УДК 343.975.5 

Страницы в журнале: 101-104

 

Т.К. ЖИДКОВА,

преподаватель юридических дисциплин Пятигорского торгово-экономического техникума, соискатель Кисловодского гуманитарно-технического института

 

Рассматриваются причины ксенофобии в нашей стране, обусловленные целым рядом составляющих. Анализируется проявление ксенофобии как фонового явления, мотивации для совершения преступлений экстремистского характера. Обосновывается комплексный подход в выработке мер по противодействию данному явлению.

Ключевые слова: ксенофобия, страх перед «чужими», криминогенный потенциал.

 

On some measures for the prevention of crime, committed on the ground of xenophobia

 

Zhidkova Т.

 

The causes of xenophobia in our country are stipulated for a series of components. A so-called phenomenon of the background is the motivation for committing crimes of an extremist nature. Accordingly, a comprehensive approach in developing measures to counter this phenomenon.

Keywords: xenophobia, the fear of “strangers”, criminogenic potential.

 

Ксенофобия — свойство человеческого поведения, возникающее как неадекватная реакция на потенциальную или реальную, как правило чрезмерно переоцененную, опасность. Это может быть связано с мнимыми страхами за свою безопасность, здоровье, жизнь; со страхом потерять работу, имущество и т. д.

Проявления ксенофобии носят локальный и перманентный характер, если в государстве сформированы комплексные механизмы противодействия этому негативному явлению. В противном случае характер ксенофобии может быть более затяжным и сложным, что будет способствовать совершению различного рода правонарушений, в том числе и наиболее опасных (преступных действий). Ксенофобские взгляды, содержащие в себе криминогенный потенциал, становятся одной из причин возникновения и развития локальных этнических конфликтов, которые всегда сопровождаются совокупностью противоправных насильственных действий, чаще всего подпадающих под понятие действий экстремистского характера[1]. Предупреждение преступлений, совершаемых на почве межнациональных конфликтов,  является составной частью предупреждения преступности в целом[2].

Предупреждение преступности, независимо от форм и разновидностей ее проявления, это часть социально-правовой политики государства, представляющая собой сложный комплекс разнообразных мер воздействия (экономических, социально-политических, правовых, психологических, воспитательных, организационных и др.), требующих усилий многих людей, значительных материальных затрат, ресурсного обеспечения. «Предупреждение преступности не единичный акт, а ряд последовательных действий, связанных с выявлением ее причин и условий, с разработкой системы мероприятий по их устранению или нейтрализации, реализации на практике этих мероприятий и др.»[3].

Доказано, что бесконфликтного общества не существует. Обществом постоянно порождаются конфликты, в том числе межнациональные. Задача любого государства, в том числе и России, заключается в том, чтобы проследить возможные пути стабилизации ситуации в стране и не допустить нежелательного развития межнациональных конфликтов, когда они открыто посягают на общественные отношения, охраняемые законом. В тех или иных своих проявлениях такие конфликты — неизбежная и неотвратимо действующая во всех социальных системах сила, которая активизируется при некоторых специфических условиях[4]. Это в свою очередь обусловливает существование преступлений экстремистского толка с ксенофобским характером. Свидетельство тому —сравнительно недавние события на Манежной площади в Москве.

Учитывая тот факт, что рассматриваемая проблема многоаспектна, профилактика и предупреждение указанного негативного явления, содержащего криминогенный потенциал, а также борьба с ним должны строиться с учетом комплексного криминологического подхода.

Приоритетными направлениями профилактики и противодействия преступности на 2011—2015 гг. должен, на наш взгляд, стать следующий комплекс мер:

— совершенствование работы по предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию преступлений, представляющих собой совокупность противоправных действий экстремистского характера;

— укрепление экономической безопасности, защита от преступных посягательств бюджетных средств, выделяемых для реализации приоритетных национальных проектов;

— усиление противодействия процессам диверсификации экстремистских проявлений в формы организованной преступной деятельности;

— развитие государственной системы профилактики правонарушений, совершаемых на почве ксенофобии, национального, расового и религиозного экстремизма, особенно в молодежной среде ;

— укрепление и развитие материально-технической базы правоохранительных органов.

Кроме того, наиболее действенными в плане снижения числа совершаемых преступлений в долговременной перспективе являются меры, направленные на укрепление экономики, обеспечение населения рабочими местами, на подавление таких связанных с преступностью

явлений, как пьянство и наркомания, бродяжничество, нелегальная миграция, межнациональные и прочие конфликты, а также общественные программы повышения уровня жизни, создания в обществе положительного нравственного климата.

Современная наука уже характеризует ксенофобию как комплексное преступное явление, в структуре которого можно выделить различные формы ее проявлений, такие как мигрантофобия, этнофобия, исламофобия, расофобия и др.

Заметим, что все это явления одного порядка и порождены они не просто человеческими предрассудками, а прежде всего недостатками образования, воспитания, культуры, отношением властных структур, причем как на государственном, так и на местном уровне.

Таким образом, можно сделать вывод, что источником ксенофобии могут быть не только отдельные группы граждан, объединенных по различным признакам (социальному происхождению, этнической идентичности, религиозной принадлежности, землячеству, профессии и т. д.), но и, что представляется наиболее опасным, государственные и муниципальные власти, чиновники различного уровня — от простого участкового до члена правительства. Власти, в отличие от рядовых граждан, имеют значительные ресурсы в своей деятельности, например финансовые средства и средства массовой информации.

На Всемирной конференции по борьбе против расизма и расовой дискриминации, прошедшей в 1978 году в Женеве, расизм признан международным преступлением, которое влечет угрозу миру и безопасности. Всемирная конференция против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости была проведена в 1983 году ООН с тем, чтобы придать новый импульс борьбе с этими негативными явлениями в современном обществе.

Кроме правовых (прежде всего уголовно-правовых[5]) механизмов противодействия экстремистским преступлениям на почве ксенофобских проявлений должны существовать и иные политические, экономические и организационные механизмы. По нашему мнению, среди основных мер по борьбе с ксенофобией как явлением, содержащим определенный криминогенный потенциал, можно выделить следующие:

— создание реально действующих государственных и региональных программ по культивированию в обществе, особенно в подростковой и молодежной среде, толерантности;

— поддержка общественных организаций, занимающихся борьбой с ксенофобией и ее проявлениями;

— содействие созданию ассоциаций мигрантов, иностранцев, в том числе иностранных студентов.

Положительный опыт уже имеется в западных странах, столкнувшихся с данной проблемой в период массовой миграции в последней трети ХХ века, где были созданы сети мигрантских правозащитных организаций. Ассоциации мигрантов в принимающих странах — это координационные центры для приложения честолюбивых усилий граждан, проживающих за рубежом, и они должны превратиться в действенный механизм для поощрения межкультурного обмена, адаптации к местным условиям и распространения концепции совместного развития. Эта концепция должна находить отражение в первую очередь в передаче принимающими странами технологий странам происхождения мигрантов и в передаче умений и навыков мигрантов гражданам принимающих стран. Не следует также забывать о проектах по укреплению связей мигрантов со странами их происхождения за счет возможностей по инвестированию в свои общины[6].

В целях совершенствования системы формирования толерантного сознания и поведения, воспитания культуры мира, обеспечения атмосферы межнационального мира и согласия посредством активного участия молодого поколения российских граждан, руководствуясь прежде всего ст. 2 Конституции РФ, которая провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, а также исходя из обязанности органов государственной власти Российской Федерации обеспечивать уважение прав и свобод человека независимо от расы, пола, языка, национальной и религиозной принадлежности, необходимо реализовать комплекс мероприятий, направленных на развитие гражданского общества, воспитание гражданской солидарности, патриотизма и интернационализма, поддержание мира и согласия, на противодействие любым проявлениям экстремизма и ксенофобии, прежде всего внедрять в молодежную субкультуру политику толерантности в области национальных отношений — через молодежные общественные организации, молодых  активистов из  числа представителей диаспор, существующих во всех городах России. 

При этом, на наш взгляд, толерантность не просто терпимое отношение к чему-то иному, отличающемуся от привычного нам. В данном случае предполагается не только понимание, но и принятие того факта, что окружающий мир и населяющие его народы очень разнообразны. При этом каждый этнос уникален и неповторим. Только признание этнического и религиозного многообразия, понимание и уважение культурных особенностей, присущих представителям других народов и религий, в сочетании с демократическими ценностями гражданского общества могут содействовать созданию подлинно толерантной атмосферы жизни как в отдельно взятом субъекте Российской Федерации, так и во всем государстве в целом.

 

Библиография

1 См.: Касьяненко М.А. О правовых и «общегражданских» механизмах противодействия этническим конфликтам // Государственная власть и местное самоуправление. 2010. № 3. С. 21.

2 См.: Портнов И.П. Современные подходы к решению проблемы объекта и предмета профилактики преступности // Государство и право. 1996. № 6. С. 79.

3 Зубков А.И. Факторы, обусловливающие эффективность профилактики преступлений в России // О концепции (основных направлениях) деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений. — М., 1997. С. 48.

4 См.: Тернер Дж. Структура социологической теории. — М., 1985. С. 125.

5 См.: Касьяненко М.А., Макеев Р.А. К проблеме уголовно-правовой и криминологической характеристики преступлений на почве ксенофобии // Современное право. 2010. № 10.

 

4 Из текста выступления представителя Эквадора на пленарном заседании 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам миграции. URL: http://www.unescap.org/esd/environment/rio20/pages/Download/JPOI-WSSD_PlanImplR.pdf