УДК 349.2(091) 

 Страницы в журнале: 158-164

 

 

Н.П. ФОФАНОВА,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой гражданско-правовых дисциплин НОУ ВПО «Мурманский гуманитарный институт» e-mail: fofanova.nat@mail.ru

 

Первая мировая война дала толчок повсеместному созданию посреднических организаций для обеспечения рабочими промышленности и удовлетворения интересов беженцев. Было учреждено Всероссийское бюро труда, которое взяло на себя объединение и организацию деятельности всех действующих посреднических бюро и бирж труда.

Ключевые слова: беженцы, трудовое посредничество, рабочий рабочей силы, спрос на труд, предложение труда, биржа труда, справочное бюро, посредническое бюро труда.

 

The peculiarities of labour mediation in Russia from 1915 to the Russian Revolution of 1917

 

Fofanova N.

 

The First World War gave impetus to the widespread creation of intermediary organizations to provide industry workers and the interests of refugees. It was established by All-Russian Bureau of Labor, which took over the union and the organization of all existing mediation offices and job fairs.

keywords: refugees, labour mediation, labour market, demand for labour, supply of labour, labour registry office, inquiry office, mediatory bureau of labour.

 

Во время Первой мировой войны российская молодая промышленность нуждалась в подвижном, гибком регуляторе рабочего рынка, в быстром перераспределения рабочей силы страны и формировании новых кадров промышленных рабочих. Очевидно, что таким регулятором могла бы стать соответствующая организация посредничества по поиску работы.

Посредничество по поиску работ и рабочих должно было способствовать индустриализации России, являвшейся залогом преуспевания и промышленности, и сельского хозяйства. Важность такого посредничества определила необходимость создания всероссийской централизованной сети посреднических уч-реждений[1].

В этот период рынок рабочей силы находился в хаотичном состоянии. В его упорядочении стоит отметить значительную роль Петроградской городской биржа труда. Война — великое народное бедствие — дала толчок повсеместному созданию посреднических организаций. Сотни тысяч квалифицированных рабочих призывались в действующую армию. Целый ряд промышленных предприятий были вынуждены закрываться в связи с недостатком рабочей силы. Рабочий рынок неуклонно снижался, рос разрыв между спросом и предложением труда. В ряде отраслей не оставалось специалистов и хорошо обученных рабочих кадров. Особенно остро это чувствовалось в металлургической и механической отраслях, поставлявших сырье для военной промышленности. По данным Центрального военно-промышленного комитета, в июле 1915 года дефицит рабочей силы в Донецком бассейне оценивался примерно в 100 тыс. человек, на Урале —  в 44 тысячи (32% от требуемого количества). В Петрограде в ноябре 1915 года спрос на рабочие руки превышал предложение на 30-60%, причем наиболее резко был выражен дефицит квалифицированных кадров. То же самое наблюдалось в Москве и других промышленных центрах России[2].

Следует отметить еще одно существенное изменение в промышленной жизни: на рабочем рынке возросло количество безработных из числа беженцев. По данным, относящимся к началу декабря 1915 года, число осевших во внутренних губерниях страны беженцев достигало 2 млн 400 тыс. человек. Конечно, большинство из них (около 4/5) составляли старики, женщины и дети, но оставшаяся часть — это работоспособные беженцы, которые могли бы пополнить недостаток рабочей силы. Людям, только что пережившим моральные потрясения и полное материальное разорение, трудно было сразу браться за случайную работу, которая не сулила в будущем ничего, кроме нового перемещения по необъятной России. Именно в этот период начинается повсеместная организация бюро труда при многочисленных общественных организациях, занимавшихся помощью беженцам[3]. Осень 1915 года стала периодом наибольшего роста числа бюро труда, создававшихся при учреждениях Земского и Городского союзов, при Военно-Промышленных комитетах, всех национальных организациях и многочисленных комитетах и обществах.

А.П. Гельфгот подчеркивает, что подавляющее большинство бюро труда были созданы учреждениями помощи беженцам и в качестве таковых обслуживали исключительно беженцев. Не случайностью и то обстоятельство, что именно Комитеты помощи беженцам стали заниматься чуждым им по существу делом и решали задачу организации трудового посредничества[4]. Здесь налицо альтруистические мотивы (найти безработному работу) и государственный  интерес (прийти на помощь промышленности), а также мотивы экономические, материальные, вытекающие из самой природы этих комитетов. Занимаясь выдачей пайков и иной общественной помощью, комитеты стремились как можно быстрее превратить каждого работоспособного беженца в самостоятельного работника и снять его с пайка.

К сожалению, посреднические бюро подыскивали работу исключительно беженцам, т. е. деятельность бюро являлась благотворительностью и в ряде городов приводила к конфликтам между местными рабочими и беженцами. При поиске работы беженцы были поставлены в более выгодное положение по сравнению с не беженцами. Это приводило к возникновению конкуренции между различными бюро, ничем между собой не связанными и старающимися пристроить своих клиентов, и давало работодателю возможность выбирать рабочую силу и эксплуатировать труд беженцев как более дешевый, влияя тем самым на условия труда и заработную плату постоянных рабочих. В отдельных случаях предприниматели шли на конфликт со своими рабочими, надеясь воспользоваться трудом беженцев, и тут бюро труда, помимо своей воли, часто поставляли штрейкбрехеров, внося смуту и недовольство в рабочую среду[5].

Рост числа учреждений, преследующих одинаковые цели, несогласованность их действий, возникновение похожих ситуаций вызывали необходимость единого руководства и планирования. Это заставило отдел по устройству беженцев при Земском городском союзе взять на себя инициативу в создании центрального посреднического органа.

Еще весной 1914 года в Министерстве торговли и промышленности разрабатывался проект создания Всероссийской сети бирж труда. Изучение этого вопроса поручалось старшему фабричному инспектору А.П. Котельникову, который с этой целью был командирован в провинцию. По его возвращении в министерстве состоялось совещание, большинство участников которого признало нежелательным вмешательство министерства в организацию бирж труда. В результате 24 июля было принято постановление о том, что биржи труда должны находиться в ведении земств и городов. Затем министерство предложило Петроградскому городскому самоуправлению взять на себя инициативу по развитию посреднических организаций, причем ему была обещана серьезная материальная поддержка. Таким образом, правительство сознательно отклонило от себя выполнение трудной задачи, предоставив ее целиком общественным организациям[6].

Подобные попытки предпринимались и Военно-Промышленным комитетом. В Петрограде, Москве, Ростове-на-Дону, Киеве и других городах были созданы бюро труда, но поскольку это были организации лишь одной из заинтересованных сторон, они вызывали недоверие со стороны работников. В результате Московское бюро было закрыто, Ростовское перешло к Доно-Кубанскому комитету Земского и Городского союзов, а о создании Всероссийского бюро не могло быть и речи. На Втором съезде военно-промышленных комитетов было высказано пожелание, чтобы инициативу в деле организации трудового рынка взяли на себя Земский и Городской союзы. Иначе говоря, промышленники пришли к тому же выводу, что и Министерство торговли и промышленности.

Создать организационный центр трудового рынка не удалось и Центральному кооперативному комитету: он также предоставил инициативу Земскому и Городскому союзам.

В августе 1915 года при отделе по устройству беженцев было учреждено Всероссийское бюро труда, которое взяло на себя объединение всех действующих посреднических бюро и бирж труда. Уже 16 сентября от имени новой организации по всем национальным, земским и городским учреждениям помощи беженцам был разослан первый циркуляр. Циркуляром предлагалось сообщать данные о существовании и деятельности местных бюро труда и учреждать их там, где есть необходимость. 27 сентября было проведено первое совещание представителей бюро труда наиболее крупных городов и областных комитетов, которое поручило Всероссийскому бюро труда урегулирование отношений на рынке труда.

Всероссийское бюро труда возникло в качестве самостоятельного подотдела при отделе по устройству беженцев, но сразу стало ясно, что его нельзя рассматривать как одну из обычных организаций, решавших вопросы беженцев. Одним из основных положений бюро было установлено обслуживание всего трудового рынка, не отделяя беженцев от не беженцев. Благотворительный принцип был заменен принципом широкого социально-общественного строительства, так как бюро претендовало на организацию реального посредничества. Жизнеспособность всякого бюро труда зависела от признания его рабочими и работодателями; если та или другая сторона была не удовлетворена деятельностью бюро труда, оно было обречено на смерть. Работа Всероссийского бюро труда не замедлила дать положительные результаты: из 91 бюро 44 распространили свою деятельность на весь трудовой рынок.

Всероссийское бюро труда провело анкетирование с целью выявления причин отказа беженцев от работы. Подавляющее большинство ответов (около 96%) указывало на целый ряд психологических и профессионально-экономических причин, заставляющих беженцев отказываться от работы. Следует согласиться с мнением А.П. Гельфгота: «Нельзя забывать, что дело помощи беженцам есть государственный долг, государственная обязанность, а не частная благотворительная подачка, которую можно бросать или отнимать по своему усмотрению»[7].

Стоит также отметить, что А.П. Гельфгот выступал против принуждения к работе под угрозой лишения пайка, имевших место в ряде комитетов беженцев.

Характерно, что в своей деятельности Всероссийское бюро труда по примеру западноевропейских государств использовало принцип паритета сторон трудовых отношений, что обеспечивало защиту интересов труда и капитала. Однако это было довольно трудно из-за почти полного отсутствия в России профессиональных рабочих организаций. Поэтому, по мнению А.П. Гельфгота, бесплатность посреднических услуг и невмешательство в промышленные конфликты обуславливали прекращение посредничества бюро в отношении тех предприятий, где происходили стачки и локауты[8].

Через 5 месяцев существования Всероссийское бюро труда наладило отношения с 153 бю-ро труда, возникшими при различных учреждениях (Всероссийский земский союз организовал 28 бюро; Земские самоуправления — 23; Всероссийский городской союз — 15; Городское самоуправление — 30; Объединенные земские и городские союзы — 16; Общественные комитеты — 20 бюро). Большая часть бюро труда находилась под флагом земств и городов, в связи с чем их можно разделить на следующие основные группы: земские — 51; городские — 52; объединенных земств и городов — 16;  остальные — 34[9].

 Создание центральных бюро способствовало координации работы и получению регулярной информации о спросе и предложении на рынке труда. Было создано пять областных бюро труда: Петроградское, Киевское, Орловское, Ростовское н/Дону и Венденское (Лифляндия). Из 153 бюро, входящих в общую организацию, около трети находилось в постоянных деловых отношениях с Всероссийским бюро труда.

Следует отметить роль Всероссийского бюро труда в содействии набору крупных партий рабочих. Расселение работоспособных беженцев по деревням и хуторам заставило предпринимателей обращаться к посредническим организациям всякий раз, когда им необходимо было набрать тысячи рабочих. Целый ряд столичных и местных бюро принимали участие в  подобных наборах. При условии предложения работодателем нормальных рыночных цен Всероссийское бюро труда активно содействовало набору. Условия найма подробно разъяснялись рабочим; в случае согласия их собирали в партии и отправляли по указанному работодателем адресу, чтобы там уже формально заключить с ними  контракт.

Набор производился одновременно в разных концах России. Это позволяло сравнительно быстро и легко выполнять то, что отдельному частному лицу было бы крайне сложно. В связи с этим в штат Всероссийского бюро труда был введен юрист-инструктор. Он принимал участие в выработке условий договоров найма, а также выезжал на место с целью выяснения условий труда рабочих или расследования причин нарушения договора, с чей бы стороны оно не исходило.

Всероссийские земские и городские союзы, отдел по устройству беженцев, Всероссийское бюро труда совместно разработали примерную инструкцию для местных бюро труда по приисканию занятий беженцам. В инструкции подчеркивалось, что основное дело бюро труда состоит в посредничестве между работодателями и беженцами различных профессий, а также в оказании сторонам возможного содействия в заключении договора о найме. Важно, на наш взгляд, то, что эта инструкция определяла возможность существования трех основных типов бюро труда, которые стоит рассматривать и оценивать как с точки зрения их соответствия местным потребностям, так и возможности для бюро каждого типа согласовывать свою деятельность с целями Всероссийского бюро труда.

В инструкции была дана подробная характеристика каждого из типов бюро труда: биржа труда, справочное бюро, посредническое бюро труда.

На бирже труда собирались сведения о наличии предложений труда. Рабочим разрешалось приходить в определенные часы в помещения биржи, где они могли дожидаться получения биржей заявлений от нанимателей. Организация биржи труда считалась целесообразной при постоянном спросе на труд и необходимости пропустить через биржу большое количество ищущих работу. Служащих на бирже требовалось мало, канцелярская работа была сведена к минимуму (фиксировался лишь спрос на труд, и по этой записи тут же вызывали рабочих), каких-либо каталогов, содержащих сведения о спросе на труд, не велось. Однако такая организация бюро труда имела свои недостатки. Так, если спрос на труд был незначительным, то рабочим приходилось терять много времени, ожидая, пока их вызовут. Поэтому биржи труда не занимались поиском работы для квалифицированных рабочих и лиц интеллектуальных профессий. К тому же в том районе, где действовала биржа, спрос на многие виды труда мог отсутствовать вообще, в связи с чем требовалось перераспределение рабочей силы, а оно возможно только при учете рабочих и  их профессиональных навыков. Таким образом, важнейшим недостатком биржи труда являлась невозможность расширения рынка найма рабочей силы путем объединения отдельных бирж для перераспределения между ними образовавшихся остатков спроса и предложения.

Справочное бюро имело более сложную организацию, так как оно не только регистрировало спрос на труд, но и держало собранный материал в таком порядке, который позволял быстро собрать необходимые данные. Рабочий, явившийся в справочное бюро, мог, не ожидая вызова, непосредственно обратиться за справкой, есть ли спрос на труд по его специальности, и если да, то на каких условиях. Для облегчения наведения справок и контроля за тем, посещает ли рабочий бюро и как он относится к тем предложениям, которые ему делаются, каждому рабочему выдавалась карточка, которая рассматривалась как начало регистрации предложения. Однако в инструкции отмечалось, что при таком делопроизводстве нет возможности установить те предложения труда (с распределением по профессии), которые не нашли соответствующего спроса. Небольшое увеличение объема канцелярской работы (по сравнению с делопроизводством на биржах труда) окупалось экономией времени рабочих, которым не было необходимости присутствовать постоянно  в помещении бюро, дожидаясь вызова. Существовала также возможность контроля за тем, поступил рабочий на ту должность, на которую его направило бюро труда, или нет (не поступивший на должность рабочий вновь является в бюро со своей карточкой, на которой отмечалось сделанное ему предложение).

В инструкции подчеркивалось, что общим недостатком биржи труда и справочного бюро является их совершенная непригодность в местностях, где беженцы расселены в разных населенных пунктах, разбросанных на значительной территории. Но наиболее существенный недостаток этих видов посредничества — это невозможность объединения местных бюро для взаимного обмена свободными рабочими и незанятыми местами, так как они не регистрировали предложения труда и, следовательно, не могли определить количество рабочих (с распределением по профессиям), не получивших занятий.

Инструкцией устанавливалось также, что посредническое бюро труда для выполнения своей задачи должно:

—иметь сведения о существующем спросе на труд (сколько и каких рабочих нужно нанимателю, на какую работу, на каких условиях и т. п.);

—знать, какое количество беженцев ищет работу, каковы их профессии, одиноки они или связаны семьей и т.п.;

—осуществлять само посредничество, т. е. давать справки как нанимателю, так и рабочим, облегчая им возможность найти друг друга, договориться об условиях труда и заключить договор найма.

Предусматривалось, что спрос на труд регистрируется на карточках установленной формы, содержащих все важнейшие сведения, которые бюро должно сообщить рабочему об имеющемся требовании на его труд. Карточка  заполнялась как лично работодателем, так и заочно, по его письменному сообщению, телеграфному или телефонному обращению. Письменные материалы об отношениях бюро с работодателем подлежали хранению.

Каждое требование нанимателя, касающееся рабочих одной профессии, заносилось на особую карточку, а если нанимателю нужны были рабочие разных профессий, то требования на рабочих каждой из профессий должно было заноситься на отдельную карточку. Карточки распределялись как в каталоге требований, так и в каталоге предложений.

После заполнения карточки и купона купон отрезался и вкладывался в ящик для сбора статистических данных. Когда поступали бюро посылало извещения о спросе на труд рабочих, в каталоге ожидающих работы немедленно наводилась справка, имеются ли рабочие или служащие, соответствующие заявленному требованию. Если такие лица были, их извещали, а требования помещали в каталог исполнения требований; если же их не было, карточку работодателя ставили в каталог заявленных требований. Когда бюро не посылало извещения рабочим, карточка работодателя поступала в каталог заявленных требований и ставилась на последнее место в отделении, отведенном для данной профессии.

Предложение труда регистрировалось на карточке другой формы. Инструкция рекомендовала проводить эту регистрацию в помещении бюро труда или на жилищных пунктах для беженцев.

При записи в бюро труда беженцу выдавали на руки особый билет, который служил удостоверением того, что поименованное в нем лицо записано в бюро труда. Это облегчало наведение справок о подходящих вакансиях, давало возможность сразу проверить, была ли предложена беженцу работа, и если да, то как он использовал предоставленную ему возможность устроиться. В случае утери билет мог быть восстановлен по соответствующей карточке.

Для осуществления посредничества бюро должно было регистрировать как спрос, так и предложение труда. При первом обращении беженца после заполнения формы и билета сотрудник бюро в каталоге заявленных требований отыскивал профессию этого рабочего. Если такое требование существовало, то карточка, на которой оно было записано, вынималась и рабочему сообщалось об имеющейся для него работе и условиях найма. При согласии рабочего занять это место на обороте карточки и билета рабочего делалась отметка о направлении его на работу. Билет возвращался рабочему; ему также выдавалось сопроводительное письмо, которое служило удостоверением того, что рабочий послан бюро труда. Карточку рабочего клали в статистический ящик, а карточку работодателя — в каталог исполненных требований либо в каталог заявленных требований (если на ней остались данные о свободной вакансии). При отсутствии вакансий заявителя регистрировали и выдавали билет, а карточку рабочего помещали в каталог ожидающих работы на последнее место в данной профессии. 

За справкой в бюро труда мог обратиться наниматель. В таком случае справка наводилась по каталогу ожидающих работы, и если адрес рабочего имелся, то бюро труда могло известить его о поступившем требовании на его труд.

Для деловых связей местного бюро труда с областными организациями и с Всероссийским бюро труда инструкцией были предусмотрены карточки установленной формы. Их отправка предусматривались в случае, если, по мнению местного бюро труда, образовывались излишки спроса и предложения рабочей силы или рабочих мест, которые не могли быть освоены местным трудовым рынком.

13 сентября 1917 г. Временным правительством было принято «Положение о Бирже труда»[10], которым предусматривалось упорядочить спрос и предложение на труд, в связи с чем учреждались местные и областные биржи труда. Министр труда должен был установить сроки открытия городскими общественными управлениями и земскими учреждениями местных бирж труда, охватывающих не менее 50 000 человек.

 Положение предусматривало, что местные биржи труда:

а) регистрируют спрос на труд и предложение труда;

б) оказывают посреднические услуги по найму;

в) ведут текущую статистику спроса на труд и предложение труда;

г) собирают прочие сведения о положении местного рынка труда;

д) принимают иные меры, способствующие упорядочению спроса на труд и предложения труда.

Управление местной биржей труда возлагалось на комитет, состоящий из равного числа представителей, профессиональных организаций рабочих и работодателей и председателя, избираемого Городской думой или надлежащими земскими учреждениями. До избрания представителей организаций рабочих и работодателей управление биржей труда возлагалось на соответствующее городское общественное правление или земское учреждение. Для объединения и согласования деятельности местных бирж труда Министерством  труда учреждались областные биржи труда. Услуги их были бесплатны. Местные и областные биржи труда приостанавливали свою посредническую деятельность в отношении предприятий, в которых происходили забастовка или локаут.

Заслуживает внимание то, что Положение предусматривало арест на срок до 3 месяцев членов или служащих биржи труда, принявших в какой-либо форме от кого-либо из обращающихся к услугам биржи вознаграждения за указания работы или за присылку рабочих.

Содержание местных бирж труда предусматривалось как за счет казны, так и за счет городских общественных управлений и земских учреждений.

Характерной особенностью организации посредничества по поиску работы в России до августа 1915 года являлось то, что использовались разные формы организации посредничества по предложению работы: рабочие конторы, посреднические конторы за счет всех попечительств; посреднические конторы при домах трудолюбия; частные конторы найма и отдельные агенты. Но уже с августа 1915 года Всероссийское бюро труда объединило под своим управлением три основных типа бюро труда: биржу труда, справочное бюро и  посредническое бюро труда. Они охватывали значительное число нуждающихся в посреднических услугах по трудоустройству и имели достаточно четкую организацию и высокий уровень ответственности работников. Посреднические организации объединялись единым принципом непринуждения к труду.

 

Библиография

1 См.: Эдельштейн В.И. Биржи труда. Организация посредничества по приисканию работы и рабочих на Западе и в Рос-сии. — Петроград, 1916. — С. 129—132.

2 Всероссийские земские и городские союзы. Доклад члена исполнительного комитета А.П. Гельфгота. — Рига, 1916. — С. 3.

3 Всероссийские земские и городские союзы.  С. 3—4.

4 Там же. С. 4.

5 Там же. С. 5.

6 Там же. С. 6.

7 Всероссийские земские и городские союзы.  С. 10.

8 Там же.

9 Там же. С. 13.

 

10 Постановление Временного правительства от 13 сентября 1917 г.  № 219.  Вып. 2 . — Петроград, 1917. — С. 21—23.