УДК 340.115

Страницы в журнале: 7-9 

 

М.А. КОСТЕНКО,

кандидат юридических наук,  доцент Технологического института Южного федерального университета (г. Таганрог)

 

Преобразования правовой жизни общества должны сопровождаться выработкой научно обоснованных направлений правового развития и формированием правовой политики. При этом эффективность данной деятельности во многом зависит от набора средств, обеспечивающих достижение определенного результата. В системе средств правовой политики сочетаются различные по своей природе средства, набор которых обусловливает дальнейшую реализацию правовой политики и совершенствование правовой регуляции.

Ключевые слова: правовая политика, средства правовой политики, юридическая техника, эффективность правовой регуляции, правовая технология.

 

The classification of means in legal policy

 

Kostenko М.

 

Transformations of a legal life of a society should be accompanied by development of scientifically proved directions of legal development and formation of a legal policy. Thus the efficiency of the such activity in many ways depends on a set of the effective means providing achievement of certain legal result. In a system of means of a legal policy various means by the nature on which set the further realization of a legal policy and perfection of legal regulation depends are combined.

Keywords: the legal policy, means of a legal policy, the legal techniques, an efficiency of legal regulation, legal technology.

 

Формирование правовой политики является реакцией государства на масштабное усложнение правовой жизни общества, на заметное увеличение потоков юридической информации[1], что подталкивает к необходимости глубокого исследования средств, обеспечивающих преобразования в правовой жизни общества. Чем сложнее и разнообразнее поставленные задачи, тем богаче должен быть арсенал средств, обеспечивающих их решение. Целевая направленность любой деятельности не может быть достигнута, если отсутствует необходимый инструментарий, если он непрофессионально используется, а средства устарели и не отражают современной ситуации[2].

Важнейшее качество социального управления обеспечивается таким средством, как разработка и принятие законодательства[3]. А.П. Коробова считает, что зачастую понятием «правовая политика» обозначается легитимность не самой политики в целом, а тех средств и методов, используемых в этом случае как в одном из видов деятельности[4]. Подобный подход к определению правовой политики с точки зрения доминанты деятельностной составляющей следует рассматривать в данном контексте как способность к изменению вслед за трансформирующимися общественными условиями и как обеспечение этих изменений при помощи легитимных средств. «Изменяться вовремя — вот ключ к жизнеспособности любой системы права, которая испытывает неодолимое давление меняющихся обстоятельств»[5].

Вопрос определения средств правовой политики требует детальной проработки и постоянного совершенствования вслед за динамично изменяющимися общественными отношениями, поскольку отражает перспективный характер, стратегическую направленность, которые должны обеспечивать эффективная правовая политика и ее инструментарий. Иначе она (политика) не сможет выполнять свою основную цель, а именно активное совершенствование правовой регуляции.

Применительно к категории «средства» Н.И. Матузов сформулировал главный системный принцип правовой политики, заключающийся в том, что «правовая политика есть политика, проводимая с помощью правовых средств»[6]. Данное определение базируется на основном подходе, высказанном этим же автором, что правовая политика — это политика в области права и посредством права[7], следовательно, она должна использовать только правовые средства. А.П. Коробова считает подобный подход однобоким, так как в правовой политике используются и внеправовые средства, например, организационного, технического характера[8]. Сходная позиция высказывается П.С. Элькиндом, который считает, что «средства, действующие в правовой системе, не ограничены средствами юридического характера, поскольку правовая действительность осуществляется путем широкого использования политических, экономических, идеологических, научно-технических и других инструментов»[9].

Перспективной представляется классификация средств правовой политики на правовые и внеправовые, которые в разной степени влияют на формирование и реализацию правовой политики, имеют персональную целевую направленность и различную технологию применения и легитимации тех или иных средств. Интегрируя подходы к определению правовой политики, можно установить, что правовые средства в системе средств правовой политики выделяет гарантированность государством, закрепление правовыми нормами, конкретность, реальная применимость и обеспеченность. Наличие совокупности перечисленных выше условий дает возможность относить данное средство к числу правовых.

С позиций инструментальной теории само право может быть рассмотрено и как система правовых средств, поскольку при помощи них формируются элементарные частицы правовой системы, из которых состоят такие правовые образования, как нормы, институты, подотрасли и отрасли. Следовательно, как справедливо отмечает А.В. Малько, «юридические средства можно понимать как универсальный “строительный материал” системы права»[10]. Благодаря юридическим средствам правовая идея приобретает конкретную материальную форму, наделенную определенной юридической силой и ресурсной составляющей, обеспечивающей механизм правового регулирования. Таким образом, правовые средства — инструменты правового воздействия, гарантированные государством и закрепленные в нормах права, обладающие реальной применимостью и конкретностью воздействия на общественные отношения.

Особое место в формировании и реализации правовой политики должны занимать внеправовые средства, роль которых в достижении целей не менее значима, поскольку первоначально именно от них во многом зависит, будет ли в итоге достигнут необходимый правовой результат. Сложность использования внеправовых средств состоит в том, что они должны определенным образом сочетаться с правовыми. «Особый статус правовых средств в процессе правового регулирования не исключает их диалектического взаимодействия с инструментами неюридического характера»[11]. Как справедливо замечают Т.Я. Хабриева и Н.А. Власенко, «социальное управление представляет собой достаточно сложный механизм, основу которого составляют разные виды управленческой деятельности»[12], поэтому процесс формирования и реализации правовой политики должен включать разнообразные по своей сути средства. Только многообразие разноплановых средств позволит обеспечить эффективную технологию выбора и закрепления механизма правового регулирования. Именно сочетание всех доступных в каждом конкретном случае инструментов — залог качества правовой технологии.

Следует признать, что политические, религиозные, нравственные, технические и другие воздействия на общественные процессы приобретают все большее значение[13], следовательно, система средств правовой политики должна включать все многообразие инструментов не только юридического характера, но и тех, которые условно можно определить как предлегитимационные (обеспечивающие процесс легитимации) т. е. средства технологического характера (политические, экономические, социально-культурные и др.), создающие реальные условия организационного характера для последующего формирования и закрепления правовой идеи на законодательном уровне.

Несмотря на очевидный водораздел между правовыми и внеправовыми средствами правовой политики, все же последние имеют важное значение для обеспечения правовой политики и оказывают существенное влияние на процесс формирования правовой системы. Под внеправовыми средствами правовой политики понимают средства, напрямую не установленные законодательством, но служащие обеспечительными мерами для формирования и реализации правовой политики и действующие в правовой сфере. Следовательно, фактором, объединяющим их с правовыми средствами, является их воздействие в итоге на изменения в правовой сфере и направленность на реализацию целей правовой политики.

Среди подобных средств общественной жизни, как уже отмечалось выше, ряд авторов выделяет экономические, политические, идеологические, субъективно-психологические, культурные, научно-технические средства, нормативно-правовые установления, средства юридической техники, юридического толкования и средства правореализационной практики[14]. Перечисленные средства имеют разнопорядковое значение для правовой политики и также, в свою очередь, могут быть разделены на субъективно-правовые средства и средства иной направленности.

Первопричиной объединения разнообразных по своей природе средств правовой политики является сочетание в последней инструментария, предшествующего стадии выработки определенных правовых предписаний — предлегитимационной стадии. Она имеет существенное значение для правовой политики и перспектив законодательного закрепления правовой идеи, а следовательно, используемые на этой стадии средства не менее важны с точки зрения достижения правового результата. Это не означает, что внеправовые средства не оказывают влияния на правореализационную и интерпретационную политику. Представляется, что расширение сферы применения информационных технологий в юридической деятельности (например, введение в действие государственной автоматизированной системы «Правосудие»), т. е. применение технических средств, позволит определить новые подходы к правореализационной политике, в частности в области судопроизводства.

Средства — это ресурсы правовой политики, благодаря которым она формируется и реализуется. В зависимости от этого средства правовой политики можно подразделить на средства формирования правовой политики и средства реализации правовой политики. Данная классификация имеет существенное значение для определения самой сущности правовой политики, в том числе с точки зрения отграничения ее от правовой идеологии, которая по умолчанию не направлена на реализацию ее целевых установок (тогда как правовая политика — это система мер деятельностной направленности). С позиции характеристики средств правовой политики этап формирования правовой политики отличает применение в большинстве своем именно внеправовых средств, т. е. средств организационно-обеспечительного характера.

Любая правовая идея должна пройти через сито политической, экономической, психологической оправданности и технико-юридической обеспеченности, что в совокупности создает условия необходимости и возможности ее дальнейшей реализации в действующем праве. С позиции технико-юридической обеспеченности достаточно обособленное место в системе средств правовой политики занимает юридическая техника, которая представляет собой особую совокупность ресурсов и технологий по их применению, направленных на формирование и реализацию правовой политики. Следовательно, юридическая техника — это специально-инструментальное средство достижения целей, заложенных правовой политикой.

Таким образом, система средств правовой политики представляет собой взаимодействие применяемого инструментария, которое направлено на разработку и совершенствование правовой регуляции, включающей в себя как правовые, так и внеправовые средства, обеспечивающие формирование и реализацию правовой политики как деятельности. Эффективная система средств должна быть обеспечена следующими критериями: полнотой, подкрепленностью, сочетаемостью и последовательностью применения.

 

Библиография

1 См.: Малько А.В. О необходимости формирования правовой политики в регионах // Правовая политика в Российской Федерации: региональный уровень / Под ред. А.В. Малько. — Тамбов, 2008. С. 10.

2 См.: Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. — Саратов, 2003. С. 239.

3 См.: Юридическая техника: Учеб. пособие по подготовке законопроектов и иных нормативных правовых актов органами исполнительной власти / Под ред. Т.Я. Хабриевой, Н.А. Власенко. — М., 2010. С. 8.

4 См.: Коробова А.П. Понятие и структура правовой политики // Правовая политика: теория и практика: Моногр. / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — М., 2006. С. 97.

5 Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования: Пер. с англ. — М., 1994. С. 37.

6 Матузов Н.И. Понятие и основные приоритеты российской правовой политики // Правоведение. 1997. № 4. С. 15.

7 См.: Матузов Н.И. Общая концепция и основные приоритеты российской правовой политики // Правовая политика и правовая жизнь. 2000. Нояб. С. 28.

8 См.: Коробова А.П. Указ. раб. С. 98.

9 Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. — Л., 1976. С. 24.

10 Малько А.В. Проблемы правовых средств // Проблемы теории государства и права: Учеб. пособие / Под ред. М.Н. Марченко. — М., 2001. С. 356.

11 Малько А.В., Шундиков К.В. Указ. раб. С. 67.

12 См.: Юридическая техника: Учеб. пособие по подготовке законопроектов и иных нормативных правовых актов органами исполнительной власти / Под ред. Т.Я. Хабриевой, Н.А. Власенко. — М., 2010. С. 8.

13 На классификацию видов управления в обществе и их влияние на общественные процессы указывал Ю.А. Тихомиров. См. подробнее: Тихомиров Ю.А. Управление на основе права. — М., 2007. С. 25—38.

14 На важность подобных средств, действующих в правовой сфере, указывали А.В. Малько и К.В. Шундиков (см., например: Малько А.В., Шундиков К.В. Указ. раб. С. 66).