УДК 343.9.02 

Страницы в журнале: 136-139

 

Р.Р. ШАЙДУЛЛИН,

аспирант кафедры уголовного права и криминологии Казанского (Приволжского) федерального университета e-mail: rasul2004@list.ru

 

Исследуется методы проникновения коррупции в систему организованной преступности; предлагаются меры по реализации антикоррупционной политики и государственной программы в отношении преступности, в том числе ее организованных форм.

Ключевые слова: организованная преступность, коррупция, законодательство, преступление, подкуп.

 

Corruption in the Russian organized crime

 

Shaidullin R.

 

Penetration of corruption into organized crime system is investigated; measures for realization of anti-corruption policy and a state program concerning crime, including its organized forms are offered.

Keywords: organized crime, corruption, legislation, crime, bribery.

 

В  России в последнее время актуализируются вопросы борьбы с коррупционными преступлениями и с организованной преступностью. Связь коррупции с организованной преступностью очевидна и давно уже никем не опровергается. В начале 90-х годов ХХ века значительное число законопроектов, посвященных сфере противодействия организованной преступности и коррупции, были объединены в один закон о борьбе с организованной преступностью и коррупцией, к сожалению, так и не принятый[1].

Организованная преступность и коррупция образуют преступную среду, способную активно влиять на политические и экономические отношения в государстве. Действующее антикоррупционное законодательство не содержит упоминания о связи организованной преступности и коррупции[2]. Преуменьшение существования опасности проникновения коррупции в систему организованной преступности приводит к тому, что население перестает доверять антикоррупционной политике, проводимой властью[3].

Коррупция — это форма преступности, имеющая различные проявления, в большинстве случаев остающиеся латентными. Коррупцию принято определять как использование должностным лицом своих полномочий и предоставленных ему прав в целях личной наживы.

Организованная преступность — это форма преступности, осуществляемая преступными организациями (организованными группами, бандами, преступными сообществами и другими подобными незаконными формированиями), имеющими иерархическую структуру, материальную и финансовую базу и связи с государственными структурами, основанные на коррупционных механизмах[4].

В конвенциях ООН против коррупции (принята Генеральной Ассамблеей ООН 31 октября 2003 г.) и Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (принята в Страсбурге 27 января 1997 г.), ратифицированных Российской Федерацией, нет прямого указания на тесную взаимосвязь коррупции с организованной преступностью, что, по нашему мнению, является большой ошибкой иностранных законодателей. Лишь в преамбулах подчеркивается опасность связи коррупции с организованной преступностью и отмыванием доходов от преступной деятельности.

На наш взгляд, коррупция есть одна из главных причин постоянного усиления организованной преступности, делающих ее непобедимой. Большой толковый словарь русского языка определяет коррупцию как срастание продажных должностных лиц и политиков с мафиозными структурами[5].

По мнению Г. Подлесских и А. Терешонок, «коррупция прочно оседлала некоторых работников бюрократической инстанции… и достаточно легко могла содействовать принятию выгодных для себя решений со стороны государственного руководства»[6].

Коррупция на сегодняшний день является наиболее опасной социальной проблемой, затрагивающей все основные институты государства и общества. С точки зрения уголовного законодательства коррупция есть система коррупционных преступлений, связанных с осуществлением организационно-исполнительных функций и выражающихся в злоупотреблении должностными лицами своими полномочиями вопреки законным интересам общества или государства (ст. 285 УК РФ); в даче или получении взятки. Именно с помощью взяточничества организованная преступность привлекает к себе должностных лиц с целью получить от них покровительство или спровоцировать их на незаконные действия в пользу представителей организованной преступности[7].

Формулировка ст. 290 «Получение взятки» УК РФ обусловливает несколько взаимосвязанных альтернативных действий, которые может совершать должностное лицо в пользу взяткодателя: «содействие в решении вопросов действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе». Данные уголовные деяния детерминируют формирование благоприятной среды для развития различных форм преступности, в том числе организованной, и увеличения числа коррупционных преступлений.

Можно согласиться с мнением В.П. Кувалдина, который считает, что «основой государственного управления являются контрольные функции. Вероятность того, что всякая противоправная деятельность, как бы она ни была замаскирована, может  быть в любой момент обнаружена и пресечена, побуждает организованную преступность изыскивать пути и средства для своей защиты в государственных структурах с помощью коррумпированных должностных лиц, способных на любом уровне не только предотвратить, но и исключить прямое вмешательство правоохранительных органов»[8].

Помимо государственного управления организованная преступность с помощью коррупции активно вмешивается в коммерческие отношения с помощью коммерческого подкупа. Данный вид подкупа широко распространен в банковской среде, с его помощью организованные преступные формирования осуществляют легализацию незаконно добытого имущества и перевода значительных сумм в оффшорные зоны.

Система организованной преступности опирается на преступные сообщества, являющиеся ядром организованной преступности в целом. Уголовно-правовая характеристика преступного сообщества (преступной организации) представлена в ч. 4 ст. 35 УК РФ. На наш взгляд, существование преступного сообщества (преступной организации) вызвано несколькими причинами: преступной объединенностью, структурированностью, тяжестью совершаемых преступлений, направленных на получение финансовой или материальной выгоды.

Для организованных преступных формирований крайне выгодно иметь коррумпированные связи с чиновниками — это оптимальная схема с точки зрения достижения преступного результата и безопасности. Субъекты организованной преступности заинтересованы в создании во властных органах соответствующих позиций с целью обеспечения благоприятных условий для своей противоправной деятельности и избежания уголовной ответственности; коррупционеры, со своей стороны, благодаря этому получают возможность использовать  финансовые, организационные и другие ресурсы организованных преступных группировок[9].

Преступная объединенность предполагает наличие комплекса организационно-технической деятельности для существования преступного сообщества, начиная от планирования преступной деятельности, выстраивания иерархической системы, поддержания жесткой дисциплины, обеспечения безопасности сообщества и заканчивая установлением связей с коррумпированными чиновниками[10].

Структурированность преступного сообщества (преступной организации) содержит в себе формулу иерархического построения, с помощью которого создаются взаимодействие и защита от правоохранительных органов[11]. Это взаимодействие в конечном счете образует преступные связи, складывающиеся между лидером преступного сообщества (преступной организации) и конкретным должностным лицом «в погонах», государственным или муниципальным чиновником, привлекаемым в интересах преступного сообщества (преступной организации)[12]. Участие этого лица может выражаться в предоставлении конкретной информации, позволяющей определять основные направления деятельности: осуществлять инвестиции, распределять прибыль, устанавливать новые коррупционные связи, устранять потенциальных конкурентов, проводить рейдерские кампании, продвигать свои товары и услуги на международный рынок и др.

Коррупция стала надежным средством проникновения не только в правоохранительную систему, но и в исполнительную, судебную и законодательную власть. Из этого следует, что коррупция в системе российской организованной преступности есть необходимый охранный механизм, обеспечивающий организованной преступности защиту от государственного и общественного контроля; способ легализации преступных доходов; средство проникновения в политическую и общественную жизнь, с помощью которого организованные преступные формирования сращиваются с властью, криминализируют ее; способ достижения целей преступной деятельности.

Борьба с организованной преступностью и коррупцией должна вестись комплексно, но меры противодействия этим преступлениям следует разрабатывать с учетом особенностей каждого из них. При этом не стоит забывать, что данные явления не могут охватываться только законодательством. Правовые действия должны подкрепляться гражданской позицией членов общества, позволяющей поддерживать эффективную борьбу с этими преступлениями. Степень безопасности организованной и коррупционной преступности настолько велика, что реализация антикоррупционной политики должна быть тесно связана с реализацией государственной программы в отношении преступности, в том числе ее организованных форм.

В связи с этим необходимо:

— разработать программу антикоррупционной политики, включающую принятие федеральных законов по ратификации ряда международных конвенций и договоров, совершенствование законодательства о выборах, государственной и муниципальной службе путем установления правовых ограничений на избрание (назначение на должности) чиновников, а также установление четкой подведомственности дел о коррупции;

— сформировать общую концепцию деятельности правоохранительных органов, направленную на пресечение организованной преступности и коррупции. Данная концепция должна включать в себя создание федерального органа, занимающегося вопросами организованной преступности и коррупции;

— создать и поддерживать координационные связи между правоохранительными органами России, Интерполом и правоохранительными органами зарубежных стран с целью борьбы с организованной преступностью и коррупцией;

— распространить действие норм УК РФ и УПК РФ на область выявления и пресечения нарушений в сфере государственной политики и государственной службы;

— установить ответственность за легализацию доходов от преступной деятельности;

— предусмотреть ответственность за использование доходов от преступной деятельности для осуществления легальной экономической деятельности;

— сформировать систему принципов борьбы с коррупцией и организованной преступностью, основанную на прозрачности деятельности органов судебной и исполнительной власти, средств массовой информации, граждан и общественных формирований;

— создать структуру социально-духовных ценностей, направленную на осуждение проявлений коррупции.

 

Библиография

1 См.: Долгова А.И., Дьяков С.В. Организованная преступность. Ч. 3. — М., 1996. С. 253.

2 Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» // СЗ РФ. 2008. № 52 (ч. 1). Ст. 6228; Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов // Собр. законодательства РФ.  2009. № 29.  Ст. 3609.

3 См.: Б.В. Сидоров, В.Г. Киршин. Коррупция и противодействие коррупции: законодательное определение, критический анализ и вопросы совершенствования антикоррупционного законодательства. — Казань, 2009. С. 55.

4 См.: Большой юридический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. / под ред. проф. А.Я. Сухарева. — М., 2007. Т. VI. С. 858.

5 См.: Большой толковый словарь русского языка // под ред. С.А. Кузнецова. — СПб., 1998.  С. 235.

6 Подлесских Г. Воры в законе: бросок к власти // Г. Подлесских, А. Терешонок. —  М., 1995. С. 31.

7 См. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / под. ред. Л.Л. Кругликова. —М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 338.

8 Кувалдин В.П. Криминальная тактика противодействия организованных преступных структур правоохранительным системам // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. — М., 1997. С. 37.

9 См.: Наумов Ю.Г. Коррупция и организованная преступность: теоретические и прикладные аспекты [Электронный ресурс] http://jurnal.amvd.ru/indviewst.php?stt=89&SID=. Дата обращения 01.03.2012.

10 См.: Бюллетень ВС РФ. № 9. 2008.

11 См.: Уголовное право России. Практический курс / под общ. ред. А.И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова.  — М., 2007. С. 140.

 

12 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 № 12  «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)». // Российская газета. 2010. № 10.