С.В. НИКОЛЮКИН,

кандидат юридических наук

 

Юридическим фактом, являющимся основанием возбуждения арбитражного (третейского) разбирательства, рассматривается арбитражное соглашение. Только в том случае, если стороны заключили таковое, спор может быть передан на рассмотрение в международный коммерческий арбитраж. В соответствии со ст. IV Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года стороны арбитражного соглашения могут по своему мнению предусматривать передачу споров на разрешение постоянному арбитражному органу (в этом случае рассмотрение споров будет производиться в соответствии с регламентом такого органа) или арбитражу по данному делу (арбитраж ad hoc).

Арбитражное соглашение, являясь гражданско-правовым договором, в отличие от остальных соглашений направлено на защиту субъективных гражданских прав участников внешнеэкономической сделки. Право на защиту проявляется лишь в ситуациях, когда кто-то оспаривает или нарушает субъективное гражданское право, т. е. реально право на защиту начинает «функционировать» в момент нарушения или оспаривания субъективных гражданских прав. Своим соглашением стороны могут не только установить форму защиты права (юрисдикционную или неюрисдикционную), но и конкретизировать юрисдикционную форму защиты права. В данном случае речь идет об определении соглашением сторон компетентного судебного органа. Согласно ст. 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд. Закон наделил субъектов гражданских отношений правом самостоятельно определять орган, куда они могут обратиться за защитой субъективного гражданского права. Иными словами, выбор между государственным и негосударственным (третейским) судом осуществляется сторонами.

Право обращения за защитой нарушенного субъективного гражданского права закреплено и в международных соглашениях. Например, в соответствии с Соглашением о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20.03.1992 хозяйствующие субъекты каждого государства—участника СНГ имеют на территории других государств—участников СНГ право беспрепятственно обращаться в суды, арбитражные (хозяйственные) суды, третейские суды и другие органы, к компетенции которых относится разрешение дел; могут выступать в них; возбуждать ходатайства; предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия.

Заключая арбитражное соглашение, стороны преследуют цель защиты своего права на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по основной сделке. Это, безусловно, подчеркивает исключительный правовой статус арбитражного соглашения, особенно его процессуальный характер. Данным соглашением стороны устанавливают, что могущий возникнуть или уже возникший спор относится к компетенции третейского суда, а именно определяют компетентный юрисдикционный орган, который разрешит такой спор[1]. Поэтому арбитражным соглашением стороны не создают самостоятельного гражданского правоотношения, а только конкретизируют юрисдикционную форму защиты права. Положения указанного соглашения, как и само право на защиту, актуализируются только в случае нарушения (оспаривания) субъективных гражданских прав или законных интересов сторон — участников внешнеэкономической сделки.

Итак, под арбитражным соглашением следует понимать заключенный между сторонами внешнеэкономической сделки гражданско-правовой договор об установлении процессуально-правовых прав и обязанностей, направленных на передачу возможных споров в избранное по взаимному согласию негосударственное арбитражное учреждение или арбитраж ad hoc[2].

С учетом приведенного определения представляется весьма обоснованным считать, что арбитражное соглашение — это:

· средство защиты права;

· двух- (много- ) сторонняя сделка, т. е. договор;

· сделка, которая заключается между лицами, уже связанными гражданским правоотношением;

· взаимная возмездная сделка.

Следует отметить, что особый правовой статус арбитражного соглашения объясняется  последствиями его заключения — пророгационным и дерогационным действием арбитражного соглашения.

Пророгационное действие заключенного соглашения состоит в том, что оно устанавливает компетенцию арбитража на разрешение конкретного возникшего или могущего возникнуть между сторонами спора. После заключения действительного арбитражного соглашения ни одна из сторон не вправе отказаться от него в одностороннем порядке.

Дерогационное действие арбитражного соглашения состоит в том, что его наличие исключает рассмотрение данного спора в государственном суде. В соответствии с п. 3 ст. II Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года (далее — Нью-Йоркская конвенция) государственный суд, если к нему поступает иск по заключенному арбитражному соглашению, должен «по просьбе одной из сторон направить стороны в арбитраж, если не найдет, что упомянутое соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено». То есть Нью-Йоркская конвенция устанавливает в общей форме обязанность государственного судебного органа не рассматривать по существу заявленный в него иск по спору относительно заключенного арбитражного соглашения, поскольку в таком случае у государственного суда отсутствует компетенция на рассмотрение спора.

Нельзя сказать, что арбитражное соглашение при всех его процессуальных особенностях не несет материально-правовых черт. В силу Закона РФ от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» основными чертами арбитражного соглашения являются:

· возможность заключения его между субъектами, связанными гражданским правоотношением;

· арбитражное соглашение может быть заключено сторонами в отношении всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с конкретным правоотношением;

· автономия воли сторон в определении компетентного арбитражного органа;

· арбитражное соглашение в отношении спора, который находится на разрешении в государственном суде, может быть заключено сторонами в период до принятия решения по спору.

Как уже было отмечено, по своей юридической природе арбитражное соглашение является сделкой, с которой закон связывает определенные правовые последствия, поэтому при ее заключении должны быть соблюдены правила совершения сделок. Общий принцип гражданского законодательства заключается в том, что недействительна сделка, при совершении которой не соблюдены условия действительности сделок. Требования закона, которым должна соответствовать сделка, касаются ее формы, воли или дееспособности сторон, ее содержания и т. д. Сделка действительна, если ее содержание и правовые последствия не противоречат закону и иным правовым актам, если она совершена дееспособным лицом, если волеизъявление лица соответствует его действительной воле и если форма сделки соответствует форме, предусмотренной законом для этой сделки[3].

Основные требования к действительности арбитражных соглашений установлены и международными конвенциями. Например, в соответствии с п. 1 ст. II Нью-Йоркской конвенции «каждое Договаривающееся Государство признает письменное соглашение, по которому стороны обязуются передавать в арбитраж все или какие-либо споры, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным договорным или иным правоотношением, объект которого может быть предметом арбитражного разбирательства». Таким образом, можно выделить следующие признаки арбитражного соглашения:

а) оно должно быть заключено в письменной форме;

б) соглашение должно относиться к разрешению существующих или возможных в будущем споров между сторонами;

в) споры должны носить договорный или внедоговорный характер;

г) объект правоотношения может быть предметом арбитражного разбирательства;

д) стороны арбитражного соглашения должны обладать дееспособностью по применимому к ним праву;

е) арбитражное соглашение должно быть действительным по праву, которому стороны его подчинили, или по праву государства, где было вынесено решение арбитража.

По общему правилу, закрепленному в законе, содержание арбитражного соглашения определяется характером тех договоренностей, которые были достигнуты между сторонами, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или другими нормативными актами. Условия, на которых заключается арбитражное соглашение, имеют разные значения и оказывают неодинаковое влияние на его заключение.

Арбитражное соглашение содержит положения двух видов: положения, которые в обязательном порядке должны быть отражены в указанном соглашении (существенные условия), и положения, которые могут быть включены в соглашение по усмотрению сторон (дополнительные условия). К числу существенных условий относятся указание на арбитражный порядок рассмотрения споров; точное наименование арбитражного учреждения, компетентного рассматривать спор; круг споров, подлежащих рассмотрению; применимое право. В дополнительных условиях должна содержаться информация о месте проведения арбитража, языке разбирательства, количестве арбитров, порядке арбитражного разбирательства, указание на допустимость или недопустимость обжалования арбитражного решения в арбитражном соглашении.

Четкая, юридически определенная формулировка условий арбитражного соглашения позволяет точно установить наличие волеизъявления сторон на рассмотрение возникшего спора в арбитраже, определенно обозначить арбитражный орган, компетентный рассматривать спор, исключить возможность оспаривания компетенции арбитража, а также избежать трудностей при исполнении арбитражного решения.

Таким образом, особенности арбитражного соглашения заключаются в следующем:

1) субъектами арбитражных соглашений могут быть участники внешнеэкономической сделки (основного договора);

2) арбитражное соглашение может быть заключено как в момент совершения основной сделки, так и после, когда возник спор;

3) арбитражное соглашение совершается в письменной форме и подписывается сторонами;

4) арбитражное соглашение должно содержать все необходимые условия для признания его действительным.

 

Библиография

1 См.: Николюкин С.В. Соотношение компетенции международного коммерческого арбитражного суда и суда общей и специальной юрисдикции // Право и экономика. 2007. № 1. С. 107 — 108.

2 См.: Николюкин С.В. Арбитражные соглашения и компетенция международного коммерческого арбитража (некоторые проблемы теории и практики): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2007. С. 19.

3 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. — М., 1995. С. 212.