УДК 340.1

Страницы в журнале: 151-152 

 

А.С. ВИНОГРАДОВ,

 аспирант Санкт-Петербургского юридического института,

 

Н.П. ФОФАНОВА,

кандидат юридических наук

 

В статье обосновывается точка зрения, что коммерческая деятельность славян стала предпосылкой образования Древнерусского государства и одной из основных его задач.

Ключевые слова: коммерческая деятельность, Древнерусское государство, договор, соглашение, торговый путь.

 

Commerce in Rus’: Specificity of origin, social relevance and social status of entities

 

In article the point of view is proved that commercial activity of Slavs became the precondition of formation of the Old Russian state and one of its basic problems.

Keywords: commerce, ancient Russian state, treaty, agreement, trade route.

 

История российской коммерции насчитывает более тысячи лет. Само понятие «коммерция» (от лат. commercium — торговля) — это торговая и торгово-посредническая деятельность, участие в продаже или содействие в продаже товаров и услуг, а в широком смысле слова — предпринимательская деятельность, или предпринимательство. Предпринимательская деятельность (от англ. business) — инициативная, самостоятельная, осуществляемая от своего имени, на свой риск, под свою имущественную ответственность деятельность граждан, физических и юридических лиц, направленная на систематическое получение дохода, прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг.

Необходимо отметить, что история российской коммерции старше истории самого российского государства, так как еще до его образования славянские племена вели торговлю с соседями, совершали путешествия в далекие страны. Можно предположить, что само Древнерусское государство образовалось во многом благодаря предпринимательскому духу восточных славян, так как основными факторами возникновения российского государства были военный и торговый. Предпринимательская активность наших предков поразительна: спустя всего несколько столетий после обустройства (как принято считать, массовое размещение славян приходится на VII—VIII вв.), им удалось не только освоить под хлебопашество лесные и лесостепные просторы, обеспечивая собственную жизнедеятельность, но и развить ремесла и выстроить крупные торговые города на всем протяжении торгового пути. Восточные славяне не ограничивались только транзитом товаров, они активно включались в международную торговлю, предлагая продукты своих собственных промыслов.

Дальнейшее развитие коммерческой деятельности приходится на период образования Древнерусского государства, когда на Русь в 862 году «пришли княжить три брата». «Первые известия о нашем древнем купечестве относятся уже ко времени варяжских князей…», — отмечал Н.М. Карамзин[1].

В Киевской Руси в IX—X вв. в результате дальнейшего роста производительных сил ускорился процесс разложения соседской общины, которая у восточного славянства называлась миром. В конце IX века усилилось развитие ремесла. Археологические раскопки позволяют установить крупные успехи в гончарном деле и обработке металлов. При раскопках повсюду находят посуду, выделанную на гончарном кругу, топоры, ножи и всякие железные изделия ремесленной выделки. Стало развиваться и ювелирное производство. Все это говорит о том, что процесс отделения ремесла от земледелия продолжал в это время расширяться и углубляться.

Эволюция ремесла обусловливала развитие коммерческой деятельности. Увеличилось число торговых пунктов и ремесленнических центров. Развивалась и ширилась внешняя торговля с арабами и Византией.

Образование единого государства требовало и создания общего свода законов. До нас он не дошел в подлиннике, и мы знаем о нем из греко-русских договоров, внесенных летописцами в свои своды. Это так называемый Закон Русский. Впервые о нем упоминается в договоре 907 года. «Закон Русский» — законодательство,  признанное не только на Руси, но и одной из важнейших держав того времени — Византией — как отвечающее, так сказать, международным стандартам. На наш взгляд, это немаловажно. Ведь Византия — наследница правового опыта Рима, родины юриспруденции Средневековья и даже Нового времени. Составной частью системы источников древнерусского торгового права были международные договоры: русско-византийские договоры 907 года, 2 сентября 911 г., 944 года, июля 971 года и другие соглашения с иностранными государствами[2].

Знаменитый путь «из варяг в греки» связывал российское государство с северными и южными странами, по этой торговой артерии тянулись купеческие караваны. Русь активно торговала с Византией — самым могущественным средневековым государством. «Купцы, — писал Н.М. Карамзин о торговле славянских народов, — пользуясь совершенною безопасностью в землях славянских, привозили им товары и меняли их на скот, полотно, кожи, хлеб и разную воинскую добычу. В VIII веке славяне сами ездили для купли и продажи в чужие земли. <…> Торговля славян до введения христиан-ства в их землях состояла в обмене вещами: они не употребляли денег и брали золото чужестранцев единственно как товар»[3].

Наступивший в середине XII века расцвет древнерусского городского ремесла продолжался вплоть до монгольского нашествия. Начался массовый выпуск продукции, которая непрерывно совершенствовалась как в техническом, так и в художественном отношении. Перемещение товаров на значительные расстояния, бездорожье, пересечение безлюдных и приграничных районов побуждали купцов к кооперации, коллективной защите от воровства и грабежей. Поэтому основной объем торговли продолжал осуществляться посредством караванов повозок и торговыми флотилиями судов. «Караваны, — указывал Г.В. Вернадский, — способствовали созданию купеческих объединений, полезных во многих отношениях — например, в общей защите купеческих прав и регулировании уровня пошлин и налогов. Объединения купцов рано сложились в Киевской Руси... Обычно купцы одного города представляли собой нечто вроде совместного предприятия»[4].

Непосредственное отношение к созданию торговых объединений имела церковь. Не случайно купеческие артели назывались по имени того святого, во славу которого освящалось культовое сооружение. Они имели старост и свои общинные капиталы. «Русская Правда» знает купцов как отдельный разряд людей, стоявший в одном ряду с боярскими тиунами, мечниками и гридью[5]. Одновременно в дореволюционной литературе подчеркивалось, что в Средневековой Руси сословия никогда не боролись за свободы и привилегии и поэтому здесь не могло возникнуть ни общественного раздробления, ни особого купеческого права и особой купеческой подсудности, характерных для стран Запада[6].

Следующий этап в социальном становлении русского купечества был тесно связан с ростом городов, во многом обусловленным разложением родоплеменного строя. «Городские посады, — указывал М.Н. Тихомиров, — начинают появляться примерно с конца X — начала XI века, в Киеве раньше, чем в других пунктах, в большинстве же русских городов — с XI века»[7].

 По мере роста торговых городов (в XI веке в русской земле насчитывалось 89 городов, в XII веке их было уже 224[8]) и накопления в них материальных ценностей выявилось единство интересов: с одной стороны, формировалась общая потребность в вооруженной защите городов и дорог от внешних врагов, с другой — требовалась политическая сила, которая представляла бы общие экономические интересы в Византии и других странах. Возникла объективная необходимость формирования государства, преобразовавшего бы военную власть профессиональных военных — князя с дружиной. Новые властные полномочия, полученные князем, позволили ему подчинить территории, ранее не вовлеченные в орбиты торговых интересов. Это стало завершением процесса политического объединения русских славян.

 Таким образом, коммерческая деятельность славян стала предпосылкой образования Древнерусского государства, одной из основных задач которого был контроль над торговым путем по Днепру; характер самого государства можно назвать военно-торговым. При этом Киевская Русь не проявляла агрессии во внешней политике, не стремилась к грабежу и захвату материальных богатств, созданных другими народами. В основе экономики Древнерусского государства лежала коммерческая деятельность, успешное использование географического фактора и богатых, но труднодоступных ресурсов.

 

Библиография

1 Карамзин Н.М. История государства Российского: Т. I. — Калуга, 1993. С. 118.

2 См.: Повесть временных лет по Лаврентьевскому списку. — Спб., 1872. С. 72—73.

3 Карамзин Н.М. Указ. соч. С. 42—43.

4 Вернадский Г.В. Киевская Русь. История России. — Тверь—М., 1996. С. 133.

5 См.: Правда Русская. Тексты / Под ред. Б.Д. Грекова. — М.—Л., 1940. Т. 1. С. 104.

6 См.: Удинцев В.А. История обособления торгового права. — Киев, 1900. С. 13—14; Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. 5-е изд. — Рига, 1924. Т. 1. С. 46—47.

7 Тихомиров М.Н. Древнерусские города. — М., 1956. С. 27. Это мнение М.Н. Тихомирова в основном утвердилось в отечественной историографии. Б.А. Рыбаков, В.В. Мавродин, Л.В. Алексеев, И.В. Дубов, Б.А. Тимощук, И.Я. Фроянов и другие тоже датируют начальный период формирования в Древней Руси посадских городских общин концом X—XI в. // Фроянов И.Я. Рабство и данничество у восточных славян (VI—X вв.). — СПб., 1996. С. 186—191.

8 См.: Тихомиров М.Н. Указ. соч. С. 36, 39.