УДК 351.83(091) 

Страницы в журнале: 160-165

 

Н.П. ФОФАНОВА,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой гражданско-правовых дисциплин Мурманского гуманитарного института e-mail: fofanova.nat@mail.ru

 

Анализируется необходимость возникновения института трудового посредничества и его развитие в конце XIX века в России. Раскрываются особенности деятельности посреднических контор в различных губерниях государства.

Ключевые слова: трудовое посредничество, отход на заработок, земская управа, попечительства о бедных, наем прислуги.

 

Necessity and peculiarities of the appearance of labor mediation in Russia

 

Fofanova N.

 

We analyze the need for the institution of the labor mediation and its development in the late XIX century in Russia. The peculiarities of the organization of mediation offices in various provinces of the state.

Keywords: labor mediation, on the withdrawal of earnings, zemstvo, welfare for the poor, hiring workers.

 

В  конце XIX века вопрос об организации регулирования посредничества по найму работников привлекал внимание как правительства, так и отдельных общественных кругов: стихийная миграция народных масс, ищущих работу и заработок, порой носила угрожающий характер.

Первые попытки упорядочить передвижение сельскохозяйственных рабочих были сделаны в 1874—1875 гг. Сызранским земством Симбирской губернии, в 1875 году — Ростовской и Мариупольской земскими управами, в 1877—1882 гг. — Прилукской земской управой, в 1886 году — Александровской земской управой[1], в 1898 году — Самаркандским и Симбирским земствами[2].

Однако, как отмечает В.И. Эдельштейн, все попытки окончились неудачей в связи с тем, что усилия были раздробленными и отсутствовало какое-либо объединение действий правительства и местных сил[3]. Ярким примером служит учреждение и закрытие рабочей конторы в Самарской губернии. Так, И. Макаров подчеркивает, что непосредственной причиной учреждения рабочей конторы явилась безысходная нужда в 1898 году голодающих крестьян Самарской губернии. «Улицы г. Самары, уже начиная с ноября месяца, были загружены нищими. Начались неслыханные до того в Самаре кражи, грабежи, убийства. Меры администрации по высылке нищих не действовали; взамен высланной сотни приходило две, три. Нужно было предпринять более радикальную меру»[4]. В это время уполномоченному Общества Красного Креста Александровскому пришла мысль об учреждении в Самаре справочной рабочей конторы. Он обратился в губернскую земскую управу с просьбой принять на себя организацию и ведение дела в рабочей конторе. Управа приняла это предложение, и с первых чисел декабря начались подготовительные работы: рассылались объявления об открытии конторы всем уездным управам Самарской губернии и большинству уездных управ всей России; формировались списки рабочих, желавших поступить на какую-либо работу.

Организационные работы продолжались до января, а деятельность конторы началась 20 января, когда была сформирована первая партия рабочих. Формально контора просуществовала до 1 сентября, но фактически ее деятельность закончилась в 20-х числах июля. Основанием прекращения деятельности конторы послужило распоряжение губернатора, направленное председателю местного управления Красного Креста. Закрытие конторы связывалось с прекращением деятельности органа Общества Красного Креста по оказанию помощи пострадавшему от неурожая населению. Местное управление по соглашению с уполномоченным главного управления не сочло возможным согласиться с дальнейшими расходами на отправку рабочих на заработки, а остатки средств было предложено немедленно внести в кассу местного управления[5]. На распоряжение администрации управа ответила просьбой дать ей срок для окончания неотложных дел, а также просила не закрывать рабочую контору до решения ее судьбы на очередном земском собрании. На это представление последовали два совершенно разных ответа. Один от Александровского, согласившегося с оставлением неизрасходованных денег и продолжением работы конторы до перехода ее в число учреждений губернского земства. Однако не успела контора вновь заработать, как распоряжением губернатора был положен конец ее деятельности. Из-за окончания деятельности органов Красного Креста местное управление не сочло возможным выдавать свидетельства, установленные для перевозки рабочих на заработки по льготному тарифу[6].

Правительство России признавало необходимость организации передвижения сельскохозяйственных рабочих. Так, в 1888—1889 гг. министр финансов обращался к министру внутренних дел с просьбой предварительно определить мероприятия по регулированию передвижения, обсуждению вопроса о том, какие меры могли бы быть приняты со стороны земства и правительственных учреждений для рационального распределения отправляющихся в отход земледельческих рабочих между различными областями страны. Мнение министра финансов разделил министр государственных имуществ, который признал полезным получить по этому вопросу заключения земств, но, несмотря на это, вопрос не решался должным образом.

 В организации передвижения сельскохозяйственных рабочих долгое время главным посредником по поиску работ и рабочих служили частные конторы найма и отдельные агенты. Так, В.И. Эдельштейн отмечает, что особенно они были распространены в Прибалтийских губерниях, Северо-Западном крае, Царстве Польском. Однако эти конторы и агентства имели печальную известность поставкой российских рабочих в Восточную Пруссию. При этом ими пускались в ход все средства, вплоть до обмана, для вербовки рабочих. Отход людей на заработки в Пруссию достиг в России колоссального размера (достаточно отметить, что из 10 губерний Царства Польского в 1908 году ушли в Германию 268 тыс. человек). Кроме того, практиковались заблаговременный наем и раздача задатков, частные конторы и агентства зарекомендовали себя как эксплуатирующие крестьянские массы и провоцировали осложнения в отношениях между хозяевами и рабочими[7].

Безусловно, деятельность частных контор по найму проявлялась особенно сильно в сельском хозяйстве, но оказывала влияние на наем рабочих для промышленных предприятий. Поэтому вопрос об организации посреднических контор по найму возникал постоянно. Следует отметить, что земство почти никогда не выступало организатором посреднических контор. Как показывают примеры из истории их формирования, участие земств в создании посреднических контор обычно связывалось с неурожаями, постигавшими целые губернии. Так, Самарское земство во время неурожая 1898 года содействовало организации Самарской справочной рабочей конторы. В то же время Симбирское земство участвовало в устройстве посреднических контор, формировавшихся при содействии Попечительства о домах трудолюбия в работных домах при Сызранском и Симбирском лечебно-продовольственных пунктах[8].

Попытка организации учреждений посредничества органами общественного самоуправления относится к 90-м годам XIX века, когда вопрос о посредничестве встал перед Петроградским и Московским самоуправлениями. Так, в 1894 году Петроградская городская управа наметила создать справочную контору труда, которая помогла бы лицам, отправляющимся на заработки в столицу, найти себе работу.

Однако, по мысли Петроградской городской управы, главная роль в устройстве такой конторы должна принадлежать Петроградскому управлению, но губернское земство предлагало взять на себя инициативу и принять некоторое материальное участие в содержании конторы, а также осуществлять посредничество между конторой и населением губерний, идущим в столицу на заработки. Этот проект был разослан на заключение уездных земских собраний, но только два — Петроградское и Шлиссельбургское — одобрили все предложения губернской управы и решили принять их. Учитывая такое отношение, проект был оставлен без внимания, и необходимо было более 10 лет для того, чтобы дело посредничества получило свое развитие. Только в 1909 году Петроградской городской управой было принято временное Положение о городской бирже труда, на основании которого она действовала до начала войны. Характерной чертой данного документа являлось то, что им устанавливалось лишь место встречи предпринимателей и рабочих, причем деятельность городской управы, кроме отвода помещения, сводилась к сбору и регистрации рабочих. Таким образом, какого-либо организованного посредничества не предусматривалось[9].

К концу 90-х годов XIX века относится проект устройства центральной посреднической конторы в Москве. Однако в Санкт-Петербурге толчком к возникновению интереса со стороны городского самоуправления к делу поиска работы прислуге послужил оригинальный, по мнению В.А. Гагена, проект положения о личном найме и контроле частной прислуги в Санкт-Петербурге и пригороде, выработанный комиссией, образованной при управлении Петербургского градоначальника. Проект предусматривал контроль над лицами, состоящими в услужении; создание учреждения при градоначальстве; введение налога на хозяев и прислугу, поступающего в распоряжение полиции, и т. д. Однако данный проект противоречил действующему законодательству Российской империи и при рассмотрении был признан совершенно несостоятельным. Комиссия, работавшая с проектом, предложила ходатайствовать перед правительством об организации городских посреднических контор. Поэтому была образована особая комиссия по вопросу об устройстве городской посреднической конторы, которая и выработала положение, в значительной степени скопировав его нормы с правил Мюнхенской городской конторы, с рядом изменений, вызванных бытовыми особенностями русского простолюдина, в большинстве случаев неграмотного. Положением предусматривалось, что контора находится в ведении особой выборной комиссии. Контора не принимает на себя ответственность за граждан, с которыми она работает, но занимается разбором заявлений и жалоб, кроме рассматриваемых судебными и иными властями. Каждому нанимающемуся, получившему указания о месте, выдавалась особая пронумерованная книжка (за плату в 10 коп.) — в нее заносились сведения о прежней службе, сроке работы на последнем месте, о том, сколько раз менялись места работы, о судимости, аттестации нанимателей и пр. Эта книжка обязательно предъявлялась в контору при поиске нового места работы, и конторе предоставлялось право собирать необходимые для заполнения книжки сведения. Предусматривалось ведение книги для нанимающихся и нанимателей. За посредничество контора взимала с нанимающихся по 10 коп. за каждую запись в конторе о рабочем месте, с нанимателей за устные справки — по 10 коп., за письменные — по 25 коп. Все доходы от сборов в конце отчетного года распределялись Городской думой: часть доходов направлялась на содержание конторы, а другая, по возможности большая, вместе с поступающими пожертвованиями — на улучшение быта домашней прислуги. Эти суммы обращались в государственно-процентные бумаги для образования специального капитала на постройку убежища для престарелой или неизлечимо больной, зарекомендовавшей себя беспорочной службой прислуги. Штат конторы состоял из шести человек: управляющего, его помощницы и конторщиков[10].

В.А. Гаген считал, что в Москве самоуправлению не удалось взять в свои руки организацию посредничества в поиске работы. Инициативу такой работы приняли на себя городские попечительства о бедных, из которых Пречистенское и 1-е Хамовническое организовали совместно в 1895 году посредническую контору, находившуюся под руководством профессора М.В. Духовского[11]. Ссылаясь на «Сборник справочных сведений о благотворительности в Москве» (1901 г.), составленный Справочным отделением по делам благотворительности при Московской городской управе, В.А. Гаген приводит сведения о посреднической конторе для указания мест работы нуждающимся жителям Пречистенской части города. Так, в эту контору мог обратиться всякий нуждающийся в занятости житель Пречистенской части города, который должен был указать, где жил и работал до обращения. На основании указанных им данных формировалась справка, и если она была положительной, контора старалась подыскать обратившемуся подходящее занятие. Работодателям, приславшим свои заявления, направлялись из конторы отвечающие их требованиям лица. Услуги по записи ищущих работу и рекомендация их работодателям производились бесплатно. Контора работала ежедневно, кроме праздников, с 10 до 15 часов. Этот же сборник содержал сведения и о других московских учреждениях указания труда, не преследующих коммерческих целей, т. е. бюро, содержащихся филантропическими организациями, обществами взаимопомощи. Таких бюро на всю Москву с ее миллионным населением насчитывалось всего девять — безусловно, крайне незначительное число, свидетельствующее о недолжной постановке дела организации трудового посредничества в России. Хотя сравнительно успешно работали два посреднических учреждения: одно содержалось обществом воспитательниц и учительниц, другое — обществом взаимопомощи лиц интеллигентных профессий[12].

Стоит отметить: попечительства о бедных с самого начала своего существования признали, что помощь в виде приискания работы является одной из самых реальных мер предупреждения бедности. По их мнению, существовавшие в Москве рекомендательные конторы, преследовавшие коммерческие цели, являлись тяжелым бременем для нуждающихся в заработке безработных. Поэтому целесообразно иметь посредническую контору, деятельность которой распространялась бы на весь город, а не только на один район. Это послужило поводом, чтобы попечители Пречистенского и 1-го Хамовнического попечительств о бедных обратились в феврале 1897 года в общее собрание городских попечителей с представлением о необходимости организации при городской управе общегородской посреднической конторы за счет всех попечительств[13].

Позже, в 1898 году, был разработан проект положения о такой конторе, принятый Городской думой в 1899 году, но получивший свое осуществление лишь в 1906 году. Согласно этому положению, измененному в 1907 году, контора осуществляет посредничество в трудоустройстве во всех видах и отраслях наемного труда[14]. Это, безусловно, было важно в деле оказания помощи ищущим работу.

В докладе статистической комиссии об учреждении в Киеве центрального городского посреднического бюро по найму прислуги, служащих и рабочих отмечалось, что действия конторы распространяются на все виды труда. Ограничения имели место в отказе оказания посредничества бывшим арестантам, нижним чинам на действительной службе, ремесленным ученикам и подросткам младше 15 лет.

На практике же ввиду большого спроса и предложений труда малолетней прислуги конторам пришлось отступить от этого правила. Так, в Москве работа предоставлялась всем лицам, которые жили в городе и ближайших окрестностях. Требования работодателей удовлетворялись вне зависимости от местожительства. Они пользовались услугами конторы бесплатно, оплачивая только справки (по 30 коп. за штуку), получаемые конторой по поручению нанимателей у прежних хозяев посылаемого лица[15].

Как отмечал В.А. Гаген, в Москве организатором учреждений указания труда неожиданно выступило Столичное попечительство о народной трезвости, которое  предлагало открыть на Хитровском рынке контору для найма рабочих, разместив ее в одном помещении с народной чайной[16]. В деятельности конторы попечительство видело посредничество между нанимателями и рабочими, преимущественно чернорабочими, пришлыми из других городов[17].

 Под влиянием громадного скопления безработных в 1905—1906 гг. мысль об учреждении бирж труда появилась в совете городского попечительства о бедных Хитрова рынка, который внес докладную записку об устройстве рынков труда в городскую управу. Записка с 1906 по 1910 год переходила из одной комиссии в другую. Конец волокиты был положен пожертвованием на учреждение биржи труда в память Т.С. Морозова в 75 тыс. руб. и приобретением земли городом за счет Ермаковского капитала для постройки биржи. В 1912 году приступили к ее постройке, а в начале 1914 года это учреждение начало свою деятельность как «Биржа труда памяти Тимофея Саввича Морозова». Целью биржи была концентрация в одном месте спроса и предложения рабочих рук, главным образом в области строительной промышленности и по найму неквалифицированных рабочих. Ее управление принадлежало городскому самоуправлению, наблюдение было предоставлено попечительскому совету о бедных Хитрова рынка. Содержание и расходы по бирже труда взяла на себя Городская дума. Одновременно Городская дума утвердила и Положение о бирже труда 1913 года. Функции биржи труда ограничивались предоставлением удобного помещения, куда могли бы приходить рабочие, ищущие работу, и наниматели. Служебный персонал биржи труда не принимал никакого участия в найме рабочих, его роль сводилась к осуществлению регистрации спроса и предложений и к ежедневному вывешиванию справочных цен на рабочие руки[18].

В.А. Гаген, ссылаясь на «С.-Петербургские Ведомости» от 15 февраля 1900 г. № 45, указывает, что в Кишиневе вопрос о городской посреднической конторе был решен думой положительно в начале 1900 года. Образованная для рассмотрения организации городской посреднической конторы комиссия направила письма во все города, в которых уже имелся опыт подобной работы, и на основе ответов была выработана подробная инструкция для проектируемого бюро. В это же время бывший полицмейстер князь Кантакузен инициировал вопрос об учреждении в Кишиневе адресного стола и предложил соединить оба эти учреждения в одно как весьма тесно между собою связанные. Комиссия согласилась и на заседании Городской думы 8 февраля 1900 г. решила учредить бюро для прислуги и адресный стол.

В Городской думе Одессы была затронута проблема об урегулировании отношений нанимателей к домашней прислуге в 1895 году, причем для разработки этого вопроса была избрана особая комиссия, которая выработала обстоятельный доклад и проект положения о найме домашней прислуги в Одессе. Доклад комиссии в 1897 году был представлен на рассмотрение Городской думы. Однако она отложила обсуждение и поручила управе проанализировать финансовую сторону вопроса. Управа же поручила проработку этого вопроса члену управы В.Ф. Доксу. Он представил свои соображения. В октябре городской голова П.А. Зеленый обратился в Городскую думу с предложением учредить при городском общественном управлении посредническую контору для содействия в приискании мест и занятий[19]. Городской голова приходит к заключению, что в крупных городах посреднические конторы должны предлагать в среднем 120 мест на 1 тыс. жителей в год, так что в Одессе при почти 450-тысячном населении должно было бы предоставляться 54 тыс. мест[20].

В сентябре 1904 года открылась Рижская городская контора указания труда. Ее целью было направлять обученных и необученных рабочих в торговые и промышленные предприятия, устраивать домашнюю прислугу, поденщиков и ремесленных учеников. Контора была разделена на два отделения — мужское и женское. Общее руководство конторой находилось в руках Комиссии указания труда из восьми заседателей под председательством члена городской управы. При посредничестве по найму прислуги взималось по 20 коп. за запись с обеих сторон, а для других профессий посредничество было бесплатным. Контора должна была налаживать отношения с учреждениями, преследующими подобные же цели или имеющими возможность дать желаемые сведения, особенно путем неоднократных опросов работодателей, с тем чтобы увеличить число заявлений о вакантных местах.

Устройство городской рабочей биржи совместно с другими общественными учреждениями проектировалось в 1897 году Томским городским управлением.

В 1902 году контора для найма прислуги была открыта в Чернигове. 23 июня 1904 г. уездное земство открыло контору для разных видов труда в Кинешме Костромской губернии.

Таким образом, в конце ХIХ века в России возникла острая необходимость в посреднических службах по найму, способствующих передвижению сельскохозяйственных рабочих, а также подбору прислуги и работников для промышленных предприятий.

 

Библиография

1 См.: Эдельштейн В.И. Биржи труда. Организация посредничества по приисканию работы и рабочие на Западе и в России. — Пг., 1916. С. 122.

2 См.: Макаров И. К вопросу о рабочих конторах. — Спб., 1912. С. 4.

3 См.: Эдельштейн В.И. Указ. соч. С. 122.

4 Макаров И. Указ. соч. С. 5—6.

5 См.:  Макаров И. Указ. соч. С. 6.

6 Там же.

7 См.: Эдельштейн В.И. Указ. соч. С. 124.

8 См.: Гаген В.А. К вопросу об организации указания труда в России // Трудовая помощь. 1901. № 8 (окт.). С. 425.

9 См.: Эдельштейн В.И. Указ. соч. С. 126.

10 См.: Гаген В.А. Указ. ст. // Там же. № 9 (нояб.). С. 578—580.

11 Там же. С. 581.

12 См.: Гаген В.А. Указ. ст. № 9. С. 580.

13 Там же. С. 581.

14 См.: Эдельштейн В.И. Указ. соч. С. 126—127.

15 Там же. С. 127.

16 Курьер. 1901. 20 авг. № 229.

17 См.: Гаген В.А. Указ. ст. № 9. С. 583.

18 См.: Эдельштейн В.И. Указ. соч. С. 128—129.

19 Одесские новости. 1891. 23 окт. № 5445.

 

20 См.: Гаген В.А. Указ. ст. № 9. С. 584—585.