УДК 340.131 

А.Н. ХАХИНОВА,

аспирант кафедры государственного строительства и права РАГС при Президенте РФ

 

Конституционный Суд РФ реализует свои полномочия путем принятия решений. Согласно статье 71 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее — Закон, Закон о Конституционном суде) суд может принимать четыре вида решений: постановления, определения, заключения и решения по вопросам организации своей деятельности (например, Регламент).

Закон о Конституционном суде использует понятие «решение» в двух значениях. С одной стороны, под решением понимается правовой акт, «отдельный документ», включающий ряд составляющих: вводную, мотивировочную (с описательным элементом) и резолютивную части[1].

Вместе с тем решение — это и то, что Конституционный Суд РФ постановил, официальный результат рассмотрения обращения, итоговый вывод, который в п. 10 ч. 1 ст. 75 Закона обозначен как формулировка решения, излагаемая в резолютивной части. Конкретизация формулировки решения, итогового вывода дана в других статьях Закона, которые именуются «итоговое решение по делу»[2].

Особый интерес вызывают именно итоговые решения; они «имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов»[3].

Для определения нормативной природы итоговых решений необходимо внести ясность в сущность самого понятия «итоговое решение».

Например, В.Д. Зорькин выражает мнение, что решения Конституционного Суда РФ по делам о проверке конституционности нормативных актов имеют нормативный характер и одновременно приобретают прецедентное значение[4]. В.А. Рыжов выделяет особый вид нормативных актов — нормативные акты органов конституционного контроля[5]. М.А. Митюков считает, что сама практика органов власти фактически придает итоговым решениям и определениям «с позитивным содержанием» характер нормативных актов[6].

Б.С. Эбзеев полагает, что решению Конституционного Суда РФ присуща материально-правовая сила закона, однако это решение не является нормативным актом и обычно рассматривается в качестве прецедента, имеющего нормативно-регулирующее значение[7].

Л.В. Лазарев определяет эти акты как нормативно-интерпретационные, такие акты оказывают праворегулирующее воздействие на общественные отношения, и, отмечая отличия указанных решений от нормативных актов, автор приходит к выводу о том, что самостоятельным источником права выступают решения Конституционного Суда РФ как нормативно-интерпретационные акты, а правовые позиции являются выраженным в них правом[8].

В научной литературе нет однозначного понимания правовой природы решений Конституционного Суда РФ. Между тем данный вопрос имеет важное научное и практическое значение. Как правильно отмечает В.В. Захаров, отсутствие определенности в понимании юридической природы решений Конституционного Суда РФ негативным образом сказывается не только на авторитете самого органа конституционного правосудия, но и оказывает неблагоприятное воздействие на весь правоприменительный процесс в целом[9].

Довольно давно ведутся дискуссии о том, можно ли отнести акты Конституционного Суда РФ к нормативным актам, судебным прецедентам, правоприменительным актами или к источникам права. Единой, четкой позиции по данному вопросу среди ученых нет.

Следует согласиться с Н.А. Марокко[10], которая отмечает особую важность статуса Конституционного Суда РФ, так как правовая природа актов, выносимых им, определяется его компетенцией, функциями и задачами, которые он выполняет, его местом и ролью в правовом поле[11]. Конституционный Суд РФ обладает государственно-властными полномочиями особого характера, имеющими общеобязательный характер, в том числе для законодателя. Он осуществляет функцию по урегулированию, снятию противоречий в правовой и социальной действительности. Полномочия Конституционного Суда России закреплены ст. 125 Конституции РФ и Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации». Конституционный Суд РФ вправе выносить решения, в которых выражаются правовые позиции и итоговые выводы по данному делу.

Решения Конституционного Суда РФ уточняют нормативное содержание проверяемых нормативных актов, преодолевают коллизии между нормами права, выявляют системные связи между отдельными нормами, чем существенно влияют на совершенствование правового регулирования.

Вместе с тем, решения Конституционного Суда РФ принимаются не с целью правового регулирования, а для контроля за конституционно-правовым качеством действующего права; они представляют собой интерпретацию конституционно-правовых принципов и норм, раскрывающих смысл конституционных положений, т. е. всегда носят производный от Конституции РФ характер, принимаются в форме судебного решения в процедуре конституционного судопроизводства.

Следствием процесса правотворчества в сфере судебного конституционного контроля, по мнению Ж.И. Овсепян, являются источники права в форме судебного прецедента либо нормативного акта, в том числе закона[12].

Г.А. Гаджиев подчеркивает, что «в отличие от других судов Конституционный Суд РФ не только применяет конституционные нормы, но и интерпретирует их, обогащая их юридическое содержание. В процессе таких интерпретаций словесное выражение конституционных норм может не меняться, но значительным изменениям может подвергаться их нормативное содержание»[13].

Решение Конституционного Суда РФ, в результате которого акт или его отдельные положения утрачивают силу, приводит к их устранению из правовой системы, тем самым к изменениям в нормативно-правовом массиве, что дало основание называть конституционные суды «негативным законодателем». Такие юридические последствия означают, что Конституция РФ (ч. 6 ст. 125) наделяет решения Конституционного Суда РФ свойствами нормативности и большей юридической силой по сравнению с признаваемыми неконституционными законами, указами, уставами, постановлениями.

Вместе с тем признание нормативного акта неконституционным, как, собственно, и подтверждение конституционности акта, всегда опирается на интерпретацию Конституционным Судом РФ конституционных принципов и норм либо выявленный конституционно-правовой смысл закона.

При этом происходит конкретизация общих конституционных установлений, соприкоснувшихся с реальной жизнью права, формирование «живого» права — конституционного и иных правовых отраслей, что находит воплощение в правовых позициях Конституционного Суда РФ. Поэтому правомерно характеризовать Конституционный Суд РФ законодателя не только как «негативного», но и как «позитивного», осуществляющего правокорректирующую функцию относительно нормотворчества законодательной и исполнительной власти.

А.В. Иванченко на заседании «круглого стола» 25 февраля 1998 г.[14] отметил, что избирательные комиссии различных уровней постоянно опираются на решения Конституционного Суда РФ в своей деятельности и с учетом его решений  принимают федеральные и региональные законы о выборах и референдумах.

Помимо сторонников данного мнения существуют и противники. Так, Е.И. Козлова указывает на то, что решения Конституционного Суда РФ нельзя считать судебными прецедентами, они не могут заменять закон при решении конкретных дел, ими не могут обосновываться решения судов. Сторонники данной точки зрения исходят прежде всего из преобладания судебной функции или функции правосудия, в деятельности Конституционного Суда РФ[15].

Высказывается мнение, что решения Конституционного Суда РФ по своей природе являются одной из разновидностей правоприменительных актов[16]: «Правоприменительный акт — это государственно-властный индивидуально-определенный акт, совершаемый компетентным субъектом по конкретному делу с целью определения наличия или отсутствия субъективных прав и юридических обязанностей и определения их меры на основе соответствующих правовых норм...»[17]

Полагаем, данное определение не содержит исчерпывающего перечня свойств решений Конституционного Суда РФ. К ним относятся: общеобязательность; особенности осуществляемого Конституционным Судом РФ толкования Конституции РФ и иных правовых актов; способность Конституционного Суда РФ через свои решения воздействовать на правовую систему.

 Обобщая и анализируя аргументы, связанные с доказыванием нормативной природы решений Конституционного Суда РФ, можно отметить, что в формальном смысле эти решения не являются нормативными актами, но они, безусловно, вносят изменения в действующую систему правовых норм — устраняют нормы, противоречащие Конституции РФ. Решения Конституционного Суда РФ, как считает Ю.А. Веденеев, формально образуют новый (надзаконодательный) источник права и составляет органическую часть законодательства. Решения Конституционного Суда РФ общеобязательны и по своей юридической силе сходны с законами.

Интересно рассмотреть вопрос о правовых позициях, содержащихся в итоговых решениях Суда. Отметим, что российское законодательство не содержит официального определения понятия «правовая позиция» Суда. В науке конституционного правосудия с момента принятия Закона о Конституционном суде  идут споры о понятии и юридической силе правовых позиций.

Статья 73 Закона о Конституционном суде содержит только упоминание о том, что Конституционный Суд может выражать правовую позицию по конкретному делу, а четкого и ясного определения не дает.

Ученые высказывают разные мнения по данному вопросу. Например, Г.А. Гаджиев и С.Г. Пепеляев определяют правовые позиции Конституционного Суда РФ как отношение суда к содержанию конституционной нормы в результате ее истолкования, выявление многочисленных потенциальных возможностей, богатых юридическим содержанием пластов, которые в концентрированном виде содержатся в конституционных нормах[18].

В.А. Кряжков определяет правовые позиции как «логико-правовое (прежде всего, конституционное) обоснование конечного вывода Суда, содержащегося в постановляющей части его решения, формулируемое в виде правовых умозаключений, установок, имеющих обязательное значение»[19]. В.И. Анишина считает, что под правовыми позициями Конституционного Суда РФ следует понимать отношение Суда к определенным правовым проблемам, закрепленное в его решениях; результат анализа аргументов и выводов Суда, образующих интеллектуально-юридическое содержание судебного решения, возникающих в процессе толкования конституционных норм и норм отраслевого законодательства[20].

Е.А. Николаев полагает, что правовая позиция — это провозглашенное именем Российской Федерации согласованное умозаключение, полученное по правилам логического вывода из своих посылок и являющее достаточным основанием для принятия итогового решения установленным законом составом Суда[21].

 По мнению В.О. Лучина и Т.М. Пряхиной, под правовыми позициями следует понимать нормативно-интерпретационные установления, правовые умозаключения, приводимые Судом в обоснование итогового вывода, содержащегося в резолютивной части постановлений или определений[22].

Правовые позиции Суда с точки зрения места и роли в правовой системе Российской Федерации занимают пока неопределенное место, так как законодательно также этот вопрос не решен, а ученые придерживаются разных направлений. Первое: правовые позиции — это не источник права, а само право выраженное в решениях Суда[23]. Второе: правовые позиции — это источник права[24].

Полагаем, следует принять первую точку зрения. Учитывая, что решения Конституционного Суда РФ общеобязательны в единстве обеих частей: мотивировочной, содержащей правовые позиции, и резолютивной, формулирующей итоговый вывод, знание правовых позиций Конституционного Суда РФ имеет важное значение при осуществлении органами публичной власти законотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности, при защите гражданами, их объединениями, предпринимателями, предприятиями, учреждениями и организациями своих прав в судах и иных органах, что в конечном счете способствует реальному воплощению принципов и норм Конституции РФ в общественных отношениях.

Таким образом, на наш взгляд, у Конституционного Суда РФ как судебного органа конституционного контроля отсутствуют нормотворческие права, однако его решения содержат правоположения, имеющие нормативное значение, что дает основание охарактеризовать эти решения как квазинормативные. Решения Конституционного Суда РФ имеют существенное значение в регулировании правоотношений, позволяют сделать законы более совершенными, гарантирующими гражданам России возможность реализовывать свои права.

 

Библиография

1 Ст. 75 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

2 Правда в частях 2 и 3 ст. 71 и ч. 2 ст. 75 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации «итоговым решением» постановления и заключения именуются и как правовой акт в целом.

3 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции РФ» // Российская газета. 1998. 30 июня.

4 Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. № 12. С. 4.

5 См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4-х т. Т. 1 — 2. Часть общая / Отв. ред. Б.А. Страшун. 3-е изд., обнов. и дораб. — М., 2000. С. 16. Аналогичную точку зрения выражают и другие. См.: Петров А.А. Основы организации системы органов государственной власти субъектов Российской Федерации в решениях Конституционного Суда РФ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2002. С. 12; Татаринов С.А. Вопросы конституционного законодательства в постановлениях Конституционного Суда РФ (1992 — 2001 гг.): Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Томск, 2002. С. 20.

6 Митюков М.А. Акты Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации // Журнал российского права. 2001. N 6. С. 16.

7 Эбзеев Б.С. Конституционный Суд РФ — судебный орган конституционного контроля // ВКС РФ. 1995. № 2 — 3. С. 91.

8 Лазарев Л.В. Конституционный Суд России и развитие конституционного права // Журнал российского права. 1997. № 11. С. 6 — 8; Он же. Правовые позиции Конституционного Суда России. — М., 2003. С. 10, 53, 57, 59.

9 Захаров В.В. Решения Конституционного Суда РФ в системе источников права // Журнал российского права. 2006. № 11.

10 Марокко Н.А. О правовой природе решений Конституционного Суда Российской Федерации // Российский судья. 2006. № 6.

11 См.: Котелевская И.В. Закон и подзаконный акт // Журнал российского права. 2000. № 2. С. 35.

12 Овсепян Ж.И. Правовая защита конституций. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах. — Ростов н/Д, 1992. С. 27 — 28.

13 См.: Комментарий к Федеральному закону «О судебной системе Российской Федерации». — М., 2000. С. 67.

14 Решения Конституционного Суда Российской Федерации в правоприменительной деятельности избирательных комиссий («Круглый стол» в Центральной избирательной комиссии РФ) // Государство и право.  1998.  № 8.  С. 108.

15 См.: Колюшин Е.И. Конституционное (государственное) право России. М., 1999. С. 19; Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 211 — 222; Крылов Б.С. О некоторых решениях Конституционного Суда Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997. N 2. С. 44; Нерсесянц В.С. Судебная практика как источник права. — М., 2000. С. 107 — 112.

16 См.: Нерсесянц В.С. У российских судов нет правотворческих полномочий // Судебная практика как источник права. —М., 2000. С. 110.

17 Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. 2-е изд. — М., 1996. С. 213.

18 Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель—налогоплательщик—государство: правовые позиции Конституционного Суда РФ: Учеб. пособие для студентов вузов. — М.: ФБК-ПРЕСС, 1998.  С. 56, 66.

19 Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и практики). — М., 1999. С. 109.

20 Анишина В.А. Правовые позиции Конституционного Суда России // Российская юстиция.  2000.  № 7.  С. 11.

21 Николаев Е.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: определение, юридическая природа, имплементация в правовую систему. // Право и политика.  2002.  № 3.  С. 17.

22 Лучин В.О., Пряхина Т.М. Избирательное право России. Правовые позиции Конституционного Суда РФ. // Закон и право.  2007. № 10.  С. 3.

23 Подробнее см.: Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. — М.,  2003. С. 59.

24 Подробнее см.: Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституционного права // Конституционное право: восточно-европейское обозрение. 1999. № 3. С. 82.