УДК 347.9:347.78

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №5 2011 Страницы в журнале: 102-106 

 

Т.В. ВАСИЛЬЕВА,

судья Арбитражного суда г. Москвы

 

Отмечая отсутствие единообразия в судебной практике, связанной с  незаконным использованием объектов авторских прав в сети Интернет, автор предлагает законодательно закрепить за российскими интернет-провайдерами статус агентов по надзору за соблюдением интеллектуальных прав в Интернете.

Ключевые слова: исключительное авторское право, незаконное использование произведений, интернет-технологиии.

 

On the question of the observance of copyright in the era of high technology

 

Vasilyeva T.

 

Noting the lack of uniformity in judicial practice related to the unlawful use of copyright on the Internet, the author proposes to legislate for the Russian Internet providers status Agents Supervisory intellectual property rights on the Internet.

Keywords: exclusive copyright, illegal use of products, Internet technologies.

 

В  настоящее время на самом высоком уровне отмечается возрастающая роль технологических инноваций для экономики России, а также огромное значение многостороннего международного сотрудничества в этой сфере.

Россия намерена стимулировать инновации в ряде секторов экономики, имеющих особое значение для страны, в частности, развивать технологии обеспечения безопасности, компьютерные и информационные технологии.

Президент РФ отмечал важность создания в стране инфраструктуры, благоприятной для бизнеса, привлечения инвестиций, развития наукоемких, высокотехнологичных отраслей. Российская Федерация должна стать страной, где благополучие и качество жизни граждан обеспечивается не столько за счет сырьевых источников, сколько интеллектуальными ресурсами. В числе особо важных поставлена достаточно амбициозная задача: увеличить за несколько лет количество пользователей сети Интернет до самого высокого уровня, может быть, до 90 человек из 100, проживающих в нашей стране[1].

Решение указанных задач невозможно без наличия эффективного  правового механизма защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц. В прессе уже поднимались материально-правовые проблемы российского законодательного регулирования правоотношений в сфере интеллектуальной собственности, возникающих при пользовании компьютерными сетями, в числе которых глобальная сеть Интернет. В целом позиция авторов сводится к тому, что правовая определенность здесь ограничивается общими нормами гражданского права. В остальном специальное правовое регулирование рассматриваемых отношений отсутствует. Такая позиция представляется обоснованной. При этом следует добавить, что вступившая в силу 01.01.2008 часть четвертая ГК РФ полной ясности не внесла.

Такие «черные дыры» российского законодательства неизменно сказываются на том, что число споров, возникающих в данной сфере и рассматриваемых арбитражными судами, увеличивается. Некоторые из дел доходят до Президиума ВАС РФ, который в целях формирования единообразия судебной практики имеет возможность высказаться по спорным вопросам. При отсутствии в России такого источника права, как судебный прецедент, постановления Президиума ВАС РФ по конкретным делам фактически становятся судебным прецедентом, и в этом видится их положительное значение для российской правовой системы.

По делам о нарушении исключительных прав в сети Интернет часто возникают проблемы с определением надлежащего ответчика, так как владелец домена и лицо, использующее этот домен для размещения своей информации, могут не совпадать. Чаще всего так и происходит: в качестве владельца домена выступает физическое лицо, а информация, размещенная на сайте, свидетельствует о предложении товаров и услуг юридического лица. При этом, как выясняется в ходе рассмотрения дела,  на основании договора между владельцем домена и третьим лицом ответственным за  контент и является это третье лицо. Кроме того, иногда встречаются случаи передачи домена в аренду.

Часто истцы, очевидно затрудняясь определить надлежащего ответчика, предъявляют требования о пресечении нарушения прав и о взыскании компенсации к нескольким ответчикам солидарно. Солидарная ответственность обычно обосновывается истцом ссылкой на статьи 1064 и 1080 ГК РФ.

Такая позиция не соответствует общим нормам, закрепленным в ст. 326 ГК РФ. Именно поэтому при наличии нескольких ответчиков к каждому из них необходимо предъявлять самостоятельные требования.

Еще одна проблема, возникающая при размещении объектов авторских прав в сети Интернет, — сложность контроля соблюдения прав, трудности установления того, кто же является нарушителем прав и, как следствие,  пресечения совершенных нарушений. Проще всего привлечь к судебному спору по такому делу в качестве ответчика провайдера, который уже в суде должен будет доказать отсутствие своей вины в совершенном правонарушении, что чаще всего и происходит. Однако такая видимая простота не так уж однозначна.

В российском законодательстве этот вопрос не нашел правового урегулирования.

Обращают на себя внимание два дела, рассмотренных Арбитражным судом г. Москвы.

Дело №1. Иск заявлен о взыскании с трех ответчиков по 100 000 руб. компенсации за нарушение исключительных имущественных прав на воспроизведение и доведение до всеобщего сведения по кабелю музыкальных произведений. Отказывая в удовлетворении требования правообладателя о защите исключительных прав на музыкальные произведения от незаконного их воспроизведения и доведения до всеобщего сведения путем помещения в сети Интернет на сайте www.z.net, суд первой инстанции признал следующее: Ответчик 2 является оператором связи, оказывающим услуги передачи данных сети связи общего пользования на территории Москвы, и не может нести ответственности за содержание хранимой и распространяемой абонентом информации.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции и признал Ответчика 2 — хостинг-провайдера, на сервере которого размещен сайт www.z.net, — использующим музыкальные произведения без разрешения правообладателя, нарушителем исключительных прав истца, взыскав с него 140 000 руб. компенсации (с учетом увеличения размера исковых требований истцом в суде первой инстанции).

Суд апелляционной инстанции отверг представленные Ответчиком 2  доказательства принадлежности указанного сайта другому лицу, решив, что общество не доказало факт размещения сайта на своем сервере третьим лицом, а не им самим.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции.

Высший арбитражный суд РФ, отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи с нарушением норм процессуального права, тем не менее согласился с выводами суда первой инстанции о том, что  Ответчик 2 не знал и не мог знать о незаконном распространении названных произведений, следовательно, возложение  на него бремени доказывания  отсутствия факта использования им этих произведений неправомерно.

При этом Президиум ВАС РФ указал, что факт несанкционированного использования произведений путем доведения до всеобщего сведения, т. е. помещение Ответчиком 2 произведений в сети Интернет, должен быть доказан правообладателем, требующим защиты своих исключительных прав.

Материалами дела подтверждается, что Ответчик 2 является компанией, предоставляющей услуги по размещению интернет-сайтов на своих серверах либо по размещению оборудования абонента на своей площадке.

В соответствии с договором Ответчик 2 обязался предоставить Ответчику 1 (абоненту) услуги по размещению оборудования (серверов, телекоммуникационного и прочего оборудования) на технической площадке датацентра, т. е. с целью организации доступа Ответчика 1 к информационным ресурсам в сети Интернет его оборудование размещалось в помещениях дата-центра Ответчика 2, который обязался обеспечивать круглосуточное техническое обслуживание и мониторинг работоспособности этого оборудования.

Анализ договора, заключенного между Ответчиками 1 и 2, показал: Ответчик 1 является хостинг-провайдером, осуществляющим исключительно технические функции: размещение оборудования абонента и его техническое обслуживание (данная услуга, под которой подразумевается размещение серверов на площадке интернет-провайдера, обычно обозначается термином collocation). Предоставляя такого рода услуги, провайдер, как правило, не имеет доступа к оборудованию абонента. Именно поэтому упомянутым договором (п. 5.4) предусмотрено, что абонент несет полную ответственность за соответствие размещенной на его оборудовании информации действующему законодательству. В случае же получения от третьей стороны обоснованных претензий или достоверных сведений, касающихся нарушения закона или договора фактом размещения абонентом какой-либо информации с использованием предоставленных услуг, Ответчик 2 вправе приостановить оказание абоненту соответствующих услуг.

Таким образом, провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если не он инициирует ее передачу, выбирает получателя информации, влияет на целостность передаваемой информации. Следует принять во внимание также превентивные меры по пресечению нарушений с использованием предоставленных провайдером услуг, предусмотренных договорами, заключенными им со своими клиентами.

Правообладатель не обращался к хостинг-провайдеру с требованием приостановить оказание услуг абоненту в связи с несанкционированным использованием музыкальных произведений в сети Интернет, Ответчик 2 принял меры к выявлению лица, поместившего спорные произведения в компьютерной сети, по первому требованию сообщил об этом, тогда как истец, несмотря на сведения, предоставленные провайдером, фактически не предъявил к этому лицу требований о защите авторских прав.

Ответчик 2 не является также владельцем IP-адреса, на котором в сентябре 2006 года был размещен сайт с музыкальными произведениями.

В материалах дела имеются противоречивые сведения о принадлежности этого адреса на момент рассматриваемого нарушения.

Вопреки требованиям ст. 48 Закона РФ от 09.07.1993 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах»[2] нарушителем авторских прав признано лицо (Ответчик 2), которое само не осуществляло действий по использованию объектов авторского права.

При новом рассмотрении дела суд первой инстанции, выполняя указания ВАС РФ, устранил допущенные процессуальные нарушения, в иске отказано по материально-правовым основаниям, изложенным в решении, вынесенном при первом рассмотрении дела.

Суды апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставили без изменения. Коллегия судей ВАС РФ в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда г. Москвы, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда, постановления Федерального арбитражного суда Московского округа по тому же делу отказала.

Обращает на себя внимание, что в постановлении ВАС РФ от  23.12.2008 вывод о том, что провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если не он инициирует ее передачу, выбирает получателя информации, влияет на целостность передаваемой информации, соответствует ст. 8 Договора ВОИС по авторскому праву и согласованных заявлений в отношении него (приняты Дипломатической конференцией 20 декабря 1996 г.). Российская Федерация приняла решение о присоединении к данному Договору  согласно распоряжению Правительства РФ от 21.07.2008 № 1052-р. Договор вступил в силу для России 5 февраля 2009 г.

Так, в соответствии со ст. 8 указанного Договора без ущерба положениям статей 11(1)(ii), 11 bis(1)(i) и (ii), 11 ter(1)(ii), 14(1)(ii) и 14 bis (1) Бернской конвенции авторы литературных и художественных произведений пользуются исключительным правом разрешать любое сообщение своих произведений для всеобщего сведения по проводам или средствами бес-

проволочной связи, включая доведение своих произведений до всеобщего сведения таким образом, что представители публики могут осуществлять доступ к таким произведениям из любого места и в любое время по их собственному выбору. В соответствии с согласованным заявлением к ст. 8 понимается, что простое предоставление физических средств, позволяющих сделать сообщение, само по себе не является сообщением в смысле Договора ВОИС или Бернской конвенции. Ничто в ст. 8 не препятствует договаривающейся стороне применять статью 11 bis(2).

Дело № 2. Иск заявлен о взыскании с ответчика 100 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на аудиовизуальное произведение — видеоклип группы исполнителей «Л». Как указывал истец, он является правообладателем исключительных авторских прав на данное аудиовизуальное произведение  на основании договора от 31.03.2007.

На сайте ответчика (провайдера) в сети Интернет истцом был обнаружен указанный видеоклип. Поскольку истец не давал разрешения ответчику использовать указанное произведение, то действия ответчика, состоящие в противоправном предоставлении доступа к видеоплееру, где было размещено произведение, по мнению истца, являлись нарушением исключительных прав на доведение до всеобщего сведения, в связи с чем на основании ст. 1252 ГК РФ истец обратился в суд за защитой своего права.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции мотивировал решение следующим образом. Провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если не он инициирует ее передачу, выбирает получателя информации, влияет на целостность передаваемой информации. Ответчик (провайдер) не совершал действий по доведению до всеобщего сведения аудиовизуального произведения — видеоклипа группы исполнителей «Л».

В соответствии с регламентом сервиса последний представляет собой сервис, предназначенный  для размещения  пользователями принадлежащих им видеоматериалов. Услуги по предоставлению сервиса оказываются любому пользователю — физическому лицу, прошедшему процедуру регистрации и утверждающему наличие прав на размещаемые материалы.

Ответчик в качестве провайдера создает условия для получения доступа не к конкретному контенту, а к любым видеоматериалам, размещенным третьими лицами, путем предоставления технической возможности. Таким образом, условия, создаваемые провайдером, являются общими для всех пользователей и не предназначены для нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Сам по себе факт создания и размещения в сети Интернет страницы со встроенным в нее видеоплеером Adobe Flash Player не нарушает чьих-либо исключительных прав, поскольку без совершения третьим лицом (пользователем) инициирующих действий — размещения видеоматериала в соответствии с процедурой размещения — указанный материал в принципе не может стать доступным третьим лицам, т. е. не является доведенным до всеобщего сведения. Без совершения пользователями активных действий по размещению материала сервис представляет собой лишь расположенный на интернет-странице видеоплеер.

Таким образом, действия по использованию аудиовизуального произведения (видеоклипа) в форме доведения до всеобщего сведения совершил пользователь, зарегистрированный в системе под именем «Л» (совпадает с именем группы исполнителей), а не ответчик. Причем данные действия совершены, согласно нотариально заверенному протоколу осмотра вещественного доказательства, 16 марта 2007 г., т. е. до получения истцом исключительных прав на вышеуказанное аудиовизуальное произведение (дата получения истцом прав по договору — 31.03.2007) и в период действия Закона РФ от 09.07.1993 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах».

В соответствии с регламентом сервиса размещение, сохранение на дисковом пространстве осуществляются пользователями сервиса и по их инициативе. Таким образом, ответчик не является лицом, инициирующим и совершающим запись произведения, и, как следствие, не осуществлял использование произведения. Предоставление технической возможности для размещения информации не может являться основанием для обвинения провайдера интернет-услуг в нарушении исключительных прав, в том числе прав на доведение до всеобщего сведения.

Так как ответчик не совершал вышеуказанных действий, не знал и не мог знать о нарушениях авторских прав истца, следовательно, он не нарушил права истца, не должен нести ответственность по данному делу и является ненадлежащим ответчиком по делу.

Более того, в  сопроводительном тексте к видеоклипу, размещенному на ресурсе ответчика, имеются указания на автора музыки и слов песни, а также на режиссера и сценариста видеоклипа, каковыми являются М. и Т., привлеченные судом к участию в настоящем деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора. Сопроводительный текст направлен на продвижение видеоклипа на соответствующем рынке товаров, т. е. имеет рекламный характер. Пользователь, разместивший спорное аудиовизуальное произведение, зарегистрировался под обозначением «Л». Руководителем музыкального коллектива является М. Третьи лица, чья явка была признана судом обязательной, в заседание не явились и не опровергли возможности размещения ими видеоклипа на ресурсе. Представитель М. в заседании выразил предположение, что видеоклип мог быть размещен М., однако эти действия незаконны, так как указанное лицо не являлось правообладателем исключительных прав на видеоклип.

Кроме того, суд усмотрел, что действия истца не имели целью защиту прав, а направлены исключительно на  причинение вреда ответчику. Истец не предпринял никаких действий по поиску нарушителей своих прав, разместивших аудиовизуальное произведение на сайте ответчика. На момент судебного разбирательства ввиду давности события установить, кем было размещено произведение, в том числе путем проведения технической экспертизы, невозможно.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и взыскав с ответчика в пользу истца 50 000 руб. компенсации, мотивировал свои выводы следующим образом.

Правообладатель (истец) обратился к хостинг-провайдеру (ответчику) с требованием прекратить размещение в сети Интернет видеоклипа в связи с его несанкционированным использованием. 23 июля 2008 г. ответчик ответил на претензию, однако не принял меры по выявлению лица, поместившего спорное музыкальное произведение в компьютерной сети. В своих возражениях ответчик указал, что видеоклип был размещен пользователем «Л», который не имеет никакого отношения к провайдеру. Однако, согласно регламенту сервиса, пользователю должно принадлежать право на видеоматериалы, которые он размещает на сайте.

Поскольку ответчик не представил в суд доказательства того, что видеоклип был размещен на сайте каким-то пользователем, к которому должны быть предъявлены исковые требования относительно нарушения авторских прав, суд апелляционной инстанции счел требования истца обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции. Жалоба в порядке надзора лицами, участвующими в деле, не заявлялась.

Как и в первом примере, в данном случае суды апелляционной и кассационной инстанций не установили, знал ли и мог ли знать ответчик  о незаконном распространении названного произведения, и, следовательно, неправомерно возложили на него бремя доказывания отсутствия факта использования им этих произведений.

Очевидно, что единообразие судебной практики по данному вопросу отсутствует.

В целях решения в России проблемы незаконного использования объектов авторского права в сети Интернет представляется обоснованным законодательно закрепить за российскими интернет-провайдерами статус агентов по надзору за соблюдением интеллектуальных прав в сети Интернет и разработать модельный регламент для провайдеров о порядке рассмотрения заявлений о предполагаемом нарушении прав.

 

Библиография

1 Дмитрий Медведев выступил на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума. 18 июня 2010 г., Санкт-Петербург [Электронный источник]. — Режим доступа: http://www.kremlin.ru/news/8093

2 Утратил силу с 1 января 2008 г. в связи с принятием Федерального закона от 18.12.2006 № 231-ФЗ.