УДК 342.9

А.В. КИРИЛЛОВА, 
аспирант кафедры гражданского права Юридического института  Дальневосточного государственного университета

Ценные бумаги — это неотъемлемая часть экономических отношений, между участниками которых с помощью таких бумаг оформляется займ (вексель), удостоверяются права на определенный товар, что также дает право распоряжаться им, в том числе и в качестве предмета залога (складские свидетельства). Ценные бумаги не только способствуют регламентации отношений между участниками гражданского оборота, но и стимулируют его развитие, хотя надо отметить и обратную взаимосвязь, когда на рынке сформировалась определенная потребность в том или ином виде ценных бумаг и поэтому их узаконенное появление оформляет уже сложившиеся отношения. 

 Ценные бумаги, неся в себе, по сути, экономический смысл, являются еще и важным институтом гражданского права и, соответственно, основаны на теоретической базе, складывающейся по поводу их сущности, свойств, природы, удостоверяемых ими прав. Это лишь малая часть вопросов, которые постоянно становятся предметом дискуссий. 
Цель настоящей статьи — привести только краткие выдержки из теории ценных бумаг с тем, чтобы попытаться отразить сложность и неоднозначность рассматриваемого понятия.
Легальное определение ценной бумаги содержится в п. 1 ст. 142 ГК РФ: «Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении». Данное определение отразило документарную концепцию ценных бумаг, исходящую из того, что ценная бумага — прежде всего движимая вещь. Наряду с документарной концепцией существует и бездокументарная, основанная на понимании природы ценной бумаги как совокупности права и как следствия развития доктрины о бестелесных вещах[1]. Обоснованность существования такой концепции, хотя и в отношении лишь определенного вида ценных бумаг, подтверждается опять же ГК РФ, где в п. 2 ст. 142 указано, что в случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре (обычном или компьютеризированном), а в ст. 149 ГК РФ законодатель, четко не определив, что же такое бездокументарная ценная бумага, указал порядок фиксации прав по ней. 
На наш взгляд, прав Н.О. Нерсесов, который еще в 1879—1887 гг. указал, что ценные бумаги становятся таковыми вследствие права, заключающегося в документе. Бумага сама по себе не имеет ценности (не считая, разумеется, материала); становится же ценной лишь благодаря тому праву, выражением которого является. Следовательно, сущность ценных бумаг заключается в связи, существующей между данным правом и документом. При определении понятия «ценная бумага» необходимо учитывать, что право должно находиться в тесной связи с такой бумагой, чтобы владение документом считалось обязательным условием достижения той цели, которой служит документ. Отсюда вытекает, что документ как простое средство доказательства установления данного правоотношения не может считаться ценной бумагой, если только осуществление или передача права не обусловлены владением документом[2]. Того же мнения уже в наши дни придерживается и В.А. Белов: «Ценными бумагами в юридическом смысле являются ценные документы, которые ценны не сами по себе, как бумаги (материальные предметы) в силу своих естественных свойств, а в силу содержащегося в них права на некоторую ценность»[3].
Однако современная дуалистическая концепция в равной мере признает ценной бумагой как документарные ценные бумаги, так и бездокументарные, а наличие формального определения позволяет установить, является ли тот или иной документ ценной бумагой. 
Законодателем установлены виды ценных бумаг (ст. 143 ГК РФ), но данный перечень является открытым и пополняемым в зависимости от того, какой документ будет отнесен к ценным бумагам законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке.
Для признания документа ценной бумагой, по мнению Е.А. Суханова, он должен обладать рядом свойств[4].
Во-первых, литеральностью, под которой понимается возможность требовать исполнения только того, что прямо обозначено в ценной бумаге. Соответственно должны быть соблюдены установленные для конкретной ценной бумаги форма и обязательные реквизиты, что предусмотрено п. 1 ст. 142 ГК РФ. 
Из указанной нормы ГК РФ вытекает и второе свойство, согласно которому документ необходимо предъявить обязанному лицу, т. е. начало презентации. Однако предъявление ценной бумаги не является самоцелью, оно необходимо для осуществления указанных в данном документе прав: с одной стороны, происходит легитимация кредитора в качестве субъекта права, выраженного в ценной бумаге, что составляет третье свойство ценной бумаги (прежде всего, речь идет о способе обозначения такого субъекта, форме (или степени) его определенности, различной, например, в именных и предъявительских ценных бумагах); с другой стороны, лицо, обязанное по бумаге, может выполнять свою обязанность только в отношении предъявителя бумаги.
Четвертое свойство ценной бумаги — абстрактность, на что указывает п. 2 ст. 147 ГК РФ, в соответствии с которым отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой, со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность не допускается. 
Представляется, что данное свойство не должно распространяться на товарораспорядительные ценные бумаги (коносамент, складские свидетельства), поскольку в этом случае права держателя ценной бумаги напрямую зависят от обязательственно-правовых отношений, которые сложились, например, между грузоотправителем и перевозчиком, а потому такие бумаги являются каузальными.
В качестве пятого свойства ценной бумаги Е.А. Суханов выделил публичную достоверность. Согласно данному свойству участники правоотношения по ценной бумаге могут довериться ее формальным реквизитам, не принимая во внимание иные обстоятельства.
Выделение указанных выше свойств как признаков ценной бумаги не является общепринятым. Так, например, некоторые ученые говорят не об абстрактности ценных бумаг, а об их автономности, основываясь, по сути, на возможности отводить возражения, которые не основаны на самой бумаге, что делает право держателя автономным и независимым от прав его предшественников[5]. 
По нашему мнению, применяя основания определения документа как ценной бумаги, предложенные Е.А. Сухановым, следует придерживаться исключительно документарной концепции ценных бумаг, что, безусловно, сужает возможности отнесения к ценным так называемых бездокументарных ценных бумаг. Так, например, все указанные свойства не будут касаться акций, существование которых есть прямое подтверждение верности именно бездокументарной теории ценных бумаг, особенно в свете существующей в экономике тенденции минимизации бумажного документооборота и перехода на электронные аналоги.
Что же касается ценных бумаг, содержание  и документарная форма которых имеют первостепенное значение для реализации заложенного в них права (чек, вексель, товарораспорядительные ценные бумаги), то их основная особенность состоит в том, что только имеющий право на бумагу может в силу этого права распоряжаться ею с целью осуществления права из бумаги[6].
Так какими же могут быть права на бумагу и права из бумаги?
Когда речь идет о праве на ценную бумагу, то имеют в виду права на материальный объект — документ. Право на ценную бумагу при переходе от одного лица к другому носит обязательственный характер. В иных случаях имущественные отношения принадлежности материальных благ юридически оформляются как вещные правоотношения, которые разделяются на отношения собственности и отношения иных (ограниченных) вещных прав[7]. На наш взгляд, ценная бумага не может принадлежать лицу на каком-либо ином вещном праве, нежели право собственности, в силу самой специфики вещи (ценной бумаги). Таким образом, право на ценную бумагу может быть вещным (в частности, правом собственности) и в определенные периоды дополняться правом обязательственным, принадлежащим другому лицу, а не лицу, обладающему на тот момент правом собственности в отношении ценной бумаги. Следовательно, заключив договор купли-продажи векселя третьего лица, держатель векселя, купивший, в свою очередь, вексель у векселедателя, обладает правом собственности на вексель, а покупатель векселя обладает обязательственным правом — правом требовать передать ему вексель в определенный момент, оговоренный договором. Соответственно на ценную бумагу существуют одновременно два права: право собственности принадлежит одному лицу, а право требовать передачу ценной бумаги — другому.
В соответствии с ГК РФ право из ценной бумаги может быть только имущественным. Федеральным законом от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» установлено, что, помимо имущественных прав, ценная бумага (эмиссионная) закрепляет также и неимущественные права, например право акционера на участие в общем собрании акционеров (ст. 31 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). Однако, по нашему мнению, неимущественные права не носят самостоятельного, основного характера и не могут без имущественных прав содержаться в ценной бумаге. Таким образом, ценная бумага может удостоверять либо имущественные права, либо связанные с ними неимущественные права, поскольку она призвана участвовать в имущественном обороте и обладает качествами обращаемости[8].
 Имущественное право может быть как вещным, так и обязательственным, соответственно, данное положение напрямую относится и к имущественным правам, удостоверяемым ценной бумагой. Вещные права закреплены в товарораспорядительных документах, причем наряду с вещными правами данные ценные бумаги имеют также обязательственно-правовое содержание. Ценные бумаги, которые закрепляли бы исключительно вещные права, не были известны ни советскому праву[9], ни действующему в настоящее время российскому законодательству. Все остальные ценные бумаги имеют обязательственное содержание. Такое разделение является классическим, и только вопрос об акциях остается открытым. Какие имущественные права закреплены в акциях? Законодатель однозначно относит их к обязательственным (п. 2 ст. 48 ГК РФ). Между тем права эти должны быть рассмотрены как субъективные права совершенно особого свойства — права корпоративные. Повод к сомнению в правильности нормативной квалификации порождается п. 1 ст. 67 ГК РФ, где данные права характеризуются с точки зрения их содержания. Если содержанием обязательства является требование совершения чужого действия, то возможности, перечисленные в ст. 67 ГК РФ, — участвовать в управлении делами, принимать участие в распределении прибыли или ликвидационного остатка — совершенно определенно не являются требованиями. Они представляют собой возможности совершения участником хозяйственного товарищества (общества) собственных действий, направленных на участие в чужой деятельности. Несомненно, что при определенных условиях у участников хозяйственных обществ и товариществ действительно могут возникать обязательственные права по отношению к обществу или товариществу, но это обстоятельство не отменяет специфическую юридическую природу правоотношений участия[10].
Далеко не все российские цивилисты придерживаются теории существования корпоративных прав, принадлежащих владельцу акций, но большинство признает как минимум неоднозначность данного вопроса, называя акцию «сложной» ценной бумагой[11].
Таким образом, несмотря на колоссальное количество трудов ученых-цивилистов о ценных бумагах, вопросы теории ценных бумаг, в том числе об их природе, свойствах и правах, выраженных в них, являются по-прежнему актуальными.


Библиография
1 См.: Мурзин Д.В. Ценные бумаги — бестелесные вещи. Правовые проблемы современной теории ценных бумаг. — М., 1996. С. 78—79.
2 См.: Нерсесов Н.О. Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. — М., 1998. С. 140.
3 Белов В.А. Ценные бумаги. Вопросы правовой регламентации. — М., 1993. С. 11.
4 См.: Гражданское право: Учеб.: В 4 т. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. Е.А. Суханов. — М., 2006. С. 421.
5 См., например: Агарков М.М. Основы банковского права. Учение о ценных бумагах. — М., 1994. С. 175; Карабанова К. Понятие ценной бумаги в современном российском праве // Хозяйство и право. 2005. № 11. С. 27.
6 См.: Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. — М., 1993. С. 12.
7 См.: Гражданское право. С. 37.
8 См.: Шевченко Г.Н. Эмиссионные ценные бумаги: понятие, эмиссия, обращение. — М., 2006. С. 12.
9 См.: Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. С. 10. 
10 См.: Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве: Учеб. пособие по спец. курсу. 2-е изд., перераб. и доп. Т. 1. — М., 2007. С. 290.
11 См.: Крашенинников Е.А. О легальных определениях ценных бумаг // Правоведение. 1992. № 4. С. 44.