УДК 343.9 

Страницы в журнале: 144-148

 

Ю.М. ЛОПАТИН,

аспирант Смоленского гуманитарного университета

 

К числу криминогенных характеристик мотивационной сферы военнослужащего, проходящего службу по призыву, относятся личностно-психологические качества, которые являются предпосылками для социализации военнослужащего. Военнослужащие, совершившие преступление по неосторожности, должны подвергаться отдельному психологическому наблюдению.

Ключевые слова: военнослужащий, неосторожная преступность, качество личности, личность.

 

The personality-psychological reasons careless crimes made by military mаn

 

Lopatin J.

 

To number of criminals characteristics of motivational sphere of the military man serving on an appeal, personalitypsychological qualities of the person which are preconditions for socialization of the person of the military man concern. The military men, who have committed a crime on imprudence, should be exposed to independent psychological supervision.

Keywords: the military man, careless criminality, quality of the person, the person.

 

В  военной криминологии изучение личности преступника проводится на основе анализа трех интегрированных групп, объединяющих криминологически значимые характеристики личности: социально-демографические, социально-психологические и психофизиологические качества личности [1, c. 87]. Исходя из указанной структуры личности преступника, проведем криминологический анализ личности военнослужащего, совершившего преступление по неострожности.

Социально-демографические качества. Статистические показатели фиксируют невысокий уровень образования у военнослужащих рассматриваемой категории. За период с 2002 по 2010 год неосторожные преступления совершены: 246 (1,3%) военнослужащими, имевшими высшее образование, 6811 (37,6%) — среднее полное (11 классов), 10 540 (58,2%) — среднее основное или среднее техническое, 487 (2,6%) — неоконченное среднее образование.

Основную массу правонарушителей по социальному происхождению образуют представители наименее социально защищенных слоев населения, которые являются ведущим «поставщиком» призывного контингента современной российской армии. Ограниченные финансовые возможности семьи на фоне культивируемого в обществе богатства оказывают неблагоприятное влияние на формирование личности юноши.

Значимой является характеристика семейного положения военнослужащих (в большинстве своем они неженаты): отсутствие привязанностей и опыта выполнения социальных обязанностей также воздействует на человека и в определенной степени детерминирует криминогенные качества личности.

Социально-психологические качества личности определяются на основе анализа физиологических и психологических качеств субъекта (темперамент, нервно-психическая устойчивость, психологические способности к социальной адаптации). Ядром внутренней структуры личности, посредством которой интегрируется ее активность, реализуются основные потребности и происходит процесс социализации, является мотивационная сфера. В криминологии особенности социально-психологической характеристики личности правонарушителей устанавливаются на основе анализа мотивационной сферы, осуществляемого по следующим составляющим: широте личностных отношений, связей и побуждений, их иерархии, общей структуре и социальному содержанию.

Мотивационная сфера представляет особый интерес для характеристики личности неосторожного преступника-военнослужащего, поскольку данная категория характеризуется общей положительной социальной направленностью [2, c. 296]. Анализ мотивационной сферы позволяет вычленить актуальные и потенциальные, осознаваемые и неосознаваемые, естественные, биологические и культурные, материальные и духовные побуждения субъекта, которые определяют настоящее и ближайшее будущее его поведение. Социальное содержание доминирующих побуждений в мотивационной сфере человека определяет социальную направленность личности.

По широте личностных отношений, связей и побуждений мотивационная сфера у правонарушителей беднее, чем у правопослушных военнослужащих, за счет снижения уровня культурных, духовных, образовательных, нравственных, эстетических запросов. Их мотивационная сфера тяготеет к потребностям материального и биологического свойства, причем они носят системный характер. Большинству военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, совершивших преступления по неосторожности, свойственна невысокая степень иерархии побуждений. У каждого второго правонарушителя доминирующие побуждения имеют ситуационную обусловленность и моральную неустойчивость.

Общая структура мотивационной сферы и социальное содержание доминирующих в ней побуждений являются основными параметрами, позволяющими разграничить военнослужащего-правонарушителя и военнослужащего с правомерным поведением. Низкий уровень интересов, содержательная примитивность потребностей формируют антисоциальную направленность личности правонарушителя-военнослужащего, которая определяется взаимосвязанностью указанных признаков.

Особенности мотивационной сферы личности находят свою практическую реализацию в мотивации ее преступного поведения.

К числу криминогенных характеристик мотивационной сферы военнослужащего, проходящего службу по призыву, можно отнести:

1) уверенность в том, что, преодолевая социальные препятствия, можно рассчитывать только на себя. При этом главное — цель, второстепенное — способы ее достижения;

2) отсутствие совестливости, нравственный нигилизм;

3) правовой инфантилизм на фоне общей правовой безграмотности;

4) безразличное отношение субъекта к социальной оценке своих поступков, отсутствие чувства страха перед уголовным наказанием.

Свойствами мотивационной сферы военнослужащего, проходящего службу по контракту, приобретенными им в процессе военной службы, выступают:

1) убежденность в безнаказанности, основанная на высоком уровне латентности воинских правонарушений;

2) ложно истолкованные интересы военной службы и воинского коллектива;

3) наличность отношений «круговой поруки»;

4) компенсаторные убеждения, проявляющиеся в самооправдании и психологической защите военнослужащего.

К числу криминогенных характеристик мотивационной сферы военнослужащего-командира можно отнести следующие:

1) достижение поставленной цели любыми средствами;

2) отсутствие необходимой психолого-педагогической подготовки;

3) боязнь самостоятельного принятия ответственного решения в сложной или экстремальной ситуации;

4) отвлечение офицеров на иные работы, влекущее потерю боевых навыков;

5) переложение части своих обязанностей на подчиненных;

6) коррумпированность среди должностных лиц вооруженных сил;

7) безразличие к судьбам подчиненных;

8) ощущение регресса жизни.

Мотивационная сфера воинского преступления отличается тем, что строгий внутренний распорядок, отношения подчиненности вносят в поведение военнослужащего известную долю автоматизма. Привычное конкретное поведение, мотивированное общей моральной неустойчивостью личности правонарушителя-военнослужащего, в той или иной ситуации приводит к неумышленному нарушению устава, закона и т. п. Дежурный образ действий освобождает человека от глубоких размышлений, человек без лишних рассуждений совершает тот или иной поступок, который стал привычным, не оценивая все «за» и «против» [1, c. 26].

Стереотипы поведения можно считать проекциями убеждений на неосознанном уровне. Вначале человек осмысленно выбирает ту или иную линию поведения, а затем образ действия становится привычным. Роль убеждений, взглядов, привычек в мотивации преступного поведения проявляется в том, что они нейтрализуют культурные барьеры, которые общество с помощью воспитания, морали и права формирует у гражданина.

Процесс мотивообразования в совокупности с социальными, психологическими детерминантами, способами их удовлетворения объясняет механизм формирования преступного поведения, в том числе и неосторожного.

Психофизиологические качества правонарушителей проявляются через психологические и биологические особенности личности, которые влияют на динамику процесса мотивации, выступая ее внутренним условием. Они могут ускорить или затруднить социализацию личности, процесс ее нравственного становления. Так, низкий уровень интеллектуального развития, эмоциональная неуравновешенность, неспособность сконцентрироваться в экстремальной ситуации, неумение управлять своим поведением в сочетании с такими отрицательными чертами характера, как легкомыслие, обидчивость, эгоизм, могут привести к совершению неосторожного преступления.

Проблема влияния типа темперамента на поведение личности давно исследуется учеными. Проекция свойств нервной системы человека на образ действий военнослужащих может выглядеть следующим образом: военнослужащему-сангвинику присущи быстрота и смелость; военнослужащему-холерику — неосознанная решительность и смелость; военнослужащему-флегматику — осознанная решительность и смелость при выполнении определенных задач; военнослужащему-меланхолику — кратковременная решительность при преодолении незначительных препятствий (самый неподходящий для военной службы психотип).

По мнению В.В. Лунеева, около 50% военнослужащих по своим психофизиологическим особенностям могут быть отнесены к лицам холерического темперамента, для которых свойственны возбудимость, вспыльчивость, невыдержанность и агрессивность [3, c. 93]. В большинстве случаев эти психофизиологические особенности обусловлены неуравновешенным типом нервной системы, где процесс возбуждения доминирует над торможением [1, c. 185]. Данное мнение подтверждается и более современными исследованиями [4, с. 13].

Лица рассматриваемой категории в силу возраста не имеют жизненного опыта, устойчивых социальных ориентаций, навыков общения в замкнутой однополой группе, привычки прогнозировать последствия своего поведения, им свойственна высокая подверженность влиянию воинского коллектива, юношеский максимализм, у них несформированная психика, неустойчивая иерархия социальных ценностей. Так, 86% военнослужащих основной причиной совершенного ими по неосторожности противоправного поступка назвали желание выплеснуть накопившееся внутреннее напряжение; 79,5% — низкую эмоциональную устойчивость [5, с. 38]. Проведенное собственное психодиагностическое формализованное интервью с курсантами военного института показало, что 70% военнослужащих в качестве мотива совершения неосторожного противоправного поступка назвали психологическую утомленность от каждодневных обязанностей; 20,5% — эмоциональную неустойчивость; 8% затруднились выделить общую причину.

Таким образом, военнослужащие подвержены дестабилизирующему влиянию факторов, обусловленных спецификой военной службы, которые играют роль катализаторов психофизиологических личностных качеств у лиц, обладающих неблагоприятной психофизиологической характеристикой. Военнослужащих холерического темперамента относят к своеобразной группе риска. С сожалением приходится констатировать, что около 15% призванных на военную службу молодых людей не способны по своим индивидуально-психологическим особенностям адаптироваться к условиям службы, более 10% имеют низкий уровень нервно-психической устойчивости, около 20% склонны к проявлению агрессии в неблагоприятных условиях [5, с. 39].

Лица, совершившие неосторожные преступления, выделяются в самостоятельную криминологическую группу, поскольку наличие таких черт, как безразличие к общественным интересам, пренебрежение к соблюдению правил безопасности, недисциплинированность, формирует легкомысленно-безответственное отношение к своим обязанностям. Беспечность, легкомыслие стали причиной преступлений у 64% осужденных; излишняя самоуверенность — у 90%; неумение правильно оценить ситуацию — у 43%; явная неосторожность — у 4,4%; повышенная нервно-психологическая напряженность выявлена у 15% правонарушителей; растерянность — у 35%; сильное утомление — у 4%; психические аномалии, не исключающие вменяемости, —  у 2%  [2, с. 296].

Установлено, что неосторожные преступления обусловлены не столько ситуационным характером, сколько дефектами правового сознания преступников. Преступники, нарушившие закон по неосторожности, занимают промежуточное положение между законопослушными гражданами, характеризующимися высоким уровнем правосознания, и лицами, совершившими преступление умышленно и имеющими стойкое искажение правового сознания. Специфичность дефектов правосознания преступников, нарушивших закон по неосторожности, проявляется не в негативном отношении к правовым нормам вообще, а в незнании конкретных норм, либо в их неодобрении, нежелании им подчиняться, либо в отсутствии готовности следовать общим и специальным нормам предосторожности в тех видах деятельности, где они проявили неосторожность [2, с. 290].

С учетом этого положения лица, совершившие преступление по неосторожности, классифицируются на случайных, неустойчивых и злостных преступников [6, с. 71].

Применим указанную типологию к категории военнослужащих.

Случайные неосторожные преступники — это военнослужащие, впервые нарушившие правила безопасности (по небрежности, под влиянием провоцирующей ситуации, особого психофизиологического состояния) и характеризующиеся общей положительной направленностью личности. Удельный вес данной категории составляет 50—60%.

Неустойчивые неосторожные преступники — это военнослужащие, впервые нарушившие правила безопасности сознательно в нормальной ситуации и характеризующиеся личной неустойчивостью, отчасти общей недисциплинированностью. Удельный вес данной категории составляет 30—40%.

Злостные неосторожные преступники — это военнослужащие, неоднократно допускавшие нарушения правил безопасности, особых требований несения отдельных видов военной службы, привлекавшиеся ранее к дисциплинарной (или иной неуголовной) ответственности и характеризующиеся отрицательно. Удельный вес данной категории составляет 10—15%.

Субъективные причины неосторожной преступности военнослужащих можно подразделить на следующие группы: а) неправильная реакция на конкретную ситуацию (общую обстановку); б) искаженная реакция на поведение других участников; в) следствие непродуманности личного поведения.

Таким образом, анализ субъективных мотивов неосторожных преступлений военнослужащих свидетельствует об изменении психологической мотивации поведения в ситуации профессионального воинского риска, в ином сложном психотравмирующем положении на фоне общего регресса уровня нравственного состояния общества. Неблагоприятное формирование личности молодого человека (семейное, школьное воспитание, характер трудовой деятельности, досуговое окружение) детерминирует возникновение антиобщественных взглядов, развитие отрицательной личностно-психологической характеристики военнослужащего.

Наличие деформированной социально-общественной роли у молодых людей призывного возраста; свойственная данной возрастной категории повышенная чувствительность; ранимость; особенности правосознания (отсутствие привычки сопоставлять свое поведение с законом, недооценка объективной общественной опасности правонарушения, зависимость от мнения ближайшего окружения по вопросам соблюдения правовых норм) — все это создает социально-психологический фон предпреступного неосторожного поведения.

Психофизиологические характеристики, не определяя социальной сущности человека, являются лишь предпосылками для формирования характера и развития умственных, физических способностей и социализации личности. Военнослужащие, совершившие дисциплинарный проступок (в том числе  по неосторожности), должны подвергаться самостоятельному психологическому наблюдению.

 

Литература

 

1. Лунеев В.В. Криминология (Причины, предупреждение и методы изучения преступлений в Вооруженных Силах СССР): Учеб. / Под ред. А.Г. Горного. — М., 1986.

2. Бурлаков В.Н. Криминология: Учеб. для вузов. — СПб., 2003.

3. Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции: Мировой криминологический анализ. 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2005.

4. Крупнов И.В. Социально-психологические аспекты криминальной агрессии в воин-

ском коллективе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2003.

5. Быковский В.И. Воспитательная работа как основа деятельности по формированию уставных правил взаимоотношений между во-

еннослужащими внутренних войск МВД России // Проблемы профилактики нарушений уставных правил взаимоотношений между

военнослужащими: Материалы науч.-практ. конф. — М., 1999.

 

6. Дагель П.С. Неосторожность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. — М., 1977.