Страницы в журнале: 38-40

 

С.М. ГАБИЕВА,

кандидат юридических наук,  доцент кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета Дагестанского государственного университета

 

Статья посвящена проблеме совершенствования законодательства субъектов Российской Федерации, оценке эффективности регионального законодательства на примере Республики Дагестан; проведен анализ наиболее распространенных недостатков регионального законодательства.

Ключевые слова: мониторинг, нормативный правовой акт, федеральный закон, правовое пространство, региональное законодательство.

 

In article is devoted a problem of perfection of the legislation of subjects of the Russian Federation, an estimation of efficiency of the regional legislation on the Republic Dagestan example, shows such most widespread lacks of the regional legislation.

Keywords: monitoring, the standard legal certificate, the federal law, legal space, the regional legislation.

 

На сегодняшний день проблема совершенствования законодательства субъектов Российской Федерации стоит довольно остро, а оценка эффективности регионального законодательства остается одной из насущных прикладных научно-практических проблем.

Как считает М.Ф. Казанцев, с которым следует согласиться, период стабилизации регионального законодательства, начавшийся 1 августа 2000 г., будет долгим и потребует от региональных властей ответственности, профессионализма и упорства при конструктивной поддержке федерального центра[2].

К числу наиболее распространенных недостатков регионального законодательства следует отнести несоответствие норм региональных законов федеральному законодательству, частое дублирование на уровне субъекта положений одноименных федеральных законов, а также большое количество нормативных правовых актов, принятых субъектами Российской Федерации с момента принятия Конституции РФ.

Согласно Федеральному регистру[3] нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по состоянию на 3 сентября 2008 г. интегрированная база данных содержит сведения о 359 738 региональных нормативных актах, 216 614 из которых являются действующими. Нельзя не отметить, что качество региональных законов постепенно повышается. Однако в различных субъектах Федерации сложилась неодинаковая ситуация в сфере приведения действующих законов в соответствие требованиям федерального законодательства.

Например, в ходе проведения юридической экспертизы Конституции Республики Дагестан (в ред. законов Республики Дагестан от 12.10.2005 № 31, от 04.04.2006 № 21, от 08.12.2006 № 63, от 07.10.2008 № 45, от 03.02.2009 № 4) были выявлены несоответствия федеральному законодательству.

Следует отметить, что абзац пятый ст. 42 Конституции Республики Дагестан закрепляет право Республики Дагестан устанавливать региональные (национально-региональные) компоненты государственных образовательных стандартов. Вместе с тем Федеральным законом от 01.12.2007 № 309-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта» п. 8 ч. 1 ст. 29 Закона РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» (далее — Закон об образовании), определяющий компетенцию органов государственной власти субъекта Российской Федерации в указанной сфере правоотношений, признан утратившим силу.

Вышеназванным федеральным актом также введено понятие федеральных государственных образовательных стандартов, которые разрабатываются и утверждаются в порядке, установленном Правительством РФ[4]. В соответствии с постановлением Правительства РФ Министерство образования и науки Российской Федерации устанавливает по согласованию с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти соотношение федерального компонента, регионального (национально-регионального) компонента и компонента образовательного учреждения (организации) государственных образовательных стандартов профессионального образования с учетом уровня и профиля основных образовательных программ профессионального образования[5].

Таким образом, абзац пятый ст. 42 Конституции Республики Дагестан не соответствует Закону об образовании, а также другим нормативным актам и требует приведения в соответствие федеральному законодательству.

Надо сказать, что субъекты Федерации, порой не разобравшись в компетенции и полномочиях определенных государственных органов, нередко принимают такие законы, которые практически дублируют федеральные нормы. По мнению В.И. Крусса, стремление к «копированию» текстов федеральных нормативных правовых актов абсолютно неуместно, поскольку — вольно или намеренно — порождает иллюзии некой самостоятельности конституционной реальности[6]. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 78 и абзацем первым ст. 94 Конституции Республики Дагестан к полномочиям Президента Республики Дагестан относится представление Народному собранию Республики Дагестан кандидатур для назначения на должности мировых судей[7].

В соответствии с частями 2 и 4 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (далее — Закон о судебной системе) и п. 1 ст. 1 Федерального закона от 17.12.1998 № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» (далее — Закон о мировых судьях) мировые судьи в Российской Федерации являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации.

Статья 3 Закона о судебной системе  устанавливает единство судебной системы Российской Федерации путем законодательного закрепления единства статуса судей, а п. 1 ст. 2 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» закреплено, что все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом.

Таким образом, на мировых судей, входящих в единую судебную систему Российской Федерации и обладающих единым с другими судьями статусом, распространяются нормы Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации».

Согласно п. 1 ст. 1 Закона о мировых судьях  порядок назначения (избрания) мировых судей устанавливается законами субъектов Российской Федерации, однако при этом необходимо учитывать требования актов федерального законодательства.

Между тем в силу положений ст. 6 Закона о мировых судьях мировые судьи назначаются (избираются) на должность законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации либо избираются на должность населением соответствующего судебного участка в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации.

Из указанной нормы усматривается, что правом на назначение (избрание) мировых судей наделяются законодательные (представительные) органы государственной власти субъекта Российской Федерации. Однако возможность участия высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (который, в свою очередь, является и главой исполнительной власти субъекта Федерации) в наделении мировых судей полномочиями, а именно — по согласованию кандидатуры на должность мирового судьи, действующим федеральным законодательством не предусмотрена.

Следовательно, порядок назначения мировых судей в рамках полномочий, предоставленных субъекту Российской Федерации ст. 6 Закона о мировых судьях, является частью единого процесса наделения судей полномочиями и не может противоречить действующему федеральному законодательству о едином статусе судей[9].

Таким образом, исходя из вышесказанного, можно сделать следующие выводы:

1) абзац пятый ст. 42 Конституции Республики Дагестан необходимо привести в соответствие Закону об образовании, а также другим нормативным актам Российской Федерации;

2) часть 3 ст. 78 и абзац первый ст. 94 Конституции Республики Дагестан также следует согласовать с нормами федерального законодательства;

3) при принятии законов субъектов Российской Федерации региональный законодатель обязан учитывать требования актов федерального законодательства, а не просто дублировать нормы федерального законодательства;

4) в связи с тем, что ряд норм Конституции и законов Республики Дагестан имеют приведенные выше недостатки, одновременно дублируя нормы федерального закона и противореча федеральному законодательству, необходимо провести мониторинг законов и иных нормативных правовых актов Республики Дагестан уполномоченными на то органами государственной власти с привлечением соответствующих научных центров (лабораторий регионального законодательства при НИИ права юридического факультета Дагестанского государственного университета).

 

Библиография

1 Исследование выполнено при поддержке федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» (мероприятие 1.2.2, проект «Обеспечение единого правового пространства РФ: мониторинг регионального законодательства»), конкурс НК-160П.

2 См.: Казанцев М.Ф. Правотворческий федерализм: конституционная идея и законодательная практика // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 16. С. 21.

3 Указ Президента РФ от 10.08.2000 № 1486 «О дополнительных мерах по обеспечению единого правового пространства Российской Федерации» // СЗ РФ. 2000. № 33. Ст. 3356.

4 См.: Правила разработки, утверждения и введения в действие государственных образовательных стандартов начального профессионального, среднего профессионального, высшего профессионального и послевузовского профессионального образования (утв. постановлением Правительства РФ от 21.01.2005 № 36).

5 Там же.

6 См.: Крусс В.И. Некоторые конституционные аспекты правотворчества в субъектах Российской Федерации / Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения: Материалы междунар. конф. Юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Москва, 28—31 марта 2007 г. / Под ред. проф. С.А. Авакьяна. — М., 2008. С. 448.

7 Вероятно, дагестанский законодатель по аналогии взял за основу норму п. «е» ст. 83 Конституции РФ, в соответствии с которой Президент РФ назначает судей федеральных судов.

8 Аналогичная позиция подтверждена определением ВС РФ от 03.05.2006 № 15-Г06-2.