ, то по окончании расследования должен составляться обвинительный акт. Косвенно данное положение подтверждает и Пленум Верховного суда РФ в п. 14 постановления от
05.03.2004 № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», указывая, что под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований УПК РФ понимаются и случаи, когда «обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого». Обвинительный акт по своей природе, как о том говорилось выше, сочетает в себе акт первоначального предъявления обвинения и итоговый акт расследования по уголовному делу. При окончании дознания по уголовному делу, по которому лицу предъявлялось обвинение в порядке главы 23 УПК РФ, с составлением обвинительного акта последний теряет часть своей правовой природы. Дознание в данном случае фактически превращается в производство предварительного следствия с составлением по окончании не обвинительного заключения, а обвинительного акта.
Кроме того, после предъявления первоначального обвинения в ходе расследования могут появиться основания для изменения обвинения. Если названные изменения будут связаны с необходимостью ухудшения положения обвиняемого, то дознаватель должен предъявить новое обвинение в порядке, установленном главой 23 УПК РФ, несмотря на то что данное право за дознавателем в УПК РФ не закреплено. Несоответствие обвинения, изложенного в обвинительном акте, обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, является основанием для возвращения судом уголовного дела прокурору по итогам проведения предварительного слушания (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ).
До внесения изменений в ст. 224 УПК РФ не определялась дальнейшая форма расследования уголовного дела после предъявления обвинения, что вызвало неоднозначное понимание со стороны процессуалистов. Так, в научно-практическом комментарии к УПК РФ под общей редакцией Председателя Верховного суда РФ В.М. Лебедева указано, что «…в случае невозможности составить обвинительный акт в 10-суточный срок либо должно быть предъявлено обвинение подозреваемому, либо мера пресечения отменяется. …Дальнейшее предварительное расследование по делу производится по правилам, изложенным в главах 21, 22, 24—31 УПК РФ»[2]. Таким образом, по мнению составителей комментария, дальнейшее производство по делу ведется по правилам предварительного следствия с составлением обвинительного заключения, но не указано кем — дознавателем или следователем.
Сотрудники Управления методического обеспечения Генеральной прокуратуры РФ А.П. Коротков и А.В. Тимофеев считают, что дознаватель вправе предъявить обвинение в случае невозможности составить обвинительный акт в течение 10 суток со дня заключения подозреваемого под стражу. Актом предъявления обвинения в этом случае форма предварительного расследования (производство дознания) не изменяется. При этом, если не истек срок дознания и не исчерпаны возможности его продления прокурором, предварительное расследование оканчивается в форме дознания составлением обвинительного акта[3]. Аналогичной позиции придерживаются и многие другие авторы[4].
В своем диссертационном исследовании Т.Г. Николаева, акцентируя внимание на рассматриваемой проблеме, указывает: «… бесспорно, что данный вопрос должен быть разрешен в законодательном порядке»[5], но не предлагает варианты его разрешения. По мнению В.С. Шадрина, позиция законодателя, «столь аморфно выраженная в этих положениях УПК РФ, заведомо предполагала возможность неоднозначного ее толкования с тем, чтобы практика правоприменения имела шанс выработать наиболее рациональный, в рамках действующего закона, вариант ее реализации»[6].
Правомерно ли так усложнять процедуру дознания, если дифференциация форм предварительного расследования имеет своей целью упрощение производства по уголовным делам о преступлениях небольшой или средней тяжести? Данный вопрос все чаще стал подниматься среди процессуалистов. Так, старший помощник прокурора Восточного административного округа г. Москвы И.В. Маслов пришел к выводу, что в настоящее время в УПК РФ отсутствует такая форма расследования преступлений, как дознание, а глава 32 УПК РФ регламентирует производство предварительного расследования не в другой форме, а лишь в иных объемах следственного производства и сроках расследования, причем эти отличия носят формальный характер, поэтому «…следует говорить не о дознании и предварительном следствии, а о предварительном следствии по тяжким и особо тяжким преступлениям, осуществляемом в общем порядке, и о предварительном следствии по преступлениям небольшой и средней тяжести, проводимом в усеченном порядке. При этом размеры “усечения” минимальны»[7].
Обозначенное отношение к правовой природе дознания еще более обострилось с внесением Законом изменений в УПК РФ. Расследование уголовных дел, возбужденных как в отношении конкретного лица, так и по факту события преступления; увеличение сроков дознания до
30 суток (с возможностью их продления поэтапно до 12 месяцев); возможность предъявления обвинения в порядке главы 23 УПК РФ и другие обстоятельства позволяют говорить нам о том, что дознание как упрощенная форма расследования по уголовным делам небольшой и средней тяжести утрачивает свою правовую природу.
По нашему мнению, в целях сохранения правовой природы дознания как упрощенной формы судопроизводства целесообразно внести изменения в ч. 3 ст. 224 УПК РФ и изложить ее в следующей редакции: «При невозможности составить обвинительный акт в срок, предусмотренный частью второй настоящей статьи, дознаватель предъявляет подозреваемому обвинение, допрашивает его в порядке, установленном главой 23 настоящего Кодекса, и выносит мотивированное постановление о направлении уголовного дела прокурору для решения вопроса о производстве по нему предварительного следствия».
 
Библиография
1 См.: Чеботарева И.Н. Обвиняемый в стадии предварительного расследования современного российского уголовного процесса: статус, гарантии прав и законных интересов: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Воронеж, 2004. С. 11.
2 Научно-практический комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева. — М., 2004. С. 458.
3 См.: Прокурорско-следственная практика применения УПК РФ: Комментарий / А.П. Коротков, А.В. Тимофеев. — М., 2005. С. 348—349.
4 См., например: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (постатейный) / Под общ. ред. О.Г. Ковалева. Т. 1. 2-е изд., испр. — М., 2006. С. 812; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. Постатейный / Под общ. ред. А.В. Смирнова. 2-е изд., доп. и перераб. — СПб., 2004. С. 557.
5 Николаева Т.Г. Правовое регулирование деятельности органов дознания: теоретические основы и правоприменительная практика: Дис. … д-ра юрид. наук. — СПб., 2007. С. 299.
6 Шадрин В.С. Уголовно-процессуальная деятельность прокурора и органов предварительного расследования. Досудебное производство. — СПб., 2005. С. 171.
7 Маслов И.В. Прокурорский надзор на стадии предварительного расследования // Уголовный процесс. 2008. № 1. С. 11.