УДК 349.2(091) 

Страницы в журнале: 163-169

 

Н.П. ФОФАНОВА,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой гражданско-правовых дисциплин НОУ ВПО «Международный институт бизнес-образования» (г. Мурманск) fofanova.nat@mail.ru

 

Несмотря на гражданскую войну, правительство молодого Советского государства принимает множество законодательных актов по вопросам, связанным с созданием системы государственных органов, решающих такие важные проблемы, как трудовое посредничество, перераспределение рабочей силы, оказание безработным помощи в трудоустройстве, обучение молодежи.

 Ключевые слова: декрет, страхование по безработице, биржа труда, трудовая повинность, техническая безграмотность,  трудовая армия.

 

Employment mediation in the first years of Soviet power (1917—1920)

 

Fofanova N.

 

In spite of the Civil War, the government of a young Soviet government takes many legislative acts on issues related to the establishment of a system of government authorities, these acts solve such an important issue as labour mediation, redistribution of labour force, assistance to unemployed to find job, education for youth.

Keywords: decree, unemployment insurance, labour registry office, labour duty, technical illiteracy, labour army.

 

Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 2 декабря 1917 г. был создан Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) в качестве центрального экономического органа страны[1]. Его основными задачами стали организация народного хозяйства и выработка общих норм и планов регулирования экономической жизни[2]. 23 декабря 1917 г. ВСНХ утвердил положение «Об организации местных Советов народного хозяйства (совнархозах)». Районные (областные), губернские, уездные и окружные совнархозы создавались как отделы соответствующих Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов с подчинением ВСНХ. Они должны были заниматься организацией и регулированием экономической жизни на подведомственной им территории в соответствии с общегосударственными и местными интересами и проводить мероприятия по ликвидации безработицы[3].

Для реальной помощи безработным 11 декабря 1917 г. ВЦИК и СНК РСФСР было принято Положение о страховании на случай безработицы[4]. Этим Положением было введено страхование всех наемных рабочих без различия пола, возраста, национальности, места и характера работы. Расходы по страхованию на случай безработицы были возложены на предпринимателей. Взносы в кассы безработных устанавливались в размере не ниже 3% заработной платы постоянных рабочих и 5% заработной платы сезонных рабочих. На их основе был создан Всероссийский фонд безработных[5].

Страхование на случай безработицы осуществлялось местными кассами безработных. Комитет, возглавляющий кассу, должен был состоять из представителей местных рабочих, профессиональных и страховых организаций. Образование касс безработных возлагалось на профессиональные союзы, т. е. страхование по безработице было передано в руки рабочих[6].

По нашему мнению, ценность данного нормативного акта заключается в том, что он стал основой для организации социальной защиты безработных. Положением о страховании на случай безработицы было введено понятие «безработный»; предусматривалось, что продолжительность безработицы должны устанавливать местные кассы безработных через биржи труда и профессиональные союзы; они же должны определять уровень пособия по безработице в размере средней поденной заработной платы для данной местности.

Безработные нуждались в постоянном государственном внимании. Народный комиссариат труда РСФСР (далее — НКТ) отмечал, что одной из основных задач ведения борьбы с все возрастающей безработицей является правильное распределение рабочей силы в стране. Для этого необходимо создать органы, ведущие учет всех безработных, изучение местного рынка труда, — местные биржи труда. В связи с этим НКТ в письме от 26 января 1918 г. просит Совет рабочих и солдатских депутатов совместно с профсоюзами приступить к немедленной организации местных бирж труда[7].

Для установления количества безработных и их состава 31 января 1918 г. СНК РСФСР был принят декрет «О биржах труда»[8], в соответствии с которым учреждались местные и областные биржи труда. Согласно декрету биржи труда вели учет всех лиц, нуждающихся в заработке в данной местности; регистрировали заявки на рабочую силу; оказывали посреднические услуги по найму; вели статистику предложений и спроса на труд; собирали сведения о местном рынке труда, оказывали социальную помощь безработным, устраивая для них столовые и общежития.

Положения декрета «О биржах труда» было поручено внедрять НКТ. Следует отметить, что в связи с этим нормативным актом ликвидировались все частнокапиталистические посреднические учреждения по найму. Биржи труда становились единственными и централизованными организациями, ведающими наймом рабочей силы. Они вели учет безработных и выдавали им соответствующие удостоверения для получения пособия в связи с безработицей, регулировали спрос и предложение рабочей силы на местах. Первая половина 1918 года стала организационным периодом создания бирж труда, когда проводился учет безработных граждан[9].

Проводимые государством мероприятия были необходимы: в начале 1918 года, в период массового закрытия предприятий и возвращения солдат с фронта, количество безработных значительно выросло: в декабре 1917 года насчитывалось 164 670 безработных граждан, а к 10 апреля 1918 г. их было уже 324 тыс.; только в Московской области было свыше 100 тыс. безработных[10]. К 1 апреля 1918 г. закрылись такие предприятия, как «Арсенал Петра Великого», Петроградский оружейный, патронный, металлический завод, Балтийский судостроительный и механический завод, завод «Треугольник». Лишились работы 176 392 человека. На Петроградской городской бирже труда на 1 мая 1918 г. было зарегистрировано 44 025, а на 20 мая 1918 г. — уже 72 220 безработных[11].

К лету 1918 года ВСНХ перешел от национализации отдельных предприятий и акционерных компаний к национализации целых отраслей промышленности, т. е. организовывалось промышленное производство в стране[12]. На 1 июня 1918 г. было национализировано свыше 500 предприятий, на 31 августа 1918 г. их число достигло 3 тыс.[13] Пленум Московского совета профсоюзов 23 июня 1918 г. принял решение «О дисциплине безработных на бирже труда»[14], где предусматривалось, что «безработный, зарегистрированный на бирже, не имеет права отказываться от предложенной ему работы, характер и условия которой отвечают тарифу соответствующего профсоюза».

При недостатке чернорабочих бирже труда разрешалось посылать вместо них других безработных, при наличии согласия на это соответствующего профсоюза. К концу 1918 года Московская биржа труда стала единым государственным органом по учету и распределению рабочей силы в Москве[15].

К маю 1918 года период строительства бирж труда в основном был закончен, установилась связь между биржами труда и кассами безработных. При составлении и осуществлении планов в области хозяйственного строительства органы Советской власти, как в центре, так и на местах, использовали труд безработных в форме общественных работ. При Комитете государственных сооружений ВСНХ декретом СНК РСФСР от 9 мая 1918 г. «О Комитете государственных сооружений»[16] был создан специальный орган — Временный совет общественных работ, который должен был планировать эти работы в государственном масштабе.

Центральное место в законодательстве первых лет Советской власти заняла Конституция РСФСР от 10 июля 1918 г., в ст. 18 которой говорилось, что «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика признает труд обязанностью всех граждан Республики и провозглашает лозунг: “Не трудящийся да не ест!”»[17]

Характеризуя Конституцию РСФСР 1918 года, А.С. Пашков и Б.Ф. Хрусталев отмечали, что она послужила базой для издания целого ряда декретов, посредством которых правительство стало практически претворять этот лозунг в жизнь[18]. Это была первая Конституция, закрепившая создание Советского государства; в целях уничтожения паразитических слоев общества и организации хозяйства она ввела всеобщую трудовую повинность[19]. Следует согласиться с мнением Э.Х. Карра: действительно, «рухнули надежды на то, что принуждение будет применяться только к помещикам и буржуазии и труд рабочих будет регулироваться добровольной самодисциплиной»[20].

Но ликвидировать безработицу в 1918 году не удалось. А.Н. Исаев[21], Е.Г. Гимпельсон[22] в своих работах, основанных на обширном статистическом материале, доказывают наличие более 1, 5 млн человек, нуждающихся в работе в 1918 году, и подтверждают необходимость продолжения проведения мероприятий по ликвидации безработицы.

2 сентября 1918 г. в связи с постановлением ВЦИК «О превращении Советской республики в военный лагерь»[23] все хозяйство страны было подчинено военным нуждам. Мобилизация и правильное использование всех имевшихся в стране ресурсов, в том числе рабочей силы, стали одним из важнейших условий победы государственной политики. Нормативные акты Советской власти, изданные после этой даты, характеризуются сосредоточением в государственных органах руководства всеми сторонами хозяйственной жизни страны.

3 сентября 1918 г. СНК РСФСР был принят декрет «О воспрещении безработным отказываться от работы»[24] (далее — Декрет), согласно которому безработный, зарегистрированный на бирже труда, не имел права отказываться от предлагаемой ему работы по специальности, если нормы оплаты труда соответствовали тарифам, установленным его профессиональным союзом. Бирже труда предоставлялось право посылать на работы с согласия объединения местных профсоюзов вместо чернорабочих безработных других категорий. Безработные не имели права отказываться от временной работы продолжительностью не более 2 недель, чтобы сохранить свою очередь на бирже труда. Они также не могли отказаться от направления на работу по своей специальности в другую местность.

Лица, не выполнявшие требований биржи труда, лишались пособия (деньгами и натурой) на 3 месяца, считались потерявшими свою очередь и регистрировались как впервые предлагающие свой труд. Повторное нарушение требований Декрета лишало гражданина права вновь быть зарегистрированным на бирже труда. О таких безработных биржа труда сообщала гражданским властям как о лицах, не имеющих определенных занятий[25]. Е.Г. Гимпельсон отмечает, что до осени 1918 года трудовая повинность практически не проводилась, так как в стране была безработица, но принцип трудовой повинности нашел отражение в Декрете[26]. Позднее требования, установленные Декретом и предъявляемые к безработным, вошли в КЗоТ РСФСР.

В связи с изменением состояния рынка труда СНК РСФСР 29 октября 1918 г. принял декрет «Об отделах распределения рабочей силы»[27], в связи с чем декрет «О биржах труда» был отменен, а биржи труда реорганизованы. В качестве органов НКТ в целях точного учета и планомерного распределения рабочей силы учреждались отделы распределения рабочей силы. Они были обязаны брать на учет всех работающих по найму лиц; регистрировать безработных, а также спрос на труд, распределять имеющиеся вакансии между нуждающимися в работе гражданами. Наем рабочих и служащих во всех без исключения предприятиях, учреждениях производился только через отдел распределения рабочей силы, а спрос на труд не мог быть заявлен одновременно в нескольких отделах.

Нарушающие эти требования карались лишением свободы на срок до 6 месяцев или денежным штрафом до 10 тыс. руб.

31 октября 1918 г. СНК РСФСР принял Положение о социальном обеспечении трудящихся, которым предусматривалась выплата пособия  только тем безработным, кто лишился заработка по случаю закрытия предприятий или сокращения штата.

Безработные, отказавшиеся занять предложенное место за плату, установленную тарифами соответствующих профессиональных союзов и утвержденную НКТ, а также оставившие без уважительных причин работу, уволенные за недобросовестное или небрежное отношение к своим обязанностям, пособия не получали[28]. В случае острых хозяйственно-промышленных кризисов НКТ разрешалось сокращать размер пособия, но не более чем до 2/3 минимального.

Наличие и продолжительность безработицы устанавливались местным отделом социального обеспечения и охраны труда через подотделы распределения рабочей силы[29].

31 декабря 1918 г. был принят первый в России КЗоТ РСФСР[30]. Этот нормативный документ устанавливал трудовую повинность для всех граждан РСФСР, за исключением лиц, не достигших 16 лет и старше 50 лет, а также лиц, навсегда утративших трудоспособность. Местные советы депутатов получали право на принудительное привлечение лиц, не занятых общественно-полезным трудом, к выполнению общественных работ. Вводились регулирование тарифными положениями условий труда на всех предприятиях; право на применение труда по своей специальности и за вознаграждение; порядок набора рабочей силы для предприятий и привлечение трудящихся к работе через отделы распределения рабочей силы.

КЗоТ РСФСР включал Правила о порядке установления нетрудоспособности, Правила о выдаче пособий трудящимся во время их болезни, Правила о безработных и о выдаче им пособий, Правила о трудовых книжках и др.

Правила о трудовых книжках предусматривали, что все трудоспособные граждане РСФСР при зачислении их расценочными комиссиями профессиональных союзов в определенную группу или категорию получают бесплатно трудовые книжки. Трудовая книжка должна была предъявляться при поступлении на работу, а ее копия храниться на предприятии. В трудовую книжку должны были заноситься все выполненные трудящимся работы и все суммы, полученные им в качестве вознаграждения, пособий из фонда безработных или из больничной кассы; сюда же заносились сроки отпусков, время прогулов и болезни, взыскания в связи с трудовой деятельностью[31].

А.С. Пашков и Б.Ф. Хрусталев отмечали, что с принятием КЗоТ РСФСР был завершен этап становления советского законодательства о труде[32], с чем следует согласиться. Одновременно надо отметить, что с социально-политической точки зрения это был сложный правовой документ, который, с одной стороны, содержал нормы, отвечающие интересам трудящихся масс и способные защитить их права в конкретных трудовых отношениях, а с другой — нормы, серьезно ограничивающие трудовые права граждан[33].

Позднее по декрету ВЦИК и СНК РСФСР от 25 июня 1919 г. «О введении трудовых книжек в гг. Москве и Петрограде» трудовые книжки стали выдавать лицам, достигшим 16-летнего возраста. Предусматривалось, что трудовые книжки свидетельствуют об участии их владельцев в производственной деятельности, служат удостоверением личности и документом на получение продовольственных карточек, дают право социального обеспечения в случае утраты трудоспособности и при безработице. При выдаче трудовой книжки паспорт забирался[34], что, по нашему мнению, нарушало права и свободы граждан.

Следует уточнить, что первые трудовые книжки были введены декретом СНК РСФСР от 5 октября 1918 г. «О трудовых книжках для нетрудящихся»[35]. Они выдавались нетрудящимся буржуазным элементам, живущим на нетрудовые доходы, и лицам, не имеющим определенных занятий.

В декрете отмечалось, что трудовые книжки вводятся в целях осуществления основного положения Конституции РСФСР, гласящего, что «труд является обязанностью всех граждан». Только при наличии трудовой книжки с отметкой о выполнении возложенных местным Советом общественных работ и повинностей нетрудящийся получал продовольственную карточку. Предусматривалось наказание в виде штрафа в 10 тыс. руб. или тюремного заключения до полугода для лиц, отнесенных декретом к нетрудящимся и не явившимся, согласно декрету, для получения трудовой книжки в обмен на паспорт или давших неверные сведения о себе[36].

Все эти нормативные акты были, безусловно,  направлены на устранение деления общества на классы и принуждение  к труду.

3 мая 1919 г. СНК РСФСР принял Положение об органах учета и распределения рабочей силы[37], вносящее дополнения и изменения в декрет «Об отделах распределения рабочей силы». Новое положение предусматривало, что отделы распределения рабочей силы, учрежденные на местах при отделах труда Совдепа под названием «подотделов учета и распределения рабочей силы»[38], должны регистрировать всех безработных и подбирать им рабочие места; вести учет граждан, не занятых общественно полезным трудом и подлежащих трудовой повинности; удовлетворять иногородний спрос на рабочую силу; выполнять задания НКТ.

Ситуация на рынке труда с течением времени менялась. В Москве в 1918 году на 100 предложений труда имелось 72,8 рабочего места, в 1919 году — 131, в 1920 году — 149 рабочих мест[39]. Излишки рабочей силы наблюдались в текстильной промышленности[40]. Однако предлагаемые рабочие места не соответствовали категории безработных, находившихся на учете.

Основными источниками удовлетворения спроса на рабочую силу были рабочие, высвобождавшиеся в результате закрытия предприятий и сокращения производства, переведенные из действующих предприятий на более важные для обороны фабрики и заводы, а также поступающие в результате  отдельных трудовых мобилизаций[41].

Трудовая повинность распространялась на городское и сельское население. Предписание СНК РСФСР от 19 февраля 1919 г. «Исполнительным комитетам Советов и совнархозам Вятской, Костромской, Северо-Двинской, Вологодской, Череповецкой, Олонецкой, Петроградской, Новгородской, Псковской, Тверской и Ярославской губерний и комиссарам железных дорог о введении с 1 марта всеобщей трудовой повинности по заготовке и доставке дров для железных дорог»[42] предусматривало привлечение к перечисленным работам крестьянского населения сел и хуторов, расположенных в 25-верстной полосе по ту и другую сторону от Северной, Николаевской, Мурманской, Северо-Западной, Виндаво-Рыбинской железных дорог. Уклонившиеся от всеобщей трудовой повинности привлекались к ответственности в виде штрафа от 500 руб., одного месяца заключения в концентрационный лагерь и предания суду по законам военного времени. Люди использовались при расчистке железнодорожных путей от снега, немедленной разгрузке товарных вагонов, вывозе и доставке дров и других видов топлива, на уборочных работах[43].

Народному комиссариату внутренних дел и его местным органам вменялось в обязанность предавать суду революционных трибуналов лиц, преступно или даже неумело использующих объявленную мобилизацию, несвоевременно и неправильно оплачивающих труд привлеченных к повинности.

В 1919 году начали функционировать трудовые лагеря для нарушителей закона. Приговоренные ВЧК или судами обязаны были выполнять работы по требованию советских организаций. Осужденные за контрреволюционную деятельность во время войны содержались в концентрационных лагерях и выполняли особо тяжелые работы. Наряду с жесточайшим принуждением именно в это время появляется форма занятости, основанная на добровольной самодисциплине, — коммунистические субботники. В мае 1919 года В.И. Ленин призвал трудящихся принять участие в коммунистических субботниках, и тысячи рабочих Москвы и Петрограда добровольно вызвались работать сверхурочно и без оплаты[44]. Однако добровольные субботники очень скоро превратились в принудительную повинность.

В январе 1920 года Реввоенсовет 3-й армии Восточного фронта выступил с инициативой о преобразовании 3-й армии в армию труда[45]. Эта инициатива нашла свое правовое выражение в постановлении Совета рабочей и крестьянской обороны от 15 января 1920 г. «О Первой революционной армии труда»[46], в соответствии с которым 3-я рабоче-крестьянская армия должна использоваться для трудовых целей в районном масштабе как цельная организация, без разрушений и дробления ее аппарата, под именем Первой революционной армии труда.

Основными видами работ, для которых могут быть привлечены силы и средства 3-й армии, являлись заготовка продовольствия, фуража на основе выполнения всех разверсток; заготовка дров и подвоз их к заводам и железнодорожным станциям с организацией гужевого транспорта и дополнительной рабочей силы; старательные работы; ремонт сельскохозяйственных орудий, сельхозработы и пр.

В.И. Ленин на Первой сессии ВЦИК VII созыва, состоявшейся  2 февраля 1920 г., говорил о том, что идея создания трудовых армий порождена обстановкой, необходимостью напрячь все силы по-военному, организовать их, чтобы собрать больше запасов продовольственных продуктов и подвести их в центры промышленного строительства[47]. Ссылаясь на материалы X Съезда РКП(б), Е.Г. Гимпельсон подчеркивал, что съезд отверг предложение Л.Д. Троцкого превратить трудовую армию в постоянную форму хозяйственного строительства, рассматривая ее как временное явление[48].

Е.Г. Гимпельсон считает, что было создано восемь армий труда: Уральская, Украинская, Кавказская, Петроградская, 2-я Особая железнодорожная, 2-я Революционная, Донецкая и Сибирская[49]. Однако анализ правовой базы показывает, что их было девять. Деятельность так называемой Запасной армии прослеживается в постановлениях Совета рабочей и крестьянской обороны от 23 января 1920 г. «Об использовании Запасной армии для улучшения работы Московско-Казанской железной дороги»[50], «О мерах по улучшению работы железнодорожного транспорта»[51], в «Обращении ВЦИК к трудящимся»[52] от 3 февраля 1920 г. и др.

3 февраля 1920 г. ВЦИК и СНК РСФСР приняли Положение о комитетах по всеобщей трудовой повинности, в котором для планомерного осуществления всеобщей трудовой повинности было предусмотрено создание Главного и местных комитетов по всеобщей трудовой повинности.

Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 3 февраля 1920 г. «О порядке проведения всеобщей трудовой повинности»[53] предусматривалось привлечение трудящегося населения к единовременному или периодическому выполнению (независимо от постоянной работы по роду занятий) различных видов трудовой повинности: топливной, сельскохозяйственной, дорожной, продовольственной, снеговой, гужевой, для борьбы с последствиями общественных бедствий и т. п.

5 марта 1920 г. Совет рабочей и крестьянской обороны принял постановление «О порядке регистрации и использования рабочих закрывающихся предприятий», которое обязывало каждое предприятие в случае полного или временного прекращения или сокращения производства извещать об этом за две недели или немедленно в местный подотдел учета и распределения рабочей силы. Извещение должно было содержать точные сведения о количестве высвобождающихся рабочих по профессиям и категориям, полу, времени увольнения; должны быть указаны причины закрытия предприятия. Рабочие, отказавшиеся без уважительных причин от перевода в другое предприятие или от каких-либо работ, предлагаемых подотделом, лишались положенной им компенсации за время простоя или закрытия предприятия. Они принудительно привлекались к работам.

Постановлением Совета труда и обороны от 28 сентября 1920 г. «О мобилизации для трудовых целей граждан, родившихся в 1886—1888 годах»[54] была проведена мобилизация рабочих на территории Беломорского, Заволжского, Московского, Орловского, Петроградского и других округов.  Строжайшая ответственность предусматривалась для ведомств, учреждений и лиц, виновных в затягивании мобилизации и неточном выполнении обязательств постановления.

Во второй половине 1920 года изменения в законодательстве и хозяйственной деятельности привели к тому, что общее количество рабочих уже не сокращалось. С помощью вербовки на добровольных началах по деревням с мая по сентябрь 1920 года в промышленность было привлечено 110 тыс. человек[55].

Так появилась новая специфическая форма привлечения к труду — трудовая армия, которая соединяла в себе два юридических института — воинскую повинность и трудовую повинность.

 

Библиография

1 См.: Декреты Советской власти: сб. документов. — М., 1957. Т. 1. С. 172—174.

2 См.: Гимпельсон Е.Г. Великий Октябрь и становление советской системы управления народным хозяйством. — М., 1977. С. 17—18.

3 См.: Суворов К.И. Исторический опыт КПСС по ликвидации безработицы (1917—1930). — М., 1968. С. 41—42.

4 См.: Декреты Советской власти. Т. 1. С. 200—204.

5 См.: Суворов К.И. Указ. соч. С. 55—56.

6 Анализ этого и других нормативных документов позволяет сделать однозначный вывод о том, что ими практически были заложены основы отечественного  обязательного страхования.

7 ГАРФ. Ф. 382. Оп. 3. Д. 8. Л. 1.

8 Декреты Советской власти.  Т. 1. С. 424—426.

9 См.: Суворов К.И. Указ. соч. С. 58—59.

10 См.: Бюллетень Народного комиссариата труда. 1918. № 1. С. 70.

11  ГАРФ. Ф. 382. Оп. 2. Д. 10. Л. 30.

12 См.: Гимпельсон Е.Г. Военный коммунизм: политика, практика, идеология. — М., 1973. С. 41—43.

13 См.: Астапович З.А. Первые мероприятия Советской власти в области труда. — М., 1958. С. 83.

14 ГАРФ. Ф. 5451. Оп  2. Д. 230. Л. 5. 

15 См.: Астапович З. А. Указ. соч.  С. 86.

16 Декреты Советской власти. 1959. Т. 2.  С. 245—249.

17 Конституция и конституционные акты РСФСР (1918—1937). — М., 1918.  С. 20.

18  См.: Пашков А.С., Хрусталев Б.Ф. Обязанность трудиться по советскому праву. — М., 1970.  С. 21.

19  См.: Гимпельсон Е.Г. Военный коммунизм: политика, практика, идеология.  С. 85—86.

20  Карр Э.Х. Русская революция от Ленина до Сталина. 1917—1929 / пер. с англ. Л.А. Черняховской. — М., 1990. С. 33.

21  См.: Исаев А.Н. Безработица в СССР и борьба с нею (за период 1917—1924 гг.). — М., 1925. С. 9.

22  См.: Гимпельсон Е.Г. Советский рабочий класс. 1918—1920 гг. — М., 1974.  С. 26—28.

23  Декреты Советской власти. 1964. Т. 3. С. 268.

24  Там же. С. 272—273.

25  См.: Суворов К.И. Указ. соч.  С. 60.

26 См.: Гимпельсон Е.Г. Советский рабочий класс. 1918—1920 гг. С. 162.

27 Декреты Советской власти. Т. 3.  С. 480—494.

28 Декреты Советской власти.  Т. 3.  С. 481—494.

29  Там же.  С. 488.

30 Там же. Т. 4.  1968. С. 167—190.

31 Там же.  С. 188—189.

32 См.: Пашков А.С., Хрусталев Б.Ф. Указ. соч.  С. 23.

33 Иванов С.А. Российское трудовое право: история и современность // Государство и право. 1999. № 5. С. 36.

34 Декреты Советской власти. Т. 5. 1971. С. 304—305.

35 Там же. Т. 3. С. 396—397.

36 См.: Гимпельсон Е.Г. Советский рабочий класс. 1918—1920 гг.  С. 86.

37 Декреты Советской власти.  Т. 5.  С. 149—152.

38 См.: Минц Л.Е. Трудовые ресурсы СССР. — М., 1975.  С. 213—214.

39 См.: Маркузов Ф. Положение труда в г. Москве в 1921 г. // Вопросы труда. 1922.  № 2.  С. 162.

40 См.: Гимпельсон Е.Г. Советский рабочий класс. 1918—1920 гг.  С. 129.

41  Он же. Великий Октябрь и становление советской системы... С. 166.

42 Декреты Советской власти. Т. 4. С. 630—632.

43 См.: Гимпельсон Е.Г. Военный коммунизм: политика, практика, идеология. С. 86—88.

44 См.: Карр Э.Х. Указ. соч. С. 35.

45 См.: Гимпельсон Е.Г. Военный коммунизм: политика, практика, идеология. С. 95.

46 Декреты Советской власти. Т. 7. 1975. С. 96—99.

47 См.: Ленин В.И. ПСС. Т. 40. — М., 1974. С. 107.

48 См.: Гимпельсон Е.Г. Военный коммунизм: политика, практика, идеология.  С.  95.

49 Гражданская война и военная интервенция в СССР: энциклопедия. — М., 1987.  С. 607.

50 Декреты Советской власти.  Т. 7. С. 133—135.

51  Там же. С. 165—177.

52  Там же. С. 191.

53  Там же. 1920. Т. 9.  С.  204—205.

54  Там же. Т. 10.  С. 226—227.

 

55 См.: Зимина М.И. Политика Советского государства в области труда в промышленности в годы гражданской войны и иностранной интервенции // Учен. зап. Кировского гос. пед. ин-та. Вып. 19. —  Киров, 1965. С. 238.