УДК 342.56 

Страницы в журнале: 106-108

 

Ю.М. ГАЙДИДЕЙ,

 старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Северо-Кавказского государственного технического университета (Пятигорский филиал)

 

В условиях реформирования судебной системы и построения правового государства содержание понятия «судебная система» значительно обогатилось и расширилось. В статье отражено современное понимание судебной системы, аргументируется точка зрения о необходимости включения в ее структуру новых элементов.

Ключевые слова: судебная система, структура судебной системы, судебная власть, судебное право, правосудие, суд.

 

About modern understanding of the judiciary

 

Gajdidej J.

 

In conditions of reforming of the judiciary and construction of a lawful state the contents of concept “judiciary” was considerably enriched and became wider. In clause has found the reflection modern understanding of the judiciary, the point of view about necessity of inclusion for its structure of new elements is asserted.

Keywords: judicial system, structure of the judiciary, judicial authority, judicial law, Justice, court.

 

В   статье 2 Конституции РФ указано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Провозгласив этот фундаментальный принцип гражданского общества и правового государства, Конституция РФ определила наиболее важные слагаемые правового механизма обеспечения и охраны названных ценностей личности.  Особая роль в этом механизме отводится судебной власти, ее органам и институтам.

Судебная власть — одна из трех ветвей государственной власти, призванная защищать права и законные интересы субъектов различных правоотношений; одно из проявлений государственной власти в целом; государственно-правовой институт, который выражен вовне специальными органами государства — судами.

Выступая 2 декабря 2008 г. на VII Всероссийском съезде судей, Президент РФ Д. Медведев обратил особое внимание на то, что «в суде решаются судьбы миллионов людей. И в немалой степени в суде формируется и отношение людей к государству: оценивается способность государства защищать интересы граждан, применять силу закона и восстанавливать справедливость. В этом смысле суд, может быть, самая авторитетная власть. <…> Повышение доверия, уважения граждан к суду — тема исключительно важная для нашей страны. <…> Это, безусловно, создает необходимость самым внимательным образом относиться к этой проблеме»[1].

Суды, как правило, воспринимаются как элементы, из которых строится судебная система. В юридической литературе понятие «судебная система» принято отождествлять с совокупностью иерархически выстроенных судов[2].

Н.В. Куприянович раскрывает понятие «судебная система» через термин «судебное учреждение», определяя ее как упорядоченную законом самостоятельную ветвь государственной власти в виде судебных учреждений, обладающих единством методологических, организационных принципов и форм функционирования, имеющих своей целью защиту и восстановление нарушенных прав и законных интересов субъектов правоотношений[3]. Однако и в такой интерпретации речь идет о судебной системе лишь как о совокупности судов.

Как справедливо отмечает Н.А. Колоколов, термин «система» относится к числу наиболее употребляемых применительно к судебной власти. Во-первых, потому, что реализация судебной власти в современных условиях носит упорядоченный и системный характер. Во-вторых, не только потому, что носитель (аппарат) судебной власти (суды, судьи) — это явление явно системное, но и потому, что практически во всех странах этот аппарат так и называется — судебная система.

Судебная система, в свою очередь, включает в себя систему судов первой инстанции, рассматривающих дела по существу, и систему вышестоящих судов, рассматривающих дела в апелляционном и кассационном порядке. При апелляционном и кассационном пересмотре судебных решений надзорный порядок возможен, но лишь в виде исключения.

Под уровнями (звеньями) судебной системы понимают элементы ее структуры, а именно — группы судов, отличающиеся друг от друга только по деятельному (юрисдикционно-процессуальному) признаку[4].

Тот же принцип наблюдается и в российском законодательстве. Статья 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» содержит норму, согласно которой в Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему России.

Однако данный подход приводит к отождествлению категорий «система органов судебной власти» и «судебная система», поскольку «связывает  с понятием “система” только те образования, которые непосредственно осуществляют судебно-властную деятельность, оставляя без внимания саму эту деятельность, а также ее “инфраструктуру” — органы судейского сообщества, органы судебного управления, судейский корпус, чьи усилия непосредственно направлены на обеспечение выполнения основной функции системы»[5].

Вместе с тем развитие судебной системы нельзя считать завершенным, поскольку вполне возможно и целесообразно формирование новых ее звеньев.

Н.В. Куприянович справедливо подмечено, что «традиционное в нашем государстве понимание суда как специализированного государственного органа, осуществляющего лишь функцию правосудия, уступило более широкому осмыслению суда как самостоятельной власти, наделенной как функцией правосудия, так и функцией судебно-конституционного контроля»[6]. Следовательно, должно измениться и восприятие судебной системы в целом.

По утверждению Н.А. Колоколова, границы судебной системы, как правило, «зыбки и текучи». Более того, система  преимущественно отделена от окружающей ее среды не некоей четкой линией, а пограничным пространством, которое одновременно состоит как из элементов системы, так и из элементов, системе уже не принадлежащих[7].

Ввиду изложенного выше, а также принимая во внимание, что в настоящее время осуществляется очередной этап судебной реформы, представляется целесообразным и своевременным предложение О.В. Люкиной, по мнению которой в судебную систему, представляющую собой социальную организацию, следует включить кроме группы судов, отличающихся друг от друга, как правило, только по юрисдикционно-процессуальному признаку, еще и судебное право, судейское право, а также правовую культуру и правосознание судей[8].

А.В. Никитина считает, что в структуру судебной системы включаются: принципы организации судебной системы; органы управления судебной системой; органы судейского сообщества; судейский корпус, в широком понимании состоящий из судей как носителей судебной власти, судей в отставке, народных, присяжных, арбитражных заседателей; совокупность разнообразных связей и отношений между данными элементами6[9].

Действительно, в условиях реформирования судебной системы и построения правового государства содержание понятия «судебная система» значительно обогатилось и расширилось. В его четком определении заинтересованы представители не только научных кругов, но и судебной практики. Причем последняя категория заинтересована больше, если рассматривать необходимость совершенствования практики как актуальную задачу именно сегодняшнего дня. Правовая политика в сфере защиты общественных интересов не может основываться на неопределенных понятиях, иначе это не соответствовало бы целям и задачам правового государства. В правовом государстве права, свободы и законные интересы должны быть незыблемы, а для этого их следует всемерно охранять, в том числе и посредством судебной защиты. Охрана прав и свобод граждан, интересов государства не может быть достигнута сама по себе, ее должно обеспечить государство — рациональным и гуманным использованием тех правовых и организационных средств и методов, которыми оно располагает.

Конечно, нельзя утверждать, что содержание судебной системы столь же богато и разнообразно, как содержание правовой системы в целом, но все же судебная система — это не только устройство судов в государстве, что, по существу, не более чем иерархически выстроенная совокупность государственных учреждений, призванных заниматься отправлением правосудия.

Необходимость своевременного включения в судебную систему тех или иных институтов подтверждается опытом мировой юстиции. Своевременное включение в судебную систему института мировых судей позволило решить ряд задач: разгрузить федеральные суды, освободив их от рассмотрения малозначительных уголовных и гражданских дел; приблизить население к правосудию, ставшему более доступным; повысить качество отправления правосудия всеми судебными органами, а тем самым реализовать право граждан на справедливое публичное разбирательство дел в разумные сроки независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Включение новых элементов в структуру судебной системы позволит наиболее полно реализовать следующие задачи, которые стоят перед судебной системой: обеспечение информационного единства, которое выражается в существовании единообразного понимания и толкования используемых законодательных норм, терминов, судебной практики; обеспечение соответствия каждого судебного акта целям и задачам, сформулированным в Конституции РФ и законодательных актах; принятие судебных актов, основанных на анализе законодательной и правоприменительной практики, на оперативном, полном и разноуровневом информационном обмене между судами и правотворческими органами; независимость судов и т. п.

В данной статье мы попытались проанализировать современное понимание судебной системы, поставив ряд вопросов для последующего исследования в целях более углубленного их изучения. На наш взгляд, основным нерешенным вопросом остается вопрос о структуре судебной системы, решение которого неизбежно повлечет за собой и необходимость системного исследования  составляющих системы.

 

Библиография

1 http://www.kremlin.ru/appears/2008/12/02/1631_type63374type63376_210020.shtml

2 См.: Колоколов Н.А. Судебная власть: о сущем феномене в логосе. — М., 2005. С. 135—136; Колоколов Н.А., Павликов С.Г. Теория судебных систем: особенности конституционного регулирования, судебного строительства и организации судебной деятельности в федеративном государстве. — М., 2007. С. 103—113; Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. — СПб., 2001. С. 216—238 и др.

3  Куприянович Н.В. Мировой суд в системе судебной власти Российской Федерации: вопросы теории и практики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2006. С. 9.

4 См.: Колоколов Н.А. Указ. соч. С. 198—199, 201.

5 Никитина А.В. Единство судебной системы Российской Федерации (конституционно-правовое исследование): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Омск, 2006. С. 9.

6 Куприянович Н.В. Указ. раб. С. 8.

7 См.: Колоколов Н.А. Указ. соч. С. 205.

8 Подробнее см.: Люкина О.В. Судебно-правовой прогресс в современной России: общетеоретический аспект: Дис. … канд. юрид. наук. — Тамбов, 2009. С. 58—78.

9  Никитина А.В. Указ. раб. С. 16.