О.Г. ЕРШОВ,
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплинОмской академии МВД России
 
В  условиях рыночной экономики правовое регулирование договорных отношений в строительстве основывается на принципах свободы, имущественной самостоятельности и инициативе хозяйствующих субъектов, автономии их воли. Однако хозяйствующие субъекты строительного рынка в ряде случаев не способны должным образом осуществлять и исполнять взятые на себя при заключении договора обязанности. Иногда надлежащему исполнению препятствуют не зависящие от сторон обстоятельства, наличие которых не позволяет завершить строительство или реконструкцию здания. Возникает необходимость в консервации строительства. 
 
Действующее гражданское законодательство в этой части содержит лишь одну правовую норму. При консервации строительства заказчик обязан оплатить подрядчику в полном объеме выполненные до момента консервации работы, а также возместить расходы, вызванные необходимостью прекращения работ и консервацией строительства с зачетом выгод, которые подрядчик получил или мог получить вследствие прекращения работ (ст. 752 ГК РФ).
Какова юридическая природа консервации строительства? До настоящего времени в науке гражданского права эта проблема еще не рассматривалась. Очевидно, что основное внимание при ее исследовании должно быть сконцентрировано  на динамике обязательственного правоотношения строительного подряда, поскольку причины консервации объекта строительства и сама консервация не позволяют сторонам надлежащим образом исполнить договорные обязательства.
Исходной посылкой здесь должно быть положение о том, что с консервацией строительства гражданское законодательство связывает юридические последствия. В частности, у заказчика появляется обязанность оплатить подрядчику в полном объеме выполненные до момента консервации строительные работы, а также возместить расходы, вызванные необходимостью прекращения строительства. Это позволяет сделать вывод, что консервация строительства должна рассматриваться в качестве юридического факта, наличие которого оказывает влияние на состояние действующего обязательственного правоотношения строительного подряда. Более того, этот факт порождает дополнительную обязанность у одной из сторон, которая в части прав не является договорной, поскольку не обусловлена положениями ранее заключенного между ними договора строительного подряда.
Буквальное толкование ст. 752 ГК РФ позволяет сделать вывод, что консервация строительства возникает по причинам, от сторон не зависящим. Вместе с тем необходимо четко разграничивать причины консервации и саму консервацию строительства. Причины консервации строительства по своей юридической природе являются событиями, поскольку их возникновение не ставится в зависимость от сторон обязательственного правоотношения.
Однако нельзя отрицать того, что их наличие не влечет юридических последствий, которые оказывают влияние на действующее обязательство строительного подряда. Причины консервации строительства являются предпосылками возникновения обязанности сторон провести консервацию. В то же время сама консервация строительства возможна только при волеизъявлении заказчика и подрядчика, позволяющем рассматривать ее в качестве юридического факта-действия. Действия сторон обязательственного правоотношения строительного подряда выражаются в прекращении выполнения строительных работ; принимаются меры к сохранности недостроенного объекта строительства, заказчиком оплачиваются работы подрядчика.
В частности, объект строительства и территория, используемая для строительства, приводятся в состояние, обеспечивающее прочность, устойчивость и сохранность основных конструкций, а также безопасность объекта для населения и окружающей среды. Заказчик извещает органы местного самоуправления, которые выдавали разрешение на строительство, о том, что строительные работы на объекте не проводятся. При необходимости заказчик подписывает с проектной организацией договор, по которому разрабатываются рабочие чертежи и сметы для проведения консервации. Законсервированный объект передается по акту, подписанному сторонами обязательственного правоотношения строительного подряда.
Далее необходимо выяснить, какое влияние оказывает консервация строительства на действующее обязательственное правоотношение строительного подряда. Либо консервацию следует рассматривать как основание изменения правоотношения между заказчиком и подрядчиком, либо как основание прекращения существующих обязательственных прав и обязанностей.
В решении проблемы наблюдаются определенного рода сложности, обусловленные содержанием действий, совершаемых сторонами при консервации строительства. Здесь вполне могут быть приведены аргументы в пользу признания консервации юридическим фактом-действием, при наличии которого обязательственные правоотношения изменяются. Например, существующий договор строительного подряда дополняется соглашением сторон. Суть его сводится к тому, что на период действия обстоятельств, послуживших причиной консервации, строительные работы приостанавливаются, а после их устранения возобновляются силами того же подрядчика. В этом случае соглашение сторон по своей юридической природе напоминает сделку с отлагательным условием, где причины консервации выступают в роли такого условия и их прекращение влечет возникновение обязанности сторон вновь начать исполнять ранее существовавшие договорные права и обязанности. Однако вполне обоснованно может быть аргументирован и другой подход, в рамках которого консервация строительства должна рассматриваться в качестве основания прекращения обязательственного правоотношения. Например, на это указывает обязанность заказчика по оплате подрядчику выполненных работ с компенсацией необходимых расходов, обусловленных прекращением работ. Более того, после подписания акта приемки законсервированного объекта заказчик имеет возможность зарегистрировать на него право собственности, поскольку объект уже не является предметом действующего договора строительного подряда, на что обращалось внимание и в судебной практике[1].
Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что правильное понимание природы консервации строительства как юридического факта-действия, оказывающего влияние на обязательственное правоотношение строительного подряда, может быть достигнуто только тогда, когда будут подвергнуты анализу отдельные юридические факты, с которыми в данном случае связывается изменение или прекращение обязательства.
Прекращению обязательств посвящены общие нормы главы 26 ГК РФ. Анализ представленных здесь положений указывает на выделение законодателем ряда юридических фактов, возникновение которых прекращает существующие обязательственные правоотношения без возможного обращения в суд кредитора или должника. При консервации строительства обращение в суд подрядчика происходит только в том случае, если заказчик не выполняет лежащую на нем обязанность, предусмотренную ст. 752 ГК РФ. Следовательно, состоявшееся в этом случае решение суда может сводиться только к признанию уже прекратившегося обязательства и необходимости возмещения убытков.
Наиболее распространенным основанием прекращения обязательств, в том числе обязательства строительного подряда, является надлежащее исполнение со стороны должника. Термин «надлежащее исполнение» здесь используется в значении исполнения надлежащим лицом надлежащим способом в надлежащем месте надлежащим предметом и в надлежащее время. Критерии надлежащего исполнения формируются условиями обязательства, которые находят свое отражение в диспозитивных или императивных нормах гражданского права.
Полагаем, не верно говорить применительно к консервации строительства о надлежащем исполнении обязательств со стороны заказчика или подрядчика. Обязательство строительного подряда по своей природе является двусторонним. Подрядчик имеет право требовать в полном объеме вознаграждения за выполненную работу и компенсацию издержек. На заказчике лежит обязанность произвести оплату, но одновременно эта сторона обладает правом принять работу. Надлежащее исполнение здесь предполагает совершение должниками всех действий, которые лежат в основании их обязанности.
Консервация строительства является вынужденной мерой, обусловленной возникновением обстоятельств, не зависящих от воли хозяйствующих субъектов. Эти обстоятельства не позволяют сторонам исполнить в полном объеме те обязанности, которые изначально были предусмотрены соглашением. Построенный и готовый к эксплуатации объект недвижимости выступает конечной целью обязательственного правоотношения строительного подряда. Вместе с тем при наличии объективных обстоятельств эта цель не достигается, что указывает на ненадлежащее исполнение при отсутствии вины контрагентов. Составляемый сторонами акт приемки законсервированного объекта строительства нельзя рассматривать как документ, подтверждающий надлежащее исполнение обязательства. Скорее это документ, указывающий, что строительные работы на объекте не проводятся и недостроенный объект передан заказчику.
Вызывает также сомнения подход, в рамках которого консервация строительства должна рассматриваться как отступное или новация. Суть отступного сводится к прекращению обязательства совершением не тех действий со стороны должника, которые изначально предполагались на момент возникновения прав и обязанностей, а тех, которые по соглашению кредитора и должника их заменяют. О. Шилохвост, исследуя природу отступного, справедливо указывает на то, что здесь речь идет о предоставлении имущественной ценности в качестве платы за право отказаться от исполнения обязательства, при этом допускает в качестве отступного и предоставление действий[2].
Действия заказчика по оплате подрядчику фактически выполненных работ и возмещению необходимых расходов не могут рассматриваться как отступное. Отступное предполагает замену действий должника другими действиями, которые не лежат в основании его первоначальных обязанностей. Заказчик взамен оплаты работ подрядчику не совершает других действий (если не принимать во внимание возмещение расходов, вызванных консервацией строительства). Необходимость оплатить выполненные строительные работы является его основной обязанностью, которая как существовала на момент возникновения обязательства строительного подряда, так и продолжает существовать на момент консервации объекта строительства. Но исполнение этой обязанности происходит лишь частично, соразмерно выполненным подрядчиком работам. Сформулированный вывод вполне соотносится с общими рассуждениями относительно природы отступного, которые встречаются в юридической литературе. Так, Е. Крашенинников отмечает, что «под предоставлением вместо исполнения понимается предоставление другого предмета, сопровождающегося соглашением о том, что предоставление должно считаться исполнением долга»[3].
С другой стороны, соглашение о консервации строительства нельзя рассматривать как соглашение об отступном. Разница усматривается в целях, которые преследуют хозяйствующие субъекты. Юридическая цель отступного неразрывно связана с его экономическим содержанием: предоставить кредитору некую удовлетворенность в качестве замены надлежащего исполнения. При этом предмет исполнения отступного отличается от предмета надлежащего исполнения первоначального обязательства. Соглашение об отступном призвано закрепить право на альтернативное исполнение[4]. Следовательно, при отступном цель кредитора и должника в обязательственном правоотношении связана направленностью их волеизъявления на прекращение существующих между ними субъективных прав и юридических обязанностей.
При консервации строительства цель, которая преследуется заказчиком и подрядчиком, изначально может быть не связана с направленностью волеизъявления хозяйствующих субъектов прекратить существующее между ними обязательственное правоотношение строительного подряда. Предполагается, что после устранения причин консервации строительства работы на объекте будут продолжены. В частности, такой вывод позволяет сделать толкование ст. 752 ГК РФ. Законодатель указывает на причинную связь обязанности заказчика оплатить подрядчику фактически выполненные работы и возместить необходимые расходы в связи с приостановлением работ.
Необходимо также учитывать, что подписываемый заказчиком и подрядчиком акт приемки недостроенного объекта при его консервации имеет иное юридическое значение, чем акт приемки готового к эксплуатации объекта недвижимости. Последний указывает на то, что стороны исполнили свои обязательства надлежащим образом, после подписания этого акта обязательственное правоотношение строительного подряда прекращается. Юридическое значение акта приемки недостроенного объекта при его консервации скорее указывает на то, что проведение строительных работ приостановлено, заказчик оплатил их фактическую стоимость, принял объект строительства, который на данный момент находится в состоянии, обеспечивающем безопасность для окружающих.
Полагаем также, что действия заказчика по оплате подрядчику фактически выполненных работ и возмещению расходов, вызванных прекращением работ при консервации строительства, не являются по своей юридической природе новацией. Новация представляет собой соглашение сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между сторонами, другим обязательством между теми же лицами, предполагающим иной предмет или способ исполнения (ст. 414 ГК РФ).
Следовательно, новации присущ ряд признаков. Во-первых, должно быть обязательственное правоотношение, которое заменяется другим обязательственным правоотношением. Во-вторых, после замены предшествующее обязательство прекращается. В-третьих, между предшествующим и последующим обязательством должна усматриваться причинная связь, поскольку второе есть результат замены первого. В-четвертых, новое обязательство возникает по соглашению сторон, которым они освобождают себя от исполнения ранее существующего обязательственного правоотношения.
При консервации строительства усматривается ряд элементов, которые ошибочно позволяют рассматривать этот юридический факт как новацию. Например, исполнение обязанности заказчика по оплате стоимости фактически выполненных работ прекращает в последующем право подрядчика как кредитора по денежному обязательству требовать совершения должником (заказчиком) действий, связанных с предоставлением денежной суммы в счет оплаты выполняемых работ. Консервации строительства, как правило, предшествует соглашение сторон о прекращении строительных работ и сроках их оплаты, а также сроках передачи незавершенного объекта заказчику.
Вместе с тем при консервации строительства нового обязательства с другим предметом исполнения не возникает. Действия заказчика по оплате подрядчику фактически выполненных работ и возмещению расходов, вызванных прекращением работ, следует рассматривать как исполнение существующей ранее обязанности в обязательственном правоотношении, которое возникло до начала выполнения работ после заключения договора строительного подряда. Также при новации соглашение сторон является сделкой, где в качестве правового результата стороны преследуют возникновение нового обязательства. Соглашение, которое достигается сторонами при консервации строительства, направлено на достижение иных целей, о которых упоминалось ранее, не связанных с возникновением нового обязательства между заказчиком и подрядчиком. Наоборот, оплата заказчиком фактически выполненных работ и возмещение необходимых расходов, вызванных консервацией строительства, должны рассматриваться как действие-исполнение ранее возникшей обязанности стороны, прекращающее эту обязанность на будущее с одновременным прекращением обязанности другой стороны выполнять работы.
Необходимо отметить, что от новации следует отличать достаточно часто встречающееся на практике изменение условий обязательства через соглашение кредитора и должника относительно количественной и качественной стороны исполнения, не являющееся прекращением обязательства. В этом случае обязательство сохраняет юридическую силу, но действия должника корректируются в части, например, сроков или предмета исполнения. По своей юридической природе действия должника остаются прежними, но их суть и назначение изменяются.
Такое утверждение будет справедливым, если на момент приостановления работ и консервации строительства заказчик не сможет произвести оплату фактически выполненных работ и после достижения с подрядчиком соглашения о новации станет заемщиком. Но возникновение заемного обязательства является следствием невозможности исполнения ранее существующей обязанности заказчика по оплате строительных работ. При новации в виде заемного обязательства между заказчиком и подрядчиком обязательственное правоотношение строительного подряда прекращается. Однако действия сторон не являются изменением количественной и качественной стороны исполнения. В частности, природа совершаемых при новации действий заказчика иная. Заказчик возвращает денежную сумму не за выполненные
работы, а в связи с тем, что стал заемщиком, т. е. меняется назначение действий. Это не позволяет сделать вывод о сохранении обязательства строительного подряда между сторонами. Следовательно, нельзя отрицать того, что консервация строительства не изменяет юридической природы первоначального исполнения.
Вызывает также сомнение соображение, что действия заказчика по оплате подрядчику фактически выполненных работ и возмещению расходов, вызванных прекращением работ при консервации строительства, должны рассматриваться в качестве зачета как основания прекращения возникшего ранее обязательства строительного подряда. Как правило, такое предположение возможно, если обратить внимание на то, что для действительности зачета достаточно волеизъявления одной стороны. Обстоятельства, которые являются причиной консервации строительства, возникают независимо от сторон и не позволяют им исполнить обязательства, о чем заявляют стороны в одностороннем порядке.
В соответствии со ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Действия заказчика по оплате подрядчику фактически выполненных работ и возмещению расходов, вызванных прекращением работ при консервации строительства, не являются зачетом по следующим основаниям. Во-первых, в обязательственном правоотношении строительного подряда отсутствует однородность требований сторон. Заказчик здесь выступает в роли кредитора, заявляющего требования на основании ст. 729 ГК РФ предоставить результат в виде незавершенного объекта; подрядчик настаивает на оплате фактически выполненных работ и возмещении необходимых расходов, вызванных прекращением работ при консервации строительства. Во-вторых, зачет возможен только тогда, когда срок исполнения обязательства строительного подряда уже наступил. Консервация строительства является вынужденной мерой приостановления строительных работ. Это указывает на то, что обстоятельства, которые послужили причиной консервации, возникли ранее срока исполнения обязательства. В-третьих, осуществление зачета по заявлению одной стороны исключает применение данного условия при консервации, которая предполагает соглашение сторон, являющееся по своей сути двусторонней, а не односторонней сделкой.
Представляется, что в большей степени необходимо связывать юридическую природу консервации строительства с прекращением обязательства невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (ст. 416 ГК РФ). Это означает, что должник не может совершить тех действий, которые составляют предмет обязательства, по причинам, не зависящим ни от его волеизъявления, ни от волеизъявления кредитора. Консервация строительства обусловлена именно такими причинами.
Невозможность исполнения заказчиком или подрядчиком обязательства строительного
подряда, приводящая к консервации строительства, может быть разной. В частности, обращает на себя внимание юридическая и фактическая невозможность, не позволяющая надлежащим образом исполнить обязательство. Юридическая невозможность исполнения обязательства предусмотрена ст. 417 ГК РФ и связана с принятием нормативного акта, нормы которого иначе регулируют отношения при консервации строительства, существенно отличаясь от положений ст. 752 ГК РФ.
Фактическая невозможность исполнения обязательства строительного подряда обусловлена состоянием рынка, где ни одна из сторон не отвечает за наступление обстоятельств, которые приводят к тому, что надлежащее исполнение обязательства становится невозможным. Это суждение является спорным и в юридической литературе подвергается критичной оценке. Так, М.И. Брагинский утверждает, что положения ст. 416 ГК РФ подлежат расширительному толкованию и невозможность исполнения должна связываться с обстоятельствами, за которые та или иная сторона отвечает. В этом случае обязательство первоначальное прекращается и возникает обязательство возместить убытки[5]. Представляется, что сформулированный вывод о юридических последствиях прекращения обязательства в связи с невозможностью исполнения основывается на положениях об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорного обязательства. Возникающее в этом случае обязательство по возмещению убытков должно нести охранительную функцию с ярко выраженной направленностью — восстановить имущественное положение стороны. Возмещение убытков является формой гражданско-правовой ответственности, наступающей по общему правилу при наличии вины.
Вместе с тем следует учитывать, что не всегда обязательство прекращается по причине неисполнения или ненадлежащего исполнения должником условий договора. Применительно к подряду обращает на себя внимание ст. 717 ГК РФ, согласно которой заказчик в любое время вправе отказаться от исполнения договора подряда и возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением соглашения. Односторонний отказ от обязательства допускается в силу прямого указания закона, но возмещаемые при этом убытки нельзя считать ответственностью за ненадлежащее исполнение или неисполнение, поскольку в действиях заказчика отсутствует противоправность поведения (не нарушаются существующие нормы права) и вина.
Аналогичная ситуация складывается и при консервации строительства, где обязанность заказчика по оплате подрядчику фактически выполненных работ и возмещению расходов, вызванных приостановлением работ, нельзя рассматривать в качестве меры гражданско-правовой ответственности. Из-за отсутствия гражданского правонарушения в виде неисполнения договорной обязанности, а также противоправности со стороны заказчика или подрядчика их действия не должны связываться с ненадлежащим исполнением.
Нельзя рассматривать обязанность заказчика по оплате подрядчику фактически выполненных работ и возмещению расходов, вызванных приостановлением работ, в качестве меры защиты, поскольку отсутствует столкновение интересов сторон. Эта обязанность не является в части содержанием основного обязательства (речь идет о возмещении расходов, которые находятся за рамками первоначального обязательственного правоотношения и появляются лишь при самой консервации строительства), а носит производный от него характер.
Фактическая невозможность исполнения обязательства объективна, т. е. не зависит от вины и иных условий гражданско-правовой ответственности, а также от волеизъявления заказчика и подрядчика. Момент ее возникновения наступает тогда, когда обязательство строительного подряда уже существует, и в этом смысле фактическая невозможность исполнения обязательства является последующей, а не предшествующей возникновению прав и обязанностей сторон.
Вместе с тем объективная последующая фактическая невозможность исполнения обязательства строительного подряда не всегда приводит к прекращению существующего обязательственного правоотношения. Следует учитывать, что после устранения причин, которые привели к консервации строительства, обязательственные правоотношения могут быть возобновлены. Например, при появлении у заказчика необходимых денежных средств работы на недостроенном объекте строительства могут быть продолжены с участием предыдущего подрядчика. В данном случае консервация строительства в большей степени напоминает не прекращение, а изменение обязательственного правоотношения. Такое предположение также может быть сделано, если провести толкование ст. 752 ГК РФ, которая содержит указание на приостановление работ. В этом смысле приостановление работ предполагает их последующее завершение. Вопрос о том, что понимать под изменением обязательства, носит дискуссионный характер. Так, О.С. Иоффе указывал, что при изменении субъектного состава сохраняется тот же вид обязательства, но между другими лицами, тогда как при замене одного обязательства другим между теми же субъектами прежний вид обязательственных связей исчезает и появляется новый. Поэтому в первом случае речь идет об изменении, а во втором — о прекращении обязательства[6]. М.И. Брагинский, напротив, предлагает выделять внутреннее (изменение отдельных условий) и внешнее (изменение субъектного состава) изменение обязательства[7].
Полагаем, что замена одного обязательства другим становится возможной, если изменяется предмет либо назначение совершаемых должником действий при относительно сохраняющейся их юридической природе. В этом случае, видимо, есть основания сделать вывод о прекращении обязательства путем новации или отступного. Но если назначение и юридическая природа совершаемых должником действий остаются прежними, а также прежним остается предмет обязательства при условии изменения лишь отдельных условий о сроке и цене, то скорее можно вести речь об изменении, а не о прекращении обязательственного правоотношения.
Изменение обязательства мы связываем с изменением какого-либо его условия о цене и (или) сроке исполнения или субъектного состава. Изменение условий обязательства происходит через соглашение кредитора и должника относительно количественной и качественной сторон исполнения, которые характеризуются изменением сроков и цены. В этом случае обязательство сохраняет юридическую силу, но действия должника корректируются в части отдельных выделенных условий.
Изменение субъектного состава в обязательстве возможно через уступку имущественного права или перевод долга. Вести речь о замене подрядчика весьма затруднительно. После приостановления работ заказчик исполняет предусмотренную ст. 752 ГК РФ обязанность по уплате необходимых денежных сумм, что прекращает притязания со стороны подрядчика. Если после устранения причин консервации строительные работы будут возобновлены новым подрядчиком, то становится очевидным, что никакой уступки имущественного права или перевода долга от предыдущего исполнителя работ здесь быть не может в связи с тем, что имущественные права уже прекращены. На подобный вывод также указывает отсутствие между предыдущим и последующим подрядчиками договора цессии (договора об уступке требования имущественных прав) по оплате необходимых завершающих строительных работ.
Необходимо учитывать, что могут возникнуть неопределенности, связанные и с заменой заказчика. В частности, перевод денежного долга на другое лицо требует согласия подрядчика, которое напрямую зависит от инвестиционной привлекательности будущего контрагента; с другой стороны, перевод денежного долга возможен тогда, когда работы еще не закончены или приостановлены в связи с обнаружившимися причинами консервации, но не оплачены заказчиком. После исполнения обязанности по оплате фактически выполненных строительных работ и возмещению необходимых расходов замена заказчика с позиции подрядчика становится нецелесообразной.
Необходимо учитывать то, что обязательственное правоотношение строительного подряда является двусторонним. Поэтому изменение субъектного состава в любом случае должно осуществляться через соглашение сторон, которое по своей юридической природе должно признаваться двусторонней сделкой. Соглашение между заказчиком и подрядчиком о консервации строительства также является двусторонней сделкой, не связанной с волеизъявлением сторон о перемене лиц в обязательстве. Цель соглашения о консервации, как видится, в том, чтобы определить сроки оплаты заказчиком фактически выполненных подрядчиком работ и возмещения необходимых расходов, а также сроки принятия недостроенного объекта заказчиком.
Представляется, что с учетом изложенных положений об изменении субъектного состава консервацию строительства можно рассматривать и как изменение существующего обязательственного правоотношения строительного подряда, если речь идет о дополнительном соглашении сторон применительно к условиям относительно срока и цены исполнения. Это соглашение по своей сути является двусторонней сделкой с отлагательным условием, наступление которого приводит к возникновению прав и обязанностей между заказчиком и подрядчиком по завершению строительных работ. В качестве отлагательного условия здесь могут выступить обстоятельства, устраняющие причины консервации строительства. К возникновению этих обстоятельств привязывается срок исполнения существующего между сторонами обязательства строительного подряда, и применительно к ним определяется цена (видимо, речь должна идти о способе определения цены).
Таким образом, проведенный анализ юридической природы консервации строительства позволяет утверждать следующее. Консервация строительства зависит от воли хозяйствующих субъектов обязательства и в этом смысле может рассматриваться как юридическое действие. Особенностью этого действия является то, что оно по своей сути представляет двустороннюю сделку. Причины заключения подобного рода соглашения относительно существующего обязательственного правоотношения носят объективный характер (не зависят от усмотрения кредитора и должника) и являются обстоятельствами, которые приводят к консервации строительства.
Вместе с тем содержание сделки, определяемое соглашением сторон, может быть направлено на различные юридические последствия. Если заказчик и подрядчик устанавливают, что у них после устранения обстоятельств, послуживших основанием приостановления работ и консервации объекта, возникнут права и обязанности, связанные с завершением работ, то подобное соглашение следует рассматривать как сделку с отлагательным условием. В этом случае следует признать, что консервация строительства является основанием изменения существующего обязательственного правоотношения. При этом изменение возможно не в субъектном составе, а в отдельных условиях обязательства — в сроках и цене исполнения.
Волеизъявлением стороны могут предусмотреть иные правовые последствия: прекращение существующего обязательственного правоотношения. При этом обязанность заказчика возместить подрядчику необходимые расходы, связанные с консервацией строительства, не обусловлена положениями ранее заключенного договора строительного подряда, поскольку она связана с наступлением не зависящих от сторон обстоятельств. Совершаемые в рамках этой обязанности действия заказчика, а также оплата подрядчику фактически выполненных работ не могут рассматриваться в качестве отступного, новации или зачета. Юридическую же природу соглашения о консервации строительства в этом случае необходимо связывать с прекращением обязательства фактической последующей невозможностью исполнения.
 
Библиография
1 См.: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”» // Вестник ВАС РФ. 2001. № 4. С. 19—33.
2 См.: Шилохвост О. Отступное — способ прекращения обязательств // Российская юстиция. 1998. № 11. С. 7—9.
3 Крашенинников Е. Комментарий к статье 409 ГК РФ // Хозяйство и право. 2003. № 9. С. 102—104.
4 См.: Рохлин А. Юридические особенности отношений из отступного // Там же. 2002. № 7. С. 48—56.
5 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. — М., 2002. С. 458.
6 См.: Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. III: Обязательственное право. — СПб., 2004. С. 84.
7 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 464.