УДК 340.132.8
 
Т.В. СМОКОТНИНА,
аспирант кафедры теории и истории государства и права Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова
 
В статье дается определение понятий легитимности и легальности государственной власти, раскрывается соотношение дефиниций «легитимация» и «легализация».
Ключевые слова: легитимность, легальность, легитимация, легализация, делегитимация, делегализация.
 
In this article is given definition of the concepts, such as: legitimity and legality of State Power. It reveals correlation of the concepts of legitimation and legalization.
Keywords: legitimity, legality, legitimation, legalization, delegitimation, delegalization.
 
Утверждение о правовом характере государственной власти нуждается в теоретическом обосновании невозможности нелегитимного властвования. Решение этой теоретической проблемы затруднительно по причине того, что в современной отечественной истории мы довольно часто являемся свидетелями попыток, порою успешных, незаконного захвата власти, как в отдельных регионах России (Чечня, Северная Осетия), так и в странах ближнего зарубежья (Украина). С другой стороны, политическое содержание государственной власти никогда не вмещается в подготовленную для него правовую форму. Это издавна служит поводом для периодически возобновляемых публичных дискуссий о соотношении законности и целесообразности в государственной власти. И в том и в другом случае легитимность власти следует понимать не только как приобретенное в историческом прошлом свойство государственности, но и как актуальный процесс в государственной жизни страны.


В настоящее время термин «легитимность» достаточно активно используется в различных гуманитарных науках (философии, политологии, социологии, юриспруденции), каждая из которых наполняет рассматриваемую категорию особым смысловым содержанием. В результате мы имеем как минимум дуализм понимания легитимности: будучи допустимым в принципе, он тем не менее порождает сложности как гносеологического, так и практического характера. Всякий раз возникает потребность уточнить, в каком из двух или более смыслов употреблен данный термин в том или ином контексте.


Наиболее остро указанная проблема обнаруживается в юриспруденции, в рамках которой предъявляются особые требования к определенности терминологического аппарата. Поэтому с позиции методологии в первую очередь необходимо определиться с понятием легитимности и ее соотношением со смежными категориями.
Несмотря на то что понятия легитимность и легальность происходят от одного и того же корня lex (лат. «закон»), они имеют, безусловно, разный смысл. Исторически легальность ассоциировалась с писаным правом, с формулировками законов. Собственно, она и означала соответствие законам, принятым также законным, легальным способом. Напротив, легитимность ассоциировалась прежде всего с традицией, божественным правом, естественным правом, т. е. с тем, что должно служить меркой правоты закона, сколь бы законным он ни был по формальным основаниям. Во все эпохи разными политическими силами легальность ставилась то выше легитимности, то наоборот. Общим понятием оказывается легитимность: вера в законную значимость порядка.


Легитимность государственной власти нередко отождествляют с ее юридически-правовой законностью. Однако это свидетельствует не о легитимности, а о ее легальности. Точно так же, как легитимация и легализация, легитимность и легальность — близкие, но не тождественные понятия. Первое носит оценочный, этический и политический характер, второе — юридический и этически нейтральный. В отличие от легальности (законности в юридическом смысле), легитимность власти тоже означает законность, но в широком плане — соответствие власти законам бытия разума, справедливости, поскольку политическая власть не всегда основывается на праве и законах, но постоянно пользуется той или иной поддержкой хотя бы части населения. Легитимность, характеризующая опору и поддержку власти реальными субъектами политики, отличается от легальности, свидетельствующей о юридическом, законодательно обоснованном типе правления, т. е. о признании его правомочности всем населением в целом. В одних политических системах власть может быть легальной и нелегитимной (при правлении метрополий в колониальных государствах); в других — легитимной, но нелегальной, как после свершения революционного переворота, поддержанного большинством населения; в третьих — и легальной, и легитимной (после победы определенных сил на свободных и справедливых выборах) [1].


Легальность власти — это юридическое понятие, означающее соответствие власти действующему позитивному праву. Например, власть президента легальна, так как он избран в соответствии с законом и в осуществлении своих полномочий опирается на закон. Между легальностью и легитимностью реально противоречие. Не все законы могут оцениваться населением как справедливые. В случае невыполнения законно избранной властью своих обещаний, неудачного экономического курса, приведшего к резкому падению уровня жизни,  вероятна утрата доверия со стороны общества. В этом случае наблюдается процесс делегитимации власти.
Идеальной легитимности (абсолютной поддержки населением) не бывает. В любом обществе есть люди, нарушающие законы или относящиеся к власти безразлично. Наконец, в демократическом обществе существует оппозиция официальной власти. Следовательно, любая власть должна подтверждать свой авторитет, доказывать населению, что именно она в наибольшей степени соответствует его интересам.
Соотношение понятий легитимности и легальности такое же, как и дефиниций легитимации и легализации, с той лишь разницей, что легитимация и легализация — это процессы, а легитимность и легальность — это свойства.


Легальная легитимность — результат длительного эволюционного развития государства, в котором соблюдаются права человека и принципы правопорядка. Она должна соответствовать волеизъявлению управляемых (демократическая легитимность) или сообразовываться со способностями управителей (технократическая легитимность).
Суть легального господства состоит в том, что оно предполагает подчинение не личностям, а установленным законам, перед которыми все без исключения равны. Управление осуществляют образованные, компетентные чиновники (бюрократия). Они, а не «слуги», составляют аппарат управления — «штаб», по терминологии М. Вебера. Однако легальное господство не есть чисто бюрократическое. Верхушку иерархической лестницы замыкают «либо наследственные монархи, либо избранные народом президенты, либо лидеры, избранные парламентской иерархией…» [2]. Легальное господство, следовательно, есть не что иное, как правовое государство [3]. К этому типу М. Вебер относил современные ему европейские государства: Англию, Францию, США и др.


В таких характеристиках, как легальность и легитимность, наиболее выразительным становится единство инструментального и ценностного аспектов власти. Качество легальности выражает способность власти действовать в рамках ею же устанавливаемых пределов, готовность взять на себя определенные обязательства и не нарушать их. Отказ власти от этого принципа ломает элементарную упорядоченность социально-политических отношений, предопределяет неэффективность и неприемлемость власти для общества. Такая власть оказывается неэффективной, нежелательной и просто опасной для людей.


Процессы, происходящие в обществе и государстве, не могут иметь однонаправленный характер. Основываясь на анализе политической практики, в науке выделяют обратную легитимацию и легализацию государственной власти — делегитимацию и делегализацию. К вопросу о данных явлениях необходимо подходить с учетом выявленного соотношения понятий легитимации и легализации государственной власти, а также с учетом установленных признаков падения легитимности, а именно:
— увеличения степени принуждения;
— ограничения прав и свобод;
— запрещения политических партий и независимой прессы;
— роста коррумпированности всех институтов власти, сращения с криминальными структурами;
— низкой экономической эффективности власти (понижения уровня жизни различных групп населения) — наиболее существенного показателя делегитимизации власти.
Во все времена предметом постоянной озабоченности правящих групп является легитимация своей власти и политики, т. е. обеспечение их признания и одобрения со стороны подвластных. Чтобы добиться усиления своей под-
держки массами, они стремятся воздействовать на сознание людей всеми средствами: идеологическими, научными, правовыми, нравственными, эмоционально-психологическими.


В настоящее время легитимность — это обязательный признак цивилизованной власти, признания гражданским обществом и мировым содружеством ее правомерности.
 
Литература
 
1. Баранов Н. Политические отношения и политический процесс в современной России: Спецкурс // http://nicbar.narod.ru/lekziya3.him
2. Гайденко П.П. История и рациональность. Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс. — М., 1991. С. 80—97.
3. Уппелев А.Г. Политология: власть, демократия, личность. — М., 1994. С. 30.