УДК 343.9 

Страницы в журнале: 132-137

 

И.Н. ЗАВАРЫКИН,

преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Барнаульского юридического института МВД России

 

На сегодняшний день перед правоохранительными органами Российской Федерации в целом и Сибирского федерального округа в частности остро стоят вопросы виктимологической профилактики преступлений. В статье раскрываются недостатки семейного и образовательного воспитания, формирующие модель потенциальной жертвы изнасилования, которые зачастую являются определяющими в комплексе детерминантов виктимогенно значимого характера.

Ключевые слова: виктимологическая профилактика преступлений, недостатки семейного и образовательного воспитания, потенциальная жертва изнасилования, детерминанты виктимогенно значимого характера, целевая комплексная программа профилактики изнасилований.

 

Drawbacks of familial and educational upbringing which form a model of potential violation victim (on the materials collected in the Siberian federal district)

 

Zavarykin I.

 

At present victimology prevention of crimes is burning issue standing before law enforcement bodies of Russian Federation and Siberian federal district as well. In the article the author discloses on the basis of great empirical materials the drawbacks of familial and educational upbringing which form a model of potential violation victim, which often are crucial in the complex of determinants of victimogenious type.

Keywords: victimology prevention of crimes, drawbacks of familial and educational upbringing, potential violation victim, determinants of victimogenious type, complex goal-oriented program of violation prevention.

 

Немаловажную роль в формировании модели потенциальной жертвы изнасилования играет процесс социализации. Как считает Бронфенбреннер, этот процесс представляет собой совокупность всех социальных процессов, благодаря которым индивид усваивает определенную систему норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве члена общества[1]. В ходе социализации девушка может сталкиваться как с позитивным влиянием, так и с негативным, создающим различные девиации, в том числе такие, как виктимность и виктимизация. «Социализация» — понятие довольно обширное и охватывает практически весь период жизни человека, следовательно, процесс социализации можно разделить на уровни или периоды: детства и юности и продолжительную, или зрелую, социализацию[2].

Формирование личности, как положительное, так и дефектное, есть в значительной мере результат воздействия воспитателей, родителей, родственников, друзей, т. е. лиц, составляющих важнейший компонент микросреды субъекта[3]. Учитывая, что социальные качества формируются на протяжении длительного времени в процессе взаимодействия человека с внешней средой, т. е. «…разные по характеру и силе внешние воздействия, преломляясь через психофизические данные этого лица, превращаются в его привычки, потребности, становятся критериями предъявляемых к себе и другим требований»[4], актуально исследовать процесс формирования виктимной предрасположенности личности с детского возраста.

С точки зрения Ю.М. Антоняна, для многих потерпевших, в том числе и от изнасилования, то обстоятельство, что они стали жертвой преступления, не является случайным, а, «образно говоря, подготовлено их поведением и личностными особенностями, условиями воспитания и прожитой жизнью»[5].

Прежде подготовка к взрослой жизни девушки была непродолжительной: в 13 лет она выходила замуж и образовывала свою семью[6]. Сегодня в индустриальном и постиндустриальном обществе девушка вовлечена в первоначальный «воспитательный» процесс социализации иногда до 25 лет. Именно девушки этой возрастной категории более всего подвержены изнасилованиям в силу своих биофизических данных, малоопытности и внешней привлекательности.

В этот период основное влияние на девушек оказывают семья и органы образования. От их позитивного либо негативного воздействия напрямую зависит приобретение индивидом виктимных качеств либо формирование психологической устойчивости перед преступником, бесстрашия, а также способности противостоять противоправному поведению. Рассмотрим подобное влияние более подробно.

В период полового созревания девочку интересуют вопросы формирования ее тела и взаимоотношения полов. Следует сказать, что ответы на них она должна получать именно в семейном кругу и в органах образования. Если же упустить момент полового воспитания ребенка, то он начнет получать интересующую его информацию от сверстников и посторонних людей, что может привести к неправильному восприятию, ложным данным и, как факт, может быть подвергнут виктимизации, не осознавая того. Следовательно, именно семья закладывает основные представления о половой жизни и общее восприятие взаимоотношений полов.

Особую роль в формировании виктимной личности и потенциальной жертвы изнасилования играют недостатки семейного воспитания. То, что ребенок в детские годы приобретает в семье, он сохраняет в течение всей последующей жизни. Семья рассматривается как общественный институт, где в основном происходит эмоциональное, социальное и интеллектуальное формирование личности[7].

Процесс вхождения индивида в социальную среду осуществляется с самого юного возраста под руководством родителей или опекунов. При этом основной задачей взрослого является передача ребенку тех моральных ценностей и норм поведения, которые соответствуют требованиям общества. Если же ребенок не усваивает положительный социальный опыт, не может адаптироваться к образцам поведения и требованиям взрослого (который в данном случае представляет для ребенка социум в целом), то процесс социализации нарушается и ребенок становится жертвой неблагоприятных условий этого процесса[8].

А.И. Алексеев, рассматривая роль семьи в формировании нравственности личности, указывает, что именно нравственно-педагогическая ущербность семьи, проявляющаяся в нездоровой морально-психологической атмосфере, грубости, неправильной линии семейного воспитания, ее антисоциальные функции ведут к дефектному формированию личности и, как правило, к ее преступному и виктимному поведению[9].

Рассмотрим причины, способствующие виктимизации в семье. Первая группа факторов связана с объективным состоянием социально-экономического статуса семьи:

— низкий социально-экономический статус семьи, жизненная неустроенность, экономическая нестабильность, что приводит к виктимизации в семье, а в юном возрасте — к дополнительной виктимизации в рамках подростковой субкультуры, где на первый план выходят внешние атрибуты женской привлекательности, на создание и приобретение которых порой в семье не хватает средств. Вследствие этого девушки тянутся к новым знакомствам ради удовлетворения своих социальных и асоциальных потребностей, что зачастую может привести к негативным последствиям. Так, около 62,84% опрошенных, потерпевших от изнасилований в Республике Алтай, Алтайском крае, Новосибирской, Томской и Кемеровской областях, проживали на момент совершенного в отношении них преступления в семье. Из них 37,1% — с родителями, 35,23% — в сложном материальном положении;

— неполная семья, отсутствие необходимой социальной поддержки, приводящее к невротизации и социальной изоляции одного из родителей, проецирующего свои чувства на ребенка в виде жестокого обращения или глубокого чувства вины, а также недостаточное или неправильное половое воспитание девочки. Так, около 50,85% опрошенных потерпевших воспитывались только с одним из родителей.

Вторая группа факторов связана с внутренним построением семьи и ее устоями:

— негативный характер семейного общения, недоброжелательные отношения между ее членами, формирующие чувство ненужности, занижение самооценки девочки, а также переживание одиночества, компенсируемое за счет досугового общения на улице, что приводит к неизбежной виктимизации. Проведенные исследования показали, что 38,9% опрошенных потерпевших сталкивались со скандалами и ссорами в семье;

— структурная деформация семьи, где один из родителей агрессивно доминирует над остальными ее членами, формируя чувство страха у девочки и неправильное восприятие модели семьи как таковой. Насилие воспринимается ребенком как норма, а родительские требования — как указание к беспрекословному выполнению. Так, около 10,5% опрошенных потерпевших подвергались физическому насилию в семье, при этом нередко со стороны отчимов и сожителей матерей;

— эпизодическое участие членов семьи в жизни друг друга, незнание проблем, возможной угрозы и переживаний девочки, а также неосведомленность о круге общения ребенка, что формирует неспособность в нужный момент обезопасить девочку, воспрепятствовать употреблению алкоголя, табака, наркотиков, раннему вступлению в половую жизнь. В ходе опроса потерпевших от изнасилований выяснилось, что 25,42% из них родители не рассказывали о возможных половых преступлениях и мерах предосторожности, а у 47,46% опрошенных родители не знают либо плохо знают их круг знакомых;

— неправильный стиль родительского воспитания, не подходящий конкретному ребенку (либо слишком мягкий и уступчивый, при котором ребенку дозволяется все, в том числе задерживаться допоздна, посещать с юных лет ночные увеселительные заведения и т. д.; либо, наоборот, полный запрет на проявление свободы и самостоятельности, формирующий у девочки комплекс зависимости, страха перед родителями и окружающими, неспособность принимать самостоятельные решения, в том числе в случаях, требующих незамедлительных действий, например, преступного посягательства). Около 79,7% опрошенных в семье разрешают находиться вне дома после 22:00, а 26,3% и вовсе позволяется дома не ночевать. Для 20,33% проанкетированных девушек и девочек существует запрет выходить на улицу после 22:00, но это чаще в силу возрастных ограничений;

— прямое или косвенное десоциализирующее влияние родителей. К нему могут относиться: частые шумные застолья дома, когда ребенку не уделяется должного внимания; смена одним из родителей половых партнеров в случае развода или частых измен, формирующая неправильное отношение девочки к выбору способов проведения свободного времени или к половым взаимоотношениям; алкоголизм, психопатологии и преступное настоящее родителей, приводящие к формированию антиобщественной установки личности ребенка. Взрослые ломают систему его нравственных ценностей, подставляют под возможный удар. Несовершеннолетняя, реализуя эту установку, часто повторяет путь родителя. Например, 15-летняя Н., проживавшая в Заводском районе г. Кемерово, постоянно уходила из дома из-за происходивших там застолий и ночевала у знакомых. В результате была изнасилована сожителем матери своего одноклассника, в квартире которого осталась переночевать[10];

— аморальное влияние семьи, когда члены семьи систематически совершают противоправные деяния, как в отношении других людей, так и в отношении своего ребенка. Подобные преступления обладают большой степенью латентности из-за страха ребенка перед «родителем» и стыда перед окружающими. Так, М.А. Догадина отмечает, что данные о правонарушениях в отношении детей по ст. 131 УК РФ (изнасилование) являются весьма приблизительными, а около 50% случаев приходится на насилие, совершенное в отношении близких родственников (дочерей, сестер, внучек). Приведенные данные указывают на то, что в 2/3 случаев насилие носит семейный характер и 1/3 детей страдают от насилия вне семьи[11]. Возможно, вышеуказанные сведения соответствуют региональному исследованию М.А. Догадиной. Однако, по нашим данным, зарегистрированные случаи инцеста и так называемых семейных изнасилований редки из-за высокой латентности этого вида преступлений, хотя имеют место и являются резонансными. Например, в 2010 году в г. Горно-Алтайске в милицию обратилась 16-летняя К., которая сообщила, что ее с 12-летнего возраста насилует отчим[12]. Данный факт получил широкую огласку как в Республике Алтай, так и за ее пределами.

Большинство отечественных и зарубежных авторов склоняются к тому, что определяющую роль в развитии личности играет не только семья, но и органы образования.

С.М. Иншаков считает, что многие школьные функционеры рассматривают главной задачей школы передачу детям определенной суммы знаний. Формирование личности, развитие индивидуальной культуры ребенка, коррекция и компенсация пороков семейного воспитания при таком подходе либо отходят на задний план, либо вообще теряются из вида. Дети, неспособные воспринять стандартную программу, отстают в учебе, начинают прогуливать занятия, бросают школу, и общество утрачивает канал социального контроля[13].

Соглашаясь с данным мнением, мы можем сделать вывод, что проблемы в воспитании молодежи в целом и девушек в частности в современных учреждениях образования зачастую могут влиять на формирование модели потенциальной жертвы преступления, в том числе и изнасилования.

Дети не могут оказывать физического сопротивления. Они легко подчиняются строгой команде старшего по возрасту, являясь носителями провоцирующей преступника возрастной типологии, доверчивы, неосмотрительны, конформны, внушаемы и послушны. Дети — незащищенная часть общества, которая не может и не умеет противостоять преступнику. Это значит, что именно образовательные учреждения и семья должны дать ребенку представление о возможных видах опасности, в том числе посягающих на его половую неприкосновенность[14].

Преподаватель, имея огромное воздействие на ученика и авторитет, должен быть способен довести до него все проблемные моменты, связанные с половой жизнью, половой неприкосновенностью и половой свободой.

Итак, из всего комплекса вышеуказанных проблем особенно выделяются:

1) недостатки полового и правового воспитания в младших и средних классах — к сожалению, ребенок не всегда осведомлен о тех или иных видах правонарушений, и чаще всего какое-либо представление о половых преступлениях у него полностью отсутствует. Беседы о половом воспитании проводятся в старших классах; к этому времени у ребенка складывается извращенное представление об этом из информации, полученной в СМИ и на улице. Изучив около девяти учебников по безопасности жизнедеятельности и обществознанию за 5—11-й классы, мы пришли к выводу, что авторы не всегда рассматривают вопросы полового насилия и способы его избежать, — всего в двух источниках мы нашли такую информацию. Рекомендации если и встречаются, то сводятся лишь к действиям при нападениях, причем, по мнению авторов учебников, ребенок откуда-то уже должен знать, что такое изнасилование. Разграничение между понятиями «изнасилование» и «нападение» часто отсутствует, а сами термины не разъясняются. Однако некоторые  авторы в учебных пособиях освещают вопросы  виктимного поведения и даже рекомендуют те или иные действия при попытке изнасилования[15].

По данным проведенного нами исследования, на вопрос «Объясняли ли вам в школах, ВУЗах, СУЗах о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и соответствующих мерах предосторожности?» 59,3% опрошенных, потерпевших от изнасилования, ответили отрицательно;

2) недостатки в работе частной охраны школ, СУЗов, ВУЗов, когда в здание могут попасть посторонние, в том числе и насильник. Мы провели эксперимент в Алтайском государственном колледже, где пост охраны располагается напротив входа. В марте — июне 2010 года мы неоднократно посещали это учебное заведение, но охранник ни разу не поинтересовался тем, кто мы и с какой целью пришли, хотя по внешним и возрастным признакам мы заметно отличались от студентов этого СУЗа;

3) незнание проблем учеников, их жизни, круга общения, досуга классными преподавателями, кураторами групп, воспитателями общежитий и т. д. Чаще всего они осведомлены лишь о жизни молодых людей в учебном заведении, а о том, что происходит за его пределами, не интересуются. У учащейся же могут быть проблемы как в семье, так и в компании сверстников, в том числе связанные с половым насилием. Так, на вопрос «Знали ли в школе, ВУЗе, СУЗе круг ваших знакомых?» 76,3% опрошенных потерпевших ответили отрицательно;

4) бесконтрольность между «домом» и «занятиями»: девочка или девушка, возвращающаяся из учебного заведения, предоставлена сама себе. Классный руководитель или куратор остается в школе, воспитатель общежития — на своем рабочем месте, родители, как правило, в будние дни на работе, следовательно, что происходит с девочкой — никто не знает. Так, в 2007 году в Центральном районе г. Кемерово днем в подъезде собственного дома в отношении 10-летней Н., возвращавшейся из школы домой, гр. К. был совершен разбой. Он, угрожая ножом, похитил у потерпевшей сотовый телефон, забрал ключи от квартиры и запугал ее тем, что, если Н. кому-либо расскажет о случившемся, он вернется, проникнет в квартиру и изобьет ее. Придя домой, девочка рассказала о случившемся матери, находившейся на работе, по телефону. О произошедшем в течение часа было сообщено в милицию, где приняли все меры к задержанию виновного.

Только через несколько дней Н. рассказала родителям о том, что, помимо грабежа, в отношении нее были совершены посягательства, позже квалифицированные органами предварительного расследования как покушение на изнасилование и насильственные действия сексуального характера. Было установлено, что несовершеннолетняя потерпевшая вообще не имела представления о таком виде преступления и пожаловалась родителям на боли в области половых органов только через некоторое время[16];

5) действия преподавателей, учителей, иных работников образования и его обеспечения, совращающих учеников либо совершающих преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности;

6) недостаточный уровень преподавания основ безопасности жизнедеятельности и обществознания в школах, ВУЗах, СУЗах, стеснительность преподавателя или неумение изложить материал об изнасилованиях должным образом. Так, А. Серых отмечает: «Выпускники педагогических университетов не владеют современными методами общения и взаимодействия с виктимными учащимися, не готовы к использованию гибких технологий, не владеют навыками диагностики, коррекции и прогнозирования»[17];

7) отсутствие в программе обучения школ, ВУЗов, СУЗов предметов «Этика и психология семейной жизни» и «Основы самообороны» либо их факультативность, когда их посещение не является обязательным. Так, на вопрос «Организовывали ли в вашей школе, ВУЗе, СУЗе занятия по самообороне?» 88,1% потерпевших от изнасилования ответили отрицательно и лишь 11,9% положительно.

Вышеперечисленные недостатки семейного и образовательного воспитания, формирующие модель потенциальной жертвы изнасилования, зачастую являются определяющими в комплексе детерминантов виктимогенно значимого характера.

О.О. Андроникова предлагает системное решение этой проблемы. Она считает, что современная концепция профилактики виктимного поведения предполагает комплекс медико-психологической, психолого-педагогической и социально-правовой помощи и поддержки семьям и детям группы социального риска через реализацию программ социальной реабилитации и коррекции детей и подростков с отклонениями в психическом и социальном развитии[18].

Мы согласны с ее мнением, так как процессы виктимизации и криминализации тесно связаны между собой. Предупредить изнасилование, устранив вышеизложенные недостатки на педагогическом и семейном уровне, возможно в результате обучения и воспитания подростка. Следовательно, в Российской Федерации в целом и Сибирском федеральном округе в частности необходима комплексная программа по профилактике такого негативного социального явления, как изнасилование, которая позволит минимизировать девиации в поведении возможных жертв сексуального насилия с самого юного возраста.

 

Библиография

1 См.: Андреева Г.М. Социальная психология: Учеб. — М., 2008. С. 274.

2 См.: Кравченко А.И. Культурология: Учеб. пособие для вузов. — М., 2002. С. 120.

3 См.: Андроникова О.О. Виктимология и ее основные категории и понятия в отечественной и зарубежной науке // www.anima.tut-54.ru

4 Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения / Под ред. В.В. Давыдова, В.П. Зинченко, А.А. Леонтьева: В 2 т. Т. 1. — М., 1983. С. 80.

5 Антонян Ю.М. Изнасилования: причины и предупреждение. — М., 1990. С. 22.

6 См.: Кравченко А.И. Указ. соч. С. 122.

7 См.: Андроникова О.О. Причины виктимизации детей в семье: Аспекты профилактики // www.anima.tut-54.ru

8 См.: Гостунская Я.И. Нарушение семейных отношений как фактор виктимизации подростков // Вестник Северо-Кавказского ГТУ. Серия «Гуманитарные науки». 2003. № 2(9). С. 162.

9 См.: Алексеев А.И. Криминология: Курс лекций. — М., 1999. С. 91.

10 Архив Заводского районного суда г. Кемерово за 2005 год (уголовное дело № 1-753-05).

11 См.: Догадина М.А. Сексуальное насилие над детьми. Выявление, профилактика, реабилитация потерпевших // www.rusmedserv.com

12 Архив Следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации по Республике Алтай за 2010 год (уголовное дело № 501475).

13 См.: Иншаков С.М. Криминология: Учеб. — М., 2000. С. 117.

14 См.: Серых А. Психологические основания профессиональной подготовки педагога с виктимными детьми // Развитие личности. 2005. № 3. С. 150.

15 См.: Школа выживания: Обеспечение безопасности жизнедеятельности: Учеб. / Под ред. А.К. Бетлиной. — Ростов н/Д, 1996. С. 418—434.

16 Архив Центрального районного суда г. Кемерово за 2007 год (уголовное дело № 1-401-07).

17 Серых А. Указ. раб. С. 152.

18 См.: Андроникова О.О. Причины виктимизации детей в семье.