В.М. ПРОСТОВА,

кандидат юридических наук, старший научный сотрудник НИИ Генеральной прокуратуры РФ

 

Необходимость обеспечения эффективности судебной системы и борьбы с коррупцией в органах, призванных стоять на страже законности, обусловливается тем, что коррупция в системе правосудия становится мощным средством перераспределения собственности и капиталов, препятствуя развитию бизнеса и экономики России в целом.

Президент РФ в своем обращении к гражданам после произошедшего в г. Беслане террористического акта признал, что коррупция поразила судебную и правоохранительную сферы[1].

Исследуя проблему коррупции, нельзя не отметить многогранность этого явления. При этом можно вычленить юридические и психологические аспекты коррупции, позволяющие понять ее природу.

Юридическим аспектом, создающим предпосылки для возникновения фактов коррупции, является наличие в законодательстве множества диспозитивных норм, предоставляющих субъектам возможность выбирать способ реализации своего субъективного права. Кроме того, недостатки действующего законодательства, пробельность и противоречивость норм косвенно способствуют возможному проявлению коррупции. В основном это касается тех случаев, когда субъективному праву корреспондирует юридическая обязанность, за неисполнение которой не предусмотрена юридическая ответственность. В таких ситуациях субъективное право является ничем не ограниченной мерой свободы и может использоваться в корыстных целях.

Порой само содержание объективного права позволяет использовать субъективные права и полномочия во вред общественным отношениям, устанавливая для некоторых субъектов различного рода «юридические привилегии». Речь в данном случае идет о судьях, за которыми законодатель закрепил особый правовой статус для осуществления возложенных на них функций.

Для ограничения различного рода злоупотреблений правом используются как собственно юридические, так и морально-психологические способы. Достигается это прежде всего принятием субъектами, склонными к злоупотреблениям в силу своего особого правового статуса, точно установленных моральных обязанностей в дополнение к правовым запретам. Президент, судья, прокурор, журналист, врач — вот далеко не полный перечень тех лиц, на которых общество возлагает дополнительную моральную обязанность.

Не меньшую опасность с точки зрения злоупотребления властью представляет собой свобода судейского усмотрения. Установление пределов судейского усмотрения — проблема предотвращения злоупотребления судьями соответствующим правом. Большая часть населения испытывает на себе негативные последствия от коррупции в сфере правосудия, особенно в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Данные социологического опроса населения свидетельствуют о том, что 39% россиян считают, что судьи обладают такой неприкосновенностью, при которой могут творить все что угодно и совершенно безнаказанно; почти 80% опрошенных не рассчитывают найти справедливость в суде, полагая, что выигрывает дело тот, кто больше заплатит[2]. Согласно исследованию фонда «Общественное мнение», 46% опрошенных негативно оценивают деятельность судов, 26% — положительно, а 44% вообще не обращаются в суд[3].

О том, насколько часто встречаются в практике нарушения судьями принципа законности, в том числе и косвенно возможные злоупотребления, можно судить по количеству удовлетворенных кассационных и надзорных жалоб на судебные постановления. Только за 2003 год в кассационном и надзорном порядке отменено и изменено 56,9 тыс. решений судов общей юрисдикции, что составило 13% от числа обжалованных. За этот же период отменено и изменено апелляционной, кассационной и надзорной инстанциями 39,2 тыс. решений арбитражных судов (19,7% от числа обжалованных).

К признакам, указывающим на возможную корыстную заинтересованность судей в исходе дела, можно отнести:

· необоснованное использование судьями обеспечительных мер на стадии подготовки дел к судебному разбирательству;

· рассмотрение судом дела в предельно короткие сроки (иногда — в день поступления материалов в суд);

· неизвещение судом ответчиков, участвующих в судебном разбирательстве, а также прокуроров, которые в соответствии с процессуальным законодательством обладают правом участвовать в процессе по определенной категории дел;

· грубые процессуальные нарушения в ходе судебного разбирательства (например, невнесение судьей в протокол судебного заседания показаний, имеющих существенное значение);

· вынесение судом решения, которое противоречит вынесенному ранее этим же судом и приводит к конфликту исполнительных листов. Обычно такие решения снабжаются пометкой «подлежат немедленному исполнению»;

· немотивированная передача гражданских дел от одного судьи к другому;

· рассмотрение судом дел с нарушением правил подведомственности и подсудности и др.

Изучение материалов судебной практики, публикаций СМИ позволяет выделить типичные дела, при разрешении которых возможны факты судейских злоупотреблений. К таковым можно отнести в ряде случаев иски о расторжении брака и разделе имущества; споры, возникающие из права наследования движимого и недвижимого имущества; дела об усыновлении детей (особенно международном). При имущественных спорах размер вознаграждения за вынесение выгодного для заинтересованной стороны решения, как правило, зависит от стоимости оспариваемого имущества. Наиболее «взяткоемкими» и безопасными для судей являются дела о международном усыновлении, поскольку эти процессы носят закрытый характер в связи с тайной усыновления.

В сфере арбитражного судопроизводства факты злоупотребления со стороны судей стали возможны в связи с распространившимися случаями захвата чужого бизнеса с помощью хорошо отлаженной технологии, в том числе и с использованием процедуры банкротства успешно работающих предприятий. Например, в 2004 году предпринимались попытки обанкротить такие крупные муниципальные предприятия Воронежа, как «Воронежтеплосеть», «Водоканал» и «Горэлектросеть», долги которых скупались фирмами по цене в 10 раз ниже нарицательной стоимости.

При этом латентность коррупции в системе правосудия обусловливается иммунитетом судей, предоставляющим им независимость и неприкосновенность в связи с их статусом и в соответствии с Конституцией РФ. Вынесение судьей неправосудных решений не является основанием прекращения его полномочий. Незаконное решение может быть отменено вышестоящим судом, при этом объективность судьи не подвергается сомнению. Частные определения в адрес таких судей очень редки, даже в случае вынесения судьей необъяснимого с точки зрения законности решения, что явно указывает на заинтересованность судьи в исходе дела.

Вместе с тем проводимая в России судебная реформа предоставила судьям большую независимость, а также пожизненный срок полномочий, при этом еще создала для них особый механизм привлечения к дисциплинарной, административной и уголовной ответственности, которые наступают, как правило, лишь по решению квалификационных коллегий судей (ККС). По существу, независимость судей превратилась практически во вседозволенность, а также в бесконтрольность судейского усмотрения и безнаказанность в случае принятия неправосудного решения.

Судебная практика изобилует многочисленными нарушениями, которые в уголовном праве именуются преступлениями против правосудия, что негативно сказывается на процессе борьбы с коррупцией, в том числе при осуществлении правосудия (имеется в виду подкуп свидетелей, экспертов, фальсификация судебных документов и т. д.).

Кроме того, нормы ГПК РФ и АПК РФ предусматривают существенное сужение границ вмешательства органов прокуратуры в процесс судебного разбирательства, особенно в части, касающейся проверки законности и обоснованности судебных постановлений в порядке надзора.

Гражданский процессуальный кодекс РФ расширяет круг оснований для объявления процесса закрытым. Это может быть не только государственная тайна и тайна усыновления, но и коммерческая тайна, тайна семейной жизни и др., что позволяет судьям «закрывать» практически любой судебный процесс. А отсутствие в ГПК РФ института народных заседателей (общественного контроля) нивелирует ходатайство участника процесса об отводе судьи, так как согласно п. 2 ст. 20 ГПК РФ именно судье придется рассматривать вопрос о своем отводе, что прежде входило в компетенцию народных заседателей.

Нормы, устанавливающие основания для объявления процесса закрытым, содержатся и в АПК РФ. Вместе с тем вопрос об отводе судьи арбитражного суда решается председателем суда.

По статистике Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС), число поступивших в нее жалоб (обращений) граждан на действия судей составило: в 2000 году — 5463, 2001 — 5850, 2002 — 6993, в 2003 году — 7870.

За совершение проступков, не совместимых со статусом судьи, ККС в 2000 году прекращены полномочия 75 судей, в 2001 — 45, в 2002 — 36, в 2003 — 70, в 2004 году — 67 судей.

Из этих данных следует, что до 2003 года количество судей, прекративших свои полномочия по решению всех ККС, сокращалось. Однако в 2003 и 2004 годах их число снова возросло, поскольку с 2003 года в состав ККС кроме судей стали входить представители общественности. Полагаем, что участие последних оказало позитивное влияние на объективность выносимых коллегиями решений.

Вместе с тем имели место быть случаи, когда ККС субъектов Федерации отказывали в привлечении судей к ответственности на том основании, что от неправосудного судебного акта никто не понес материальных потерь, не учитывая при этом такой моральный аспект, как снижение авторитета судебной власти.

Еще сложнее обстоит дело с привлечением судей к уголовной ответственности и осуществлением в отношении них оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий.

Согласно ст. 16 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. от 05.04.2005) при рассмотрении вопросов о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу, о привлечении судьи к административной ответственности, о производстве в отношении судьи оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий требуется согласие судебных коллегий в составе трех судей либо ККС.

В 2003 году в производстве следователей прокуратуры находились уголовные дела в отношении 10 судей, а также проводились проверки 15 судей. К уголовной ответственности с согласия ВККС было привлечено всего 5 судей.

В целях противодействия коррумпированности судей необходимо принять ряд следующих мер законодательного характера:

1. Рассмотреть на законодательном уровне вопрос об отмене пожизненного срока назначения судей, для чего необходимо будет внести поправку в п. 1 ст. 121 Конституции РФ.

2. Упростить порядок возбуждения уголовных дел в отношении судей, касающийся необходимости получения согласия ККС, поскольку равенство всех перед законом и судом провозглашено в ст. 19 Конституции РФ.

3. Обеспечить прозрачность правосудия для общества при сохранении гарантий невмешательства в процесс правосудия. Следует сократить число оснований для объявления процесса закрытым (п. 2 ст. 10 ГПК РФ) и повысить роль общественности в отправлении правосудия. Исключение из ГПК РФ правовой нормы об участии народных заседателей в отправлении правосудия, с нашей точки зрения, прямо противоречит ч. 5 ст. 32 Конституции РФ, предусматривающей право граждан участвовать в отправлении правосудия.

4. Предусмотреть в УК РФ уголовную ответственность судьи за вынесение заведомо неправосудного решения, наносящего существенный материальный вред законным интересам граждан, организаций, государства. В связи с этим целесообразно отменить запрет на проведение оперативно-розыскной деятельности в отношении судей; разрешение на это может быть дано самим судом в рамках уголовного процесса.

5. Обеспечить прозрачность работы ККС в части, касающейся вопросов привлечения судей к ответственности.

Необходимо также совершенствование кадровой политики в подборе судейского корпуса и членов ККС. Представляется, что подбор членов ККС от общественности должен происходить не путем избрания законодательным (представительным) органом, который также принимает решение с учетом негласного мнения председателя суда, а посредством тщательной проверки кандидата непосредственно структурами Администрации Президента РФ. В ККС должны входить и представители от прокуратуры — органа, обеспечивающего надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов.

Для повышения эффективности борьбы с коррупцией в сфере гражданского и арбитражного судопроизводства необходимо расширить надзорные полномочия прокурора, предоставив ему право знакомиться с любыми судебными постановлениями для проверки их соответствия закону. Для этого потребуется восстановить в ГПК РФ и АПК РФ нормы, предусматривающие право прокурора истребовать из судов гражданские дела любой категории для проверки законности и обоснованности вынесенных судебных постановлений в порядке надзора. В условиях судебной реформы значение прокуратуры все больше возрастает, поскольку ее правозащитный потенциал способен содействовать укреплению государства, служить мощной базой построения его правовых основ и гражданского общества.

Поскольку задачи, стоящие перед судьей и прокурором, заключаются в обеспечении законности и защите прав и законных интересов граждан, общества, государства, то участие прокурора в процессе способствует вынесению судом законного и обоснованного решения, не нарушая принципа состязательности. Ограничение в ГПК РФ и АПК РФ надзорных функций прокурора за законностью судебных постановлений вызвало рост числа злоупотреблений в ходе отправления правосудия.

В рамках реформы в целях очищения рядов судейского корпуса от коррумпированных судей предлагается ввести тестирование судей с помощью полиграфа. Для исключения возможности лоббирования преступным сообществом назначения своих судей следует разработать механизм, обеспечивающий превентивный прокурорский надзор за исполнением законов Судебным департаментом при Верховном суде РФ (первоначально принимающим необходимые документы от кандидатов в судьи), который осуществляет функции не судебной, а исполнительной власти.

Из ст. 575 ГК РФ необходимо исключить п. 3, предусматривающий дарение обычных подарков государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей, стоимость которых не превышает пяти МРОТ, поскольку это разлагает правовое сознание госслужащих и способствует росту коррупции.

Обращаясь к зарубежному опыту, в частности к опыту США, необходимо отметить, что в соответствии с приказом президента от 17.10.1990 № 12731 государственным служащим категорически запрещается принимать подарки от любых лиц, добивающихся совершения каких-либо официальных действий, ведущих вместе с ними какую-либо общую деятельность и др.

Несмотря на неоднократные предложения юристов, обосновывающих целесообразность исключения из ст. 575 ГК РФ указанной нормы, законодатель по-прежнему не проявляет должной инициативы.

Необходимо активизировать пропаганду хода и результатов борьбы с коррупцией через СМИ в целях воспитания у российских граждан чувства нетерпимости к этому негативному явлению. Поскольку этому вопросу в государстве не уделяется должного внимания, фактически происходит замалчивание реальной угрозы этого социального зла.

Полагаем, что наиболее эффективной мерой по противодействию коррупции в сфере гражданского и арбитражного судопроизводства в сторону укрепления законности, соблюдения демократических принципов правосудия, равенства всех перед законом и судом будет обеспечение прозрачности правосудия, профессионального и общественного контроля за соблюдением судьями принципа объективности и беспристрастности при рассмотрении гражданских дел. Чем эффективнее и крепче институты профессионального и общественного контроля, тем меньше шансов для злоупотребления должностными полномочиями со стороны судей.

 

Библиография

1 См.: Парламентская газ. 2004. 7 сент.

2 См.: Московский комсомолец. 2003. 3 июля.

3 См.: Российская газ. 2004. 3 дек.