УДК 347.635.3(470)(410) 

Страницы в журнале: 132-138

 

М.А. ДАНИЛЯН,

аспирант Российской государственной академии интеллектуальной собственности mara-ur@rambler.ru

 

Рассматриваются понятие и правовая сущность юридической ответственности с позиций российских и английских юристов; проводится сравнительный анализ семейно-правовой и гражданско-правовой ответственности по российскому и английскому законодательству.

Ключевые слова: юридическая ответственность, наказание, алиментные обязательства, ограничение родительских прав, лишение родительских прав, доход родителя, неустойка.

 

The comparative legal analysis of civil and family legal responsibility for non-execution of alimentary obligations of parents towards their minor children under the legislation of Russia and England

 

Daniljan M.

 

Discusses the concept and legal essence of legal responsibility  from the position of the Russian and British lawyers; the comparative analysis of family law and civil liability under Russian and English law.

Keywords: legal responsibility, punishment, maintenance obligations, limitation of parental rights, termination of parental rights, parent’s income, penalty.

 

В  условиях современного развития общества и государства алиментные обязательства приобрели особую актуальность. Это вызвано прежде всего наличием в современном мире большого числа социальных и экономических проблем, которые приводят к безработице, разводам, образованию неблагополучных семей, снижению уровня жизни разных групп населения, а следовательно, к возникновению ситуаций, когда многие нетрудоспособные граждане, в первую очередь дети, оказываются перед реальной угрозой остаться без средств к существованию.

Исполнение алиментных обязательств имеет целью перераспределить средства родственников в пользу необеспеченных и нетрудоспособных лиц.

В этой связи важной проблемой, нуждающейся в анализе и обсуждении, является вопрос об эффективности средств защиты при неисполнении или ненадлежащем исполнении лицом алиментных обязательств.

Как известно, и российским и зарубежным законодательством предусмотрено применение к нарушителю алиментных обязательств соответствующих мер юридической ответственности.

В отечественной и зарубежной юридической науке на сегодняшний день отсутствует единое представление о понятии юридической ответственности. Ряд авторов полагают, что это ответственность за нарушение обязательств, и называют ее позитивной гражданской ответственностью. Данное понимание ответственности совпадает с ее трактовкой в главе 25 ГК РФ. К тому же эта глава включена в раздел, посвященный общей части обязательственного права[1].

Другие ученые юридической ответственностью называют правовую обязанность должника отдавать отчет своим действиям, т. е. возложение на правонарушителя определенных отрицательных последствий в виде возмещения убытков, уплаты неустойки и др.[2]

Представляется, что юридическая ответственность — это более широкое понятие. Юридической ответственностью возможно считать комплекс мер государственного принуждения, направленных не только на наказание правонарушителя и восстановление прав потерпевшего, но и на оказание превентивного воздействия на конкретного правонарушителя и на общество в целом.

Ответственность за нарушение алиментного обязательства определяется либо сторонами (при алиментировании по соглашению; здесь может быть предусмотрена только гражданско-правовая ответственность), либо судом.

Нет однозначного подхода к понятию «юридическая ответственность» и в законодательстве Англии. Так, большинство авторов отождествляют юридическую ответственность и наказание, определяемое как мера государственного принуждения, назначаемая специально уполномоченными органами (судами) и состоящая в неблагоприятных последствиях для лица, совершившего правонарушение[3]. В английской юридической литературе наказание представляет собой властное причинение страдания лицу за совершенное им преступление[4].

Несмотря на то что английское семейное право различает несколько теорий юридической ответственности, объединяющим фундаментом является триединая цель: возмездие, устрашение и исправление правонарушителей.

Целью теории возмездия (или теории социального воздаяния) выступает восстановление социальной справедливости. Согласно данной концепции государство удовлетворяет желание лица, которому причинен вред, быть отмщенным.

Большинство английских юристов толкуют юридическую ответственность как нравственное порицание, т. е. неодобрение обществом преступного поведения родителя.

Теория понимания юридической ответственности как устрашения утверждает: ответственность для лица может наступать только в случае, когда необходимо предотвратить еще больший вред. Полагаем, что данное толкование юридической ответственности целесообразно отнести к одному из видов семейно-правовой ответственности.

Возложение на правонарушителя гражданско-правовой ответственности возможно только при наличии состава правонарушения, включающего в себя:

— субъекта правонарушения (член семьи, на которого алиментная обязанность возложена соглашением или императивным предписанием суда);

— вред (ущерб или ущемление прав получателя алиментов);

— противоправность поведения правонарушителя (это могут быть как действия, так и бездействие плательщика);

— вину правонарушителя. В алиментных отношениях возложение мер ответственности возможно только в ответ на виновное поведение должника. Невиновный должник не отвечает за причиненный ущерб[5];

— причинную связь между поведением правонарушителя и наступившими неблагоприятными последствиями[6].

При этом деяние может рассматриваться как правонарушение только при наличии в нем всех элементов состава правонарушения, которые были рассмотрены выше в контексте условий юридической ответственности.

В юридической науке различают несколько видов ответственности за неисполнение алиментных обязательств в пользу несовершеннолетних детей: семейно-правовую, гражданско-правовую, административно-правовую и уголовно-правовую.

Рассмотрим подробно семейно-правовую и гражданско-правовую ответственность за неисполнение алиментных обязательств по российскому и английскому законодательству.

Семейно-правовая ответственность выполняет в основном воспитательную и превентивную функции.

Будучи одним из видов юридической ответственности, она обладает определенными особенностями, которые позволяют выделить ее среди других видов юридической ответственности[7]. Семейно-правовая ответственность применяется только к участникам семейных правоотношений. Субъекты семейно-правовой ответственности всегда связаны уже возникшими семейными правоотношениями. Третьи лица, нарушающие семейные права участников семейных отношений, несут перед ними не семейно-правовую, а гражданскую, административную или уголовную ответственность. Например, лицо, незаконно удерживающее у себя чужого ребенка, отвечает в административном или уголовном порядке. В ряде случаев применение мер семейно-правовой ответственности зависит от волевого акта заинтересованного лица. Например, получатель алиментов вправе взыскать с плательщика все убытки, причиненные просрочкой исполнения алиментных обязательств в части, не покрытой неустойкой (абзац второй п. 2 ст. 115 СК РФ)[8].

По мнению Н.С. Малеина, все неблагоприятные последствия представляют собой ответственность[9]. Иной точки зрения придерживается А.М. Нечаева, которая считает, что семейно-правовая ответственность состоит в наступлении для бывшего обладателя прав неблагоприятных последствий, которые сочетаются с дополнительным обременением[10].

Позиции Н.С. Малеина и А.М. Нечаевой представляются спорными, поскольку авторы рассматривают все неблагоприятные последствия правонарушений, не учитывая общий правовой принцип: «без вины нет ответственности».

Согласно нормам семейного права Англии органы местного самоуправления в случае угрозы причинения вреда ребенку в будущем обязаны применять как профилактические меры, так и меры административного воздействия для предотвращения возможного причинения вреда. При этом меры судебной защиты используются в Англии в крайних случаях, когда иные меры принять не представляется возможным.

Классификация семейно-правовой ответственности может осуществляться по различным критериям, избираемым исходя из поставленных целей. В зависимости от оснований возникновения семейно-правовая ответственность по российскому законодательству дифференцируется на договорную и внедоговорную. Договорная ответственность наступает за нарушение договорного обязательства (например, алиментного соглашения), а внедоговорная ответственность применяется к правонарушителю, не состоящему в договорных отношениях с потерпевшим (например, ответственность плательщика алиментов по решению суда). Формы и размер договорной ответственности определяются как законом, так и условиями семейно-правового договора[11].

К мерам семейно-правовой ответственности относится ограничение родительских прав.

Самая специфическая семейно-правовая санкция — лишение родительских прав неплательщика алиментов, осуществляемое в судебном порядке. В юридической литературе лишение родительских прав — это семейно-правовая мера ответственности в отношении родителей, т. е. лиц, записанных в таком качестве в актовой записи о рождении ребенка[12]; исключительная и одновременно высшая мера ответственности за виновное невыполнение родительского долга[13].

Таким образом, обязательным условием наступления данной меры ответственности является наличие вины родителя. СК РФ в ст. 69 предусматривает закрытый перечень оснований применения лишения родительских прав:

— уклонение от выполнения обязанностей родителей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов;

— отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений;

— злоупотребление своими родительскими правами;

— жестокое обращение с детьми, в том числе осуществление физического или психического насилия над ними, покушение на их половую неприкосновенность;

— заболевание родителей хроническим алкоголизмом или наркоманией;

— совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

В российской юридической литературе существует мнение, что первое из указанных оснований — уклонение родителей от выполнения своих обязанностей — носит общий характер, тогда как любое из последующих оснований является лишь конкретизацией первого[14]. Эта позиция представляется спорной, поскольку, например, жестокое обращение родителей предполагает активные виновные действия и зачастую с признаками уголовно наказуемого деяния. Также нельзя отнести к уклонению такие основания лишения родительских прав, как хронический алкоголизм и наркомания. Полагаем, что уклонение от выполнения родительских обязанностей предполагает виновное бездействие лица. В соответствии с УК РФ разновидностью такого уклонения является злостное уклонение от уплаты алиментов (ст. 157).

Лишение родительских прав влечет за собой правовые последствия как для родителя, так и для ребенка, поскольку изменяет семейно-правовой статус родителя. Лица, лишенные родительских прав, утрачивают все права, основанные на факте родства с ребенком. Кроме того, такой родитель теряет право на различные льготы, пособия, пенсии.

В данном случае лицо подвергается лишениям как личного, так и имущественного характера — оно утрачивает правовую связь с ребенком (в том числе право на получение в последующем содержания — абзац второй п. 5 ст. 87 СК РФ, право на наследование — абзац второй п. 1 ст. 1117 ГК РФ), но продолжает нести алиментные обязанности. Лишение родительских прав можно рассматривать и как карательную, и как правовосстановительную санкцию[15].

Однако лишение родительских прав не является необратимым, поскольку родительские права могут быть восстановлены. Согласно российскому семейному праву восстановление родительских прав допускается только в отношении несовершеннолетних детей. При достижении ребенком совершеннолетия, а также в иных случаях приобретения ребенком полной дееспособности (вступление в брак, эмансипация и др.) восстановление в родительских правах недопустимо.

Менее серьезным видом семейно-правовой ответственности считается ограничение родительских прав, которое представляет собой целый комплекс мер, направленных как на защиту ребенка от возникшей опасности, так и на претерпевание родителями ребенка отрицательных последствий своего виновного поведения. Следствием ограничения родительских прав является отобрание ребенка у родителей с последующим его устройством.

В английском семейном праве ответственность родителей тесно связана с защитой прав ребенка, поэтому основной санкцией в отношении родителей, нарушивших права ребенка, выступает ограничение родительских прав. В решении данного вопроса важную роль играют социальные органы, выполняющие две основные задачи: создание условий для осуществления родителями своих прав и обязанностей и совершенствование системы профилактических мер по предупреждению нарушений родителями прав своих несовершеннолетних детей.

Лишение родительских прав как мера семейно-правовой ответственности, применяемая в российском семейном законодательстве, в законодательстве Англии не предусмотрена. Если родители не предоставляют содержание ребенку, уклоняются от выполнения родительских обязанностей, бродяжничают, а также если к ребенку применяется физическое или психическое насилие и в других случаях причинения вреда ребенку, суд вправе изъять ребенка из-под власти родителей и издать приказ об установлении опеки над ребенком органами местной власти, а также приказ об осуществлении надзора, на основании которого ребенок помещается под надзор должностных лиц местных органов власти или сотрудника службы пробации[16]. Однако по английскому семейному праву данная мера является временной, за исключением случаев усыновления детей.

Английское право придерживается рекомендаций Европейского суда по правам человека, в которых неоднократно подчеркивалось, что осуществление заботы о ребенке государственными органами должно рассматриваться в качестве временной меры, пока семья не будет восстановлена. Следовательно, главная идея английского семейного права, связанная с ответственностью родителей, состоит в возврате ребенка в родительскую семью.

Данная позиция подвергается в английской юридической литературе критике, поскольку, по мнению некоторых авторов, если родители демонстрируют полную неспособность осуществлять свои права и обязанности, они должны быть лишены родительских прав[17], однако английский законодатель придерживается позиции, состоящей в необходимости возвращения детей в свои семьи и восстановления отношений родителей со своими детьми.

Гражданско-правовая ответственность выполняет компенсационную, воспитательную и превентивную функции.

Данная ответственность предполагает возможность применения к правонарушителю имущественных санкций. Гражданско-правовая ответственность участников алиментного соглашения определяется ими самостоятельно (п. 1 ст. 115 СК РФ). Если алименты уплачивались по соглашению сторон и задолженность образовалась по вине плательщика алиментов, то применяются порядок и формы ответственности виновного плательщика алиментов, предусмотренные в самом соглашении. Способы защиты различные, начиная от признания соглашения недействительным, восстановления положения, существовавшего до нарушения права, до возмещения убытков, взыскания неустойки, прекращения или изменения условий соглашения. Лицо, обязанное уплачивать алименты по соглашению сторон, виновное в неисполнении или ненадлежащем исполнении алиментного обязательства, должно возместить получателю алиментов все убытки, причиненные просрочкой исполнения алиментного обязательства, и уплатить проценты за несвоевременное исполнение денежного обязательства в размере учетной ставки банковского процента на день исполнения обязательства с суммы невыплаченных алиментов.

При принудительном взыскании алиментов гражданская ответственность определена императивно. Если задолженность по алиментным платежам образовалась по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, с него в пользу получателя алиментов взыскивается зачетная неустойка в размере 0,5% от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

М.В. Антокольская предлагала увеличить размер неустойки до 3%, а при просрочке выплаты алиментов свыше 3 месяцев — до 10% от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки[18]. Предусмотренный семейным законодательством размер неустойки — неэффективный способ  побуждения должника к надлежащему исполнению возложенных на него обязанностей. Однако увеличение размера неустойки до 3% представляется необоснованным. С целью защиты прав алиментополучателей и уменьшения числа должников по исполнительным производствам о взыскании алиментов, по нашему мнению, целесообразно увеличение размера неустойки до 1%.

Кроме того, получатель алиментов вправе дополнительно взыскать с алиментообязанного лица все причиненные просрочкой исполнения алиментного обязательства убытки в части, не покрытой неустойкой. Не оплаченные должником добровольно неустойка и убытки взыскиваются исключительно в судебном порядке.

В целях защиты прав несовершеннолетних российским законодательством предусмотрена возможность индексации алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме.

Для этого в соответствии с ч. 1 ст. 102 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и п. 1 ст. 117 СК РФ судебный пристав-исполнитель, а также организация или иное лицо, производящие удержание алиментов из заработной платы или иного дохода должника, осуществляют индексацию алиментов пропорционально росту величины прожиточного минимума для соответствующей социально-демографической группы населения, установленной в соответствующем субъекте Российской Федерации по месту жительства лица, получающего алименты.

Величина прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в целом по Российской Федерации устанавливается Правительством РФ, в субъектах Российской Федерации — в порядке, закрепленном законами субъектов Российской Федерации, и определяется ежеквартально.

При отсутствии в соответствующем субъекте Российской Федерации указанной величины индексацию производят пропорционально росту величины прожиточного минимума для соответствующей социально-демографической группы населения в целом по Российской Федерации.

Однако предусмотренные в российском законодательстве гражданско-правовые меры защиты интересов получателей алиментов, на наш взгляд, не являются достаточно эффективными. Так, получатель алиментов, претерпевший моральный вред, не может претендовать на его компенсацию. Исходя из положений гражданского законодательства (ст. 151, п. 2 ст. 1099 ГК РФ), возможность получения компенсации в рамках указанных правоотношений должна быть предусмотрена на уровне закона. При этом в СК РФ такого указания не имеется.

Анализ судебной практики показывает, что получатели алиментов предъявляют в суды иски о возмещении морального вреда, однако они не удовлетворяются по причине отсутствия законного основания.

Исходя из изложенного, полагаем необходимым внести изменения в СК РФ в части определения возможности компенсации алиментополучателям морального вреда. С одной стороны, это позволит повысить степень защиты интересов получателей алиментов, а с другой — станет серьезным стимулом правомерного поведения плательщика, оказывая на него воспитательное воздействие. При возмещении морального вреда необходимо доказать, помимо состава семейно-правовой ответственности, возникшие последствия, выраженные в нравственных страданиях получателей алиментов. Кроме того, должна быть установлена причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившими вредоносными последствиями.

Закон Англии 1991 года «О содержании ребенка» предусматривал понятие родителя, уклоняющегося от содержания ребенка, в обязанности которого входило совершение периодических платежей на такую сумму и в такие сроки, которые определены законодательно[19]. При этом уклоняющимся признавался родитель, который не проживал в одном доме с ребенком, а следовательно, не мог проявлять полноценную заботу о нем. Закон Англии 2000 года «О содержании ребенка, пенсиях и социальном обеспечении» ввел понятие, более точно определяющее статус такого родителя, — родитель, проживающий отдельно от ребенка, что может не предполагать  непременно его отказ от выполнения своих обязанностей, а предусматривать в том числе уважительные причины непроживания с ребенком (например, непримиримые противоречия с супругом).

Согласно законодательству Англии базовой суммой для определения размера содержания является еженедельный чистый доход родителя, проживающего отдельно от ребенка. Содержание взыскивается еженедельно на одного ребенка в размере 15%; на двух детей — 20%; на трех и более детей — 25% от дохода родителя.

Английское законодательство также предусматривает ответственность за ненадлежащее исполнение данной обязанности. Так, за каждую неделю просрочки выплаты алиментов начисляется пени в размере 25% от его общей суммы. Однако эти меры не влияют на обязанность родителя выплачивать основную сумму содержания для поддержки ребенка.

Размер содержания может быть изменен как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. Корректировка размера содержания не должна повлиять на благосостояние ребенка, соответственно, она происходит в строго определенных законом случаях.

Уменьшение размера содержания возможно, например, в случае, если еженедельный доход родителя, проживающего отдельно от ребенка, составляет менее 200 фунтов стерлингов. Если между родителем, проживающим отдельно от ребенка, и лицом, заботящимся о ребенке, заключено соглашение о распределении заботы о ребенке, на основании которого такой родитель время от времени обязан присматривать за ребенком по ночам, то сумма содержания, которую он был обязан выплатить лицу, заботящемуся о ребенке, уменьшается соответственно количеству ночей в году, проведенных в заботе о ребенке.

В Англии, как и в Российской Федерации, законодательно предусмотрены обязанность выплаты алиментов с неработающих лиц (ст. 10 Б (а) (б) (с) Приложения 1 Закона «О содержании ребенка, пенсиях и социальном обеспечении»)[20]. За неисполнение, а равно за ненадлежащее исполнение своих обязанностей предусмотрены неблагоприятные последствия в виде правовой ответственности. Основополагающим условием наступления ответственности является нарушение «наилучших интересов ребенка». Степень ответственности определяется судом, который принимает во внимание в первую очередь так называемый контрольный лист благополучия — перечень условий для решения вопроса о необходимости издания, изменения или отмены судебного приказа по искам о нарушении прав ребенка или по вопросам об установлении опеки или надзора. Например, в контрольный лист благополучия входят: желания и чувства ребенка, выражаемые в соответствии с его возрастом и уровнем понимания; физические, эмоциональные и образовательные потребности ребенка; наличие вреда, от которого ребенок пострадал или может пострадать, и др.

В заключение отметим: сравнительно-правовой анализ семейно-правовой и гражданско-правовой ответственности родителей по отношению к своим несовершеннолетним детям по законодательству России и Англии выявил, что, несмотря на различные системы права (романо-германская и англосаксонская), характеристики процесса исполнения алиментных обязательств во многом схожи.

 

Библиография

1 См.: Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1 / под ред. Ю.К. Толстого. 7-е изд., перераб. и доп. — М., 2009. С. 640—682; Гражданское право. Часть первая: учеб. / отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. — М., 2007. С. 658—686.

2 См.: Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. — Саратов, 1973. С. 11.

3 См.: Татаринцева Е.А. Ответственность родителей по семейному законодательству России и Англии: сравнительно-правовой анализ: учеб. пособие. — Тверь, 2008. С. 119.

4 См.: Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право современных зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии): учеб. пособие. — М., 1997. С. 130.

5 Пункт 25 постановления Пленума ВС РФ от 25.10.1996 № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» // Бюллетень ВС РФ. 1997. № 1.

6 См.: Макеева О.А. Ответственность в алиментных обязательствах — основные особенности и порядок реализации // Семейное и жилищное право. 2010. № 1. С. 1—2.

7 См.: Муратова С.А. Семейное право: учеб. 4-е изд., перераб. и доп. — М., 2009. С. 64—66.

8 См.: Копцев А.Н., Копцева Л.А. К вопросу об ответственности в семейном праве // Семейное и жилищное право. 2010. № 1. С. 2.

9 См.: Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. — М., 1992. С. 36; Спиридонов Л.И. Теория государства и права. — М., 1996. С. 134.

10 См.: Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2001. С. 184.

11 См.: Звенигородская Н.Ф. Семейно-правовая ответственность: проблемы классификации // Вопросы ювенальной юстиции. 2010. № 6. С. 1.

12 См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / отв. ред. И.М. Кузнецова. 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2000. С. 237.

13 См.: Пчелинцева Л.М. Семейное право России. — М., 2000. С. 180.

14 См.: Гражданское право. Т. 3 / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2000. С. 424.

15 См.: Макеева О.А. Указ. ст. С. 17—20.

16 См.: Некоторые вопросы договорного права России и зарубежных стран / под ред. Т.Е. Абовой. — М., 2003. С. 193.

17 См.: Татаринцева Е.А. Указ. раб. С. 136.

18 См.: Антокольская М.В. Меры защиты и ответственности в алиментных обязательствах // Советское государство и право. 1990. № 8. С. 130.

19 См.: Некоторые вопросы договорного права России и зарубежных стран. С. 186.

 

20 Там же. С. 187.