И.Л. ТРУНОВ,

 профессор, доктор юридических наук, кандидат экономических наук, академик РАЕН, почетный адвокат РФ

 

Вечером 14 февраля 2004 г. в развлекательном комплексе «Трансвааль-парк» обрушился железобетонный купол над бассейном и водными аттракционами. Площадь обрушения составила 3000 кв. м, под завалами оказались сотни людей. В результате погибли 28 человек, более ста оказались в больницах с тяжелыми травмами. Впоследствии многие обратились за юридической помощью с целью возмещения вреда.

В данной статье приводится анализ правовых оснований защиты прав и свобод потребителей. Техногенные катастрофы, затрагивающие и нарушающие интересы граждан, в России случались неоднократно, однако обращение в суд с исками явилось прецедентным.

В силу ст. 40 ГПК РФ, поскольку спорные материальные правоотношения имеют множественный характер и решить вопрос о правах и обязанностях сторон без привлечения всех субъектов спорного правоотношения невозможно, необходимо привлечь в качестве соответчика по делу Департамент финансов города Москвы как орган, выступающий от имени правительства Москвы по искам о возмещении вреда за его счет. Другим соответчиком является лицо, предоставлявшее развлекательные услуги.

Основаниями привлечения в качестве ответчика правительства Москвы являются следующие документы: Градостроительный кодекс РФ, Устав города Москвы, Закон г. Москвы от 03.10.2001 № 64 «О градостроительных нормативах и правилах города Москвы» (с изм. от 12.02.2003), Федеральный закон от 17.11.1995 № 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 10.01.2003).

Согласно Положению о проведении государственной экспертизы и утверждении градостроительной, предпроектной и проектной документации (утв. Постановлением Правительства РФ от 27.12.2000 № 1008), проведение государственной экспертизы и утверждение градостроительной, предпроектной и проектной документации является обязательным до начала строительства потенциально опасных и технически сложных объектов, независимо от источников финансирования и формы собственности. По наиболее сложным и крупным объектам проектную документацию до ее утверждения рассматривают на совете экспертизы с привлечением ученых, специалистов и заинтересованных организаций.

Распоряжением мэра Москвы от 10.07.2000 № 725-РМ «О Московской государственной вневедомственной экспертизе» утверждено Положение о Московской государственной вневедомственной экспертизе (Мосгорэкспертизе). Она, как и Москомархитектура, является функциональным органом правительства Москвы и создана для осуществления контроля за качеством проектно-сметной документации для строительства на территории города Москвы. Мосгорэкспертиза несет ответственность за оценку проекта на соответствие требованиям СНиПов, ГОСТов, осуществляет контроль на всех стадиях строительства.

Таким образом, в силу указанных нормативных актов правительство Москвы в лице уполномоченных органов, прежде чем разрешить строительство спортивно-оздоровительного центра «Трансвааль-парк», должно было проверить объект на соответствие строительным нормам и правилам, установить его надежность и безопасность, возможность использования без угрозы для жизни и здоровья граждан и для окружающей среды.

В связи с ненадлежащим выполнением требований законодательных актов по вине правительства субъекта Федерации — города Москвы, которое допустило проектирование, строительство и эксплуатацию потенциально опасного объекта для жизни и здоровья граждан, произошла трагедия.

В силу ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению.

В Уголовном кодексе РФ существует ст. 238 «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Объектом преступления, посягающего на общественные отношения в сфере охраны здоровья и защиты прав потребителей в связи с деятельностью по выпуску и продаже товаров, оказанию услуг, а также по предупреждению прихода на рынок товаров ненадлежащего качества, вызывающих у людей заболевания и подрывающих доверие к производителям товаров, являются общественные отношения в области обслуживания граждан, обеспечения прав потребителей, охраны их жизни и здоровья.

Статья 1095 ГК РФ — «Основания возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги» — гласит: «Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет».

Правила, предусмотренные указанной статьей, применяются лишь в случаях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности.

Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 30.12.2001; далее — Закон) регулирует отношения с участием потребителей шире, чем ГК РФ. Законодатель пришел к выводу, что одной гражданско-правовой охраны прав потребителей недостаточно. Являясь комплексным нормативным правовым актом, Закон объединил нормы гражданского, административного, гражданско-процессуального и финансового права.

Статьи ГК РФ и Закона предусматривают ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью или имуществу гражданина независимо от вины продавца или изготовителя товара либо лица, выполнившего работу или оказавшего услугу. Вред как основание ответственности причинно связан с противоправным поведением, т.е. является следствием недостатков товаров, работ, услуг, и возмещается в полном объеме. Право на возмещение вреда признается за любым потерпевшим независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом товара (исполнителем работ, услуг) или нет. Требовать возмещения вреда может не только лицо, получившее услугу, товар, но и любое другое лицо, — достаточно самого факта причинения вреда. Так, родственники погибших хотя и не состояли в договорных отношениях, но имеют право на возмещение вреда в полном объеме. Основаниями, освобождающими от ответственности, являются непреодолимая сила и нарушение потребителем установленных правил пользования товаром (результатом работы, услугой) или его хранения.

Возмещение вреда в полном объеме невозможно без компенсации потребителю морального вреда. Гибель человека практически не имеет материальной составляющей по нормам российского права, в особенности гибель ребенка. Возмещение морального вреда близким родственникам — тоже способ защиты гражданских прав, в основном с прицелом на будущее для предотвращения аналогичных нарушений. Как показывает мировой опыт, компенсационно-штрафной характер института возмещения вреда, способ воздействия на правонарушителя — один из самых эффективных.

В отличие от имущественного вреда, моральный компенсируется при наличии вины (умысла, неосторожности) как следствие нарушения прав потребителя, т.е. при наличии состава гражданского правонарушения. Ответственность распространяется независимо от организационно-правовой формы продавцов, изготовителей, исполнителей. Основаниями состава гражданско-правового нарушения являются:

· факт нарушения прав потребителя;

· противоправность деяния; предоставление услуги, нанесшей вред жизни и здоровью; ненадлежащее исполнение обязательств по договору оказания услуг;

· причинно-следственная связь между противоправными действиями (бездействием) и наступившим вредом.

Достаточно полное и всесторонне регламентированное возмещение вреда потребителю нивелируется мизерностью сумм взыскания, не соответствующих реалиям сегодняшнего дня. Затраты на юридическую помощь, потраченное в суде время, как правило, несопоставимы со взысканными суммами. Малый размер компенсации не оказывает должного воздействия на товаропроизводителей либо лиц, выполняющих работы или оказывающих услуги, что превращает законодательство о защите прав потребителей в «декларативные добрые намерения», соответствующие мировым нормам лишь на бумаге. Законодатель отвел суду роль эксперта, определяющего размер возмещения, при отсутствии внятных законодательных методик расчета. Наибольшие сложности возникают с определением размера возмещения морального вреда, связанного с гибелью потребителя, либо причинением физического вреда. Верховный суд РФ не взял на себя смелость систематизировать и обобщить практику с целью определения размера компенсации; не удалось даже определить конкретные критерии, которые должны учитывать суды. Пленум Верховного суда РФ в Постановлении от 29.09.1994 № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (в ред. от 10.10.2001) указал, что при решении вопроса о компенсации морального вреда учитываются следующие обстоятельства: характер нарушения прав потребителей; отношение к сложившейся ситуации причинителя вреда, его готовность разрешить возникший конфликт; характер негативных последствий, возникших в результате неисполнения обязательств изготовителем (исполнителем, продавцом); поведение самого потребителя; материальное положение потребителя и причинителя вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков. «Размер определяется судом» — фраза, ничего конкретного не устанавливающая.

В США для разработки закона о возмещении вреда в связи с терактами 11 сентября процедуру калькуляции расчетного экономического убытка и сам закон готовила группа ученых-юристов, экономистов, социологов. В Великобритании по вопросам компенсации морального вреда создана и функционирует комиссия, применяющая в настоящее время тарифную схему 1994 года, где подробно описаны условия и суммы выплат компенсаций в зависимости от случая. Сложившаяся в Германии судебная практика свидетельствует, что при исчислении компенсации морального вреда принимаются во внимание суммы компенсации, определенные ранее вынесенными решениями судов по аналогичным правонарушениям. Выписки из таких решений систематизируются и публикуются. В германской статутной правовой системе в отношении размера компенсации за страдания применяется принцип прецедента.