УДК 340.14
 
И.В. ВОРОНЦОВА,
кандидат юридических наук,  доцент, докторант кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права
 
В статье рассматривается понятие «разумность» как научная категория, исследуются информационное письмо ВАС РФ, практика Европейского суда по правам человека, проект федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов». В заключение сделан вывод о необходимости закрепления принципа разумности в российском гражданском процессуальном  законодательстве с целью приведения его в соответствие требованиям европейских стандартов.
 
The article discusses «reasonableness» as a scientific category. Information letter of Superior Arbitration Court of the Russian Federation, European Court of Justice practice and a draft Federal Constitution Law «On compensation for harm incurred by violation of legal proceedings rights within a reasonable period of time of valid judicial acts» are investigated in the work. In conclusion the author draws an inference of the necessity to consolidate the principle of reasonableness in order to bring civil procedural legislation in compliance with the European Standards.
 
Ключевые слова (keywords): разумность (reasonableness), разумные сроки (reasonable period of time), Европейский суд (European Court of Justice), Европейская конвенция о защите прав человека (European Convention on human rights), исполнение судебных актов (execution of judical acts), возмещение вреда (compensation for harm).
 
Согласно постановлению Пленума Верховного суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» применение судами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека (далее — Европейский суд). Постановления Европейского суда в отношении Российской Федерации обязательны для всех органов государственной власти России, в том числе и для судов. В указанном постановлении также подчеркивается необходимость осуществления судопроизводства с учетом разумных сроков в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции.
Так, в информационном письме Высшего арбитражного суда РФ от 20.12.1999 № С1-7/ СМП-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» указывается: «Разумность срока применительно к судебному разбирательству устанавливается в зависимости от конкретных обстоятельств спора, сложности дела, поведения сторон в процессе, добросовестности судебных структур, рассматривающих спор и выдающих исполнительные документы»[1].
Разумность продолжительности рассмотрения дела Европейский суд оценивает, руководствуясь следующими критериями:
— сложностью дела (относительно его предмета);
— поведением сторон;
— поведением судебных властей (а также — административных властей, если они вмешались в процесс).
К перечисленным критериям судебная практика добавила еще один: важность предмета разбирательства для заинтересованного лица, например, в области трудовых и семейных споров. Было выявлено, что национальное (внутригосударственное) право устанавливает слишком короткие сроки для рассмотрения подобных дел[2].
Несмотря на выработанные в прецедентном праве Европейского суда критерии, применяемые при любой обобщенной оценке продолжительности гражданского процесса, контрольные органы на протяжении длительного времени высказываются против применения четких критериев для оценки разумности сроков разбирательства гражданских дел[3].
На семинаре-совещании, проведенном с 28 по 31 января 2008 г. Верховным судом РФ совместно с Судебным департаментом при ВС РФ и Российской академией правосудия, в очередной раз особое внимание судей было обращено на проблему соблюдения разумных сроков рассмотрения дел.  На совещании Председатель ВС РФ В. Лебедев призвал не забывать о 30 жалобах российских заявителей в Европейский суд именно по поводу нарушения разумных сроков рассмотрения гражданских дел. На это необходимо обратить внимание не только председателям судов, в которых изначально рассматривались дела заявителей, отметил в своем выступлении В.М. Лебедев, но и всем остальным судьям. Ведь, по существу, эти дела не представляют никакой сложности, а основной причиной нарушения разумных сроков их рассмотрения является ненадлежащая организация работы судьи[4].
Для более точного определения количества обращений в суд по делам данной категории нами изучены представленные Министерством юстиции РФ материалы о практике рассмотрения Европейским судом жалоб против Российской Федерации.
Ежегодное поступление жалоб из Российской Федерации сократилось с 21 008 в 2001 году до 10 890 в 2007 году. Из них только 65%, или примерно 7000 жалоб, признаются Европейским судом приемлемыми.
Из 7000 жалоб, поступивших в течение 2007 года и признанных приемлемыми, 5096, или 72%, — это жалобы на нарушение разумных сроков судопроизводства и длительное неисполнение судебных решений, в том числе 1274 (25%) — на нарушение разумных сроков судопроизводства и 3822 (75%) — на неисполнение судебных решений[5].
В целях сокращения количества жалоб  в Европейский суд по мотиву нарушения судьями разумных сроков ВС РФ подготовил законопроект «О возмещении государством вреда, нанесенного гражданину нарушением разумных сроков рассмотрения дел и неисполнением судебных актов, вступивших в законную силу». Указанный законопроект передан на рассмотрение Совета Европы[6].
30 сентября 2008 г. ВС РФ внес на рассмотрение Государственной думы проект федерального конституционного закона № 103357-5 «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов». Необходимость разработки законопроекта, по мнению В.И. Нечаева, вызвана стремлением соблюсти положения Конституции РФ и международных обязательств, вытекающих из Конвенции. К сожалению, как было еще раз отмечено, у нас встречаются случаи неоправданного затягивания сроков судопроизводства и исполнения вступивших в законную силу судебных актов. Этим нарушаются права участников судопроизводства на разбирательство дела в разумный срок, предусмотренные ст. 6 Конвенции[7].
Кроме того, необходимость в данном нормативном акте обосновывается также положением ст. 53 Конституции РФ, в которой закреплено право граждан и организаций на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. И хотя Конституция РФ — это нормативный акт прямого действия, данная статья носит общий характер. Именно поэтому, чтобы гарантировать судебную защиту права граждан на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов, необходим специальный закон, проект которого и разработан в ВС РФ[8].
По мнению Президента РФ Д. Медведева, в вопросе своевременного исполнения судебных актов мы невероятно далеки от европейских и мировых стандартов. Он считает, что исправить ситуацию поможет указанный выше закон. Проект закона предусматривает создание специального фонда, за счет которого будут производиться выплаты по возмещению государством вреда за нарушение разумных сроков рассмотрения судебных дел и разумных сроков исполнения вступивших в законную силу решений. Правда, как указано в газете «ЭЖ-Юрист», предложенный вариант возмещения вреда ни Конституционный суд РФ, ни Высший арбитражный суд РФ не поддерживают, а последний, по некоторым сведениям, собирается самостоятельно подготовить собственную версию законопроекта[9].
Рассматриваемый проект закона — документ, безусловно, своевременный. Он будет способствовать реализации права на судебную защиту в компетентном национальном суде, а также значительно разгрузит Европейский суд, так как один из основных мотивов, по которым поступают жалобы, — нарушение разумного срока рассмотрения дела. Таким образом, на наш взгляд, обращения российских граждан в Европейский суд сократятся.
В проекте федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов» правового понятия «разумные сроки» действительно нет. По мнению разработчиков законопроекта, в настоящее время невозможно дать определение этому понятию. Является ли срок судопроизводства или срок исполнения вступившего в законную силу судебного акта разумным, должен определять суд в каждом конкретном случае в зависимости от множества обстоятельств. В статьях 11 и 12 указанного законопроекта дается следующий перечень таких обстоятельств: сложность дела, поведение сторон и других участников процесса; действие или бездействие судебных органов, органов уголовного преследования, сторон исполнительного производства, государственных органов, исполняющих судебный акт; значимость срока судопроизводства или срока исполнения судебного акта для лица, обратившегося в суд с иском к государству о возмещении вреда[10].
По мнению В.И. Нечаева, разумные сроки судопроизводства по отдельным делам могут составлять и два, и три года. Вместе с тем для отдельных категорий дел (в частности, о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья) сроки в 2—3 года уже не являются разумными.
В юридической литературе требование разумности в гражданском процессе предлагается оценивать как необходимость сбалансированного учета законных интересов участников и целей гражданского судопроизводства[11].
А. Барак полагает, что разумность является материальным ограничением судейского усмотрения и заключается в сознательной интеллектуальной борьбе между несколькими законными возможностями, в которой судья применяет объективные стандарты. Тогда единственная обязанность судьи заключается в том, чтобы из всех возможностей выбрать одну, которая кажется ему наилучшей[12].
Другие авторы отмечают, что «разумность» как юридическое понятие отражает объективную сторону действий лица, а именно интеллектуальные и нравственные качества характеризуются опосредованно, через сравнение его поведения с возможным поведением среднего человека[13].
Ю.В. Винниченко под разумностью понимает «внешнее мерило», служащее масштабом оценки действия субъектов, т. е. выступающее в качестве принципов права[14].
На наш взгляд, верно отметил А.А. Богомолов, что понятие «разумный срок» является оценочным и при его применении необходимо исходить из фактических обстоятельств дела[15].
Л.В. Борисова, исследуя данную категорию, пришла к выводу, что разумность в юридической литературе понимается в разных значениях: «Одни авторы утверждают, что разумность является законодательным требованием, другие воздерживаются от ее правовой оценки или ограничиваются упоминанием в рамках какого-либо вопроса, третьи рассматривают разумность как принцип права»[16]. В рамках исследуемого вопроса невозможно занимать выжидательную позицию.
Учитывая то, что в науке гражданского процессуального права уделялось недостаточно внимания категории «разумность», необходимо, подведя итог рассуждениям по обозначенному вопросу, сделать соответствующие рекомендации.
Категория «разумность» упоминается в ряде статей ГПК РФ (ст. 99, ч. 1 ст. 100, ч. 1 ст. 136), в ГПК РФ упоминается «принцип разумности» (ч. 1 ст. 107). Кроме того, указанной категорией в последнее время зачастую оперирирует Конституционный суд РФ в своих определениях и постановлениях.
Учитывая вышесказанное, можно сделать следующий вывод: сроки рассмотрения дела, установленные законом, и разумные сроки рассмотрения дела — это две разные категории.
Таким образом, такие категории, как «разумный срок», «разумный предел», вызывают определенные трудности в понимании. Как уже было отмечено, в ГПК РФ упоминается «принцип разумности». Представляется совершенно очевидным понимание «разумного срока» и «разумного предела» в соответствии с «принципом разумности». В сложившейся на сегодняшний день ситуации приведения российского процессуального законодательства в соответствие  требованиям европейских стандартов, а также унификации законодательства предлагаем закрепить принцип разумности в качестве отдельной статьи ГПК РФ. Кроме того, в условиях тенденции к унификации процессуального законодательства проблема принципа разумности должна найти единообразное закрепление во всех процессуальных отраслях.
 
Библиография
1 Вестник ВАС РФ. 2002. № 2.
2 См.: Терехова Л.А. Книга Микеле де Сальвиа «Прецеденты Европейского суда по правам человека»: впечатления процессуалиста / Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 12.
3 См.: Еременко М.С. Право на справедливое судебное разбирательство в гражданском процессе: практика Европейского суда по правам человека // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2004. № 3. С. 640.
4 См.: Шиняева Н. Верховный Суд: итоги и планы // ЭЖ-Юрист. № 5. 2008. С. 9.
5 http://www.supcourt.ru
6 http://oblsud.wld.sudrf.ru (на 28.03.2008).
7 См.: Сколько стоит волокита // ЭЖ-Юрист. № 48. 2008. С. 1.
8 Там же.
9 См.: Судьям дадут новый срок // Там же. № 28. С. 3.
10 http://www.supcourt.ru
11 См.: Борисова Л.В. Соотношение законности и разумности в гражданском судопроизводстве / Юрист. 2007. № 2.
12 См.: Барак А. Судейское усмотрение. — М., 1999.
13 См.: Иванова С.А. Некоторые проблемы реализации принципа социальной справедливости, разумности и добросовест-
ности в обязательственном праве / Законодательство и экономика. 2005. № 4; Емельянов В.И. Понятие «разумность» в гражданском праве России // Вестник ВАС РФ. 2002. № 10.
14 См.: Винниченко Ю.В. Разумность в гражданском праве Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. — Иркутск, 2003. С. 17—18.
15 См.: Богомолов А.А. Разумность сроков рассмотрения гражданских дел // Гражданское судопроизводство в изменяющейся России: Междунар. науч.-практ. конф. (14—15 сентября 2007 г.). — Саратов, 2007. С. 254.
16 Борисова Л.В. Принцип разумности в российском гражданском процессе. — М., 2008. С. 22—23.