УДК 347.9
 
Т.В. СОЛОВЬЕВА,
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права
 
Наличие международного договора является необходимым и единственным условием признания и приведения в исполнение на территории Российской Федерации решения иностранного суда, которое закреплено на уровне внутригосударственного законодательства. В Германии допускается признание иностранного решения на условиях взаимности.
Выходом из сложившейся ситуации является введение нормы права, которая допускала бы признание и принудительное исполнение иностранных решений судов и решений иностранных третейских судов без наличия международного договора, в случаях, определенных законом.
Ключевые слова: международный договор, исполнительное производство, признание и приведение в исполнение, иностранное судебное решение, взаимность.
 
An international agreement is in the execution proceeding of Russia and Germany
 
A presence of international agreement is the necessary and unique condition of recognition and enforcement on territory Russian Federation of decision of foreign court, which is fastened at the level of domestic legislation. In Germanу recognition and enforcement of foreign decision is assumed subject to conditions reciprocity.
An exit from the folded situation is introduction of norm of right, which would assume recognition and enforcement of foreign decisions of courts and decisions of foreign courts of arbitration without the presence of international agreement, in cases, certain a law.
Keywords: international agreement, execution proceeding, recognition and enforcement, decision of foreign court, reciprocity.
 
Любой человек может реализовать право на судебную защиту путем обращения как в суды той страны, гражданство которой он имеет, так и в суды иностранных государств. Человек может обращаться в суд иностранного государства, подавая заявление для рассмотрения его по существу и вынесения решения, а также предъявляя решение для его признания и приведения в исполнение.
При обращении заинтересованного лица в иностранный суд и вынесении решения, которое должно быть исполнено на территории иностранного государства, возникает ряд проблем.
Целый ряд решений Европейского суда по правам человека и Конституционного суда РФ определяют исполнение судебного решения как важнейшую часть механизма судебной защиты, без которой не достигались бы цели правосудия. Например, по делу «Бурдов против России» от 07.05.2002 (жалоба № 59498/00) констатировано, что исполнение судебного решения, принятого любым судом, должно рассматриваться как составляющая «судебного разбирательства» по смыслу ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Исполнение вступившего в законную силу судебного решения является обязательной составляющей права на судебную защиту. Только после исполнения судебного решения можно говорить о том, что правосудие достигло обозначенных законодателем целей.
Расширение частноправовых отношений должно сопровождаться развитием трансграничного характера средств их правовой защиты, что находит свое выражение в механизме правового регулирования признания и приведения в исполнение актов судов иностранных государств. Тем не менее, в настоящее время судебные решения нередко не исполняются. Около 80% всех поступающих в Европейский суд по правам человека жалоб из Российской Федерации связаны именно с тем, что решения российских судов остались неисполненными. Европейский суд по правам человека исходит из того, что неисполненные решения суда нельзя считать состоявшимися, а потому по всем подобным жалобам присуждает заявителям денежную компенсацию, которую выплачивает государство. Еще более проблематичным является процесс исполнения иностранных судебных решений.
Одним из проявлений государственного суверенитета является недопустимость иностранного вмешательства в юрисдикционную деятельность. Как правило, юрисдикционный акт обладает правовой силой на территории соответствующего государства. Распространение закона, судебного или несудебного акта на территории другого государства возможно лишь на основе равенства и взаимности либо в соответствии с международными соглашениями[1].
Международные договоры по вопросам гражданского процесса направлены на достижение двух основных целей:
— на преодоление строгого территориального характера судебных актов, в какой бы сфере они ни были приняты (решение по гражданскому делу, приговор по уголовному делу);
— на разграничение полномочий судебных органов различных государств, оказание правовой помощи, чтобы придать судебному решению реальную эффективность, независимо от того, на какой территории он был принят[2].
В иностранных государствах, как и в России, вопрос признания и исполнения иностранных решений регулируется на основе как международных договоров, так и национального законодательства; многосторонних договоров на всеобщей основе не имеется, эти вопросы регулируются многосторонними (региональными) и двусторонними международными договорами[3].
Признание решений иностранных судов означает придание этим решениям такой же юридической силы, какую имеют вступившие в законную силу решения судов данного государства: они приобретают свойства неопровержимости, исключительности, исполнимости.
В части 4 ст. 15 Конституции РФ закреплено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
В соответствии с ч. 3 ст. 6 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» обязательность на территории Российской Федерации постановлений судов иностранных государств, международных судов и арбитражей определяется международными договорами Российской Федерации.
В соответствии с ч. 1 ст. 409 Гражданского процессуального кодекса РФ решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации. На основе буквального толкования данной статьи видно, что иностранные судебные решения при отсутствии специального международного договора признанию и принудительному исполнению в России не подлежат.
Непосредственное исполнение иностранного решения по общему правилу осуществляется службой судебных приставов в порядке Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Суды России не исполняют иностранные решения самостоятельно, а дают разрешение на их принудительное исполнение, которое производится в порядке гражданского судопроизводства.
По мнению А.И. Муранова, международный договор России является не более чем одной из форм выражения согласия для приведения иностранного решения в исполнение, поскольку для этого значение имеет не само по себе наличие международного договора, а согласие государства с таким приведением решения в исполнение. При этом ни в одном федеральном законе не говорится о том, что при отсутствии международного договора России приводить иностранное решение в исполнение запрещается[4].
По мнению Д.В. Конева, на настоящий момент, в связи с определенными трудностями во взаимоотношениях России с государствами Западной Европы в области взаимного признания актов иностранной юстиции на уровне международных договоров, введение в российское процессуальное законодательство принципа взаимности во многом расширит возможности международного сотрудничества в рассматриваемой сфере[5].
В этой связи отметим, что у таких экономически развитых государств, как ФРГ, Франция, Великобритания, США, Австрия договоры о признании и исполнении решений иностранных государственных судов с Российской Федерацией отсутствуют, и следует иметь в виду, что российские суды могут отказать на этом основании в удовлетворении соответствующих заявлений.
В рамках Содружества Независимых Государств (СНГ) действуют два соглашения, регулирующие вопросы признания и приведения в исполнение иностранных судебных актов: Киевское соглашение от 20.03.1992 «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» и Минская конвенция от 22.01.1993 «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам».
В судебной практике встречаются попытки приведения иностранных решений в исполнение при отсутствии международного договора — на основе принципов международной вежливости и взаимности. Доктрина международной вежливости обосновывает признание и исполнение иностранных судебных решений необходимостью проявления уважения к иностранному государству, отказ в признании и исполнении решений судебных органов которого может быть воспринят как выражение пренебрежения к иностранной публичной власти. При этом возможность исполнения решений судов иностранного государства без международного договора обосновывается тем, что суды данного государства приводят в исполнение решения российских судов[6].
К актам правового регулирования взаимного признания актов иностранной юстиции на территории Германии относятся Конституция ФРГ, Гражданский процессуальный кодекс ФРГ, Закон ФРГ 1877 г. «О судоустройстве», Закон ФРГ от 19.02.2001 «О выполнении международных договоров и исполнении Регламентов Европейского Сообщества о признании и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и торговым делам».
1 марта 2002 г. вступил в силу Регламент Совета Европейского союза № 44/2001 от 22.12.2000 «О юрисдикции, признании и принудительном исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам», который заменяет в вопросах межгосударственных отношений Брюссельскую конвенцию. Фактически данный Регламент регулирует вопросы унификации и гармонизации правил и процедур в рамках Европейского союза.
Поскольку между Российской Федерацией и Германией не заключено соглашение о правовой помощи, то признание и приведение в исполнение решений иностранных арбитражных судов в соответствии с § 1062 Положения Германии о гражданском процессе (ZPO) осуществляется высшим земельным судом (Oberlandesgericht) земли, где находится организация-должник. В соответствии с немецким процессуальным законодательством необходимые для признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений документы определяются на основании Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года. Если вынесено решение суда общей юрисдикции, то немецкие суды рассматривают спор по существу, что значительно осложняет признание иностранного решения.
В соответствии со ст. 4 Нью-Йоркской конвенции для получения признания и приведения в исполнение испрашивающая сторона при подаче такой просьбы представляет подлинное арбитражное решение (или его заверенную должным образом копию) и подлинное арбитражное соглашение (или его должным образом заверенную копию).
Международный договор в германской модели взаимного признания актов иностранной юстиции не рассматривается в качестве основания признания и приведения в исполнение иностранных судебных и несудебных актов, поскольку автономное право Германии допускает такое признание и приведение в исполнение на условиях взаимности в отсутствие соответствующего международною договора[7].
Гражданское процессуальное уложение Германии устанавливает, что на основании решения иностранного суда принудительное исполнение осуществляется, только если его допустимость установлена решением об исполнении. Оно должно быть вынесено без проверки законности постановления и только после вступления решения иностранного суда в законную силу в соответствии с правом, действующим для этого суда. Одним из оснований, по которым исключается признание иностранного судебного решения, является необеспечение принципа взаимности.
Кроме того, федеральное законодательство относит к числу исполнительных документов решения иностранных судов и иностранные исполнительные титулы, признанные немецким судом в порядке, установленном Гражданским процессуальным уложением ФРГ для признания решений иностранных судов, или на основании международных договоров[8].
В литературе иногда говорится о том, что признание иностранных решений умаляет суверенитет Российской Федерации, а лицам, заинтересованным в исполнении судебного решения за рубежом, предлагается обращаться в суд того государства, в котором будет производиться реализация судебного акта. Однако, по мнению Р.В. Зайцева, признание и приведение в исполнение на территории России иностранных судебных постановлений обусловлено объективной необходимостью, поскольку служит целям обеспечения охраны прав и свобод человека и гражданина, что, в свою очередь, является обязанностью любого демократического правового государства[9].
Таким образом, наличие международного договора является необходимым и единственным условием признания и приведения в исполнение на территории России решения иностранного суда, которое закреплено на уровне внутригосударственного законодательства.
Следовательно, единственно верным выходом из сложившейся ситуации является введение нормы права, которая допускала бы признание и принудительное исполнение иностранных решений судов и решений иностранных третейских судов без наличия международного договора в определенных законом случаях. Только после этого стоит говорить о возможности применении принципа взаимности и принципа международной вежливости.
Ориентированность правовой системы России на общемировые стандарты в области правосудия должна объективироваться и в правовом институте взаимного признания актов иностранной юстиции на российской территории[10].
 
Библиография
1 См.: Панюшкина О.В. Международно-правовые нормы, регулирующие признание и исполнение приговоров иностранных судов / Вестн. ВГУ. Серия «Право». 2008. № 1. С. 344.
2 См.: Кузнецов Е.Н. Исполнительное производство Франции / СПб., 2005. С. 211.
3 См.: Белов А.П. Исполнение иностранных судебных решений по гражданским и торговым делам / Право и экономика. 2002. № 3. С. 15.
4 См.: Муранов А.И. Международный договор и взаимность как основания приведения в исполнение в России иностранных судебных решений. — М., 2003. С. 46—64.
5 См.: Конев Д.В. Признание и приведение в исполнение иностранных судебных актов по гражданским и торговым делам в ФРГ: сравнительно-правовой анализ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2008. С. 9.
6 См. об этом: Настольная книга судьи по гражданским делам / Под ред. Н.К. Толчеева. — М., 2006.
7  См.: Конев Д.В. Указ. соч. С. 15.
8 См.: Мойсеенко А.М. Предпосылки принудительного исполнения в исполнительном производстве Германии / Законодательство. 2006. № 7. С. 80.
9 См.: Зайцев Р.В. К вопросу о необходимости признания и приведения в исполнение на территории России иностранных судебных актов // Российский ежегодник гражданского арбитражного процесса. 2004. № 3. С. 333.
10 См.: Конев Д.В. Указ. соч. С. 16.