УДК 34.03:342.52 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №5 2011 Страницы в журнале: 8-10

 

В.И. ПИРБУДАГОВА,

соискатель кафедры теории государства и права Дагестанского государственного университета

 

Рассмотрена проблема реализации взаимной ответственности государства и личности в Российской Федерации. Указано на необходимость повышения реальной юридической ответственности должностных лиц в распорядительной и исполнительной деятельности и совершенствования законодательного процесса в целом.

Ключевые слова: право, политика, должностные лица, государство, взаимная ответственность, гражданин, личность, законодательство.

 

В  условиях демократизации общества и изменения общественного сознания повышается требование к государственным институтам. В этом смысле важно также увеличение взаимного кредита доверия между государством и личностью.

Реализация права — это претворение личностью в жизнь поставленных целей. Проблема реализации прав человека в современной юриспруденции сводится в основном либо к недостаточной активности государства в решении вопросов реализации и защиты прав и свобод личности, либо, наоборот, к злоупотреблениям органов государства и должностных лиц своими полномочиями.

Принцип взаимной ответственности находит свое выражение в отраслевом законодательстве и связан с необходимостью достижения максимального соответствия между правами и обязанностями личности и государства, между степенью тяжести совершенного правонарушения и мерой юридической ответственности. Большинство ученых делят юридическую ответственность по отраслям права: административная, уголовная, имущественная, дисциплинарная, конституционная.

Однако в этом вопросе не существует единства мнений, в частности — по поводу выделения конституционной ответственности (несмотря на то, что во всех учебниках по теории государства и права юридическая ответственность выделяется в качестве пятого вида ответственности и ставится на первое место). Некоторые правоведы не согласны с таким выделением. Они обращают внимание на то, что конституционная ответственность в действующем законодательстве не формализована и не упоминается в качестве самостоятельного вида юридической ответственности. Например, А.А. Агаджанов считает, что конституционную ответственность нельзя рассматривать как юридическую, поскольку те ученые, которые считают ее таковой, исходят из того, что конституционная ответственность является видом политической ответственности, так как это ответственность власти за состояние законности в правотворческой и правоприменительной деятельности государственного аппарата[1]. По мнению А.А. Агаджанова и Н.М. Колосовой, политическая ответственность не обладает признаками ответственности юридической, а потому конституционную ответственность нельзя относить к видам юридической ответственности[2]. Конституционная ответственность — это особый вид юридической ответственности, используемый в исключительных, предусмотренных нормами конституционного права случаях[3]. За нарушение многих конституционных норм предусмотрена не конституционная, а иной вид ответственности (уголовная, административная, гражданская и др.).

Считаем, что с таким утверждением можно согласиться, поскольку конституционная ответственность направлена на защиту конституционной законности. Она наступает за ненадлежащее осуществление публичной власти, в частности  за невыполнение или ненадлежащее выполнение государственным органом или должностным лицом своих полномочий, подрыв авторитета государственной власти[4]. К тому же мерами принуждения в отношении нарушителя здесь выступают меры преимущественно организационного (реже — личного) характера, заключающиеся в лишении властных полномочий, остановке (приостановке) работы государственного органа или прекращении деятельности общественного объединения и т. д.[5]

Существует несколько отраслевых проблем привлечения к ответственности должностных лиц. Часть ученых (А.А. Агаджанов, В.М. Сырых и др.) считают, что в Конституции РФ, УПК РФ и федеральных законах предусмотрен усложненный порядок привлечения лиц, занимающих определенные должности в органах государства, к ответственности (привилегии). В УК РФ ответственность для должностных лиц предусмотрена отдельными статьями со специальным субъектом либо совершение преступления должностным лицом или лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации, является квалифицированным составом. Аналогичная ситуация с административной ответственностью должностных лиц, причем в ряде случаев правонарушение, совершенное государственным органом, влечет ответственность должностного лица.

Некоторые авторы (например, Т.Д. Зражевская и Н.А. Боброва) считают, что деление юридической ответственности на основании отраслей права является неполным и не учитывает современных политико-правовых реалий[6].

Следует отметить, что должностные лица органов законодательной, исполнительной и судебной власти несут дисциплинарную, материальную, административную и уголовную ответственность по общим основаниям с особенностями, предусмотренными в законодательстве, регулирующем их статус. Специфической особенностью публичного права является наличие в его системе норм, устанавливающих разного рода правовые иммунитеты[7]. Еще одной проблемой следует считать то, что более 30 категорий российских граждан и более 150 категорий иностранных граждан в силу прямых предписаний Конституции РФ, законов и международных многосторонних конвенций, двусторонних договоров и соглашений наделены иммунитетами, имеющими значение лишь в одной сфере — уголовного судопроизводства[8].

В соответствии со ст. 98 Конституции РФ члены Совета Федерации и депутаты Государственной думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий. Они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей. Как считает А.А. Агаджанов, установление иммунитета в отношении должностных лиц органов государственной власти, безусловно, необходимо, но в разумных пределах. В то же время усложнение процедуры привлечения указанных лиц к ответственности на практике часто ведет к полному освобождению их от ответственности перед государством, а государства — от ответственности перед частными лицами. Юридическая ответственность государства, его органов и должностных лиц, на наш взгляд, является важной гарантией установления режима законности в Российской Федерации[9].

Следует также отметить, что частные лица могут добиться защиты своих прав, нарушенных государственными органами и должностными лицами, потому что государство несет гражданско-правовую ответственность в виде обязанности возместить вред перед всеми частными лицами при наличии факта нарушения их прав, повлекшего причинение вреда.

При установлении же ответственности органов государственной власти и должностных лиц возникают сложности с формулированием составов правонарушений, так как далеко не всегда можно определить лицо, ответственное за осуществление той или иной функции государственного органа. Важно установить баланс между необходимостью обеспечения независимости и неприкосновенности должностных лиц государственных органов и исключить злоупотребления и произвол с их стороны[10].

Таким образом, посредством реализации на практике взаимной ответственности личности и государства происходит удержание субъектов от совершения правонарушений. Соответственно, принцип взаимной ответственности является тем средством, с помощью которого обеспечивается формирование правомерного поведения граждан и должностных лиц органов государственной власти.

Как представляется, закрепление в ст. 72 Конституции РФ положения о включении отдельных видов юридической ответственности в предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов диктует необходимость принятия основ законодательства о юридической ответственности, где нашли бы отражение общие положения, принципы и цели такой ответственности. Данный нормативный акт должен иметь концептуальное значение для обеспечения исполнения обязанностей государства и его ответственности перед гражданами.

Следовательно, можно говорить о том, что отраслевое законодательство, даже не имея своих собственных санкций, отсылает для определения мер юридической ответственности правонарушителей к нормам уголовного, административного и гражданского права и проводит идею соответствия взыскания степени вины и тяжести правонарушения.

Представляется, что для реализации ответственности публичных субъектов необходима четкая регламентация оснований, процедуры возложения и санкций в действующем законодательстве, а также указание ответственного субъекта в той или иной ситуации[11].

В правовом государстве должны функционировать государственные и общественные институты, должны быть приняты процедуры привлечения к ответственности всех субъектов высшего эшелона власти. Мерами такой ответственности могут быть досрочный отзыв парламентариев, отставка правительства, запрет занимать определенные государственные должности лицам, обвиненным в злоупотреблениях служебным положением, и т. д.[12] Взаимная ответственность государства и личности выражается в одинаковом юридическом подходе к ответственности государства перед личностью и наоборот. Применение принудительных мер должно соответствовать не только тяжести совершенного правонарушения, но и процессуальным требованиям, которые выступают основными гарантиями реализации прав государства или личности.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что в целях реализации принципа взаимной ответственности в Российской Федерации необходимо совершенствовать и усиливать структуры, объединения и инициативы гражданского общества, не допуская парламентской модели государства и учитывая исторические традиции сильного института главы государства. Следует повысить реальную юридическую ответственность должностных лиц в распорядительной и исполнительной деятельности при помощи закрепления норм, ориентирующих должностных лиц на точное исполнение федеральных законов, имеющих первостепенное социально-экономическое значение. За нарушения должностными лицами и организациями закона необходимо чаще привлекать их к уголовной, а не к административной ответственности.

 

Библиография

1 См., например: Агаджанов А.А. Юридическая ответственность государства как гарантия законности: проблемы теории и практики в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. — Челябинск, 2006. С. 83.

2 Агаджанов А.А. Указ. раб.; Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации: ответственность органов государственной власти и иных субъектов права за нарушение конституционного законодательства Российской Федерации. — М., 2000.

3 См.: Габричидзе Б.Н., Чернявский А.Г. Юридическая ответственность: Учеб. пособие. — М., 2005. С. 203.

4 См.: Кондратьева С.Л. Конституционная ответственность: проблемы определения и реализации // Проблемы правовой ответственности государства, его органов и служащих: Материалы круглого стола (25—26 мая 1999 г.). — Белгород, 2000. С. 115.

5 См.: Кондрашев А.А. Конституционно-правовая ответственность субъектов Федерации: вопросы теории и проблемы реализации // Журнал российского права. 2000. № 2. С. 27.

6 См.: Зражевская Т.Д., Боброва Н.А. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. — Воронеж, 1985. С. 77.

7 См.: Агаджанов А.А. Указ. раб. С. 109.

8 См.: Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Иммунитеты в российском уголовном процессе. — М., 1998. С. 4.

9 См.: Агаджанов А.А. Указ. раб. С. 113.

10 См.: Агаджанов А.А. Указ. раб. С. 143.

11 Там же. С. 89.

12 См.: Колосова Н.М. Указ. раб. С. 17.