УДК 343.13 

Страницы в журнале: 105-109

 

Л.Д. КАЛИНКИНА,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева, заслуженный юрист Республики Мордовия, почетный адвокат России,

 

Е.И. ФАДЕЕВА,

аспирант кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева,

 

В.В. ЯКОМАСКИНА,

преподаватель кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева

 

Анализируются особенности коллегиального порядка рассмотрения уголовных дел в суде кассационной инстанции. Рассматриваются проблемы обеспечения законности состава суда кассационной инстанции, формирования состава суда кассационной инстанции, процедура назначения председательствующего и судьи-докладчика, порядок вынесения кассационного определения.

Ключевые слова: коллегия судей, формирование состава суда, председательствующий, судья-докладчик, кассационное определение, особое мнение судьи.

 

In the article analyses peculiarities of criminal cases consideration by collegiate court in the cassation instance. In particular, the authors considerate problems ensure legality of court corpus of the cassation instance, forming of collegiate court of the cassation instance, procedure of appointment of presiding judge and speaker-judge, order to passing of cassation decision.

Keywords: collegiate court, court composition formation, presiding judge, speaker-judge, cassation decision, dissenting opinion.

 

УПК РФ предусматривает коллегиальный состав суда при рассмотрении уголовных дел в кассационном порядке. Так, согласно ч. 4 ст. 30 УПК РФ рассмотрение уголовных дел в кассационном порядке осуществляется судом в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции. Такой состав суда кассационной инстанции должен быть законным, т. е. в нем должно быть не менее трех судей; все они должны быть назначены в порядке, предусмотренном статьями 47 и 118 Конституции РФ, Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»; полномочия указанных судей не должны быть приостановлены или прекращены. В состав суда не могут входить и судьи, подлежащие отводу при наличии предусмотренных в ст. 61 УПК РФ оснований. Недопустимо и повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела в соответствии с требованиями ст. 63 УПК РФ. Соблюдение данных норм УПК РФ при формировании суда кассационной инстанции должно быть безусловным в силу их основополагающего характера для уголовного судопроизводства. Незаконный состав суда отнесен ст. 381 УПК РФ к фундаментальным нарушениям уголовно-процессуального закона. В силу достаточной законодательной четкости и ясности указанных норм, казалось бы, должно быть неукоснительным и их соблюдение. Однако, к сожалению, на практике продолжают встречаться случаи несоблюдения требований закона о коллегиальности рассмотрения уголовных дел в кассационном порядке.

Так, постановлением Президиума Нижегородского областного суда от 09.04.2009 по делу № 44-у-152/09, рассмотревшего дело по надзорной жалобе адвоката С.Ю.В., отменено кассационное определение судебной коллегии в отношении Ф.В.В., дело передано на новое кассационное рассмотрение в ином составе суда; при этом Президиум указал следующее: «Из кассационного определения видно, что состав кассационной коллегии указан не полностью. Так, во вводной части кассационного определения указаны двое судей судебной коллегии по уголовным делам областного суда, один из которых председательствовал на судебном заседании. Между тем в состав кассационной коллегии должны входить трое судей, один из них — председательствующий. В соответствии со ст. 381 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Основанием отмены или изменения судебного решения в любом случае является постановление приговора незаконным составом суда. При таких обстоятельствах рассмотрение кассационной жалобы адвоката С.Ю.В. кассационной коллегией судей не в полном составе является нарушением уголовно-процессуального закона, что служит безусловным основанием для отмены постановленного судебного решения и направления материала на новое кассационное рассмотрение в ином составе суда»[1].

В силу незаконности состава суда кассационной инстанции были отменены в порядке надзора некоторые кассационные определения Судебной коллегии Верховного суда Республики Мордовия. В одном из них вовсе не указывался состав суда кассационной инстанции[2]. В другом кассационном определении в составе судей, рассматривающих дело в кассационном порядке, была указана фамилия осужденного[3]. Кроме того, были обнаружены и такие случаи, когда во вводной части кассационного определения указывались одни судьи, а в резолютивной части — другие[4].

При таких фактах существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона кассационные определения как итоговые акты стадии кассационного производства нельзя оставлять в силе. Они подлежат безусловной отмене, а дело возвращается на новое судебное рассмотрение со стадии кассационного производства.

Кроме того, изучение данных кассационной практики, наблюдение за ходом кассационных судебных заседаний позволяют ставить ряд вопросов, а именно: насколько коллегиальный порядок рассмотрения уголовных дел в кассационном порядке, предусмотренный в УПК РФ и реализуемый на практике, позволяет достичь целей кассационного производства? гарантирует ли он законность и обоснованность судебных решений по уголовным делам? Так, в литературе отмечается, что процент отмены кассационных определений в надзорном порядке не снижается, как и не снижается количество уголовных дел, рассмотренных в кассационном порядке. К примеру, Верховным судом Республики Мордовия в кассационном порядке было рассмотрено: в 2005 году — 3928 кассационных жалоб и представлений, в 2006 — 3231, в 2007 — 3786, в 2008 году — 3767[5].

В обзорах надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ указывается, что за 2002 год — по 42,7%[6], за 2003 год — по 66,8[7], за 2004 год — по 47,6[8], за 2005 год — по 50,8[9], за 2006 год — по 61,2[10], за 2007 год — по 51,1[11], за 2008 год — по 9,66%[12] истребованных дел судами были допущены различные ошибки в применении уголовного и уголовно-процессуального законодательства, которые не были своевременно выявлены при кассационном и надзорном рассмотрении судами областного звена.

По данным обзора деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за первое полугодие 2009 года, в Российской Федерации в первом полугодии 2009 года определения суда кассационной инстанции в порядке надзора были отменены в отношении 287 лиц, изменены — в отношении 2,3 тыс. лиц; также кассационные определения отменены с оставлением решений районных судов без изменения и возвращением на новое кассационное рассмотрение в отношении почти 421 лица, а изменены в отношении 41 лица[13].

Позволяет ли коллегиальный суд кассационной инстанции исправить судебные ошибки и восстановить законность при производстве по уголовному делу? Подобные вопросы возникают при непосредственном наблюдении за ходом судебных заседаний Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовия в кассационном порядке. Так, 21 июля 2010 г. одним составом суда кассационной инстанции за 45 минут было рассмотрено в кассационном порядке четыре уголовных дела. На рассмотрение одного дела было потрачено в среднем 10 минут, а на вынесение кассационного определения в совещательной комнате — приблизительно 6—7 минут. При этом доклады судей были краткими, объяснения участников процесса — немногословными, а принятые кассационные определения оглашались лишь в их резолютивной части. Вопросы участникам процесса были редкими, а из дополнительных материалов представлялись лишь документы, характеризующие личность осужденного.

Скоротечность указанных судебных заседаний создавала впечатление их поспешности. Нередко возникали и вопросы о том, все ли судьи знакомы с материалами уголовного дела, рассматриваемого в кассационном порядке; кто и в каком порядке готовил текст кассационного определения, если в совещательной комнате его написание было просто невозможным в силу того, что судьи там находились несколько минут.

Появление данных вопросов обусловлено тем, что в УПК РФ не определены порядок формирования состава суда кассационной инстанции, процедура назначения председательствующего и судьи-докладчика. В связи с этим представляется необходимым ввести в УПК РФ специальную норму, изложив в ней порядок определения состава суда кассационной инстанции. В частности, следует указать, что уголовное дело, поступившее в суд кассационной инстанции, не позднее чем в трехдневный срок распределяется председателем судебной коллегии по уголовным делам соответствующего суда или лицом, исполняющим его обязанности в период временного отсутствия. Такое решение, на наш взгляд, должно быть оформлено постановлением, в котором должны содержаться:

1) дата и место вынесения постановления;

2) наименование суда, фамилия и инициалы судьи, вынесшего постановление;

3) данные о лице, подавшем жалобу или представление, с указанием его процессуального положения;

4) указание на приговор или иное судебное решение и наименование суда, его постановившего или вынесшего;

5) фамилии, имена, отчества судей, которым распределяется уголовное дело для рассмотрения;

6) фамилия, имя, отчество председательствующего по делу;

7) фамилия, имя и отчество судьи-докладчика по делу.

В соответствии с ч. 1 ст. 376 УПК РФ при поступлении уголовного дела с кассационной жалобой или представлением судья назначает дату, время и место судебного заседания. Из данной нормы не ясно, о каком именно судье говорится: председательствующем на судебном заседании, судье-докладчике или ином судье. Представляется, что обязанность по назначению судебного заседания должна возлагаться на председательствующего как на лицо, руководящее судебным заседанием. Такой подход диктует необходимость внесения изменений в УПК РФ. Часть 1 ст. 376 предлагается изложить в следующей редакции: «При поступлении уголовного дела с кассационной жалобой или представлением председательствующий назначает дату, время и место судебного заседания, о чем выносит постановление о назначении судебного заседания».

Именно коллегиальная форма предполагает реальное участие каждого судьи состава суда кассационной инстанции в рассмотрении уголовных дел в кассационном порядке. В связи с этим полагаем, что до начала судебного заседания каждый из судей, входящих в состав коллегии, должен лично изучить материалы уголовного дела, поступившего в суд кассационной инстанции. Изучение материалов дела остальными судьями, входящими в состав судебной коллегии, не освобождает судью-докладчика от обязанности сделать обстоятельный доклад, так как последний вводит в курс дела всех участников судебного заседания, а также всех иных лиц, присутствующих на нем.

Законодательно неурегулированными остаются вопросы о порядке совещания судей при вынесении определения, о перечне вопросов, которые должны быть решены судьями, о том, кем составляется кассационное определение, о том, каким образом выражается несогласие одного из судей с мнением других судей, входящих в состав коллегии.

Порядок принятия кассационного определения можно разделить на следующие этапы:

1) совещание судей по вопросам, подлежащим решению при вынесении кассационного определения, включающее выступления судей в обоснование своего мнения о необходимости принятия одного из решений, предусмотренных ч. 1 ст. 378 УПК РФ; 2) дискуссию между судьями; 3) голосование по вопросам, подлежащим решению при вынесении кассационного определения; 4) написание кассационного определения.

В УПК РФ не содержится перечень вопросов, которые должны быть решены судьями при вынесении кассационного определения. Считаем, что первым вопросом, который должен быть поставлен председательствующим перед судьями коллегии, должен быть о том, какое из решений, предусмотренных в ч. 1 ст. 378 УПК РФ, следует принять. Дальнейшие вопросы будут зависеть от ответа на первый вопрос.

Если судья высказал мнение об оставлении приговора или иного обжалуемого судебного решения без изменения, а жалобы и представления без удовлетворения, он освобождается от обсуждения последующих вопросов.

Если же высказано мнение о необходимости отмены приговора или иного обжалуемого судебного решения и о прекращении уголовного дела, перед данным судьей должны быть поставлены следующие вопросы: какие имеются основания к прекращению уголовного дела; следует ли признать за лицом право на реабилитацию; следует ли направлять уголовное дело руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

В случае выражения судьей мнения о необходимости принятия решения, предусмотренного п. 3 ч. 1 ст. 378 УПК РФ, а именно об отмене приговора или иного обжалуемого судебного решения и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой или апелляционной инстанции со стадии предварительного слушания, или судебного разбирательства, или действий суда после вынесения вердикта присяжных заседателей, перед данным судьей должны быть поставлены следующие вопросы: какие имеются основания к отмене приговора или иного обжалуемого решения, предусмотренные ст. 379 УПК РФ, а также статьями 380—383 УПК РФ; в суд какой инстанции следует направить уголовное дело на новое судебное разбирательство; с какой стадии следует начать новое судебное разбирательство.

При высказывании судьей мнения о необходимости изменения приговора или иного обжалуемого судебного решения следует решить следующие вопросы: какие имеются основания и обстоятельства для изменения приговора или иного обжалуемого решения, в чем выразилось неправильное применение уголовного закона согласно ст. 382 УПК РФ, каким образом следует изменить приговор.

Необходимо предусмотреть в УПК РФ содержание кассационных определений в зависимости от решения, которое принято судом. Так, в кассационном определении об отмене приговора или иного обжалуемого судебного решения и о прекращении уголовного дела должно указываться следующее: основания прекращения уголовного дела; решение о признании за лицом права на реабилитацию; решение о направлении уголовного дела руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

В кассационном определении об отмене приговора или иного обжалуемого судебного решения и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой или апелляционной инстанции со стадии предварительного слушания, или судебного разбирательства, или действий суда после вынесения вердикта присяжных заседателей предлагаем указывать основания отмены приговора или иного обжалуемого решения; судебную инстанцию, в которую направляется уголовное дело на новое судебное разбирательство; стадию, с которой начинается новое судебное разбирательство.

В кассационном определении об изменении приговора или иного обжалуемого судебного решения следует указывать основания и обстоятельства, подтверждающие необходимость изменения приговора или иного обжалуемого решения, и то, каким образом изменяется приговор или иное обжалуемое судебное решение.

Требует решения вопрос о том, вправе ли суды кассационной и надзорной инстанций при вынесении решений ссылаться на доводы, приведенные в особом мнении судьи. В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23.08.1988 № 5 «О повышении роли судов кассационной инстанции в обеспечении качества рассмотрения уголовных дел» отмечается: «Рассматривая дело, к материалам которого приобщено особое мнение председательствующего или народного заседателя, суд кассационной инстанции обязан в порядке ст. 332 УПК РФ проверить и обсудить обоснованность изложенных в нем доводов». С.А. Ворожцов считает, что при рассмотрении в кассационном порядке дела, по которому имеется особое мнение, суд обязан проверить законность и обоснованность приговора (решения) с учетом доводов, приведенных в особом мнении[14]. И.Д. Перлов также придерживается позиции, что «вышестоящий суд, оценивая всю совокупность обстоятельств дела, должен иметь в виду и особое мнение судьи, ставшее составной частью материалов дела»[15]. Согласно позиции С.Б. Россинского, особое мнение приобщается к уголовному делу и может быть рассмотрено при проверке законности, обоснованности или справедливости приговора в вышестоящих судебных инстанциях[16].

Считаем, что особое мнение является неотъемлемой частью приговора и что суды вышестоящих инстанций обязаны проверить его законность и обоснованность с учетом приведенных в нем доводов.

УПК РФ не предусматривает возможности выражения судьей особого мнения на стадии кассационного производства. Между тем вопрос о процессуальной роли данного судебного акта на этой стадии важен в связи с необходимостью обеспечения равноправия судей, входящих в состав коллегии, возможности выражения собственной позиции по делу судьей, не согласным с мнением других судей коллегии. Уголовно-процессуальное законодательство некоторых государств СНГ закрепляет такую возможность. Так, УПК Украины предусматривает возможность судьи остаться при особом мнении по результатам рассмотрения уголовного дела не только в суде первой инстанции (ст. 339), но и в суде апелляционной инстанции. В статье 379 УПК Украины закреплено, что судья апелляционного суда, оставшийся при постановлении приговора, вынесении определения или постановления при особом мнении, вправе изложить его в письменном виде в совещательной комнате. Этот документ не подлежит оглашению, но приобщается к делу. УПК Украины также предусматривает право судьи остаться при особом мнении в суде апелляционной инстанции. УПК Кыргызской Республики в ст. 380 предусматривает возможность выражения судьей особого мнения также в суде надзорной инстанции.

Полагаем, что отсутствие в УПК РФ положений о возможности выражения судьей, входящим в коллегию, особого мнения в суде кассационной инстанции необоснованно ограничивает свободу выражения внутреннего судейского убеждения, в связи с чем считаем необходимым предусмотреть в УПК РФ нормы о возможности и порядке выражения судьей особого мнения на данной стадии уголовного процесса.

 

Библиография

1 Обзор судебной практики по уголовным делам Президиума Нижегородского областного суда за II квартал 2009 года // http://oblsud.nnov.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&dtid=4&did=74 (дата обращения: 22.04.2010).

2 См. постановление Президиума Верховного суда Республики Мордовия № 44-у-179 // Архив ВС РМ за 2006 г.

3 См. постановление Президиума Верховного суда Республики Мордовия № 44-у-188 // Там же.

4 См. постановление Президиума Верховного суда Республики Мордовия № 44-у-45// Архив ВС РМ за 2005 г.

5 См.: Жадяева М.А. Кассационный порядок рассмотрения уголовного дела в российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2010. С. 3.

6 Бюллетень ВС РФ. 2004. № 7. С. 21.

7 Там же.

8 Там же. 2005. № 10. С. 20.

9 Там же.2006. № 10. С. 23.

10 Там же. 2007. № 12. С. 17.

11 Там же. 2008. № 10. С. 23.

12 Там же. 2009. № 8. С. 27.

13 См.: Жадяева М.А. Указ. раб. С. 3—4.

14 См.: Ворожцов С.А. Приговор в уголовном процессе: Практ. пособие // СПС «Гарант».

15 Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. — М., 1968. С. 280.

16 См.: Россинский С.Б. Уголовный процесс: Учеб. — М., 2009. С. 552.