УДК 347.426:34.03

Страницы в журнале: 110-115 

 

М.Б. РУМЯНЦЕВ,

аспирант РУДН

 

В статье обосновываются выводы о том, что: используемые для описания внешней стороны источника повышенной опасности (ИПО) термины «вредоносность» и «неподконтрольность» нуждаются в замене на более точные; необходимо разграничить ИПО в зависимости от вида и указать признаки для каждого из видов; подлежит разграничению также субъектный состав правоотношения.

Ключевые слова: ИПО, концепция, дефиниция, термины, правоотношение,  вид ИПО.

 

The terms harmfulness and lack of the control used by authors to determine SoRH are to change with more correct ones; The SoRH term should be divided  in three kinds depending on SoRH variety. This also corresponds to the legal relationship subjects.

Keywords: SoRH (source of rised hazard), conception, definition, term, legal relationship, SoRH variety.

 

Юридический термин «источник повышенной опасности» (далее — ИПО) был введен ГК РСФСР в 1922 году и имел «ту полезную абстрактность, которая была необходима судебной практике для эффективного осуществления квалификации деликтов. Благодаря такому решению наши суды и по сей день могут возлагать на причинителей вреда повышенную ответственность, не нуждаясь в специальном законодательстве и не дожидаясь соответствующей редакции законодателя»[1].

Однако законодатель не разъяснил, что именно следует понимать под ИПО. Нет определения ИПО и в ныне действующем ГК РФ. Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 28.04.1994 № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» дал примерное понятие ИПО, но в 2007 году это постановление было отменено, а новое пока не принято.

В юридической науке есть большое количество публикаций, связанных с осмыслением понятия ИПО, но тем не менее ученые не пришли к единому мнению не только в понимании сущности данного термина, но и в его юридическом определении. Были разработаны три основные теории, суть которых сводится к следующему: ИПО — это деятельность, создающая опасность причинения вреда (М.М. Агарков[2], Б.С. Антимонов[3]); ИПО — это свойства предметов, непознанные еще наукой и техникой, еще не полностью поддающиеся контролю человека (Т.Б. Мальцтман[4], Е.А. Флейшиц[5]);  ИПО — это физический объект материального мира, который при определенных количественных и качественных параметрах не поддается контролю со стороны человека (А.А. Собчак[6], О.А. Красавчиков[7], А.М. Белякова[8]). Поскольку указанные теории не противоречат одна другой, было высказано мнение, что ИПО — это как деятельность, так и использование объектов, которые могут причинить вред (А.П. Сергеев[9], С.К. Шишкин[10]). По сути, такова же и позиция законодателя, поскольку  в ст. 1079 ГК РФ указывается, что «юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и иной связанной с ней деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего».

Следовательно, ни законодателем, ни учеными не раскрыто, что представляет собой ИПО, какая юридическая формулировка отражает данное понятие и при каких условиях должна наступать гражданская ответственность, если вред причинен в результате деятельности без использования транспортных средств и механизмов либо с их использованием. Возникает противоречие: деятельность — это целенаправленное применение ИПО, а использование может быть любым (например, хранение для последующего целенаправленного применения).

Для разрешения проблемы определения сущности ИПО надо априори обозначить основные направления исследования этого феномена. Представляется, что, во-первых, необходимо уяснить, как соотносятся между собой обозначенные наукой три основных подхода в понимании ИПО. Во-вторых, следует проанализировать  физическую сущность данного феномена и установить наконец, можно ли с помощью употребляемых в юридической литературе терминов «вредоносность» и «неподконтрольность» отличать источники обычной опасности от ИПО. В-третьих, надо изучить судебную практику с целью познания позиций по использованию данной юридической категории при разрешении гражданских дел.

Анализ указанных выше подходов в понимании ИПО показывает, что в них отсутствует исследование физических параметров, что, безусловно, имеет важное значение для уяснения сущности ИПО и механизма превращения указанных в ст. 1079 ГК РФ объектов в потенциально опасные.

Имеющиеся научные достижения в исследовании ИПО, а также существующая судебная практика дают возможность построить новую концепцию не только понимания  сущности, но и  определения видов ИПО и ответственности за вред, им причиняемый.

Идеи, на которых базируется новый подход, таковы: ИПО может материализоваться во всех трех указанных выше субстанциях (и как объект, и как повышенно-опасная деятельность, и как повышенно-опасное свойство предметов и веществ); в зависимости от качественных и количественных показателей изменяется степень опасности ИПО, но не сам источник опасности; термины «вредоносность» и «неподконтрольность» не позволяют выделить ИПО из числа других опасных объектов и видов деятельности и поэтому нуждаются в замене на другие, более точные; требуется разграничить ИПО в зависимости от вида и установить для каждого вида только ему присущие признаки. Все перечисленные идеи (как и множество других, которые будут использованы для обоснования нового подхода) уже были высказаны учеными и нашли отражение в юридической литературе.

Человек создал большое количество различных машин, механизмов, веществ и технологий с целью повышения своего благосостояния, производительности труда  и улучшения условий жизни. При этом многое из созданного им технического арсенала может не только принести пользу, но и причинить вред. Например, автомобиль, трактор или трамвай в неумелых руках становятся не источниками выгоды, а орудиями вреда. Каковы их признаки как физических объектов, и какие обстоятельства обусловливают их потенциальную опасность?

Отвечая на эти вопросы, мы констатируем: это физические объекты; они обладают полезными для человека свойствами; указанные свойства человек извлекает в процессе деятельности в своих целях. Это три взаимосвязанных  признака ИПО как физического объекта. Очевидно, что без объекта невозможно извлекать какие-либо полезные человеку свойства и осуществлять деятельность. При этом объект, как отмечают ученые, проявляет свои опасные (вредоносные) свойства, как правило, в процессе деятельности. На наш взгляд, это не совсем так.

Рассмотрим  важнейшие признаки ИПО как физического объекта. Всякий объект сам по себе без наличия в нем высокоэффективных для человека свойств не представляет опасности. Например, в процессе использования тачки не создается потенциальной опасности, которая может повлечь наступление вреда. Это говорит о том, что ИПО могут стать только особые объекты, обладающие исключительно высокими энергетическими или другими свойствами. Однако указанные свойства человек высвобождает, как правило, в процессе деятельности. Неумелая эксплуатация таких объектов и порождает вред. Полезные свойства были человеком извлечены из объекта, но направить их в нужное русло ему не удалось. То, что должно было принести пользу, принесло вред. Вот таков механизм превращения ИПО в орудие вреда.

Не вызывает сомнения, что рассмотренные нами особые свойства объекта (свойства повышенной эффективности) и легли в основу теории Е.А. Флейшиц, которая считала, что ИПО — это не что иное, как свойства вещей и силы природы, которые при достигнутом уровне развития техники не поддаются полностью контролю человека и поэтому создают высокую степень вероятности причинения вреда[11].

Что касается теории деятельности, то и этот подход, несомненно, отражает один из признаков ИПО.

Можно сделать вывод, что ИПО характеризуется  тремя  признаками, каждый из которых в свое время лег в основу той или иной  теории для уяснения его понимания. Все эти признаки действительно не вступают между собой в противоречие, а образуют единый физический образ ИПО. При этом физический объект приобретает потенциальную опасность лишь тогда, когда он приводится в состояние деятельности[12].

«Потенциальность есть состояние реальной возможности, то есть это более чем возможность логическая. Потенциальность — это сила бытия, которая, говоря метафизически, еще не осознала своей силы. Сила бытия остается до времени скрытой, она еще не стала явной. Следовательно, если мы говорим, что нечто существует, то тем самым мы подразумеваем, что оно оставило состояние простой потенциальности и стало актуальным»[13]. В нашем случае потенциальная опасность объекта становится реальной в результате приведения его в состояние деятельности, что свидетельствует о начале извлечения из него полезных свойств. До тех пор пока объект не проявляет свои свойства, он однозначно безопасен, т. е. в нем существует только потенциальная опасность, поскольку мы понимаем, что данный объект может проявить свои свойства и во вред человеку, если привести его в действие. Но когда объект приводится в действие, то нужны постоянные усилия человека, чтобы исключить нежелательные последствия от высвобождающихся свойств объекта. Вот это — реальная потенциальная опасность.

Рассматривая ИПО как объект, который становится потенциально опасным только в процессе деятельности, мы недооцениваем фактор случайности, который всегда присутствует при его эксплуатации. В реальной жизни возбудить, привести в действие проявление свойств ИПО можно и вне процесса деятельности. Например, можно оставить автомобиль на стоянке, не установив тормоз. Именно поэтому, по нашему мнению, будет более правильно считать, что потенциальная опасность ИПО возникает не только в процессе деятельности, но и при использовании его любым иным способом.

Физический объект как ИПО имеет две одновременно характеризующих его стороны: внешнюю и внутреннюю. Внешняя сторона показывает, что объект является именно ИПО, а не источником обычной опасности. Внутренняя сторона отражает степень готовности объекта перейти из состояния обычной (логической) потенциальной опасности в состояние реальной потенциальной опасности. Первое состояние объект приобретает в момент его создания, и оно сохраняется до тех пор, пока человек не лишит объект заложенных в нем свойств (например, путем утилизации). Реальная потенциальная опасность возникает в момент введения объекта в процесс деятельности, т. е. в процессе эксплуатации.

Все существующие в науке подходы понимания ИПО не дают ответа на вопрос, какие все же источники опасности следует к нему относить. Топор, так же как и автомобиль, может причинить вред в процессе  использования. Однако всем понятно, что топор не является ИПО (в отличие от автомобиля). В чем же их различие?

В цивилистике определены два внешних признака, с помощью которых ученые пытаются выделить ИПО из числа остальных потенциально опасных объектов, которые не представляют реальной повышенной опасности. Это — неподконтрольность и вредоносность ИПО. Рассмотрим подробнее эти признаки и установим возможности определения с их помощью объекта как ИПО в массе других физических источников, не представляющих повышенной опасности. Неподконтрольность, по мнению сторонников важности этого признака, возникает при определенных количественных и качественных параметрах, что приводит объект в состояние потенциальной опасности и возможности причинения вреда[14]. Однако, как было показано выше, потенциальная опасность возникает в силу того, что происходит одновременное объединение трех внутренних качеств (признаков) ИПО. В таком состоянии объект приобретает реальную потенциальную опасность независимо от показателей, при которых он используется. Так, автомобиль представляет реальную потенциальную опасность причинения вреда на любой скорости движения. Конечно, при высокой скорости он более опасен, чем при низкой. И все же не скорость движения и не неподконтрольность возвели его в ранг источника повышенной опасности, а именно одновременное сочетание трех его внутренних признаков: это объект;  данный объект проявляет такие свойства, которые могут причинить как пользу, так и вред;  автомобиль используется с целью извлечения его свойств. Другими словами, автомобиль уже в момент создания приобрел способность не только приносить пользу, но и причинять вред  в случае наезда (воздействия весом) или удара (воздействия скоростью и весом). Этими вредоносными свойствами, как пишет Г.В. Кулешов[15], автомобиль обладает не потому, что его невозможно мгновенно остановить, а потому, что по объективным физическим законам большой вес и скорость движения автомобиля потенциально могут причинить материальный ущерб имуществу либо повредить здоровье человека, лишить его жизни, если над автомобилем будет потерян контроль со стороны лица, управляющего им.

Понятно, что объект приобретает свойства, способные причинить вред, не из-за изменения своих качественных и количественных показателей, а в силу того, что  таким его сделал человек (или природа). Так, малое количество ядовитого вещества не причиняет вред не потому, что оно безопасно. Уже в этой малой дозе заложено его свойство, которое по мере увеличения количества становится все более и более опасным. Количественные и качественные показатели характеризуют степень опасности источника, а не сам источник.

Кроме того, неподконтрольность — это оценочный признак, что, по сути, лишает его права на отграничение обычных объектов от ИПО. В судебной практике оценить, насколько неподконтролен объект, очень трудно. По сути, такое отличительное свойство ИПО толкает суды на субъективное его определение, тогда как требуется найти объективные признаки, которые позволяли бы действительно выделять ИПО из числа других обычных источников опасности.

Вредоносность понимается как объективная способность объекта к причинению вреда. Мы установили, что один из видов ИПО — это такие физические объекты, которые обладают определенными полезными для человека свойствами. Их полезные свойства могут извлекаться только в контролируемом режиме. Потеря контроля над процессом извлечения полезных свойств объекта приводит к тому, что те же самые свойства причиняют вред. Именно поэтому данный термин вряд ли применим для определения указанного внешнего признака ИПО.

Этот внешний признак не может характеризовать объект как ИПО. Обычные предметы домашнего обихода (например, топор, лом, нож) обладают такими же свойствами: при их использовании можно причинить вред. Следовательно, они тоже обладают признаком вредоносности.

Нет необходимости использовать этот внешний (совершенно условный) признак еще и потому, что в науке гражданского права уже выявлены достаточно объективные отличительные признаки ИПО. Так, В.М. Сагрунян относит к числу таковых следующие:  ИПО нуждается в постоянном контроле с момента создания и вплоть до утилизации, так как неосторожное обращение с ним может повлечь наступление вреда;  ИПО проявляет свои свойства (с момента приведения его в действие и вплоть до момента остановки  генерации свойств) в автоматическом режиме;  ИПО находится в «активном и пассивном использовании специалиста, имеющего соответствующие знания и навыки по обращению с ним»[16]. На последний (третий) признак указывает также С.К. Шишкин[17]. Однако третий признак нельзя отнести к числу объективных внешних признаков ИПО, «так как это скорее следствие признания определенного предмета источником повышенной опасности, нежели причина признания его таковым»[18].

Однако два первых признака являются действительно объективными внешними критериями, по которым можно отличить ИПО от других источников опасности. Так, топор не нуждается в постоянном контроле и свои свойства он не проявляет в автоматическом режиме. И в то же время автомобиль, поезд, танк, яды, горючие вещества — это ИПО. Неосторожное обращение с ними во время использования, как в процессе деятельности, так и иными способами, может повлечь за собой их выход из-под контроля и причинение вреда.

Таким образом, ИПО как физический объект обладает определенными полезными свойствами, которые человек использует в своих целях. Эти свойства объект может производить в автоматическом режиме  (после его запуска). Потеря контроля над объектом обусловливает то, что он, генерируя свои свойства, может случайно причинить вред. Именно это обстоятельство обязывает владельца объекта, являющегося ИПО, осуществлять постоянный контроль над ним.

Можно сделать однозначный вывод, что физический объект как ИПО в юридической литературе нашел достойное обоснование. Не вызывает сомнения, что большинство ИПО — это именно объекты, а не деятельность и не свойства предметов. Всеобщего признания эта истина не получила в научных кругах только потому, что остается актуальной и не разрешенной проблема понимания сущности повышенной опасности деятельности человека, которая также может причинить вред. Рассмотрим этот вид ИПО.

Очевидно, если в процессе деятельности используется объект, обладающий признаками повышенной опасности (внешними и внутренними), и именно в результате его выхода из-под контроля причиняется вред, то нет смысла говорить о вредоносности деятельности. Ответственность в таком случае должен нести владелец ИПО, т. е. владелец определенного объекта, обладающего повышенно-опасными свойствами.

Повышенной опасностью может быть деятельность, которая порождает вред непосредственно сама по себе, вне связи с объектом и его полезными (либо вредоносными) свойствами. Поскольку деятельность как целенаправленное поведение человека представляет собой определенный производственный (технологический) процесс, она не может быть ущербной, вредоносной (кроме случаев, когда ставится именно такая цель). Именно поэтому более правильно говорить не о деятельности как таковой, а о способах ее осуществления и о полученных результатах. «Повышенно-опасная деятельность есть деятельность правомерная, и возникновение ее вредоносных результатов является скорее нежелательным исключением, нежели правилом»[19].

Так, траншея, выкопанная вдоль жилого многоэтажного дома, может вызвать его обрушение и гибель людей; мелиоративные работы могут привести к экологической катастрофе; медицинская деятельность — к смерти пациента; использование строительных материалов не по их назначению — к обвалу постройки и т. п.

Такая повышенно-опасная деятельность порождает вред как итог допущенной ошибки (как правило, нескольких ошибок), обусловленной тем, что до начала процесса деятельности невозможно было предвидеть объективное стечение неблагоприятных обстоятельств, из-за которых результат получился вредоносным, а не полезным, как было запланировано первоначально. При этом не имеет значения, какие орудия труда и механизмы были использованы в процессе вредоносной деятельности. Даже если были использованы объекты, подпадающие под признаки ИПО (например, экскаватор для рытья траншеи), но вред наступил именно от ошибочной деятельности, то в качестве ИПО следует квалифицировать деятельность. Ответственность в таких случаях несут производители работ. Так, А.Д. Власова вполне обоснованно приходит  к выводу, что вакцинация против клещевого энцефалита, как один из видов медицинской деятельности, обладает признаками ИПО[20]. С.К. Шишкин относит к числу повышенно-опасных деятельность по использованию атомных электростанций[21]; О.М. Солдатенко называет в качестве деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, экологические вредные производства[22] и т. д.

Потенциальная опасность деятельности может быть очевидной, когда она осуществляется с определенным риском, и неочевидной, когда сам ее процесс не сопровождается риском, но полученный результат является вредоносным.

Деятельность, выполняемая с риском причинения вреда, потенциально опасна всегда. Однако ее результаты не обязательно вредоносны, они, как правило, приносят пользу. Это и оправдывает данный ее характер. Критериями отнесения рисковой деятельности к числу повышенно-опасной являются ее способы, выбор используемых материалов (например, ранее не применявшихся в данных условиях), оценка возможных последствий и т. п. Потенциальная опасность такой деятельности очевидна, но она, тем не менее, имеет альтернативу — высокую вероятность наступления полезного результата.

Деятельность также относится к рискованной, если осуществляется с проведением экспериментов или с применением малоизученной (новой) технологии.

В то же время даже деятельность, проводимая в рамках установленных правил, может привести к причинению вреда, если в процессе ее осуществления допускаются определенные ошибки. Критерии отнесения такой деятельности к числу повышенно-опасных следующие: до начала производства работ невозможно предвидеть наступление вреда;  вред наступает в результате стечения таких обстоятельств, которые, взаимодействуя с результатами деятельности, обусловливают порождение неблагоприятного последствия (например, зимой вдоль дома роется траншея, но неожиданно наступает резкое потепление, идут ливни, происходит затопление траншеи, что вызывает подмыв фундамента дома и его разрушение).  Это — объективные критерии отнесения деятельности к числу повышенно-опасных. В данном случае не имеет значения наличие такого признака, как правомерность[23], поскольку правомерность характеризует не саму деятельность, а ее юридический статус.

Деятельность из обычной может превратиться в повышенно-опасную в связи с наличием следующих ошибок, которые невозможно было предвидеть: в расчетах;  в выборе места и времени;  в последовательности действий; в выборе материала; в оценке возможных последствий деятельности; в качестве осуществления работ; при недооценке влияния случайных факторов, которые можно учесть в расчетах; при несовершенстве технологии и т. п. Все эти факторы исключают вину лица, осуществляющего деятельность, но не ответственность по ст. 1079 ГК РФ.

ИПО могут быть особые свойства предмета или вещества. Речь идет о тех редких случаях, когда хорошо изученные вещества и предметы, зарекомендовавшие себя как надежные, безопасные, повсеместно применяемые объекты, неожиданно проявляют в определенных условиях новые, ранее неизвестные свойства, которые могут причинить вред. К числу таких ИПО можно отнести лекарства, вакцины, продукты питания, биодобавки, строительные материалы, селекционные растения, удобрения и т. д.

Ответственность за вред от воздействия данных веществ и предметов должен нести изготовитель. Поскольку указанные объекты не отнесены изготовителем к числу ИПО в силу того, что в обычных условиях они не проявляют вредоносных свойств, тем не менее в особых условиях они могут причинить вред, поэтому риск ответственности должен нести изготовитель, а не владелец.

 

Библиография

1 Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. — СПб., 2002. С. 13.

2 Агарков М.М. Гражданское право. Т. 1. — М., 1944. С. 339.

3 Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. — М., 1952. С. 100.

4 Мальцтман Т.Б. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1948. С. 31.

5 Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. — М., 1951. С. 132.

6 Собчак А.А. О понятии источника повышенной опасности в гражданском праве // Правоведение. 1964. № 62. С. 145.

7 Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. — М., 1966. С. 15.

8 Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. — М., 1986. С. 110.

9 Гражданское право: Учеб. Т. 3 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 2006. С. 49.

10 Шишкин С.К. Теория и практика: аспекты рассмотрения отдельных гражданских дел, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда // Российская юстиция. 2008. № 3.

11 См.: Флейшиц Е.А. Указ. соч. С. 132.

12 См.: Шишкин С.К. Источник повышенной опасности и его виды // Российская юстиция. 2002. № 12.

13 Тиллах П. Систематическое богословие. — СПб., 1998. С. 328. Цит по: Кондратюк Л.В. Антропология преступления (микрокриминология). — М., 2001. С. 70.

14 См.: Шишкин С.К. Источник повышенной опасности и его виды. Указ. изд. С. 38.

15 См.: Кулешов Г.В. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности // Право в Вооруженных Силах. 2008. № 3.

16 Сагрунян В.М. Источник повышенной опасности как физический объект // Вестник Саратовской государственной академии права. 2009. № 3. С. 92.

17 См.: Шишкин С.К. Источник повышенной опасности и его виды. Указ. изд. С. 38.

18 Баландин В.С. Транспортное средство как источник повышенной опасности // Нотариус. 2006. № 5.

19 Солдатенко О.М. Гражданско-правовое регулирование ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности. — Саратов, 2002. С. 37.

20 См.: Власова А.Д. Гражданско-правовое регулирование обязательств вследствие причинения имущественного вреда жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности: Дис. … канд. юрид. наук. — Ставрополь, 2004. С. 82—83.

21 См.: Шишкин С.К. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, по российскому гражданскому праву: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 26.

22 Солдатенко О.М.  Указ. раб. С. 38.

23 См.: Солдатенко О.М.  Указ. раб. С. 37.