А.А. ШИКОВ, 
 студент 5-го курса Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний
 
1. Общая характеристика процессуального порядка уведомления лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве России.
Основным нормативным правовым актом, регулирующим процессуальный порядок осуществления гражданского судопроизводства, является Гражданский процессуальный кодекс РФ. В данном нормативном акте отсутствует четкое понятие уведомления лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве, как, впрочем, и в других нормативных актах. Нет однозначного определения и в источниках доктринального толкования норм гражданско-процессуального права.
 
На основе анализа норм главы 10 «Судебные извещения и вызовы» ГПК РФ попытаемся выделить ряд признаков, присущих данному понятию.
1. Уведомление является одним из видов судебного постановления, вступившего в законную силу и подлежащего неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации (ст. 13).
2. Уведомление осуществляется по поручению суда почтой или специально назначенным лицом (ст. 115).
3. Формы уведомления: вызов или извещение, осуществляемые посредством отправки заказного письма с уведомлением о вручении; судебной повестки с уведомлением о вручении; телефонограммы или телеграммы, факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату (ст. 113).
4. Уведомление содержит сведения о времени и месте судебного заседания или совершения отдельных процессуальных действий, к нему могут прилагаться копии процессуальных документов.
5. Порядок уведомления как одного из этапов гражданского судопроизводства регулируется нормами гражданско-процессуального права (ст. 1)
Таким образом, уведомлением лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве, является урегулированная нормами гражданско-процессуального права обязательная к исполнению деятельность почты и специально назначенных лиц по поручению суда в форме судебного извещения или вызова, осуществляемых с помощью заказного письма с уведомлением о вручении, судебной повестки с уведомлением о вручении, а также телефонограммой или телеграммой, факсимильной связью либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату, с целью известить о времени и месте судебного заседания или совершении отдельных процессуальных действий, а также передачи копий процессуальных документов.
Проблема неявки ответчика в суд возникла одновременно с появлением суда и судопроизводства. Древнему законодателю неявка ответчика в суд представлялась доказательством совершения им виновного деяния, влекущим за собой применение процессуальных санкций самого разного характера.
В римском праве существовало положение, в соответствии с которым претор давал истцу право пользования имуществом уклоняющегося от суда ответчика. В германском праве на такого ответчика налагался штраф и другие санкции. На Руси к не явившемуся в суд (а значит, виновному) ответчику применялось битье батогами и даже заключение в тюрьму.
В более позднее время решения стали выносить уже по результатам анализа спорного права. Последствия и невыгода неявки в суд состояли в том, что дело разрешалось на основании показаний лишь явившейся стороны[2]. Соответственно, вызов в суд ответчика или свидетеля полностью лежал на заинтересованной стороне, т. е. на истце, что не всегда добросовестно выполнялось.
По-настоящему эффективным данный процесс стал лишь после судебной реформы 1864 года, когда функцию уведомления возложили на государственные органы.
Так, дореволюционный ученый-цивилист Е.В. Васьковский указывал, что «закон допускает два способа посылки повесток: а) через судебных приставов или рассыльных и б) по почте. Если ответчик живет в таком месте, где имеются судебные приставы или рассыльные, то повестка доставляется ему через пристава или рассыльного»[3].
В советский период уведомительная процедура впервые была закреплена Гражданским процессуальным кодексом РСФСР 1923 года. В соответствии с ним извещения суда доставлялись почтой заказным пакетом с обратной распиской или через рассыльных; допускалась передача извещений суда через милицию или соответствующий волостной исполнительный комитет; при затруднительности вручения извещений таким порядком оно могло быть выдано на руки тяжущемуся для вручения другой стороне (ст. 64.)
ГПК РСФСР 1964 года установил, что повестки доставляются по почте или через рассыльных (ст. 108.)
Действующий ГПК РФ содержит норму, в которой указано, что судебные повестки и иные судебные извещения доставляются по почте или лицом, которому судья поручает их доставить (ст. 115.)
Таким образом, можно выделить тенденции к сужению круга лиц, осуществляющих уведомительную процедуру, что, на наш взгляд, связано с желанием законодателя разгрузить органы исполнительной власти от лишней, не свойственной им функции, а также сократить материальные расходы на данный вид деятельности.
Мнения между учеными о значении процесса уведомления едины: достижение быстроты и полноты рассмотрения и разрешения гражданского дела. Часто первичные действия суда по уведомлению заинтересованных лиц связывают со вторичными действиями данных лиц, уклоняющихся от явки в суд.
По мнению Н.А. Алимовой, неявка в судебное заседание лица, получившего повестку, непредставление им доказательств не могут рассматриваться как противодействие правильному и быстрому рассмотрению и разрешению дела, так как в состязательном процессе лицо, участвующее в деле, вправе выбирать как активный, так и пассивный способ защиты своих интересов[4].
По мнению коллектива авторов Института гражданского анализа, неявка в суд по неофициально полученной повестке (например, не расписавшись за ее получение) — один из способов искусственно затянуть судебный процесс, а то и выиграть дело[5].
Таким образом, одни авторы придерживаются мнения о сохранении существующего порядка уведомления участвующих лиц, а другие — о необходимости реформирования данного процесса гражданского судоустройства.
На наш взгляд, присоединиться к мнению той или иной стороны невозможно без комплексного исследования данной темы.
В общем плане для определения эффективности какого-либо процесса необходимо выделить критерии оценки. Полагаем, наиболее объективными будут считаться критерии, положенные в основу анализа эффективности гражданского судопроизводства, так как процесс уведомления является частью процесса разрешения гражданского дела.
Воспользуемся методологией ученых Института гражданского анализа A. Аузана, А. Бальсевича, Е. Водопьяновой, С. Маковецкой, Д.  Сорк, B. Тамбовцева, И. Чернякова, проводивших институциональный анализ и проектирование эффективности гражданского судопроизводства в России. Выделим следующие критерии:
—законодательное закрепление уведомительного процесса;
—механизм уведомительного процесса;
—сущность выполняемых действий;
—влияние перечисленного выше на качество судебного процесса;
—возможность применимости установленных процедур;
—количественная и качественная оценка издержек в связи с применением процедуры[6].
Руководствуясь названными критериями, можно дать комплексную характеристику эффективности уведомительного процесса, существующего в России на современном этапе:
—законодательное закрепление уведомительного процесса находится на высоком уровне. Нормы, прямо и косвенно регулирующие данный процесс, содержатся в Конституции РФ (ст. 46), ГПК РФ (гл. 10), ряде ведомственных подзаконных актов;
—механизм уведомительного процесса прямо закреплен в ГПК РФ. Он включает следующие элементы: органы и лица, осуществляющие данный процесс, адресаты; формы, содержание, порядок доставки и вручения, последствия отказа от уведомления; розыск адресата; сущность выполняемых действий заключается в отправке заказного письма с уведомлением о вручении, судебной повестки с уведомлением о вручении, уведомления телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату, с целью известить о времени и месте судебного заседания или совершении отдельных процессуальных действий, а также передачи копий процессуальных документов;
—надлежащее уведомление заинтересованных лиц является основным условием явки данных лиц в суд, а это, в свою очередь, влияет на качество и полноту производства по делу;
—установленные процедуры применимы на всей территории Российской Федерации в полном объеме в связи с обязательностью своего исполнения, повсеместной доставкой почтовых отправлений Почтой России, а также с установлением возможности отправки повестки любым лицом, определяемым судом (в том числе и по ходатайству лица). Однако поскольку на это «любое лицо» нельзя воздействовать путем принуждения, последний способ уведомления недостаточно  эффективен;
—оценка издержек по данной сфере деятельности сводится к тому, что если вызов лица осуществляется по ходатайству одной из сторон, то расходы на ее реализацию будут являться судебными издержками и взыскиваться в порядке, определяемом гражданско-процессуальным законом, а если по распоряжению суда, то на погашение данных издержек предусмотрена отдельная статья в бюджете суда.
Таким образом, уведомительная процедура, имея положительные стороны, все же требует дополнительного привлечения средств реализации вызовов и извещений.
 
2. Уведомительная процедура гражданского судопроизводства в международном праве и в англосаксонской системе права. В гражданском судопроизводстве англосаксонской системы права процесс вызова в суд прежде всего связан с определением «фактического присутствия» ответчика. Данное понятие включает две составляющие: нахождение лица в определенном месте и возможность вручения лицу повестки.
Наличие данных условий является началом процесса в собственном смысле слова[7]. Но в зависимости от категории иска  присутствие лица может и не быть условием начала гражданского судопроизводства.
Согласно нормам общего права любое лицо в мире может воспользоваться юрисдикцией английского суда или подпасть под его юрисдикцию при одном условии: ответчик должен быть вызван в суд надлежащим образом. Повестка в суд должна быть вручена ему лично. Если не удается это сделать по какой-то причине, то никакое дело против него не может быть начато. Однако в ряде случаев, например при предъявлении вещно-правовых требований, фактическим присутствием ответчика считается нахождение его собственности[8].
Что касается должностных лиц, ведающих вызовами в суд, то ими являются специальные судебные клерки.
Если рассматривать вопрос о вызове в суд участвующих лиц через призму международных отношений, то следует обратиться к Гаагской конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 15.11.1965 (далее — Конвенция 1965 года). Российская Федерация является ее участницей в соответствии с Федеральным законом от 12.02.2001 № 10-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам».
Конвенция 1965 года важна прежде всего потому, что ее положения направлены на упрощение и ускорение процедуры вручения документов, а также на выработку компромиссных вариантов, устраивающих страны не только континентального, но и общего права, внутреннее законодательство которых отличается известной спецификой[9].
Конвенция 1965 года была принята 49 государствами-участниками, которые являются представителями и романогерманской, и англосаксонской правовых систем, впитавших в свое внутригосударственное право нормы международного права.
Механизм уведомительного процесса применительно к Конвенции 1965 года носит общий характер. Нормой права определен лишь перечень органов, осуществляющих за границей вручение судебных и внесудебных документов. Непосредственный механизм реализации вручения документов подробно изложен в национальном законодательстве каждой страны. В Англии, например, данный процесс регламентирует Устав гражданского судопроизводства, в США — Федеральные правила гражданского процесса.
Сущность выполняемых действий в международном и национальном англосаксонском праве заключается в доставке предназначенных для вручения судебных документов органам другого государства-участника, которые были для этого назначены по дипломатическим и консульским каналам, с помощью почты и специально уполномоченных судебных органов и должностных лиц.
Надлежащее уведомление заинтересованных лиц является основным условием начала судебного разбирательства (в англосаксонской системе права), а упрощение и ускорение процедур — значительным достижением судебной взаимопомощи государств — участников Конвенции 1965 года.
Установленные нормой международного права процедуры уведомления применимы на территории государств-участников, но не обеспечены мерами принуждения. Данные меры установлены национальным законодательством.
В законодательстве ЕС ответственность за несоблюдение данных процедур весьма высока: так, штраф за неявку в суд составляет 5000 евро[10]. Издержки процедуры и порядок их истребования прямо не определены, но из смысла норм Конвенции 1965 года они ложатся на соответствующие государства, которые, в свою очередь, самостоятельно определяют порядок их исчисления и взимания.
Таким образом, можно выделить различия в процессе уведомления в российской и международной правовых системах в рамках механизма и мер обеспечения данного процесса.
 
3. Перспективы возложения функции уведомления лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве, на судебных приставов. Еще древнерусское судоустройство знало приставов, вызывавших в суд ответчика и свидетелей, а также производивших взыскания по определению суда. В период московского царства значение приставов постепенно падало, а с XVIII века должность пристава была  упразднена и вся исполнительная часть судебных процедур перешла в ведение общей полиции. Институт судебных приставов был восстановлен судебной реформой 1864 года и получил устройство, сходное с французским.
Согласно Судебным уставам 1864 года, судебный пристав — это должностное лицо, состоявшее при уголовном и гражданском кассационных департаментах Сената, судебных палатах, окружных судах, съездах мировых судей и при мировых судьях. В его обязанности входило вручение тяжущимся повесток и бумаг, исполнение действий, поручаемых председателем судебной палаты или первоприсутствующим кассационного департамента.
В подобном статусе институт судебных приставов как система обеспечения исполнения судебных актов просуществовал до начала XX века и был упразднен Декретом СНК  РСФСР от 24.11.1917 № 1 «О суде», одновременно с роспуском судебных учреждений и иных государственных органов Российской империи.
На смену приставам в годы советской власти пришли судебные исполнители, которые считались государственными служащими.
Судебные исполнители состояли в штатах судов низового звена — районных народных судов.
В конце 1990-х годов было решено упразднить исчерпавший себя институт судебных исполнителей, и была учреждена специальная служба, действующая на принципиально иных организационно-правовых началах, — Федеральная служба судебных приставов Министерства юстиции России, ставшая единственным в стране органом принудительного исполнения судебных актов и актов иных уполномоченных законом органов[11].
На службу судебных приставов возлагаются задачи по обеспечению установленного порядка деятельности Конституционного суда РФ, судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также по исполнению судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».
Организация деятельности судебных приставов регулируется Федеральным законом от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее — Закон о судебных приставах).
Также был принят ряд нормативных правовых актов, в частности Указ Президента РФ от 13.10.2004 № 1316 «Вопросы Федеральной службы судебных приставов»,  приказ Минюста России от 09.04.2007 № 69 «Об утверждении Положения о территориальном органе Федеральной службы судебных приставов», регламентирующих деятельность ФССП России и ее территориальных органов.
В зависимости от функциональных обязанностей судебные приставы подразделяются на судебных приставов, обеспечивающих установленный порядок деятельности судов,  и судебных приставов-исполнителей, исполняющих судебные акты и акты других органов.
Суд обязан известить лиц, участвующих в деле, о дате и времени проведения судебного разбирательства. Одно из положений, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие, гласит, что «лицо, защищающее свои частные права, должно подробно уведомляться на родном языке о времени и месте судебного разбирательства»[12]. Невыполнение данного требования относится к числу существенных нарушений процессуального закона и является основанием отмены вышестоящими судебными инстанциями вынесенного судебного решения.
В настоящее время выполнение судом данной обязанности гарантирует реализацию принципа состязательности, создает лицам, участвующим в деле, равные возможности для защиты в суде своих прав и обязанностей. В то же время это — один из способов обеспечения справедливости судебного акта, поскольку без ведома заинтересованных лиц невозможно определить их субъективные права и возлагать на них материально-правовую ответственность[13].
Но данная правовая гарантия не имеет достаточного организационного обеспечения, так как столь значимое процессуальное действие возлагается на почтовые органы и частных лиц, которым эта деятельность не свойственна.
На наш взгляд, наиболее целесообразным было бы решение возложить функции вызова и уведомления сторон судебного процесса на Федеральную службу судебных приставов по нескольким причинам.
1. В дореволюционной России и странах англосаксонской системы права уведомление и вызов в суд сторон судебного разбирательства осуществлялись судебными приставами и клерками (должностное лицо, аналогичное по своим обязанностям судебному приставу).
2. ФССП России выполняет ряд схожих функций, например, осуществляет привод лиц, уклоняющихся от явки в суд или к судебному приставу-исполнителю.
3. ФССП России обладает отлаженной системой федеральных и территориальных органов, механизмом реализации своих полномочий.
4. По своей сущности вызов в суд является судебным решением в форме постановления, а его цель — наиболее быстрое и полное рассмотрение дела по существу, т. е. опосредованное соблюдение надлежащего порядка рассмотрения и разрешения гражданских дел.
Таким образом, функции вызова и извещения сторон судебного разбирательства в суд было бы правильно отнести к обязанностям судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов для повышения эффективности гражданского судопроизводства.
Для реализации этого предложения необходимо внести изменения во все нормативные правовые акты, регулирующие организацию деятельности Федеральной службы судебных приставов.
В рамках общего регулирования в ст. 11 Закона о судебных приставах, устанавливающую обязанности и права судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, предлагается внести дополнение, связанное с возложением обязанности по уведомлению лиц, участвующих в судебном процессе, о времени и месте судебного разбирательства, так как данная статья содержит норму, регламентирующую границы возможной дозволенной деятельности соответствующих должностных лиц.
Аналогично должно быть изменено положение ч. 1 ст. 113 ГПК РФ, регламентирующего порядок извещений и вызовов лиц, участвующих в деле, а также свидетелей, экспертов и иных лиц, содействующих осуществлению правосудия, возложив эту обязанность на судебных приставов, осуществляющих установленный порядок деятельности судов.
В рамках специального регулирования в п. 6 ч. 2 Положения о Федеральной службе судебных приставов (утв. Указом Президента РФ № 1316) и п. 6 ч. 2 Положения о территориальном органе Федеральной службы судебных приставов (утв. приказом Минюста России № 69), устанавливающих полномочия ФССП России, следует внести дополнение по обеспечению вызова в суд участвующих в гражданском процессе лиц, так как данные пункты по своему содержанию являются идентичными и определяют конкретные организационно-информационные мероприятия, установленные Законом о судебных приставах и ГПК РФ.
Заключение. Очевидно, что российская судебная система на современном этапе может выполнять свою основную функцию — защищать и охранять законные права и интересы человека и гражданина. Однако есть в ней недостаточно проработанные механизмы, мешающие ее эффективной деятельности. А поскольку вся система органов государственной власти является единым целым, очевидно, что, если недостаточная эффективность проявляется в работе одной ветви власти, это сказывается и на деятельности других ветвей власти.
Следовательно, указанную проблему можно решить только при комплексном подходе.
Именно так мы предлагаем повысить эффективность процессуального порядка  извещений и вызовов в гражданском судопроизводстве, осуществляемых через органы почты посредством различных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование вызова или извещения и получение его адресатом.
Все это позволяет нам предложить возложить функцию уведомления лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве, на Федеральную службу судебных приставов, а конкретно — на судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Предлагаем также:
—изложить ч. 1 ст. 113 ГПК РФ в следующей редакции:
«Статья 113. Судебные извещения и вызовы
1. Лица, участвующие в деле, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики извещаются или вызываются в суд судебными приставами путем вручения судебных повесток с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату»;
—в пункт 1 ст. 11 Закона о судебных приставах внести следующие дополнения:
«Статья 11. Обязанности и права судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов
1. Судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов:
обеспечивает вызов в суд лиц, участвующих в гражданском деле, а также свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков по решению суда»;
—пункт 6 ч. 2 Положения о Федеральной службе судебных приставов дополнить: подпунктом следующего содержания: «20) обеспечивает вызов в суд лиц, участвующих в гражданском деле, а также свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков по решению  суда путем вручения  судебных повесток с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату».
 
Библиография
1 Работа публикуется с сокращениями.
2 См.: Аргунов В.Н. Заочное производство и судебное решение // Законодательство. 1998. № 5. С. 49—55.
3 Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. — М., 1917. С. 144.
4 См.: Алимова Н.А. Участие гражданина в гражданском процессе // Гарант. Дата обновления 10.12.2008. С. 58.
5 Эффективность гражданского судопроизводства в России: институциональный анализ и институциональное проектирование / Под ред. В.Л. Тамбовцева, А.В. Золотова. — М., 2005. С. 83.
6 Там же.  С. 50.
7 См.: Ануфриева Л.П., Бекяшев К.А., Дмитриева Г.К. Международное частное право. — М., 2004. С. 593.
8 См.: Чешир Дж., Норт П. Международное частное право: Пер. с англ. — М., 1982. С. 76—77.
9 См.: Ануфриева Л.П., Бекяшев К.А., Дмитриева Г.К. Указ. соч. С. 610. 
10 См.: Марусин И.С. Процессуальный порядок рассмотрения дел в Суде Европейских Сообществ // Правоведение. 2004. № 1. С. 131.
11 См.: Крылов В.В. Из истории службы судебных приставов // www.ufssp33.ru
12 Информационное письмо ВАС РФ от 20.12.1999 № С1-7/СМП-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие»  // Вестн. ВАС РФ. 2000. № 2.
13 См.: Коршунов Н.М., Мареев Ю.Л. Гражданский процесс: Учеб. для вузов. — М., 2006. С. 335.