Т.М. ЛОПАТИНА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права, криминологии и УИП Смоленского гуманитарного университета

 

Развитие информационных технологий приводит к нивелированию таких факторов, как время и расстояние, к ускорению общемирового процесса глобализации, делает все более прозрачными государственные границы, экономические и социальные барьеры, превращая нашу планету в единое информационное пространство.

Компьютерный терроризм все больше превращается из внутригосударственной проблемы в международную, общемировую проблему человеческого выживания. Современный мир сталкивается с глобальными вопросами, позитивное решение которых возможно только через сотрудничество государств. К таковым относится выработка правовых основ взаимодействия России с зарубежными странами в области реализации национальных интересов в информационной сфере и обеспечения информационной безопасности.

С учетом членства Российской Федерации в ООН, вступления в Совет Европы, ратификации Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975), Всеобщей декларации прав человека (1948), Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950), Хартии европейской безопасности (1999) и других международных нормативных правовых актов, а также с учетом содержания ст. 17 Конституции РФ можно констатировать, что общепризнанные принципы и нормы международного права, договоры Российской Федерации действуют наряду с Конституцией РФ и обладают высшей юридической силой. Это вызывает необходимость рассматривать их в качестве правовых основ системы обеспечения информационной безопасности Российской Федерации[1].

Межгосударственное сотрудничество в борьбе с преступностью на протяжении многих столетий составляло важную сферу во взаимоотношениях государств. Вместе с тем история развития этого института зачастую была пронизана идеологическими настроениями, сводящими сферу сотрудничества к вопросам выдачи лиц, неугодных правящему режиму. С основанием в конце XIX — начале XX вв. первых международных организаций сотрудничество стран приобретает качественно новый оттенок, а сами организации начинают исполнять координирующую роль в сферах межгосударственного сотрудничества[2].

В процессе длительной эволюции определились две формы международного сотрудничества в борьбе с преступностью: на основе международных соглашений и на уровне международных органов и организаций. Они предусматривают и взаимодействие в сфере информационной безопасности. Такое взаимодействие должно осуществляться в рамках общей стратегии борьбы с преступностью в сфере компьютерной информации, направленной на решение задач обеспечения безопасности в информационной среде. Стратегия в зависимости от целей может носить:

· оборонительный характер — для раскрытия преступлений в сфере компьютерной информации и совершенствования соответствующих следственных методик и тактики следственных действий;

· наступательный характер — при соответствующей совместной деятельности, направленной на противодействие криминальным проявлениям в информационной сфере;

· упреждающий характер — при совместных профилактических мероприятиях, направленных на нейтрализацию потенциальных угроз информационной безопасности;

· научно-прогностический характер — в рамках взаимного обмена в целях создания соответствующей информационной базы современных научных разработок в области высоких технологий для использования их при разработке долгосрочных межгосударственных социальных профилактических программ.

В содержательном отношении международное сотрудничество на уровне международных организаций осуществляется в следующих направлениях:

1) содействие заключению международных договоров и соглашений по борьбе с международной преступностью;

2) выработка общих международных стандартов предупреждения преступности, преследования и наказания за совершение международных преступлений, преступлений международного характера;

3) выработка рекомендаций по борьбе с общеуголовными преступлениями и консультативная помощь государствам с учетом того, что каждое государство ведет эту борьбу в пределах своей территории в соответствии с собственными социальными и экономическими условиями[3].

Координирующая роль международных организаций в деятельности государств по борьбе с преступностью реализуется посредством предвидения и необходимости осуществления глобальных целенаправленных действий. Анализ международного правового опыта межгосударственного взаимодействия в информационной сфере свидетельствует о том, что в его основе выделяются черты системно-концептуального подхода. Это подтверждают следующие виды системности.

1. Целевая. Первая Конвенция о компьютерных преступлениях была подписана 23 ноября 2001 г. в Будапеште представителями 30 стран в рамках Европейского комитета по проблемам преступности при Совете Европы. Конвенция предусматривала создание механизма международного сотрудничества в области противодействия киберпреступности. Главная задача Конвенции — поддержание общей уголовной политики, нацеленной на защиту общества от киберпреступлений, принятие соответствующих законодательных актов и укрепление международного сотрудничества.

Проблема компьютерной преступности не оставляет безучастными такие международные организации, как ООН, Международная организация уголовной полиции, Организация экономического сотрудничества и развития (OECD), Совет Европы.

2. Пространственная. С целью осущест-вления единой международной информационной политики в 1992 — 1995 гг. Совет Европы провел исследования в области реформирования национальных уголовно-процессуальных законодательств. 11 сентября 1995 г. на заседании Комитета министров Совета Европы была принята Рекомендация № R (95)13, которая стала основой международной нормативно-правовой базы в сфере противодействия преступности в области высоких технологий, а также отправной точкой в запуске механизма международного сотрудничества в борьбе с компьютерной преступностью. В Рекомендации было сформулировано 18 директив-принципов, которыми следует руководствоваться при реформировании национальных уголовно-процессуальных законодательств. В июне 1997 года на встрече стран «большой восьмерки» в Денвере подчеркивалась необходимость создания режима обеспечения всех правительств техническими и правовыми возможностями борьбы с преступлениями в сфере высоких технологий независимо от того, где могут быть обнаружены преступники[4].

3. Временная. Впервые комплексное изучение проблемы компьютерной преступности в области уголовного законодательства было инициировано OECD. Сравнительный анализ законодательств стран-участниц позволил Комитету по информационной, компьютерной и коммуникационной политике при OECD опубликовать в 1986 году доклад «Компьютерная преступность: анализы правовой политики». В нем было отражено состояние национальных законодательств, содержались предложения по правовой реформе и впервые на международном уровне был сформулирован перечень преступных деяний, образующих состав компьютерных правонарушений.

Вслед за OECD собственное исследование данной проблемы было предпринято Советом Европы. В результате совместно с Европейским комитетом по проблемам преступности специальной комиссией экспертов была подготовлена Рекомендация № R (89)9 для национальных законодателей, которая 13 сентября 1989 г. была принята на заседании Комитета министров Совета Европы. В отличие от исследований OECD, в докладе Европейского комитета помимо выделения новых видов преступных деяний («минимальный» и «необязательный» списки нарушений) были рассмотрены вопросы защиты секретности информационных систем и жертв преступного посягательства, сформулировано предписание законодательным органам стран-участниц принимать во внимание указанные составы компьютерных преступлений при проведении правовых реформ либо в период разработки новых законопроектов.

4. Организационная. В настоящее время сфера международного сотрудничества переместилась на более высокий научно-прикладной уровень. Новый этап сотрудничества государств в борьбе с криминальными проявлениями в сфере информационных технологий знаменуется принятием в июле 2000 года в Окинаве Хартии глобального информационного общества (далее — Хартия), в которой устанавливаются основные принципы вхождения государств и стран в такое общество. Хартия содержит положения о необходимости развития информационно-коммуникационных технологий в целях обеспечения устойчивого экономического роста, повышения общественного благосостояния, стимулирования социального согласия и полной реализации их потенциала в области укрепления демократии, международного мира и стабильности, закрепила нормы, относящиеся к защите информации. Хартия обращает внимание государств на укрепление нормативной базы для борьбы с компьютерными злоупотреблениями, которые способствуют утечке информации, защиты прав интеллектуальной собственности на информационные технологии[5].

5. Прикладная. Еще одним шагом международного сообщества по борьбе с компьютерной преступностью стала Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века, принятая на X Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Вена, 10 — 17 апреля 2000 г.). Относительно компьютерных преступлений декларацией закрепляется обязанность Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию разработать программные рекомендации в целях обеспечения эффективного предупреждения, расследования и преследования преступлений, связанных с использованием высоких технологий. В ходе конгресса был проведен семинар, который, аккумулируя опыт практических работников и рекомендации ученых-теоретиков, способствовал техническому и правовому сотрудничеству государств и стал местом организации конкретных мероприятий по техническому сотрудничеству, включая учебные курсы и ознакомительные поездки.

Многие международные документы в сфере нейтрализации проблемы информационной безопасности находят свое отражение в российском национальном законодательстве. Так, после подписания Хартии была утверждена Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, которая наметила направления государственной политики по обеспечению практического участия России в деятельности международного сообщества, закрепила основные составляющие национальных интересов России в информационной сфере. На правительственном уровне была принята федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002 — 2010 годы)», в которой в качестве основополагающих принципов определено обеспечение беспрепятственной интеграции Российской Федерации в международные системы информационного обмена и обеспечение единства информационного пространства на территории нашей страны[6].

К другим аспектам международного сотрудничества можно отнести деятельность стран «большой восьмерки», Международной ассоциации уголовного права, Института компьютерной безопасности, которые работают в области теоретических и прикладных исследований проблемы компьютерной преступности. Вопросы международного сотрудничества закрепляются не только в хартиях и конвенциях, но и в двусторонних соглашениях между государствами. Так, в настоящий момент Российской Федерацией заключены соглашения о сотрудничестве: в области защиты информации — с Белоруссией (1997); в области борьбы с преступностью — с Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии (1997); в области информационных и коммуникационных технологий — с Малайзией (2003) и др.

При осуществлении международного сотрудничества Российской Федерации в области обеспечения информационной безопасности особое внимание должно уделяться проблемам взаимодействия с государствами — участниками СНГ. Количество международных соглашений между Россией и другими государствами в сфере информационного обмена и информационной безопасности в последние годы увеличилось. К примеру, 7 декабря 2000 г. в Москве, на заседании Общественного совета по страховой деятельности при Исполнительном комитете СНГ был одобрен проект Соглашения между правительствами государств — участников СНГ о создании и развитии межгосударственной системы страхования информационных рисков. Данный проект был разработан в соответствии с Концепцией формирования информационного пространства СНГ. 28 января 2003 г. вступило в силу Соглашение о сотрудничестве в формировании информационных ресурсов и систем, реализации межгосударственных программ государств — участников СНГ в сфере информатизации. В нем Экономическим советом СНГ по поручению правительств государств — участников Соглашения были предусмотрены межгосударственные меры для широкого использования систем информатизации как фактора экономического и культурного развития государств СНГ.

Безусловно, процесс международного сотрудничества по противодействию преступности в области высоких технологий, которую по праву считают информационной чумой XIX века, находится в стадии формирования. Тем не менее перспектива создания единого мирового правового пространства в нейтрализации информационных угроз актуальна и очевидна. Главная роль в этом процессе должна принадлежать ООН. В свою очередь, мировой опыт межгосударственной правовой интеграции является эмпирической базой для отечественного законодателя. Россия, являясь полноправным членом мирового сообщества, путем активной интеграции в современный спектр межгосударственных отношений стремится к устранению существующих пробелов в национальном законодательстве, ориентируясь на опыт более развитых в информационном отношении европейских стран и в целях интегрирования в международное информационное пространство.

 

Библиография

1 Впервые термин «информационная безопасность» был введен в 1990 году. Решением Президиума Верховного Совета СССР была организована рабочая комиссия по совершенствованию системы национальной безопасности. В 1996 году был создан парламентский подкомитет по информационной безопасности. Соответствующие структуры созданы в Правительстве РФ, в Администрации Президента РФ, в Совете Безопасности РФ. Вопросы информационной безопасности находят отражение в ежегодных посланиях Президента РФ. Они легли в основу Доктрины информационной безопасности Российской Федерации.

2 Первыми шагами в указанном направлении стали учреждение в 1889 году Международного союза уголовного права, в 1919 — Лиги Наций, в 1920 году — Постоянной палаты международного правосудия.

3 См.: Международное уголовное право: Учеб. пособие / Под общ. ред. В.Н. Кудрявцева. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Наука, 1999. С. 193.

4 См.: Горяинов К.К., Исиченко А.П., Кондратюк Л.В. Транснациональная преступность: проблемы и пути решения. — М., 1997. С. 245—248.

5 См.: Окинавская Хартия глобального информационного общества // Дипломатич. вестн. 2000. № 8.

6 См. Постановление Правительства РФ от 28.01.2002 № 65 (в ред. от 26.07.2004).