Е.О. ВОЛОТОВА,

аспирант кафедры уголовного права МГЮА им. О.Е. Кутафина, помощник Одинцовского городского прокурора Московской области

 

В статье анализируется специфика преступления, связанного с небрежным хранением оружия, исследуются объект и предмет преступления, его криминообразующие признаки. Автор приходит к выводу о необходимости внесения соответствующих изменений  в статью 224 УК РФ.

Ключевые слова: уголовное преступление, право на владение оружием, небрежное хранение огнестрельного оружия.

 

Несмотря на то, что действующему отечественному уголовному законодательству неизвестно понятие «попустительство преступлениям», тем не менее в УК РФ содержится ряд норм, фактически устанавливающих ответственность лиц, действия или бездействие которых привели к совершению преступлений иными лицами. К числу таких норм относится ст. 224 УК РФ, устанавливающая ответственность за небрежное хранение огнестрельного оружия, создавшее условия для его использования другим лицом, если это повлекло тяжкие последствия.

В зарубежных странах вопросу об ответственности за нарушение правил хранения оружия уже достаточно давно уделяется пристальное внимание. Это связано в первую очередь с тем, что при отсутствии запрета на хранение, ношение и использование для самозащиты оружия неуклонно возрастает количество преступных посягательств на жизнь и здоровье, совершенных с использованием оружия. Так, например, по данным исследователей, в США, Великобритании, ФРГ, Франции примерно три из каждых пяти умышленных убийств совершаются с использованием огнестрельного оружия[1].

Мировым лидером по распространенности оружия среди населения, безусловно, выступает США. Традиционно личное огнестрельное оружие является неотъемлемым атрибутом американского образа жизни. Право на владение оружием постоянно отстаивается американскими гражданами, более того — оно закреплено на конституционном уровне 15 декабря 1791 года. Однако собственные американские социологические и криминологические исследования показывают, что в штатах, где ужесточен контроль за оборотом оружия, установлены более строгие правила хранения для владельцев огнестрельного оружия, уровень преступных посягательств с использованием оружия значительно ниже, нежели в штатах с более лояльным законодательством.

С принятием Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» аналогичные проблемы появились и в России. В совместном указании Генпрокуратуры РФ, МВД России, ФСК России, ГТК России «О мерах по усилению борьбы с незаконным оборотом огнестрельного оружия в РФ» было отмечено, что нелегальный оборот оружия в стране, преступления, связанные с его использованием и применением, приняли угрожающий безопасности государства характер[2]. Так, по данным МВД России в январе-июле 2010 года с использованием оружия совершено 4,4 тыс. преступлений[3].

Весьма способствует распространению посягательств, совершенных с оружием, ненадлежащее поведение собственников и владельцев оружия, связанное с несоблюдением правил его хранения.

Как правильно замечено А.Д. Барановым, «нельзя не признать, что рост числа преступлений, совершаемых с помощью оружия, объясняется, в частности, и ростом числа неосторожных преступлений в сфере оборота огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Совершение неосторожных преступлений, в общем сопряженных с различного рода нарушениями правил хранения, охраны, учета, транспортировки и использования данных предметов, является одним из источников вовлечения предметов вооружения в незаконный, криминальный оборот. Их особенностью является то, что в криминальный оборот попадают оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, имеющие «легальный статус», т.е. находящиеся у виновных в совершении данных неосторожных деяний на законном основании»[4].

Действительно, последствия нарушения правил хранения огнестрельного оружия различны — от использования ненадлежащим образом хранящегося оружия для совершения самоубийств, несчастных случаев с тяжкими последствиями и летальным исходом, в том числе с участием несовершеннолетних, до использования оружия при совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

Статья 224 УК РФ «Небрежное хранение огнестрельного оружия» размещена в главе 24 «Преступления против общественной безопасности», для которой видовым объектом объединенных в ней преступных посягательств выступает общественная безопасность. По вопросу о понятии общественной безопасности как объекта преступления в научной литературе высказаны различные мнения. Так, например, авторы Курса уголовного права определяют общественную безопасность как совокупность общественных отношений по обеспечению неприкосновенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия, нормальной деятельности государственных и общественных институтов[5].

 С.А. Дробот полагает, что понятие безопасности может быть рассмотрено в двух аспектах: статическом (как состояние, когда кто-либо полагает, что ему не угрожает опасность) и динамическом (как наличие определенных мер, исключающих причинение какого-либо вреда). При этом он отмечает, что при определении объекта посягательства в теории уголовного права используется статическая характеристика безопасности[6].

На уровне федерального законодательства понятие безопасности закреплено в Законе РФ от 15 марта 1992 г. «О безопасности».  Статья 1 указанного закона определяет безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз[7].

Отдельные авторы выделяют подвидовой объект для преступных посягательств, связанных с незаконным оборотом оружия. В.Е. Зварыгин предлагает видовым объектом преступлений, связанных с незаконным оборотом общеопасных предметов, считать «общественный порядок в сфере лицензионно-разрешительной системы оборота предметов, ограниченных в гражданском обороте или изъятых из гражданского оборота»[8]. А.А. Ежов рассматривает объект преступлений, связанных с нарушением правил хранения оружия, как комплекс, в который включаются, «во-первых, отношения, обеспечивающие сохранность оружия, урегулированные правилами приобретения, хранения, изъятия и т.п.; во-вторых, отношения по использованию оружия, урегулированные правилами применения, правилами обращения и т.п.; и. в-третьих, часть иных отношений по обороту оружия, обеспечивающих безопасность окружающих»[9].

Как представляется, общественная опасность преступления, предусмотренного ст. 224 УК РФ, заключается в том, что нарушаются установленные законодательством гарантии безопасности, связанные с установлением определенного порядка приобретения оружия и ограничения доступа к оружию лиц, которые не могут в полной мере осознавать общественную опасность своих действий либо руководить ими, либо могут использовать оружие для совершения противоправных действий.

Так, Федеральный закон «Об оружии» (ст. 13) устанавливает, что лицензия на приобретение оружия не выдается гражданам Российской Федерации:

—не достигшим возраста, установленного указанным Федеральным законом;

—не представившим медицинское заключение об отсутствии противопоказаний к владению оружием;

—имеющим судимость за совершение умышленного преступления;

—отбывающим наказание за совершенное преступление;

—совершившим повторно в течение года административное правонарушение, посягающее на общественный порядок или установленный порядок управления, либо административное правонарушение в области незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также потребления без назначения врача наркотических средств или психотропных веществ;

—не имеющим постоянного места жительства;

—не представившим в органы внутренних дел документы, подтверждающие прохождение проверки знания правил безопасного обращения с оружием, и другие документы, указанные в Федеральном законе об оружии.

Соответственно лицо, не отвечающее требованиям федерального законодательства, не должно иметь доступа к оружию. Это законодательное установление в полной мере отвечает назначению обеспечения общественной безопасности, когда любое лицо чувствует защищенность своих интересов в связи с отсутствием неконтролируемой возможности использовать оружие у лиц, не имеющих на это соответствующего разрешения, т.е. не прошедших определенную проверку государственных органов, выдающих подобные разрешения. В результате же действий лица, небрежно хранящего оружие, такое состояние защищенности нарушается, поскольку любое другое лицо, в том числе и те, кто в соответствии с законодательством не имеет права на приобретение (соответственно, хранение, ношение и использование) оружия, получает возможность доступа к оружию и использования его, в первую очередь, для совершения преступлений. Таким образом, следует констатировать, что объект преступления, предусмотренного ст. 224 УК РФ, гораздо шире, нежели общественный порядок в сфере лицензионно-разрешительной системы оборота оружия либо общественные отношения в сфере обращения с оружием. Как представляется, объектом преступления в данном случае выступает общественная безопасность в широком смысле слова как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства, которая ставится под угрозу в результате деяния лица, ненадлежащим образом исполняющего предписания законодательства по хранению оружия.

Вопрос о предмете преступления, предусмотренного ст. 244 УК РФ, также вызывает споры в научной литературе. В соответствии с положениями УК РФ, ответственность наступает только за небрежное хранение огнестрельного оружия. Федеральный закон «Об оружии» определяет огнестрельное оружие как «оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда» (ст. 1).

Наряду с термином «огнестрельное оружие» в указанном законе используются термины «основные части огнестрельного оружия», «боеприпасы» и «патрон», что приводит к выводу о том, что указанные понятия используются самостоятельно и не поглощаются друг другом. Однако из диспозиции ст. 224 УК РФ следует, что за небрежное хранение патронов и основных частей огнестрельного оружия уголовной ответственности не предусмотрено. Указанный вывод подтверждается тем, что в ряде иных статей УК РФ, устанавливающих ответственность за незаконный оборот оружия, в диспозиции отдельно указываются в качестве предмета преступления основные части огнестрельного оружия и боеприпасы к нему (например, в ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 223, ч. 1 ст. 225 и ч. 1 ст. 226 УК РФ).

Тем не менее, специальные условия хранения в соответствии со ст. 22 Федерального за-кона «Об оружии» распространяются не только на оружие, но и на патроны к нему. Детализированы правила хранения, ношения и использования, перевозки и транспортировки оружия в Правилах оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации[10]  и Правилах оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях[11], в которых речь идет не только о хранении оружия, но и патронов к нему.

Возникает вопрос: почему УК РФ к предмету преступления, предусмотренного ст. 224 УК РФ, не отнес патроны, которые являются неотъемлемой составляющей огнестрельного оружия, без которой использование его по назначению невозможно? Несоблюдение установленных правил хранения патронов к огнестрельному оружию, связанное со свободным доступом к ним посторонних лиц, не менее общественно опасно, чем несоблюдение правил хранения самого оружия, если в результате такого небрежного хранения наступили тяжкие последствия.

Так, например, лицо совершило хищение огнестрельного оружия в целях его дальнейшего использования в преступной деятельности, однако патроны к этому оружию у него отсутствуют. Нарушение правил хранения патронов иным лицом, обладающим разрешением на хранение оружия и патронов, создаст возможность для «восполнения» указанной недостачи, что позволит использовать ранее похищенное оружие по его назначению при совершении преступления. Такая возможность обусловлена тем обстоятельством, что патроны являются унифицированными и могут быть использованы для любого другого оружия той же марки.

 На необходимость включения в предмет анализируемого состава преступления патронов неоднократно указывалось в научной литературе[12].

Аналогичная ситуация возникает и с основными частями огнестрельного оружия. Хранение огнестрельного оружия в разобранном виде либо отдельных его комплектующих также может создать благоприятные условия для использования оружия при совершении преступления другим лицом (например, использование комплектующих для переделки газового оружия в огнестрельное). Таким образом, представляется вполне логичным вести речь о расширении предмета преступления, предусмотренного ст. 224 УК РФ, за счет включения в него основных частей огнестрельного оружия и патронов к нему.

Следует отметить, что в международных нормативных актах понятие огнестрельного оружия трактуется весьма широко. Так, например, в Европейской конвенции о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами[13], принятой Советом Европы в Страсбурге 28 июня 1978 года, к огнестрельному оружию, за оборотом которого устанавливается особый контроль, отнесено также ствольное газовое и пневматическое оружие. В соответствии с п. 1 Приложения к данной Конвенции огнестрельным оружием является «любой предмет, изготовленный и приспособленный в качестве оружия, из которого заряд дроби, пуля или другой снаряд или вредоносное газовое, жидкое или иное вещество могут быть выпущены с помощью взрывного, газового или воздушного давления или других способов». Необходимо подчеркнуть, что указанная Конвенция подписана Российской Федерацией в 1999 году[14], но до настоящего момента в действие для России не вступила.

Стоит заметить, что подход, продемонстрированный в международных документах, весьма логичен, поскольку в законном обороте у граждан и юридических лиц находится не только огнестрельное, но и другие виды оружия, для которых установлен разрешительный порядок приобретения и определенные правила хранения, перевозки и ношения. В соответствии со ст. 13 ФЗ «Об оружии» граждане имеют право на приобретение оружия самообороны, спортивного и охотничьего оружия, сигнального оружия и холодного клинкового оружия, предназначенного для ношения с национальными костюмами народов Российской Федерации или казачьей формой. Статья 12 указанного закона определяет, что частные охранные организации имеют право приобретать служебные пистолеты и револьверы, изготовленные под патроны травматического действия, гражданское оружие самообороны, за исключением огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, а также получать в органах внутренних дел во временное пользование служебное оружие в порядке, установленном Правительством РФ.

По степени общественной опасности вред, который может быть нанесен использованием иных, помимо огнестрельного, видов оружия, для которых также установлены специальные правила хранения, сопоставим с вредом от аналогичных действий с огнестрельным оружием. В связи с изложенным целесообразно поддержать высказанное Л.И. Сивцовой предложение о включении в предмет преступления, предусмотренного ст. 224 УК РФ, всех видов оружия, находящихся в законном обороте на территории Российской Федерации у граждан и юридических лиц[15], с оговоркой, что речь идет об оружии, в отношении которого установлены специальные правила хранения, перевозки и ношения.

Объективная сторона рассматриваемого преступления определена в УК РФ как небрежное хранение, создавшее условия для использования огнестрельного оружия другим лицом при условии наступления тяжких последствий. Небрежное хранение представляет собой нарушение установленных в  Законе «Об оружии» и иных нормативно-правовых актах требований, предъявляемых к собственникам, владельцам и лицам, осуществляющим хранение оружия в силу закона (например, хранение спортивного оружия и патронов к нему, принадлежащих спортивным организациям и гражданам и используемых ими для занятий спортом и охоты, разрешается юридическим лицам, получившим разрешение органов внутренних дел на право хранения оружия и (или) хранения и использования оружия на стрелковом объекте). В частности, для граждан в соответствии с Правилами оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации (далее — Правила) установлены следующие правила хранения оружия:

—оружие и патроны должны храниться по месту проживания гражданина;

—хранение должно осуществляться с соблюдением условий, обеспечивающих их сохранность, безопасность хранения и исключающих доступ к ним посторонних лиц;

—хранение осуществляется в запирающихся на замок сейфах или металлических шкафах, ящиках из высокопрочных материалов либо в деревянных ящиках, обитых железом;

—в местах временного пребывания хранение должно осуществляться с соблюдением условий, исключающих доступ к оружию посторонних лиц;

—граждане РФ, являющиеся членами спортивных стрелковых обществ и клубов, могут хранить принадлежащее им оружие и патроны на спортивных стрелково-стендовых объектах по месту проведения тренировочных стрельб и соревнований;

—хранение иностранными гражданами приобретенного в Российской Федерации оружия разрешается в течение 5 дней на основании лицензии на его приобретение, выданной органом внутренних дел;

—временное хранение оружия и патронов, ввезенных иностранными гражданами на территорию РФ в целях охоты, участия в спортивных мероприятиях или экспонирования, производится юридическими лицами, направившими приглашения данным иностранным гражданам.

Правила устанавливают также определенные требования к ношению и перевозке оружия, например, ношение огнестрельного длинноствольного оружия разрешено в расчехленном состоянии, со снаряженным магазином или барабаном, поставленным на предохранитель, а огнестрельного короткоствольного оружия — в кобуре в аналогичном виде; транспортирование принадлежащего гражданам оружия осуществляется в чехлах, кобурах или специальных футлярах (п. 63, 77 Правил). Как представляется, нарушение правил транспортировки и ношения оружия также может создать условия для его использования другими лицами, что в свою очередь может привести к наступлению тяжких последствий.

Использованный законодателем термин «небрежное хранение», как представляется, создает неверное представление о субъективной стороне преступления, предполагая неосторожную форму вины не только по отношению к наступившим последствиям, но и по отношению к самому деянию. Однако это в корне неверно. Каждое лицо, получающее впервые разрешение на приобретение и хранение огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны, огнестрельного бесствольного оружия самообороны, газовых пистолетов и револьверов, сигнального оружия, обязано по месту жительства пройти проверку знания правил безопасного обращения с оружием. Лица, впервые приобретающие оружие для охоты, при получении документа, удостоверяющего право на охоту, обязаны по месту жительства пройти проверку знания правил безопасного обращения с оружием в организациях, которым предоставлено такое право Правительством РФ. Граждане РФ, впервые приобретающие оружие для занятий спортом, при получении спортивного паспорта либо документа, подтверждающего занятие видами спорта, связанными с использованием огнестрельного оружия, в спортивной организации или образовательном учреждении в соответствии с выполняемыми этими организациями уставными задачами в сфере физической культуры и спорта обязаны пройти проверку знания правил безопасного обращения с оружием в общероссийской спортивной федерации, аккредитованной в соответствии с законодательством Российской Федерации (ст. 13 Федерального закона «Об оружии»).

Таким образом, каждое лицо, получившее разрешение на приобретение оружия, знакомо с порядком его хранения, ношения, транспортировки и использования. Соответственно, нарушение указанных правил осуществляется им умышленно, т.е. лицо знает, что не соблюдает установленные правила и желает, сознательно допускает их несоблюдение либо безразлично к этому относится. В связи с изложенным и с учетом того, что законодательно установлены не только правила хранения, но и правила ношения и транспортировки оружия, более целесообразно определять деяние, составляющее объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 224 УК РФ, как «нарушение правил хранения, ношения и транспортировки оружия, его основных частей и боеприпасов к нему».

В качестве обязательного признака объективной стороны преступления в ст. 224 УК РФ предусмотрено наступление тяжких последствий. При этом содержание категории «тяжкие последствия» не раскрывается. В правоприменительной практике и научной литературе также нет единства мнений по вопросу о том, какие последствия считать тяжкими по смыслу ст. 224 УК РФ. Одни авторы полагают, что «под тяжкими последствиями понимаются причинение различной тяжести физического вреда личности, в том числе и смерти, совершение самоубийства, использование для совершения преступления и т.д.»[16]. Другие полагают, что тяжкими последствиями небрежного хранения оружия следует признавать «причинение вреда здоровью средней тяжести, тяжкого вреда здоровью, либо повлекшие смерть, а равно иные тяжкие последствия»[17]. Необходимо подчеркнуть, что поскольку в отношении последствий рассматриваемого преступления предполагается только неосторожная форма вины, включение в число тяжких последствий наступления вреда здоровью меньшего по степени опасности, чем тяжкий, нелогично, поскольку ответственность за неосторожное причинение вреда здоровью средней тяжести и ниже в настоящее время нормами отечественного уголовного законодательства не предусмотрена.

Отдельные авторы полагают, что указанное в диспозиции создание возможности использования оружия другим лицом само по себе уже является тяжким последствием, что позволяет исключить указание на наступление тяжких последствий как условие наступления уголовной ответственности[18]. Однако любое нарушение правил хранения оружия само по себе создает угрозу того, что оружие может быть использовано другим лицом, поскольку не обеспечивает отсутствие доступа к нему иных лиц, помимо собственника или владельца. Таким образом, отказ от последствий в качестве криминообразующего признака приведет к коллизии норм УК РФ (ст. 224) и КоАП РФ (ст. 20.8).

Как представляется, безусловным криминообразующим признаком исследуемого деяния следует признать наступление следующих последствий:

1) создание условий для использования оружия несовершеннолетними и лицами, страдающими психическими расстройствами. Во-первых, указанные лица в соответствии с Законе «Об оружии» не имеют права его приобретения, хранения и использования. Во-вторых, в силу возраста либо состояния здоровья подавляющее большинство таких лиц не знакомы с правилами обращения с оружием, что значительно увеличивает риск несчастных случаев с тяжкими последствиями для жизни и здоровья как их самих, так и иных лиц. В-третьих, это способствует вовлечению несовершеннолетних и страдающих психическими расстройствами лиц в совершение противоправных действий. Например, совершеннолетние лица, имея умысел на совершение преступления и зная об оружии, хранящемся ненадлежащим образом, могут склонить несовершеннолетнего к изъятию и передаче им этого оружия, если у несовершеннолетнего есть к нему доступ;

2) создание условий для совершения преступления в отношении указанного оружия (например, его хищения) либо с его применением (убийство, разбой, вымогательство и т.д.). Повышенная степень общественной опасности в данном случае обусловлена, в первую очередь, тем, что оружие попадает в незаконный оборот. Речь идет о попустительстве преступлениям в его классическом понимании, совершенном специальным субъектом — владельцем или собственником оружия, на которого возложены обязанности по надлежащему хранению, ношению, транспортировке оружия. Причем следует в равной степени считать преступным нарушение указанных правил, которое привело к как совершению преступления, в котором оружие выступило предметом, так и средством его совершения.

Иные же последствия, связанные с использованием оружия, хранящегося с нарушением установленных правил, как представляется, не находятся в прямой причинной связи с деянием собственника либо владельца данного оружия. Они происходят в результате осознанного поведения совершеннолетних лиц, которые, не имея навыков обращения с оружием и права на его хранение, ношение и использование, совершают определенные действия с данным оружием, что и является причиной наступления тяжких последствий. Именно поэтому следует согласиться с позицией, высказанной в 1991 году Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, об отсутствии причинной связи между деянием лица, хранившего оружие с нарушением установленных правил, и последствиями в виде смерти лица, совершившего с помощью данного оружия самоубийство.

Что же касается случаев неосторожного причинения вреда либо смерти третьим лицам в результате использования ненадлежаще хранящегося оружия, то уголовную ответственность должны нести те лица, которые явились причинителями вреда. В отношении собственника оружия речь может идти только о привлечении к административной ответственности. В общепредупредительных целях указанные последствия могут быть предусмотрены как обстоятельства, отягчающие административную ответственность за нарушение правил хранения, ношения и транспортировки оружия в самостоятельной части 4 ст. 20.8 КоАП РФ с установлением максимального вида и размера административного наказания (например, административного ареста на 15 суток) с безусловной конфискацией оружия и лишением права на его приобретение и хранение.

На основании вышеизложенного предлагается внести изменения в диспозицию ст. 224 УК РФ, изложив ее в следующей редакции:

«Нарушение правил хранения, ношения и транспортировки оружия, его основных частей и боеприпасов к нему,

а) создавшее условия для их использования несовершеннолетним или лицом, страдающим психическим расстройством, либо

б) повлекшее их хищение или совершение преступления с их использованием».

Что касается субъективной стороны анализируемого преступления, то большинство специалистов склоняется к тому, что для данного состава характерна неосторожная форма вины, однако отдельные исследователи допускают возможность наличия косвенного умысла в отношении последствий, например, в случаях, «когда лицо, правомерно владеющее огнестрельным оружием, специально оставляет его заряженным в помещении в момент очередного конфликта между лицами, до этого неоднократно на словах угрожавшими друг другу убийством»[19].

С учетом предложенных изменений характеристик объективной стороны анализируемого состава, представляется логичным допускать возможность существования как умышленной (в виде косвенного умысла), так и неосторожной формы вины. В частности, лицо, нарушающее правила хранения, ношения либо транспортировки оружия знает, что другое лицо желает совершить преступление с использованием оружия, и не предпринимает никаких предусмотренным законодательством мер, чтобы исключить доступ этого лица (как и иных лиц) к оружию, в результате чего с использованием данного оружия совершается преступление. В данном случае речь может идти как о легкомыслии по отношению к последствиям (лицо предвидело возможность использования его ненадлежащим образом хранящегося оружия для совершения преступления, но надеялось на то, что получившие к оружию доступ лица на это не решатся) либо о косвенном умысле (лицо сознательно допускает либо безразлично относится к возможности использования его ненадлежащим образом хранящегося оружия для совершения преступления). Следует подчеркнуть, что речь идет о пассивном поведении субъекта, который не предпринимает обязательных действий для исключения доступа к оружию иных лиц.

В случае, когда речь идет о прямом умысле (лицо сознательно открывает доступ к оружию другим лицам, желая, чтобы они могли использовать его при совершении преступления) и активных действиях (сообщение другим лицам о том, что имеет место открытый доступ к оружию, и оно может быть ими использовано), ответственность должна наступать за подстрекательство и/или пособничество совершению преступления.

Субъект исследуемого преступления специальный, поскольку он должен обладать следующими признаками:

1) являться правомерным владельцем либо собственником оружия. Лицо, которое нарушает правила хранения оружия, не находящегося у него на законном основании, подлежит привлечению к ответственности по ст. 222 УК РФ и при этом дополнительной квалификации по ст. 224 УК РФ не требуется;

2) быть обязанным соблюдать установленные правила хранения, ношения, транспортировки оружия. Указанный признак основан на статусе лица как владельца либо собственника оружия;

3) достичь соответствующего возраста. Закон «Об оружии» допускает снижение общего 18-тилетнего возраста, достижение которого дает право на приобретение и ношение оружия, на 2 года (в случае, когда речь идет об охотничьем огнестрельном гладкоствольном оружии) в соответствии с законодательством субъектов Федерации. Решение об установлении возраста не федеральным, а региональным законодательством вызывает сомнение, поскольку речь идет не только о возрасте лиц, имеющих право приобретения, ношения, хранения оружия, но и о возрасте уголовной ответственности по ст. 224 УК РФ. Представляется вполне обоснованным установление единого 18-тилетнего возраста, по достижении которого лицо может получить право на приобретение (соответственно — хранение, ношение, использование) оружия.

Следует отметить распространенность данного преступления среди лиц, которые наделены правом ношения и хранения оружия в связи с выполнением своих профессиональных обязанностей (сотрудники правоохранительных органов, частные охранники и детективы и т.д.). Самостоятельная ответственность лиц, в силу профессиональных обязанностей наделенных правом хранения, ношения и использования оружия, предусмотрена только в отношении военнослужащих в ст. 349 УК РФ. Как представляется, в силу профессиональных знаний, возложенных на них обязанностей и специфики деятельности указанные лица должны нести повышенную ответственность за нарушение правил хранения и ношения оружия.

В связи с изложенным предлагается дополнить ст. 224 УК РФ частью 2: «То же деяние, совершенное лицом вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей, — наказывается…»

 

Библиография

1  См.: Ежов А.А. Уголовная ответственность за нарушение правил хранения оружия: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2007. С. 3.

2 Указание Генпрокуратуры РФ, МВД РФ, ФСК РФ, ГТК РФ от 27 и 28 марта 1995 г. № 17/15, № 1/1510, № 13, № 01-12/536 «О мерах по усилению борьбы с незаконным оборотом огнестрельного оружия в Российской Федерации» // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генпрокуратуры РФ. Т 1. —М., 2004.

3  См.: Краткая характеристика состояния преступности за январь-июль 2010 года // Официальный сайт МВД России, http://www.mvd.rucontent/11/10000479/10000630/8133/8133/, 11.08.2010 г.

4 Баранов А.Д. Уголовная ответственность за неосторожные преступления в сфере оборота огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств: Дис. … канд. юрид.  наук. — Р-н/Д, 2004. С. 4.

5 См.: Курс уголовного права. Особенная часть. Том 4. Учебник для вузов. / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. —М.: Зерцало-М, 2002. С. 184.

6 См.: Дробот С.А. Безопасность как объект уголовно-правовой охраны // Правовая защита частных и публичных интересов: Материалы международной межвузовской научно-практической конференции (20-21 января 2005 года): Сб. статей. В 2 ч. Ч. 1 / Под общ. ред.Б.И. Ровного.— Челябинск: Изд-во «Фрегат», 2005. С. 55.

7  Закон РФ от 15 марта 1992 г. «О безопасности»  // ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. № 15. Ст. 769; РГ. 2008. 28 июня.

8 Зварыгин В.Е. Незаконный оборот огнестрельного оружия: Уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. —Ижевск, 2002. С. 5.

9  Ежов А.А. Уголовная ответственность за нарушение правил хранения оружия: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2007. С. 10.

10 Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации. (утв. Постановлением Правительства РФ от 21.07.1998 № 814 «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации»// СЗ РФ. 1998. № 32. Ст. 3878; РГ. 2010. 12 марта.

11  Постановление Правительства РФ от 15.10.1997 № 1314 «Об утверждении Правил оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях»// СЗ РФ. 1997. № 42. Ст. 4790; РГ. 2008. 9 апреля.

12 См., например: Сивцова Л.И. Небрежное хранение огнестрельного оружия: Уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореферат дисс…канд.юрид.наук. —М., 2002. С. 11; Зварыгин В.Е. Незаконный оборот огнестрельного оружия: Уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореферат дисс…канд.юрид.наук. —Ижевск, 2002. С. 6; Баранов А.Д. Уголовная ответственность за неосторожные преступления в сфере оборота огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств: Дис. … канд.юрид.наук. —Р-н/Д, 2004. С. 13.

13   Европейская конвенция о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами (ЕТС № 101). Принята Советом Европы 28 июня 1978 г. // Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью.—М.: СПАРК, 1998. С. 140 —147.

14  См.: Постановление Правительства РФ  от 10 декабря 1999 г. № 1373 «О подписании Российской Федерацией Европейской конвенции о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами от 28 июля 1978 г.»// СЗ РФ. 1999.  № 51. Ст. 6344.

15 См.: Сивцова Л.И. Небрежное хранение огнестрельного оружия: Уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис … канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 16. См. также: Баранов А.Д. Уголовная ответственность за неосторожные преступления в сфере оборота огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств: Дис. … канд. юрид. наук. —Р-н/Д, 2004. С. 13.

16  Курс уголовного права. Особенная часть. Том 4. Учебник для вузов. / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. — М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. С. 341.

17 См.: Сивцова Л.И. Небрежное хранение огнестрельного оружия: Уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис … канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 16.

18 См.: Баранов А.Д. Уголовная ответственность за неосторожные преступления в сфере оборота огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств: Дис. … канд. юрид. наук. —Р-н-Д, 2004. С. 13.

19 См.: Сивцова Л.И. Небрежное хранение огнестрельного оружия: Уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис … канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 18.