Е.В. ПЛЕХОВ,

юрист Адвокатского бюро «Статус-Кво»

 

Большинство договоров, перечисленных в части второй ГК РФ, не имеют ограничений по субъектному составу, т.е. сторонами в них могут являться любые лица. Вместе с тем ряд норм содержит ограничения по субъекту, являющемуся стороной по определенному договору. Например, продавцом в договоре купли-продажи может являться только лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность.

По договору факторинга одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Таким образом, сторонами договора являются клиент и финансовый агент.

Определение лица, которое может являться клиентом, обычно не вызывает сложностей. ГК РФ не содержит никаких ограничений на этот счет. Вместе с тем высказывается точка зрения, согласно которой «по смыслу закона в роли клиентов должны выступать коммерческие организации либо индивидуальные предприниматели, поскольку договоры факторинга используются исключительно в предпринимательском обороте»[1]. Представляется, что данное мнение недостаточно обоснованно и не соответствует закону.

С определением другой стороны договора — финансового агента — возникает ряд сложностей. В соответствии со ст. 825 ГК РФ в качестве финансового агента могут выступать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида. Возможность банков и иных кредитных организаций выступать в качестве финансовых агентов никем не оспаривается. В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 02.11.2004) приобретение права требования от третьих лиц исполнения обязательств в денежной форме относится к небанковским сделкам, которые могут осуществляться кредитными организациями. При этом не требуется специальной банковской лицензии на совершение таких сделок ввиду того, что лицензии необходимы лишь для совершения банковских операций (ст. 13).

В отношении условий осуществления такой деятельности иными коммерческими организациями мнения исследователей разделились. Одни полагают, что для этого необходимо специальное разрешение (лицензия)[2], однако не приводят никаких аргументов в подтверждение, ограничиваясь цитированием ГК РФ.

Некоторые ученые занимают промежуточную позицию, согласно которой наличие лицензии требуется лишь для осуществления такой деятельности, т.е. систематического проведения факторинговых операций; разовые же, единичные сделки, в которых лицо выступает как финансовый агент, наличия лицензии не требуют[3]. С такой позицией вряд ли можно согласиться. Исходя из общих принципов, лицензированию подлежат виды деятельности, представляющие опасность и могущие нанести ущерб интересам граждан и государства. Таким образом, даже единичное осуществление действий, составляющих суть лицензируемого вида деятельности, требует наличия лицензии. Несостоятельность указанных утверждений отчетливо проявляется, если в качестве примера рассмотреть такой вид лицензируемой деятельности, как медицинская. Сомнительно, что кто-либо согласится с легальностью разового оказания медицинских услуг организацией, не имеющей соответствующей лицензии.

Третья группа ученых совершенно обоснованно отмечает, что в настоящее время коммерческие организации могут осуществлять данный вид деятельности без лицензии[4]. Со-гласно ст. 10 Федерального закона от 26.01.1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» (в ред. от 26.11.2001) до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности. На момент введения в действие части второй ГК РФ (1 марта 1996 г.) законодательство не предусматривало никаких ограничений для осуществления такой деятельности. В соответствии со ст. 49 ГК РФ коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, обладают общей правоспособностью и, следовательно, могут осуществлять любую деятельность, не запрещенную законом. Пункт 2 ст. 49 ГК РФ предусматривает возможность ограничения правоспособности коммерческой организации только в случаях и порядке, предусмотренных законом. Абзац третий п. 1 указанной статьи предусматривает один из таких случаев — лицензирование. Институт лицензирования — институт публичного права, и регулирование отношений, возникающих в данной сфере, осуществляется специальным законом — Федеральным законом от 08.08.2001 № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (в ред. от 02.11.2004). Данный закон не входит в систему актов гражданского законодательства ввиду различия предметов регулирования, и следовательно, для применения нормы п. 2 ст. 3 ГК РФ, устанавливающей приоритетность ГК РФ перед иными законами, основания отсутствуют. В соответствии с указанным законом перечень лицензируемых видов деятельности является единым (ст. 3) и введение лицензирования новых видов деятельности возможно лишь внесением дополнений в закон (п. 3 ст. 17). В настоящее время деятельность финансовых агентов не внесена в перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию; не содержится она и в перечне видов деятельности, лицензирование которых осуществляется в соответствии со специальными законами (п. 2 ст. 1). Таким образом, коммерческие организации могут осуществлять деятельность финансовых агентов без лицензии.

Позиция правоприменителей по вопросу необходимости лицензии также неоднозначна. Так, некоторые суды признают договоры факторинга, финансовым агентом в которых является коммерческая организация, не имеющая лицензии, ничтожными по основаниям, предусмотренным ст. 168, как противоречащие требованиям ст. 825 ГК РФ[5]. При вынесении подобных решений (даже если признать необходимость наличия лицензии) суды не учитывают наличия специальной нормы ст. 173 ГК РФ, предусматривающей, что сделка, совершенная юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

Более правильными (с учетом вышесказанного и допущения тезиса о необходимости лицензии) представляются постановления судов, признающих такие договоры недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 173 ГК РФ[6]. И лишь немногие суды обоснованно признают, что коммерческие организации могут заниматься деятельностью финансовых агентов без лицензии[7].

В настоящее время ни постановлений Высшего арбитражного суда РФ по конкретным делам, ни обобщения практики по данной категории дел нет. Думается, что при известной твердости позиции и при наличии квалифицированной юридической поддержки неправомерные решения арбитражных судов могут быть отменены в порядке надзора Высшим арбитражным судом РФ.

 

Библиография

1 Гражданское право: Учеб. / Под ред. Е.А. Суханова. В 2 т. Т. 2. — М., 1993. С. 10.

2 См., напр.: Эрделевский А. Договор факторинга // Российская юстиция. 1999. № 1; Юденков А.П. Финансирование под уступку денежного требования (гл. 43) // В кн.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть вторая / Под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. — М., 2003; Медведев Д.А. Финансирование под уступку денежного требования // В кн.: Гражданское право: Учеб. Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.: Проспект, 1999.

3 См.: Ершов Ю. Финансирование под уступку денежного требования // Российская юстиция. 2002. № 12.

4 См., напр.: Новоселова Л.А. Финансирование под уступку денежного требования // Вестник ВАС РФ. 2000. № 11—12; 2001. № 1, 3—6, 8, 10, 11; 2002. № 1; Суханов Е.А. Факторинг — новый договор в российском законодательстве (по материалам выступления на семинаре судей арбитражных судов в г. Петрозаводске) // Законодательство. 1997. № 6; Гасников К.Д. Договор финансирования под уступку денежного требования и практика его применения арбитражными судами // Журнал российского права. 2002. № 9.

5 См., напр.: постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Ростовской области от 19.04.1999 по делу № ж-А53-2909/98-С4-11-вх.205; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.07.1999 № Ф08-1208/99; определение Арбитражного суда Московской области от 14.06.2002 по делу № А41-К2-13060/00.

6 См.: постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.02.2003 № КГ-А40/68-03; решение Арбитражного суда г. Москвы от 14.06.2000 по делу № А40-13580/00-10-108.

7 См., напр.: постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 04.01.2001 № Ф09-1969/2000.