УДК 34.01 

Страницы в журнале: 11-13

 

В.В. КОЖЕВНИКОВ,

доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского e-mail: kta6973@rambler.ru

 

Проблема предмета теории государства и права — одна из актуальных проблем российской юридической науки. Анализируются различные подходы его определения.

Ключевые слова: теория государства и права, предмет, общие закономерности, государство, право.

 

About of the object of the theory state and law

 

Kozhevnikov V.

 

The problem of the object of the theory state and law is one of the actual problems of Russian legal science. Analyzing of the various approach of him definition.

Keywords: theory of the state and law, object, common regularizes, state, law.

 

Поводом для подготовки настоящей статьи явилось ознакомление с учебным пособием «Актуальные проблемы теории государства и права», где ответственным редактором выступила Р.В. Шагиева[1]. Не ставя перед собой целью анализ данной работы, обратим внимание, как авторы определяют предмет теории государства и права.

На наш взгляд, авторы не до конца определились в этом важном вопросе, ибо вначале ими утверждается, что «предметом теории государства и права выступают наиболее общие специфические закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права, а также органически связанные с ними и сопутствующие им иные социальные явления и процессы»[2], а затем соответствующий предмет сужается, когда подчеркивается, что им являются лишь «специфические закономерности возникновения, развития и функционирования таких общественных явлений, как государство и право»[3].

Подобной позиции о предмете теории государства и права придерживаются и некоторые другие ученые. Так, М.И. Байтин писал, что теория государства и права «исследует общие специфические закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права как единых и целостных систем»[4]. И подчеркивал: «Данные специфические закономерности не следует смешивать с общесоциологическими законами, составляющими предмет изучения других гуманитарных наук», «…предметом специального изучения теории государства и права являются не общие закономерности развития общества, а специфические закономерности развития и функционирования таких его составных частей, как государство и право»[5]. А.И. Василенко, М.В. Максимов, Н.М. Чистяков обращают внимание на то, что не представляют интереса для теории государства и права конкретные принципы, отражающие разнообразные стороны развития государства и права применительно к определенному виду общественных отношений. Эти закономерности изучаются частными юридическими науками. Например, специфические правила формирования, развития и функционирования представительных органов государственной власти относятся к предмету государственного (конституционного) права. Авторы полагают, что специально-юридические, отраслевые закономерности служат теоретико-эмпирической базой для формирования более обобщенных закономерностей теории государства и права[6].

Критически оценивая позиции данных авторов по вопросу о предмете теории государства и права, которых можно объединить в первую группу, следует обратить внимание на то обстоятельство, что употребление вместе дефиниций «общий» и «специфический» обусловливает некоторую противоречивость. Так, С.И. Ожегов трактует эти понятия следующим образом: «общий — принадлежащий, свойственный всем, касающийся всех»[7], а «специфический — особенный, отличный, свойственный только данному предмету»[8].

Вторую группу ученых представляет, в частности, В.И. Червонюк, по мнению которого предметом теории государства и права выступают «общие и специфические закономерности их возникновения и развития, познание и использование которых позволяют разрабатывать фундаментальные проблемы, имеющие методологическое значение для всех юридических и государствоведческих дисциплин и общественной практики в целом»[9].

А.Н. Головистикова относится к третьей группе ученых-теоретиков, обратившихся к определению предмета теории государства и права; ее позиция  является противоречивой. С одной стороны, автор утверждает, что «предметом теории государства и права как науки являются основные закономерности государства и права, их сущность, назначение и развитие»[10]. Однако затем она рассуждает так: «Различаются общие и специфические закономерности возникновения, функционирования и развития государства и права. Общие закономерности присущи государству и праву как общественным явлениям и изучаются философией, социологией, экономической теорией и другими общественными науками. Это означает, что теория государства и права опирается в своих выводах на данные указания науки, конкретизирует выработанные ими понятия применительно к исследованию государственно-правовой сферы. Вместе с тем, поскольку государство и право представляют собой специфические общественные явления, то для них характерны закономерности, свойственные только им»[11]. На основе изложенного А.Н. Головистикова делает следующий вывод: «Теория государства и права изучает специфические закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права»[12]. Получается, что в данном случае происходит отождествление основных и специфических закономерностей возникновения, развития и функционирования государства и права.

Следует, видимо, поддержать точку зрения тех отечественных ученых, которые при определении предмета теории государства и права делают акцент на общих закономерностях возникновения, развития и функционирования государства и права. Так, Н.А. Власенко полагает, что «предметом теории государства и права является общее, закономерное, устойчивое в развитии государства и права, юридического регулирования»[13].

С.С. Алексеев к предмету данной учебной дисциплины относит «основные закономерности развития государства и права»[14]. Тождественной позиции по вопросу о предмете теории государства и права придерживается подавляющее большинство современных ученых-теоретиков[15].

Правы те ученые, которые полагают, что теория государства и права изучает не все законы развития государства и права, а лишь общие, основные, определяющие государственно-правовую надстройку в целом (закономерности возникновения государства и права, смены их исторических типов и др.). Общие закономерности — это необходимые, причинно обусловленные связи и отношения, определяющие эволюцию государства и права и одинаково свойственные всем типам государства и права. Однако, как поясняют авторы, эти законы развития специфически преломляются в каждом их типе, в то же время каждому историческому типу присущи собственные общие закономерности, которые также являются предметом рассмотрения теории государства и права. Иные частные закономерности анализируются в специальных юридических науках[16].

Как обоснованно пишут В.Н. Протасов и Н.В. Протасова, «и общая теория права, и теория государства ставят своей задачей изучение не всех (это цель многих юридических наук), а только общих свойств, признаков и закономерностей, характеризующих право и государство»[17].

Думается, весьма удачно проблему предмета теории государства и права решают О.Ю. Винниченко и В.И. Попов, которые полагают, что данная учебная дисциплина изучает наиболее общие закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права. Но эти закономерности не существуют в чистом виде, изолированно от специфических закономерностей, изучаемых отраслевыми юридическими науками. Поэтому без обобщения результатов отраслевых юридических наук, истории государства и права, истории политических и правовых учений, римского и международного права теория государства и права не в состоянии развивать, обогащать свое теоретическое содержание[18].

И действительно, по меткому замечанию К.И. Скловского, «нет ни одной практически трудной, а тем более неразрешимой задачи, источник которой не уходил бы в теорию. И чем труднее дело (юридическое), тем глубже в теории находится его решение»[19].

В этом проявляется методологическая роль теории государства и права. Как достаточно обоснованно в свое время писал М.И. Байтин, «теория государства и права потому и называется общей, что представляет собой теоретическую основу юридической науки в целом, всех ее отраслей, объединяет и цементирует их. Этим определяется ведущая методологическая роль теории государства и права по отношению к историко-правовым, специально отраслевым и другим отраслям юриспруденции»[20].

 

Библиография

1 См.: Актуальные проблемы теории государства и права / отв. ред. Р.В. Шагиева. — М., 2011.

2 Там же. С. 20—21.

3 Там же. С. 21.

4 Байтин М.И. Предмет теории государства и права // Теория государства и права: курс лекций // под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — М., 2007. С. 15.

5 Там же. С. 16. Заметим, что в другой работе М.И. Байтин, говоря об одной из структурных частей предмета теории государства и права, рассуждает просто о закономерностях возникновения, развития и функционирования государства и права, не подчеркивая их общий или специфический характер. См.: Байтин М.И. О методологическом значении и предмете общей теории государства и права // Государство и право. 2007. № 4. С. 9.

6 См.: Василенко А.И., Максимов М.В., Чистяков Н.М. Теория государства и права: учеб. пособие. — М., 2007. С. 9.

7 Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. 16-е изд. — М., 1984. С. 376.

8 Там же. С. 656.

9 Червонюк В.И. Теория государства и права: учеб. — М., 2006. С. 20.

10 Головистикова А.Н. Особенности предмета науки теории государства и права // Теория государства и права: учеб. / под ред. А.С. Пиголкина и Ю.А. Дмитриева. — М., 2008. С. 31; Головистикова А.Н., Дмитриев Ю.А. Проблемы теории государства и права: учеб. — М., 2005. С. 40—41.

11 Там же.

12 Там же.

13 Власенко Н.А. Теория государства и права как юридическая наука // Проблемы теории государства и права: учеб. / под ред. В.М. Сырых. — М., 2008. С. 22.

14 Алексеев С.С. Теория государства и права как наука // Теория государства и права / отв. ред. В.Д. Перевалов. — М., 2007. С. 4.

15 См., например: Предмет теории государства и права // Теория государства и права: учеб. / под ред. О.В. Мартышина. — М., 2007. С. 15; Венгеров А.Б. Теория государства и права: учеб. — М., 2007. С. 15. Заметим, что А.Б. Венгеров подчеркивал: теория государства и права должна изучать не только закономерности, но и случайности.

16 См.: Абдулаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права. — СПб., 2003. С. 30.

17 Протасов В.Н., Протасова Н.В. Лекции по общей теории права и теории государства. — М., 2010. С. 57.

18 См.: Винниченко О.Ю., Попов В.И. Теория государства и права: учеб. пособие. — М., 2010. С. 38—39.

19 Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: учеб.-практ. пособие. — М., 2002. С. 6—7.

 

20 Байтин М.И. О методологическом значении и предмете общей теории государства и права. С. 9.