Д.С. КРАУЯЛИС,

адвокат Адвокатской конторы № 16 «Нахимова и партнеры» Московской городской коллегии адвокатов

 

В статье рассматриваются международные стандарты права на получение квалифицированной юридической помощи. Проводится анализ международных соглашений, с целью выявления установленных ими международных стандартов права на получение юридической помощи, с примерами из практики Европейского суда по правам человека. Делается вывод об основных закрепленных обязательствах государств по признанию, соблюдению и защите права человека на юридическую помощь.

Ключевые слова: международные стандарты, право на получение квалифицированной юридической помощи, юридическая помощь, международные соглашения, Европейский суд по правам человека, доступ к правосудию, справедливый суд, право на помощь защитника, защита от дискриминации, Конвенция о защите прав и основных свобод, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах.

 

The article is about international standards of rights for the qualified legal aid. They analyze international agreements in order to reveal the international standards of rights for the legal aid which they establish, using examples from European Court of Human Rights legal practice. They make a conclusion about state's fixed liabilities to acknowledge, maintain and protect the human rights for legal aid.

The international standards, the right to reception of the qualified Legal aid, a legal aid, international agreements, The European court under human rights, access to justice, fair Court, the right to the aid the defender, protection against discrimination, the Convention about To protection of the rights and the basic freedom, the General declaration of human rights, The international pact about the civil and political rights.

 

Одним из основных направлений развития отечественной правовой системы является приоритет человеческой личности, ее прав и свобод, что нашло закрепление в ст. 2 Конституции Российской Федерации. Закрепленные же в Конституции Российской Федерации основные права и свободы граждан имеют действенное значение лишь при наличии правового механизма их реализации. Одно из важнейших мест в этом процессе отводится совершенствованию правового института квалифицированной юридической помощи, который непосредственным образом связан с охраной и защитой прав граждан.

Несмотря на закрепление права на квалифицированную юридическую помощь в конституционном и текущем законодательстве Российской Федерации, до сих пор не выработаны единые принципы и стандарты его реализации и обеспечения.

Государства обязаны обеспечить как минимум те права и свободы, которые предусмотрены международным правом, и внутреннее законодательство может расходиться с международными нормами лишь в плане расширения прав и свобод[1].

Представляется необходимым проведение анализа международных соглашений, с целью выявления установленных ими международных стандартов — обязательств государств по признанию, соблюдению и защите права человека на юридическую помощь. Данный анализ позволит в дальнейшем разрешить проблему соотношения международных норм с внутригосударственными по проблеме реализации и обеспечения каждого правом на квалифицированную юридическую помощь.

1. Право на доступ к суду и справедливое судебное разбирательство.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. ETS № 5 в п.1 ст. 6 закрепляет: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Право на доступ к суду прямо не закреплен, однако вытекает из данного положения. Европейский суд признал право на доступ к правосудию неотъемлемым элементом, указанной выше нормы [I] , так как справедливое судебное разбирательство невозможно без самой судебной процедуры — права на доступ к суду. Таким образом, право на доступ к правосудию является первичным по отношению к праву на справедливое судебное разбирательство.

Несмотря на использование понятия справедливого суда, развернутого определения или же описание примерных признаков справедливого суда нормативно не закреплено. На практике же оказывается, что справедливый суд — это не более чем суд, производимый строго в рамках определенный процессуальных правил. Т.е. акты и соглашения о справедливом суде уделяют внимание справедливому разбирательству, поведению сторон во время суда, срокам, всевозможным процедурам и так далее, а не содержанию судебного решения.

Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Согласно ст. 8 «Право на справедливый суд» Американской конвенции о правах человека от 22 ноября 1969 г. каждый человек имеет право на рассмотрение его дела с должными гарантиями и в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, заранее созданным в соответствии с законом, с тем, чтобы были рассмотрены доказательства в любом обвинении уголовного характера, выдвинутого против него, или с целью определения его прав или обязательств гражданского, трудового, денежного или иного характера[2].

Справедливый процесс не синоним справедливого решения, в противном случае для оценки справедливости судебного решения достаточно бы было выяснить, всем ли дали выступить в судебном разбирательстве, всех ли внимательно выслушали, позволили ли все необходимые ходатайства и так далее. Судья может соблюсти безоговорочно формальную сторону процесса, а вместе с тем и закрепленные гарантии, однако по своей сути решение принять не справедливое.

Европейский суд высказался на этот счет и подчеркнул, что нормативно закрепленные стандарты не теоретические или иллюзорные, а практические и действенные права и формальное соблюдение закона может привести к нарушению положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод [II].

2. Презумпция невиновности, гласность судебного разбирательства, при котором обеспечиваются все возможности для защиты.

Данное обязательство закреплено в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.[3]: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты».

Презумпция невиновности закреплена в п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

Аналогичная норма содержится в ст. 48 Хартии Европейского Союза об основных правах (Ницца, 7 декабря 2000 г.), которая не действует на территории Российской Федерации. При этом, необходимо учитывать, что Хартия предусматривает более широкий круг субъектов принципа презумпции невиновности и права на защиту. Если Конвенция Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 г. говорит только об обвиняемых в совершении уголовного преступления, то Хартия распространяет действие ст. 48 на любых обвиняемых.

Презумпция невиновности впервые была установлены в ст. 9 Декларации прав человека и гражданина 1789 г.

Европейский суд в своих решениях проводит последовательную линию по жесткой защите данного права [III] .

Положение о «всех возможностях для защиты» детализировано в ст. 14 Международного Пакта «О гражданских и политических правах»[4] и включает в себя право быть судимым при личном присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного самим защитника; если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того требуют [IV]; допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него; пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке; не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.

3. Право на помощь назначенного защитника при условии недостаточности средств для оплаты его услуг, безвозмездность такой помощи для лица, которому такая помощь необходима.

Данные стандарты нашли свое нормативное закрепление в целом ряде международных соглашений, что подчеркивает их важность и ценность.

Согласно пп. «d» ч. 3 ст. 14 Международного Пакта «О гражданских и политических правах» каждый имеет право иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него нет достаточно средств для оплаты этого защитника. Аналогичную норму содержит и «Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме», утвержденный Резолюцией Генеральной Ассамблеи от 09.12.1988 г.[5]  Принцип 17 гласит: «Если задержанное лицо не имеет адвоката по своему выбору, оно во всех случаях, когда этого требуют интересы правосудия, имеет право воспользоваться услугами адвоката, назначенного для него судебным или иным органом, без оплаты его услуг, если это лицо не располагает достаточными денежными средствами».

Конкретизация норм, закрепленных в Международном Пакте «О гражданских и политических правах» содержится в «Основных принципах относительно роли адвокатов», принятых Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и одобренных 45-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН (резолюция № 45/121 от 14.12.1990 г.)[6]. А именно, правительства должны обеспечить необходимое финансирование и другие ресурсы для юридической помощи бедным и другим несостоятельным людям. Профессиональные ассоциации адвокатов должны сотрудничать в организации и создании условий предоставления такой помощи. Любое лицо, которое не имеет адвоката, в случаях, если интересы правосудия требуют этого, должно быть обеспечено помощью адвоката, имеющего соответствующую компетенцию и опыт ведения подобных дел, чтобы обеспечить ему эффективную юридическую помощь без оплаты с его стороны, если у него нет необходимых средств.

4. Право без всякой дискриминации на равную защиту закона.

Статьей 14 «О запрете дискриминации» Конвенции о защите прав человека и основных свобод, установлено, что пользование правами и свободами, признанными в Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам. Следовательно, каждому (гражданам, иностранцам, лицам без гражданства) должно быть гарантировано право на получение квалифицированной юридической помощи.

Действительно, международное право обязывает государства предоставлять равные права гражданам и «не гражданам». Это, несомненно, правильно, так как так как иностранцы, лица без гражданства, по определению находясь на территории чужого для себя государства, с непонятными для них законами, нуждаются в квалифицированной юридической помощи. Так, согласно Всеобщей декларации прав человека каждый человек независимо от каких-либо различий, обладает основными правами и свободами[7].

Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона…[8]. Комитетом по правам человека в 1994 году указано, что «права зафиксированные в данном Пакте распространяются на всех лиц, независимо от их гражданства или отсутствия такового…каждое из прав должно быть гарантировано без дискриминации между гражданами и иностранцами».

Декларация о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают[9], содержит положение, согласно которому иностранцы пользуются в соответствии с внутренним законодательством и с учетом соответствующих международных обязательств государств, в которых они находятся…правом на равенство перед судами, трибуналами и всеми другими органами и учреждениями, отправляющими правосудие.

Согласно «Основным принципам относительно роли адвокатов», принятых Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и одобренных 45-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН (резолюция № 45/121 от 14.12.1990 г.)[10] правительства должны гарантировать эффективную процедуру и работающий механизм для реального и равного доступа к адвокатам всех лиц, проживающих на его территории и подчиненных его юрисдикции без разделения расы, цвета кожи, этнического происхождения, пола, языка, религии, политических и иных взглядов, национального или социального происхождения, экономического или иного статуса.

В Европейской социально хартии закреплена обязанность государств «обеспечить законно находящимся на их территории трудящимся мигрантам режим, не менее благоприятный, чем тот, который предоставляется их собственным гражданам, в том, что касается доступа к судебным инстанциям…»[11]

Проведенный краткий анализ действующих международных соглашений позволяет сделать вывод о том, что в них закреплены основные обязательства государств в сфере права на получение юридической помощи, т.е. установлены международные стандарты на получение данного права. Практика Европейского суда последовательна на пути охраны данных стандартов, толковании их реально действующими и подлежащими безоговорочному соблюдению со стороны государств.

Закрепление права на квалифицированную юридическую помощь в Конституции РФ есть результат имплементации международно-правовых норм, которые провозглашены в глобальных универсальных и специальных международных актах.

 

I. Дело Golder v. the U.K. Суд установил: Право на доступ к суду представляет собой элемент, который является неотъемлемой частью права, установленного ч.1 ст. 6. Это не является расширительной интерпретацией, налагающей на государства-участники новые обязательства: право доступа к суду основано на самой терминологии первого предложения ч. 1 ст. 6, вытекает из контекста статьи. // Сборник «Европейский Суд по правам человека. Избранные решения": В 2 т. - М.: Издательство НОРМА, 2000.

II. Дело Artico против Италии. В августе 1972 г. г-ну Артико для подачи жалобы в Кассационный суд была предоставлена бесплатная юридическая помощь. Однако в сентябре официально назначенный адвокат уведомил заявителя, что он не в состоянии вести его дело по причине других обязательств. После чего г-н Артико многократно обращался в Кассационный суд и к прокурору при данном суде с просьбой назначить взамен другого адвоката, утверждая, что нарушается его право на защиту. Однако другой адвокат не был назначен и не было предпринято никаких шагов, чтобы заставить первоначально назначенного адвоката выполнить свои обязанности. Европейский суд установил нарушение Конвенции, указав следующее — государство гарантирует право на адекватную защиту в ходе судебного разбирательства, осуществляемую как лично, так и при посредстве адвоката; это право усиливается обязанностью со стороны государства предоставить в определенных случаях бесплатную юридическую помощь. Европейский суд счел довод страны, что обязанность была выполнена, так как адвокат для оказания правовой помощи был назначен и происшедшее впоследствии никоим образом не касается Итальянской Республики и он продолжал оставаться до самого конца и «во всех смыслах» адвокатом заявителя,  неприемлемым. Суд напомнил, что Конвенция призвана гарантировать не теоретические или иллюзорные права, а их практическое и эффективное осуществление; это особенно справедливо в отношении права на защиту, которое занимает видное место в демократическом обществе, как и само право на справедливое судебное разбирательство, из которого оно вытекает Как справедливо подчеркивали представители Комиссии, в статье 6 п. 3 (с) Конвенции говорится о «помощи», а не о «назначении защитника». Само назначение еще не обеспечивает эффективной помощи, т. к. назначенный адвокат может умереть, серьезно заболеть, в течение длительного периода быть лишен возможности действовать или уклоняться от выполнения своих обязанностей. Власти, если они уведомлены о возникшем положении, должны либо его заменить, либо заставить выполнять свои обязанности. Данное Правительством ограничительное толкование этого подпункта ведет к результатам, которые не разумны и не соответствуют как смыслу подпункта (с), так и статьи 6 в целом, ибо во многих случаях бесплатная юридическая помощь может оказаться бесполезной. // Сборник «Европейский Суд по правам человека. Избранные решения»: В 2 т. — М.: НОРМА, 2000.

Дело Sannino v. Italy. Защиту обвиняемого представляли один за другим приглашенных два адвоката. В дальнейшем был назначен очередной адвокат, уведомленный о дне слушания, но не уведомленный чью защиту он осуществляет. Обвиняемый не был уведомлен о такой замене. Адвокат не явился на слушания дела, и суд распорядился о его замене на другого адвоката на каждое слушание. В результате на каждом судебном заседании интересы обвиняемого представлял новый назначенный судом адвокат, который вообще не ориентировался в деле. Европейский суд установил нарушение п. 3 (с) ст. 6 Конвенции и указал, учитывая явные недостатки в работе назначенного судом адвоката, власти обязаны были вмешаться, однако они не предприняли никаких шагов для обеспечения эффективного представительства и защиты интересов заявителя в суде // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. № 8/2007. Правовая система «Гарант».

Дело Moiseyev v. Russia. Состав суда, рассматривающего дело, часто менялся (всего состоялось 11 замен), и с появлением нового участника разбирательство начиналось заново. Более того, в деле заявителя не только часто происходили замены, но их причины были известны только в двух случаях. Передача дела другому судье часто практиковалась председателем суда. По закону страны это было возможно. Европейский Суд вместе с тем указал, что председательствующие в деле заявителя фактически использовали неограниченное усмотрение по данному вопросу, без каких-либо процессуальных гарантий, например, обязанности информировать стороны о причинах такой меры или предоставления им возможности высказывать по этому поводу свое мнение или обжаловать замену в вышестоящем суде. Поэтому сомнения заявителя относительно независимости и беспристрастности суда, рассматривавшего дело, могут считаться объективно оправданными. Суд установил нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2009. Правовая система «Гарант».

 III. Дело Y.B. и другие против Турции. Пятеро заявителей были арестованы и заключены под стражу в полиции. Перед тем, как их доставить к судье, полицейские следователи решили представить заявителей на обозрение журналистам на пресс-конференции, организованной в помещении полиции безопасности. На пресс-конференции сотрудники полиции заявили, что арестованные являются членами незаконной организации и что их участие в преступной деятельности считается установленным фактом. В тот день, когда заявителей доставили к прокурору и к судье,  газета уже опубликовала статью, в которой заявители описывались как злоумышленники, совершившие конкретно названные в статье преступления. В газете их упомянули поименно и поместили их фотографии. Только спустя несколько дней заявителям были предъявлены обвинения в совершении упомянутых в публикации преступлений. По результатам разбирательства дела, состоявшегося в том же году в суде, заявителей признали виновными. Европейский Суд установил нарушение п. 2  ст. 6 Конвенции, указав: несмотря на то, что власти страны вправе информировать общество о ведущихся уголовных расследованиях, в данном случае то, как заявители были представлены журналистам, позволяло легко идентифицировать их личности, и в пресс-релизе указывалось, что совершение ими преступлений является «установленным фактом». Все это несовместимо с принципом презумпции невиновности // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. № 2/2005. Правовая система «Гарант».

IV. Дело Pakelli v. Germany. Палата по уголовным делам Федерального суда Германии отказалась назначить официального защитника для оказания помощи гражданину Пакелли во время рассмотрения апелляции, поскольку законом для рассмотрения дела высшей судебной инстанции такое назначение не предусмотрено. Европейский Суд усмотрел нарушение п. 3(с) ст. 6 Конвенции и указал, что если бы адвокат участвовал в слушании, гражданин Пакелли получил бы возможность обосновать свои жалобы, представить, в случае необходимости, дополнительные подробности; согласно п. 3 (с) ст. 6 Конвенции процесс не должен проходить без соответствующего представления дела о защите // Сборник «Европейский Суд по правам человека. Избранные решения»: В 2 т. - М.: Изд-во НОРМА, 2000.

 

Библиография

1 Стецовский Ю.И. Механизм защиты прав человека, предусмотренный ООН, и адвокатура // Адвокат. 2006. № 1. С. 28-36.

2 Текст Конвенции официально опубликован не был. Правовая система Гарант.

3 Всеобщая декларация прав человека: принята Генеральной Ассамблеей ООН резолюцией 217 А (III) от 10.12.1948 // Российская газета. 1998. 10 декабря.

4 Международный пакт о гражданских и политических правах от 19.12.1966 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17 (1831). С. 291.

5 Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме: Утвержден Резолюцией Генеральной Ассамблеи от  9 декабря 1988 г. // Советская юстиция. 1992.  № 6. С.20.

6  Советская юстиция. 1991. № 20. С. 19.

7 Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) п.1.ст.2, ст.7 // Российская газета. 1998. 10 декабря.

8 Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) ст.26 // Библиотечка Российской газеты. 1999. Выпуск № 22-23.

9 Декларация о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают (утв. Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/144 от 13 декабря 1985 г.)  ст. 5// Действующее международное право. Т. 1.

10 Советская юстиция. 1991. № 20. С. 19.

11  Европейская социальная хартия  (Турин, 18 октября 1961 г.) // Российская газета. 2009. № 102. 5 июня.