Е.В. БОБРОВ,

адъюнкт кафедры гражданского права и процесса Московского университета МВД России

 

С  началом переходного периода от системы планирования на рыночные рельсы хозяйствования, Россия столкнулась с целым рядом экономико-финансовых проблем. Они связаны, в частности, с приватизацией и акционированием предприятий, становлением и развитием рынка ценных бумаг.

Так, к примеру, отсутствие добротной юридической доктрины инвестирования сделало возможной в тот период деятельность так называемых финансовых компаний типа АО «МММ», «Русский дом Селенга», «Русская недвижимость». Справедливо отмечалось в юридической литературе, что «суды и правоохранительные органы столкнулись с проблемой юридической квалификации отношений, возникших между такими компаниями и лицами, передавшими им свои сбережения»[1]. При отсутствии юридически закрепленного определения понятия привлечения инвестиций попытки государственных органов как-то повлиять на ситуацию трудно признать успешными. Своеобразным элементом беспомощности явилось обращение Министерства финансов РФ под названием «Берегись аферистов» с призывом к населению не верить рекламе и не вступать в отношения с так называемыми финансовыми компаниями. Как справедливо замечает профессор В.Ф. Яковлев, одной из основных причин этого явления служит отсутствие законодательного регулирования и системы защиты прав вкладчиков и акционеров со стороны государства[2].

Эйфория населения страны в начале приватизации и разочарование ее итогами, обманутые надежды людей, расцвет финансовых «пирамид» и последующий их крах, а также спекулятивный ажиотаж на рынке ГКО и его обвал в августе 1998 года — это лишь немногие страницы драматичного становления фондового рынка в России. Нельзя не заметить, что рынок ценных бумаг стал ареной ожесточенной борьбы за раздел и передел собственности между влиятельными коммерческими структурами, мощными финансовыми группами, политическими элитами, криминалитетом. Отсюда вопрос о правовых гарантиях инвестирования в России на сегодняшний день, является одним из наиболее актуальных.

Правовая база, регулирующая деятельность инвестиционных фондов на финансовом рынке России, закрепляющая определенные правовые гарантии их деятельности, представлена федеральными законами «Об инвестиционных фондах Российской Федерации»[3], «О рынке ценных бумаг»[4], «О негосударственных пенсионных фондах»[5] и рядом других нормативных правовых актов.

Привлекать инвестиции может юридическое лицо, обладающее специальной правоспособностью, установление которой, как справедливо замечено в юридической литературе, вызвано необходимостью осуществления контроля за целевым использованием значительных финансовых ресурсов[6], и обусловлено необходимостью получения специальной лицензии как средства легитимации определенных видов деятельности предпринимательских структур[7]. Так, в соответствии со ст. 835 ГК РФ, правом привлечения денежных средств юридических и физических лиц на основании договора банковского вклада обладают только банки, которым такое право предоставлено в соответствии с разрешением (лицензией). Аналогичное правило существует в отношении негосударственных пенсионных и инвестиционных фондов. Однако  лицензированию в данном случае подлежит не собственно привлечение инвестиций, а деятельность, для которой инвестиции являются одним из источником средств. Так, привлечение инвестиций посредством заключения договоров банковского вклада есть часть банковской деятельности, а привлечение инвестиций в акционерный инвестиционный фонд осуществляется в рамках лицензии на право осуществления деятельности инвестиционных фондов и т.д. Поэтому можно считать, что привлечение инвестиций, т. е. деятельность в качестве организатора инвестирования, по существу не должна подлежать лицензированию.

К организаторам инвестирования закон предъявляет ряд специальных требований и условий. Последние касается материально-технических основ деятельности организатора инвестирования как юридического лица. Характер и виды требований зависят, в частности, от уставного капитала, нормативов финансовой устойчивости.

Правовые гарантии деятельности тесно связаны с инвестиционным риском. Проблема инвестиционного риска возникла вместе с возникновением института инвестирования. Как правильно замечено, что риск является необходимым элементом инвестиционной активности и дальнейшее развитие правового регулирования рынка ценных бумаг должно базироваться на учете фактора риска, имманентно присущего данным отношениям[8]. Риск при вложениях в инвестиционный фонд всегда носит сугубо психологическую окраску, в связи, с чем, в Законе «Об инвестиционных фондах» обозначены требования к содержанию распространяемой или публикуемой информации. 

Российская правоприменительная практика не всегда учитывает тот факт, что деятельность организатора инвестирования подвержена риску. В качестве примера недостаточного учета факторов риска можно указать, во-первых, на ситуацию, возникшую в 90-х гг. XX в. в связи с деятельностью так называемых финансовых пирамид. Представляется, что правоприменительные органы, в должной мере не оценили степень риска в деятельности указанных компаний, хотя проблема распределения рисков «проходит через все гражданское право и вытекает из самой его природы»[9].

Правовые гарантии вложений в инвестиционные фонды, а именно в ПИФы, обеспечиваются повышенным вниманием государства к системе коллективных инвестиций, и, как следствие, прозрачностью этой системы.

Государственный контроль за деятельностью управляющих компаний (УК), функцией которых является управление активами, выдача и погашение паев, осуществляет государство в лице Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР). В сферу деятельности ФСФР входит, во-первых, выдача лицензий управляющим компаниям и прочим участникам финансового рынка; во-вторых, приостановление или отзыв лицензии; в-третьих, регистрация Правил доверительного управления паевым инвестиционным фондом; в-четвертых, разработка нормативных актов, регулирующих деятельность управляющих компаний; в-пятых, инспектирование деятельности управляющих компаний.

Кроме ФСФР, деятельность УК контролируют независимые организации, подлежащие обязательному государственному лицензированию в ФСФР, к которым относятся:

1. Специальный депозитарий, в котором хранятся активы управляющей компании и который ведет контроль доходов и расходов УК, осуществляет контроль за соблюдением управляющей компанией законодательства и правил ПИФа. Таким образом, если сделка, проводимая УК, не соответствует правилам фонда, спецдепозитарий не разрешит ее проведение. Благодаря контролю спецдепозитария сведена к минимуму и возможность мошенничества со стороны УК, поскольку она не  имеет доступа к активам фонда без разрешения депозитария.

2. Специальный регистратор, ведущий реестр владельцев инвестиционных паев ПИФа (учет пайщиков и количества принадлежащих им инвестиционных паев).

3. Аудитор, проводящий независимые аудиторские проверки не реже одного раза в год. Аудиту подвергаются бухгалтерский учет управляющей компании, учет  имущества ПИФа, расчет стоимости пая, сделки с имуществом ПИФа и т.д.

Одной из ключевых гарантий деятельности инвестиционных фондов, является прозрачность деятельности управляющих компаний. Так, согласно Положению ФСФР «О требованиях к порядку и срокам раскрытия информации, связанной с деятельностью акционерных инвестиционных фондов и управляющих компаний паевых инвестиционных фондов, а также к содержанию раскрываемой информации»[10], УК обязаны регулярно публиковать в печатных и электронных СМИ информацию о деятельности управляемых ими ПИФов. Управляющие компании открытых ПИФов обязаны ежедневно публиковать информацию о стоимости чистых активов и расчетной стоимости инвестиционного пая.

Опубликованию в Интернет подлежат следующие сведения: стоимость чистых активов и расчетная стоимость инвестиционного пая, а также дата, по состоянию на которую они определены; стоимость чистых активов и расчетная стоимость инвестиционного пая на предшествующую дату их определения, а также указание на эту дату; процентное изменение стоимости чистых активов и расчетной стоимости инвестиционного пая по сравнению со стоимостью чистых активов и расчетной стоимостью инвестиционного пая на предшествующую дату их определения.

Кроме того, по закону, управляющие компании ПИФов обязаны ежеквартально публиковать в сети Интернет: справку о стоимости активов ПИФа и приложение к ней, составленные на последний рабочий день календарного квартала; справку о стоимости чистых активов ПИФа и приложение к ней, составленные на последний рабочий день календарного квартала; отчет о приросте (об уменьшении) стоимости имущества, составляющего паевой инвестиционный фонд, составленный на последний рабочий день календарного квартала; квартальный бухгалтерский баланс и отчет о прибылях и убытках управляющей компании паевого инвестиционного фонда.

Вся эта отчетность должна быть доступна в сети Интернет в течение 3 месяцев с даты ее опубликования.

Таким образом, инвестор имеет возможность регулярного доступа к информации о стоимости принадлежащих ему паев, о результатах работы управляющей компании, о структуре портфеля ПИФа и т.д.

Однако при всем при этом государство не гарантирует доходность инвестиций в паевые инвестиционные фонды.

В качестве гарантий, а также для обеспечения устойчивости исполнения обязательств перед участниками негосударственного пенсионного фонда создается страховой резерв в соответствии со ст. 20 Закона «О негосударственных пенсионных фондах». Стоит заметить, что в отличие от паевого инвестиционного фонда, негосударственный пенсионный фонд  является особой организационно-правовой формой некоммерческой организации социального обеспечения, исключительными видами деятельности которой являются деятельность по негосударственному пенсионному обеспечению участников фонда в соответствии с договорами негосударственного пенсионного обеспечения и деятельность в качестве страховщика по обязательному и профессиональному пенсионному страхованию (ч. 1 ст. 2 Закона «О негосударственных пенсионных фондах»).

Так, страховой резерв — является минимальной обязательной гарантией исполнения фондом своих обязательств является страховой резерв. Положение о нормативном размере страхового резерва и порядке его формирования и использования (далее Положение), утверждено постановлением Минтруда России  от 26 апреля 2004 года № 55[11]. Страховой резерв является частью пенсионных резервов негосударственных пенсионных фондов и создается ими в целях обеспечения платежеспособности и финансовой устойчивости при выполнении обязательств по договорам негосударственного пенсионного обеспечения. Он формируется после формирования в полном объеме резервов покрытия пенсионных обязательств и предназначен для обеспечения устойчивости исполнения обязательств перед участниками фонда. К источникам формирования страхового резерва относятся: часть дохода от размещения пенсионных резервов; целевые поступления на формирование страхового резерва; средства для обеспечения уставной деятельности фонда; остатки денежных средств на пенсионных счетах вкладчиков (участников) фонда, образовавшиеся после осуществления выплаты выкупной суммы.

Минимальный нормативный размер страхового резерва должен составлять не менее 5% от величины резервов покрытия пенсионных обязательств (п. 8 Положения). Максимальный размер страхового резерва определен как не более 25% от величины резервов покрытия пенсионных обязательств. Фактический размер страхового резерва равен современной стоимости поступлений денежных средств от активов, которые принимаются в покрытие страхового резерва.

Нарушение нормативных размеров резервов покрытия пенсионных обязательств и страхового резерва является нарушением лицензионных требований и условий и может служить основанием для применения в отношении фондов санкций в соответствии с законодательством Российской Федерации. Размещение страхового резерва осуществляется в порядке, предусмотренном для размещения пенсионных резервов.

В соответствии со ст. 23 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах», два и более фонда вправе создать объединенный гарантийный фонд (далее ОГФ) при этом принципы создания ОГФ и порядок управления ими определяются входящими в них пенсионными фондами в соответствии с законодательством Российской Федерации. Никаких иных указаний, касающихся организации деятельности ОГФ, в законодательных и нормативных актах не содержится. Таким образом, создание ОГФ сдерживается отсутствием правовой базы, регулирующей их деятельность. Кроме того, действующие нормы не предусматривает использование средств пенсионных резервов НПФ для формирования ОГФ.

Современный закон рассматривает создание ОГФ как особую форму взаимного страхования фондами риска неисполнения обязательств перед участниками. ОГФ могут создаваться на базе организаций, обособленных от НПФ и имеющих некоммерческий характер. В юридической литературе правильно замечено, что ОГФ следует создавать на базе общественных организаций НПФ[12].

В соответствии с действующим законодательством фонды вправе участвовать в обществах взаимного страхования, а также заключать договоры страхования, обеспечивающие дополнительные гарантии исполнения обязательств фондов перед участниками. Причем на такие средства не может быть обращено взыскание по обязательствам фондов, если возникновение таких обязательств не было связано с осуществлением целевой деятельности фондов. Действующее законодательство устанавливает обязательную ежегодную оценку и проверку деятельности фонда. Оценочно-проверочные действия обязательны для всех фондов, которые проводятся ежегодно (по итогам финансового года). Результаты проверки (актуарное заключение, аудиторское заключение) направляются в ФСФР не позднее 30 июля.

Аудиторская проверка проводится в соответствии и по правилам Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности». Аудиту подлежат, во-первых, ведение бухгалтерского учета, пенсионных счетов негосударственного пенсионного обеспечения и пенсионных счетов накопительной части трудовой пенсии; во-вторых, ведение бухгалтерской отчетности фондов; в-третьих, осуществление выплат негосударственных пенсий, выкупных сумм, накопительной части трудовых пенсий, выплат правопреемникам, выплат профессиональных пенсий; в-четвертых, ведение бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности управляющих компаний и специализированных депозитариев по формированию и размещению средств пенсионных резервов и формированию, передаче и инвестированию средств пенсионных накоплений.

В развитие Федерального закона «Об инвестиционных фондах» Федеральная служба по финансовым рынкам установила ряд требований и правил, которые не позволяют нарушать интересы пайщиков. Они, во-первых, не дают возможности использовать средства фонда незаконным образом; во-вторых, не позволяют совершать рискованные вложения средств инвесторов; в-третьих, исключены нарушения при хранении средств пайщиков; в-четвертых, не позволяют рассчитывать прибыль произвольным образом. Наконец, этими правилами предписывается инвестиционным фондам предоставлять в средства массовой информации и всем заинтересованным лицам полную и точную информацию о своей деятельности и о стоимости активов.

 

Библиография

1 См.: Федорова Л. Гражданин и стихия финансового рынка // Хозяйство и право. 1996. № 3. С. 103.

2  См.: Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000. С. 18.

3  СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4562.

4  СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1918.

5  СЗ РФ. 1998. № 19. Ст. 2071.

6  Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. — М.: Статут, 2005. С. 16.

7  Соболь С.С. Лицензирование предпринимательской деятельности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 5.

8  См.: Редькин И.В. Меры гражданско-правовой охраны прав участников отношений в сфере ценных бумаг. — М.: Деловой экспресс, 1997. С. 29.

9 Агарков М.М. Ценные бумаги на предъявителя // Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. — М.: ЮрИнфоР, 2002. Т. 1. С. 121.

10 См.: Приказ ФСФР РФ от 25.05.2006 № 06-55/пз-н «О внесении изменений в положение о требованиях к порядку раскрытия информации, связанной с деятельностью акционерных инвестиционных фондов и управляющих компаний паевых инвестиционных фондов, а также к содержанию раскрываемой информации, утвержденное приказом ФСФР от  22.06.2005 № 05-23/ПЗ-Н».  Зарегистрировано в Минюсте рОССИИ 28.06.2006 № 7988.

11  Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2004. № 24.

12 См.: Михальчук В.Ю. Риски деятельности НПФ и объединенные гарантийные фонды // Актуальные проблемы негосударственного пенсионного обеспечения: Сб. материалов. Вып. 1. Обязательное пенсионное страхование. — М.: ИНФОРМ-ЭКОН, 2002.