УДК 347.91 

Страницы в журнале: 81-86

 

В.И. ЦУКАНОВА,

аспирант кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия, судья Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края

 

Рассматриваются особенности контроля лишения родительских прав с учетом судебной практики.

Ключевые слова: лишение родительских прав, проверка судебных решений.

 

Control of deprivation of the parental rights

 

Tsukanova V.

 

The article noted features of control termination of parental rights based jurisprudence.

Keywords: termination of parental rights, checking of judgments.

 

Универсальный институт обжалования решений суда действует и для предоставления дополнительных правовых возможностей всем заинтересованным лицам в делах о лишении родительских прав. Одной из важнейших гарантий судебной защиты гражданских прав является производство по проверке судебных решений[1].

Среди категорий брачно-семейных дел, относящихся в России к подсудности районных судов, дела о лишении родительских прав занимают большое место (например, в 2008 году — 74,1 тыс., или 2,9% от общего числа завершенных дел; в 2009 году — 74 тыс., или 2,4% от общего числа дел[2]).

Суд первой инстанции, лишающий родительских прав, должен определять все аспекты такого лишения. Стороны, в свою очередь, должны представлять суду все возможные претензии, факты, доказательства.

Гражданин, лишенный родительских прав, имеет право на то, чтобы решение суда было пересмотрено вышестоящей судебной инстанцией.

Однако численность обжалованных решений судов первой инстанции по делам о лишении родительских прав традиционно небольшая.

В частности, судами Камчатского края в 2008 году было рассмотрено 193 дела о лишении родительских прав[3], из них 78 дел — в Петропавловск-Камчатском городском суде (3 решения обжалованы в кассационном порядке)[4].

Такие данные соответствуют и статистике других регионов страны.

К примеру, за 2009 год судами Рязанской области рассмотрено 411 дел о лишении родительских прав, обжаловано 9 решений, что составило 2,2% от числа рассмотренных дел[5]. В Железнодорожном районном суде г. Ульяновска за первое полугодие 2009 года в кассационном порядке обжаловано одно решение о лишении родительских прав из 15 рассмотренных дел. За аналогичный период 2008 года в этом суде было обжаловано в кассационной инстанции 3 решения из 16 дел данной категории[6]. Суды Карелии рассмотрели за первое полугодие 2009 года 296 дел о лишении родительских прав. В кассационном порядке рассмотрено 12 таких дел[7].

Наличие (по различным причинам) большого числа необжалованных решений о лишении родительских прав предполагает высокую ответственность судов первой инстанции, ведь за каждой цифрой стоят сохранение прав и семейное благосостояние конкретных детей и их родителей.

Проверки в вышестоящих инстанциях в основном подтверждают правильность судебных актов, связанных с лишением родительских прав.

Так, например, Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского краевого суда оставила без изменения определение судьи Елизовского районного суда Камчатского края от 8 декабря 2008 г., которым постановлено: «Исковое заявление Я. к Б. о лишении родительских прав возвратить истцу. Разъяснить заявителю, что с указанным заявлением она вправе обратиться в городской суд г. Новосибирска».

Истец указала, что выезд в г. Новосибирск по месту жительства ответчика для нее затруднителен, а необходимые доказательства могут быть представлены в суд только по ее месту жительства. В соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется по месту жительства ответчика. Как следует из искового заявления Я. о лишении родительских прав Б., поступившего в адрес Елизовского районного суда, местом жительства ответчика значится г. Новосибирск.

Правила об альтернативной и исключительной подсудности, установленные статьями 29 и 30 ГПК РФ, на данную категорию дел не распространяются. Таким образом, установив изложенные выше обстоятельства, судья на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ возвратил исковое заявление Я. как поданное с нарушением правил подсудности. При этом судья правомерно разъяснил заявителю, что за разрешением возникшего спора необходимо обращаться в г. Новосибирск. Доводы Я., изложенные в частной жалобе, на правильность определения судьи не влияют, поскольку изменение подсудности по указанным в жалобе основаниям законом не предусмотрено. При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения частной жалобы судебная коллегия не усмотрела [8].

Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского краевого суда также согласилась с выводами Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края, который 6 декабря 2010 г. отказал в лишении родительских прав по иску Н. к М.

По этому делу вышестоящий суд отметил, что при вынесении решения учтены конкретные обстоятельства, а именно виновное поведение ответчицы, данные, характеризующие ее личность, неоднократные факты ненадлежащего исполнения родительских обязанностей, послужившие основанием для привлечения ее к административной ответственности по ст. 3.35 КоАП РФ, а также признание иска в этой части. Установив уклонение ответчицы от выполнения родительских обязанностей, суд тем не менее пришел к верному выводу об отсутствии достаточных оснований для применения крайней меры воздействия в отношении нее в виде лишения родительских прав[9].

По иску прокурора Селемджинского района Амурской области к С. о лишении родительских прав в отношении дочери Алины решением Селемджинского районного суда С. лишена родительских прав в отношении дочери, девочка передана на воспитание своему отцу — Р. С. нанесла кухонным ножом удар в область груди своей малолетней дочери, причинив тяжкий вред ее здоровью (колото-резаная рана передней поверхности грудной клетки) по признаку опасного для жизни человека в момент его причинения.

Ответчица иск не признала и пояснила, что в настоящее время она не употребляет спиртных напитков, имеет постоянную работу, содержит и обеспечивает свою дочь. Ребенок посещает детский сад, ситуация забылась («тогда у нее было истерическое состояние, теперь она поняла, что так делать нельзя»).

Судебная коллегия Амурского областного суда оставила решение районного суда без изменения, согласившись с доводами о том, что умышленное преступление против жизни и здоровья ребенка, совершенное его матерью, относится к числу наиболее тяжких и общественно опасных. Лицо, совершившее подобного рода преступление, не может быть обладателем родительских прав и обязанностей, защищать права своих детей, представлять их интересы[10].

Оренбургский областной суд в ответ на кассационную жалобу на решение Адамовского районного суда от 7 июня 2008 г. по иску прокурора о лишении родительских прав указал, что из актов обследования жилищно-бытовых условий, составленных органами опеки и попечительства, не видно, как часто и когда указанные в исковом заявлении обстоятельства (злоупотребление спиртными напитками, отсутствие работы), на которые ссылается прокурор в обоснование своего иска, имеют место. Все акты были составлены в присутствии ответчика, однако не указано его состояние на момент их составления. Органами опеки и попечительства не опрошены соседи. Поскольку в судебном процессе не были представлены доказательства, суд не смог установить, уклоняется ли ответчик упорно и систематически от выполнения родительских обязанностей. Исходя из этого, суд первой инстанции совершенно правомерно, основываясь на материалах дела и правильном применении норм материального права, отказал в удовлетворении искового заявления. Учитывая вышеуказанные обстоятельства, было вынесено кассационное определение об оставлении решения суда первой инстанции без изменения[11].

Отменяя решения судов первой инстанции в делах о лишении родительских прав, вышестоящие суды также отмечают высокую степень ответственности суда и спорящих сторон.

Белгородским областным судом отменено решение Старооскольского городского суда по иску Н. к В. о лишении родительских прав, которым В. ограничен в родительских правах. 

Из материалов дела усматривается, что по месту работы ответчик характеризуется исключительно положительно, является верующим православного толка, не имеет порицаний, ведет трезвый образ жизни. Добросовестно выплачивает алименты на содержание ребенка.

В судебном заседании истица не оспаривала, что ответчик, хотя и редко, но навещает ребенка, дарит ему подарки к праздникам, ежемесячно выплачивает алименты на его содержание. Ребенок радуется приходу отца, ожидает его визитов и поздравлений.

Кроме того, в суде кассационной инстанции истица пояснила, что в настоящее время вопрос об усыновлении ребенка не стоит. Иск о лишении ответчика родительских прав обусловлен отсутствием с его стороны любви и заботы по отношению к ребенку и ее нежеланием отдать ребенка отцу при заявлении им такого требования.

Судебная коллегия признала правильным вывод суда о том, что ребенок нуждается в общении с отцом, в поддержке с его стороны, в связи с чем лишение родительских прав с учетом данных о личности ответчика и возраста ребенка является нецелесообразным.

Однако при вынесении решения об ограничении В. в родительских правах на основании установленных обстоятельств суд неправильно применил нормы материального закона.

Исходя из статей 69 и 73 СК РФ, ограничение родительских прав допускается в отношении граждан, не выполняющих свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, психического расстройства или иного хронического заболевания, за исключением лиц, страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией). По делу не установлено обстоятельств, являющихся основанием для ограничения ответчика в родительских правах, в связи с чем решение суда является незаконным и необоснованным. При недостаточности оснований для лишения родительских прав законом предусмотрены иные правовые последствия, нежели ограничение в родительских правах (п. 2 ст. 73 СК РФ).

Утверждение, что ответчик не проявляет заботы и участия в воспитании ребенка, не испытывает к нему чувств любви и привязанности, дважды оформлял нотариальный отказ от ребенка, не возражал против его усыновления, не является основанием для лишения родительских прав либо ограничения в них.

Согласно п. 1 ст. 18 Конвенции ООН о правах ребенка ответственность за воспитание и развитие детей должна быть общей и обязательной для родителей. Право ребенка на заботу со стороны родителей гарантировано законом (ст. 54 СК РФ).

Забота о детях, их воспитание — это обязанность, а не только право родителей (ст. 38 Конституции РФ).

Обеспечение интересов ребенка, под которыми понимаются его жизненно важные потребности различного рода, без реализации которых он не может жить и развиваться, является моральным долгом и конституционной обязанностью ответчика, отказ от которой с его стороны недопустим.

За неисполнение обязанности по воспитанию ребенка предусмотрены различные виды санкций, которые направлены не только на лишение соответствующих прав, но и на понуждение к реальному исполнению обязанностей.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены, но допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, судебная коллегия, отменяя судебное решение, вынесенное с нарушением закона, нашла возможным принять новое решение — об отказе в удовлетворении заявленных требований, не передавая дело на новое рассмотрение[12].

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия, рассматривая в кассационном порядке дело о лишении родительских прав К., сочла доказанным виновное поведение К. Однако из материалов дела усматриваются обстоятельства, свидетельствующие о том, что К. может исправиться и изменить свое отношение к сыну. Так, свидетель Н., педагог социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних, в котором находился ребенок ответчика с декабря 2007 года по май 2008 года, суду пояснила, что К. приходила к ней, охотно шла на контакт, они составили план работы, сначала разрешили забирать ребенка на время, затем перевели его на дневное посещение. Ответчица приводила ребенка чистым, аккуратным, была трезва. Н. считает, что ситуация улучшилась. К. очень любит своего сына, купила ему игрушки, старается хорошо одевать, и поэтому, по мнению Н., преждевременно лишать ее родительских прав.

Судебная коллегия полагала, что исключительными обстоятельствами, указанными в п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 27.05.1998 № 10, относятся стечение тяжелых обстоятельств жизни ответчика, ее слабохарактерность и связанное с этим злоупотребление алкоголем, непростой характер, проявлявшийся по отношению к соседям и представителям власти, а также то, что Ш. является ее единственным сыном и, по пояснениям свидетелей, она его любит. Кроме того, коллегия приняла во внимание подростковый возраст и характер ребенка,  удаленность от больших городов социальных учреждений, куда он будет помещен в случае лишения его матери родительских прав, что затруднит в дальнейшем его усыновление или передачу под опеку в семью, а как следствие, его социальную адаптацию.  В итоге решение суда первой инстанции было отменено с вынесением нового решения об отобрании сына у К. сроком на 6 месяцев и взыскании с нее алиментов в пользу органов опеки и попечительства[13].

Дело, рассмотренное Облученским районным судом Еврейской автономной области по иску Х. к Ю. о лишении родительских прав, направлено на новое рассмотрение, поскольку судом, отказавшим в лишении родительских прав, не исследованы фактические обстоятельства дела, а именно злоупотребление ответчиком алкоголем и употребление им наркотических средств[14].

К наилучшему результату проверки лишения родительских прав ведет ориентированность на апелляционное рассмотрение постановления суда, что связано с односторонним характером вторжения государства в волю родителя и карательным вмешательством в статус личности.

Публично-правовая доминанта в данных отношениях связана с ограничением субъектного состава воспитания, его формы, в соответствующем объеме — свободы воли. Указанное приводит к выводу о том, что затрагиваются не только публичные, но и конституционные положения. К рассматриваемой проблеме надо подходить более широко, основываясь на том, что ст. 46 Конституции РФ каждому гарантирует судебную защиту его прав и свобод.

У апелляционного процесса по лишению родительских прав есть самостоятельный предмет: проверка законности и обоснованности  существующего решения суда о применении лишения родительских прав (об отказе в нем), даже если оно и не вступило в законную силу.

Представление новых доказательств в апелляционной инстанции — исключительное право заявителя жалобы, которое подлежит ограничению законом с учетом необходимости предоставления гарантий полной защиты прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле. Новые средства нападения и защиты должны быть допущены только в том случае, если они были проигнорированы судом первой инстанции или рассматривались как несущественные; вследствие процессуальной ошибки не были заявлены в суде первой инстанции; не были заявлены в суде первой инстанции по неосторожности, а не по небрежности. Апелляционный суд вправе обязать стороны представить обоснования допустимости новых средств нападения и защиты[15]. Заявителю жалобы, сомневающемуся в правильности решения суда, придется не просто обозначить личную «бурю чувств», но обосновать свое сомнение.

Возможно ли предъявление новых требований в суде апелляционной инстанции при разрешении вопроса о лишении родительских прав? К примеру, заявитель, обращаясь с иском о лишении родительских прав, не указывал требований о взыскании алиментов на содержание ребенка, родителей которого должны были лишить родительских прав. Суд первой инстанции алименты не взыскал. Допустимо ли обратить внимание суда апелляционной инстанции на данное обстоятельство и потребовать путем подачи апелляционной жалобы взыскания алиментов?

На данный вопрос следует, по нашему мнению, ответить утвердительно, ведь в апелляции о лишении родительских прав с учетом повышенного публичного интереса и интереса в защите более слабой стороны не должны считаться новыми требования, неразрывно связанные с уже предъявленными[16].

Апелляционный суд по лишению родительских прав должен иметь право выйти за пределы, установленные в жалобе. Именно поэтому суд апелляционной инстанции, независимо от того, какие пределы будут установлены в жалобе, проверит, не были ли в суде первой инстанции за время процесса допущены существенные процессуальные нарушения, а если сочтет необходимым, то выйдет за эти пределы.

Что касается специальной (кассационной, надзорной) ревизии решения о лишении родительских прав, то в данном случае на первый план выходит важность вопроса права, имеющего существенное значение. Прежде чем определить, для чего или кого данный вопрос имеет значение, следует отметить роль всемерного сохранения справедливости по конкретному делу.

В деле о лишении родительских прав справедливость касается не только ребенка, родителя, привлеченного к лишению родительских прав, но и семейной ячейки общества, права и интересы которой должны соблюдаться государством и для государства.

Предельный контрольный процесс — это дополнительная форма проверки и толкования права. Однако ничего не мешает следовать как публичным, так и частным целям проверки применения правовых норм к конкретным и до этого объективно установленным обстоятельствам дела, истолкования этих норм, окончательных правовых выводов.

Ошибка суда, решившего вопрос о лишении родительских прав, чревата тяжелыми последствиями, поэтому необходимо установление возможности ревизии конкретного дела. 

Для того чтобы не перегрузить «ревизионные» суды, правила подачи жалоб должны содержать указание на возможность проверки только после апелляции по поводу лишения родительских прав, завершившей производство по делу, и только по жалобам лиц, непосредственно имеющих отношение к делу.

Право на последовательное рассмотрение правового спора по лишению родительских прав в нескольких судебных инстанциях, каждая из которых имеет свои задачи и цели судопроизводства, обеспечивает суду возможность справедливо разрешать данные дела.

 

Библиография

1 См.: Проверка судебных постановлений в гражданском процессе стран ЕС и СНГ/ Под ред. Е.А. Борисовой. — М., 2007. С. 9.

2 См.: Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2009 году. URL: http://www.cdep.ru/ index.php?id=5&item=302

3 См.: Статистическая информация Управления Судебного департамента в Камчатском крае о делах, рассмотренных районными (городскими) судами Камчатского края, по лишению родительских прав за 2008—2010 годы.

4 См.: Хахалин А.И. Справка по внедрению элементов ювенальной юстиции в Петропавловск-Камчатском городском суде Камчатского края. Количество гражданских дел ювенальной направленности, рассмотренных судьями Петропавловск-Камчатского городского суда в 2008 году // Вопросы ювенальной юстиции. Опыт и прецеденты. 2009. № 4(24). URL: http://www.juvenjust.org/index.php?showtopic=1247

5 См.: Справка по результатам обобщения практики разрешения судами г. Рязани и Рязанской области споров, связанных с воспитанием детей, за период с 1 января 2008 г. по 31 декабря 2009 г. URL: http: // www.regionz.ru

6 См.: Обобщение судебной практики рассмотрения гражданских дел о лишении родительских прав Железнодорожного районного суда города Ульяновска (гражданские дела, рассмотренные в I полугодии 2009 года). URL: http://zjeleznodorogniy.uln.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=224

7 См.: Судебная практика по делам о лишении родительских прав, ограничении родительских прав, восстановлении в родительских правах // Бюллетень ВС Республики Карелия. 2010. № 1(22). URL: http:// www.a2aa.ru/index.php?dn= link&to= open&id=1697

8 См.: Кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 15 января 2009 г. по делу № 33-19/2009. URL: http:// www.oblsud.kam.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=70

9 Гражданское дело № 33-412/2011. Архив Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края за 2011 год.

10 Определение судебной коллегии Амурского областного суда № 33-2288/07 от 12.12.2007 г. См.: Справка по результатам обобщения судебной практики по делам о лишении родительских прав, рассмотренным Амурским областным судом в порядке кассационного судопроизводства в 2007—2008 гг. URL: http://www.oblsud.amr.sudrf.ru

11 См.: Кассационное определение Оренбургского областного суда от 16 июля 2008 г. по делу № 33-2720/08. Цит. по: Ерохина Е.В. Лишение родительских прав и восстановление в родительских правах. URL: http://www.lawconsalting.ru/ news_120.html

12 См.: Кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 21 апреля 2009 г. URL: http:// www.oblsud.blg.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=306

13 См.: Кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС Республики Бурятия от 23 февраля 2009 г. Цит. по: Ерохина Е.В. Указ. раб.

14 См.: Кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам суда Еврейской автономной области от 05.05.2006 № 33-76. URL: http:// www.jewish.news-city.info/docs/sistemsf/dok_iervco.htm

15 См.: Борисова Е.А.  Обжалование не вступивших в законную силу судебных решений в гражданском процессе // Российская юстиция. 2003. № 9, 10.

 

16 О возможности новых требований в апелляции при их неразрывности с уже предъявленными требованиями указано, например, в ст. 312 ГПК Литвы, позволяющей суду более гибко рассматривать конкретные обстоятельства дела. См.: Проверка судебных постановлений в гражданском процессе стран ЕС и СНГ / Под ред. Е.А. Борисовой. — М., 2007. С. 191.